Марина Трапинина

 

Они смотрят на нас

 

Любовь и Разлука снова встретились, как бывало раньше. Две вечные подруги и соперницы познакомились так давно, что уже забыли, когда и при каких обстоятельствах это случилось, и сколько раз происходили подобные встречи. Последовал привычный обмен приветствиями. Любовь, как всегда, была молода и счастлива, сияла и лучилась, и, конечно, примчалась первой. Она устроилась на самом краю облачка, отбросив назад свой лёгкий бирюзовый шарф, чтобы удобнее было смотреть вниз. А Разлука выглядела угрюмой и мрачноватой, как ей и полагалось, одиночество и плохое настроение давали о себе знать, и никак не получалось выбрать себе достаточно комфортную тучку — все казались слишком прозрачными или мягкими.

 

— Что там, на Земле? Я редко туда теперь заглядываю, — равнодушно спросила подруга у Любви. — Самолёты, мобильники, интернет — люди всё делают, чтобы от меня избавиться.

— В целом — как обычно. Хотя я тоже не слишком часто смотрю вниз. Политика, карьера, деньги, слава, власть, вечные войны, склоки и поиски врага, телевизор, компьютерные игры и виртуальное общение... Современный человек стал так занят, что ему нынче не до меня.

Вдруг Любовь покинула своё облачко и начала медленно спускаться по направлению к Земле, чтобы, паря в воздухе, лучше разглядеть что-то внизу.

— Меня беспокоит одна пара, — посетовала она. — Последнее время эти двое всё реже вспоминают обо мне. А ведь как хорошо у  них  всё начиналось...

Разлука, с трудом скрывая любопытство, полетела за ней, стараясь не отставать.

— Вечно у них так. Учёные называют это энтропией*. Всё со временем портится, и человеческие отношения — не исключение. — Пышные волосы Любви развевались, то скрывая, то обнажая её прекрасное, но погрустневшее и словно поблёкшее от скорби лицо. Подруги оказались рядом с окнами высокого многоквартирного дома недалеко от центра шумного города. По улице внизу мчались бесконечные вереницы машин, автобусов и троллейбусов, с грохотом неслись по рельсам трамваи.

– Видишь, вот эта квартира. — Обе подруги обычно могли видеть и проходить сквозь стены, оставаясь невидимыми для людей. — Раньше он называл её своей Маргаритой... Как они были счастливы в день свадьбы, как радовались, обустраивая своё гнёздышко, как стремились побольше быть вместе и не расставаться. А теперь, посмотри, снова ссорятся.

В коридоре друг против друга стояло двое — девушка и юноша, совсем молодые. Их обычно красивые лица были искажены гневом, глаза сверкали, руки сжимались в кулаки.

— Тоже мне, Маргарита, летать вообще не умеет. И даже не Елена Троянская — глазки маленькие, волосики жиденькие. А из-за чего на этот раз? — ворчливо спросила Разлука, украдкой поглядев через плечо Любви. — Деньги, ревность или опять мои добровольные помощники — тёща со свекровью — масла в огонь подливают?

— Вряд ли. Холодильник вроде не пуст, дом ухоженный, так что не бедствуют. Другой женщины у Алексея точно нет. Родные давно не звонили и не заходили. А поспорили из-за ерунды, из-за похода в гости, упрямятся, сердятся, кричат, и никто не желает уступать другому, каждый должен сказать последнее слово. Муж не берёт жену с собою к друзьям, а та не хочет отпускать благоверного одного. Он жаждет отдохнуть от семьи с товарищами, а она этого понять не может. — Лёгкое облачко печали накрыло тенью прежде сиявшее лицо Любви, она будто постарела на сотни лет, глядя на ссору.

— Ещё одна пара, измученная бытом. Не надо было жениться, я же предупреждала. Расстались бы, и любили друг друга всю оставшуюся недолгую жизнь, как Ромео и Джульетта.

— Расставание — это слишком просто. Жить вместе рядом и сохранять прежние чувства намного труднее, постигая друг друга заново каждый день, — заметила Любовь.

— Ничего! Эта история не закончилась. Вот, слышишь, наша красотка что-то крикнула мужу в гневе, и тот схватил пальто и собрался уходить. Ну, что ты медлишь, уходи, тебя же оскорбили! — Разлука подлетела к юноше поближе и расположилась у него за левым плечом, стала что-то нашёптывать на ухо. Тот выскочил за порог, хлопнул дверью, и ринулся к лифту.

— Видишь, жена побежала за ним к метро. Может, не всё потеряно? — Любовь летела за девушкой по пятам, отбросив назад свои роскошные длинные волосы и шарф, чтобы лучше видеть всё вокруг. Подруга едва поспевала за ней.

— Уже не догонит. Быстро бежит, с её коротенькими ножками это даже удивительно. Вот как раз бутылка полетит ей сейчас под ноги, тогда точно споткнётся, упадёт, и муж успеет уехать, — Разлука уже вырвала несколько волосков с макушки и приготовилась колдовать.

— Ты что, это же живые люди! — остановила её соперница, кинув в лицо зложелательницы свой длинный скомканный шарф, чтобы на время скрыть происходящее от глаз собеседницы. — Пусть сами со своими проблемами разбираются, нельзя так грубо вмешиваться! Это против правил!

— Кто их выдумал, эти правила, будь они неладны... Кстати, это ты напела смертным две последние заповеди? Возлюби, мол, Бога и ближнего своего...

— Что было, то было. Давай лучше посмотрим, что произойдёт дальше, — Любовь вслед за девушкой неслась по подземному переходу, словно придавая той силы, а её давняя соперница немного отстала из-за злополучного шарфа. — Вот она тоже в метро забежала, по ступенькам несётся вниз... А Алёша уже в поезде...

Но Разлука не собиралась сдаваться. Она мгновенно оказалась рядом с ним в вагоне, приняв вид хрупкой блондинки в сапогах на высоких шпильках, потерявшей равновесие и беспомощно ухватившейся за его рукав. Юноша на мгновение отвлёкся на это происшествие и не увидел подбегавшей к вагону жены. Двери неумолимо захлопнулись перед самым её носом.

— Всё, голубчики! Жена что-то крикнула вдогонку, но наш герой уже не ничего услышал. Уехал, родимый, больше не увидишь ты своего благоверного! Вы — мои! — торжествовала Разлука и радостно потирала руки, со злорадной и хищной улыбкой, увеличиваясь и теперь возвышаясь над вечной соперницей.

Любовь молча наблюдала, как девушка со слезами опустилась на скамейку на перроне, затем встала справа у Маргариты за спиной, что-то шепча ей на ушко. Поезда приезжали и уезжали, а жена, словно обессилев после погони, всё не уходила домой. Просто сидела и вспоминала, как они познакомились с Алёшей, как гуляли по зимнему парку, держась за руки, как в первый раз танцевали на Новый Год, словно все друзья вокруг исчезли, и двое остались в целом мире одни... Как поженились наперекор родителям, как муж дарил ей цветы, называл своей Маргаритой и обнимал; и его глаза прежде светились не гневом, а любовью.

Девушка на скамейке всё время что-то шептала себе под нос, вытирая слёзы. И вдруг над нею появилось слабое свечение, в воздухе разлился аромат цветов, и будто две огромные руки взяли её и скрыли от посторонних глаз.

— О чём она там бормотала? — удивилась Разлука.

Но что это? С другой стороны подъехал поезд, и из вагона выскочил Алексей, подбежал к скамейке, руки раскрылись навстречу ему и пропустили к жене. Юноша сразу обнял свою Маргариту и начал что-то торопливо ей объяснять.

— Что за безобразие? Ты же сел в поезд и уехал! — возмутилась Разлука, выскакивая за ним из того же поезда и принимая свой прежний вид. — Где твоё мужское самолюбие, нюня? А ты почему здесь до сих пор сидишь, покинутая жена, и на что надеешься?

Но заботливые руки ненадолго скрыли пару от посторонних глаз, а затем исчезли, растворившись в воздухе, так же внезапно, как появились.

Любовь стала моложе и прекраснее, в её зрачках ещё мелькали зимний парк, новогодний танец, а в волосах появились распустившиеся бутоны роз, украшенные перламутровыми капельками росы. Словно не замечая помрачневшей и сморщившейся соперницы, она залилась счастливым смехом:

— Сегодня ты всё-таки проиграла! Наконец-то они всё поняли! Смотри, эти двое обнимаются прямо на глазах у людей, смеются над собой...

— Так нечестно! Это ты ей подсказала попросить Его помощи? — Разлука была вне себя, упустив добычу. — Что это? Наша парочка, кажется, заметила нас! Смотрят сюда и о чём-то говорят! Этого не может быть! Люди не должны знать о нашем существовании! Быстро расходимся, — скомандовала раздосадованная подруга.

И две вечных соперницы снова расстались — кто знает, надолго ли теперь.

___________________________

* Энтропия в естественных науках — мера беспорядка системы, состоящей из многих элементов. Энтропия возрастает.