вернуться к началу

Даниэль-Анж, о. - Тело твое создано для любви

Книга о. Даниэля-Анжа посвящена вопросам пола, вопросам сексуальности, рассматриваемым в свете христианской веры.

Что такое наше тело? Для чего оно нам дано? Каков замысел Божий об отношениях между мужчиной и женщиной? Что такое любовь? Ответы на эти и другие вопросы автор находит, помещая их «под лазерный луч — взгляд Бога».

Автор ободряет тех, кто пытается преодолеть свои грехи в области пола, в частности тем, что развенчивает современные мифы о непобедимости, и даже нормальности таких явлений, как гомосексуализм, мастурбация, непринятие своего пола, увлечение порнографией, и др.

О. Даниэль, с одной стороны, черпает вдохновение в Священном Писании, с другой стороны, строит свою книгу на сотнях свидетельств, признаний молодых людей, поэтому книга обращена лично к каждому читателю. Книга написана удивительно деликатно и поэтично, и, в то же время, она невероятно жизненна.

Пер. с фр.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ. ПУСТЬ МУЖЕСТВЕННОСТЬ И ЖЕНСТВЕННОСТЬ ОЗАРЯТСЯ ЯРКИМ СОЛНЦЕМ

«Любовь объемлет тело человеческое,

тело же имеет участие

в духовной любви».

Блаженный Иоанн Павел II, папа римский Familairis consortio.

«Любовь объемлет тело человеческое,

тело же имеет участие

в духовной любви».



Кто говорит с тобой, почему он обращается к тебе?


«Он что — наставник, гуру, препод, воспитатель, эксперт, консультант, социальный работник, многоопытный психолог? Или вообще инопланетянин?»

Я просто твой брат из плоти и крови, как и любой человек. Те из вас, кто крещен, могут сказать: из той же плоти и крови, что и Господь Иисус Христос. Мое сердце, как и твое, создано, чтобы любить и быть любимым. Мое тело, как и твое, создано, чтобы жить и дарить жизнь, и жаждет счастья и красоты. Я знаю, что такое нечистота и целомудрие. Мне знакомы и унижение падений, и жестокость искушений — но и умиротворяющее счастье чистоты. Я знаю, как трудно бороться, чтобы удержаться во свете, вымаливать прощение, чтобы начать с нуля… Но я знаю, как это укрепляет.

Кроме того, брат, говорящий с тобой, — священник[1]. Ты скажешь: а с какой стати ты, давший обет безбрачия, говоришь со мной на такие темы?

Первое: священник ведет ту же борьбу с теми же искушениями, что и любой человек, от которого Церковь ждет воздержания от физического выражения своей сексуальности вплоть до полной самоотдачи в браке. Тому, кто в браке не состоит, я могу сказать, что пишу это, потому что я — человек[2].

Второе: священник знает, какой крест и какое счастье — всю жизнь сохранять верность Супругу. Тому, кто женат (или замужем), я могу сказать: я пишу это как человек, состоящий в вечном мистическом браке с Божественным Супругом — раз и навсегда.

Третье: эти два жизненных пути — брак и безбрачие из любви к Богу — освещают один другой. Я люблю, когда женатые люди пишут и говорят о монашестве, и наоборот[3].

Четвертое: пусть я не медик, не психолог и не социолог — я говорю об этом как член Тела Христова, Церкви — Его представительства на земле. Я помещаю эти больные вопросы под лазерный луч — взгляд Бога. Право говорить об этом дает мне опыт Церкви, а она — специалист по человечеству.

И, наконец, главное: будучи священником, я получаю множество свидетельств и признаний от женатых и неженатых молодых людей[4]. Это изумительный опыт — человеческий и божественный!


Плод тысячи признаний


Вас были сотни — поделившихся со мной, в разговоре или в письме, своими проблемами и трудностями. Так почему же ты доверил(а) мне такие личные, интимные вещи, которые никогда не осмелился(лась) бы рассказать кому-то другому? Твое доверие потрясло меня. Как я хотел бы быть достойным его! Я очень боюсь разочаровать тебя.

Я постараюсь ответить на твои вопросы, а главное — дать другим юношам и девушкам возможность ответить тебе.

Я позволю себе обращаться к тебе на «ты», чтобы мои слова относились лично к тебе, как если бы мы с тобой смотрели друг другу в глаза, как если бы ты был единственным человеком на свете: разве ты не уникален?

Моя самая большая мечта, — чтобы эти сияющие истины достигли сердца того, кто живет в самой темной ночи, рядом с кем никого нет, кто блуждает по дорогам одиночества. Какой радостью для нас были встречи с этими людьми во время наших миссий «Переливание надежды» — в школах, в тюрьмах, в метро, в «горячих кварталах»… Каждый раз нас потрясало затаенное ожидание в их глазах. Часто в угасшем взоре внезапно зажигался свет, явившийся издалека: свет зари.

Сквозь каждую из этих страниц, между строк, я вижу те самые лица, и снова слышу то самое незаметно выскользнувшее признание, тот самый грубо заданный вопрос.

Каждая страничка — эхо встречи, разговора в забегаловке, в тюрьме, в психбольнице Монреаля, Брюсселя или Парижа: ведь везде — одни и те же люди, одни и те же измученные души, жаждущие бесконечного, но уже прекрасные сияющей красотой Бога[5].


Мужественность и женственность в ярком солнечном свете


В этой книге мы осмелимся задавать вопросы Самому Богу[6]. Кто лучше Него знает, что такое наше тело? Он придумал его. Он сделал его Своими собственными руками — из материи и света… Своим Собственным телом (ведь Он жил на земле) Он вновь сотворил его — навеки, в любви. Так разве у Него нет авторского права на наше тело? Права автора и Спасителя? И кто лучше знает, что значит любить, чем Он, для Которого любовь — единственная профессия? Скажи, что еще Он может делать, кроме любви? Кто лучше знает, что значит жить, чем Он, Который дает и возвращает жизнь? Видеть сексуальность во свете Его взгляда — значит видеть ее лицом к лицу, такой, какая она есть. Любой другой взгляд близорук. Любой другой подход искажает реальность. «Остановиться на полпути к тайне — непристойно. Эротизм — это остановка на полпути»[7]. Пока мы не научимся видеть пол с точки зрения вечности, он будет просто чувственным развлечением. А значит останется пустым, бессмысленным и бесплодным.

Осветить мужественность и женственность ярким светом — значит вернуть их к той заре, в которой она рождена: в Сердце Бога.

Бог — прости, что я столько говорю о Нем, если ты в Него не веришь! Пусть это тебя не обижает. Возможно, тебя приучили к карикатурному образу Бога. Во всяком случае, знаешь ты это или нет, это ничего не меняет: Он верит в тебя. Читай эту книгу, не возмущаясь, не протестуя. Читай так, как будто Он действительно есть. Давай договоримся: если Он есть, ты не захлопнешь перед Ним дверь.

Твой брат Даниэль-Анж



I. С ПОМЕТКОЙ «СРОЧНО»: ВНОВЬ ИЗОБРЕСТИ ЛЮБОВЬ

1. ЧУДО: ВОСХИТИСЬ!


Франциско Круз — чемпион Мексики по футболу (1986 г.), — как и многие другие спортсмены, раскрыв все возможности своего тела, с радостью понял, Кто дал его ему:


Я открыл для себя Бога, когда мне было семнадцать. Тогда у меня было очень сложное время. Только Бог помог мне выйти из этой ситуации и идти дальше. Только поиски Бога имеют значение. Для меня это намного важнее, чем спортивная карьера. По сравнению с этим деньги, аплодисменты или известность не много значат. Для меня футбол — возможность свидетельствовать о вере в Бога. Собственно говоря, Ему я посвящаю каждый матч. У меня только один идеал: единственный, на кого я хочу быть похож, — Иисус. Я могу потерять все, кроме веры, которой я стараюсь делиться с другими. Мои убеждения и то, как я их воплощаю в жизнь, повлияли уже на многих из моих друзей».

Я открыл для себя Бога, когда мне было семнадцать. Тогда у меня было очень сложное время. Только Бог помог мне выйти из этой ситуации и идти дальше. Только поиски Бога имеют значение. Для меня это намного важнее, чем спортивная карьера. По сравнению с этим деньги, аплодисменты или известность не много значат. Для меня футбол — возможность свидетельствовать о вере в Бога. Собственно говоря, Ему я посвящаю каждый матч. У меня только один идеал: единственный, на кого я хочу быть похож, — Иисус. Я могу потерять все, кроме веры, которой я стараюсь делиться с другими. Мои убеждения и то, как я их воплощаю в жизнь, повлияли уже на многих из моих друзей».


Я так хотел бы, чтобы ты полюбил свое тело. Так легко отвергать, презирать его! Тело доверено тебе как неразлучный спутник. Без этого тела ты не мог бы быть самим собой. Только подумай, какое чудо — твое тело! Нет ничего более величественного и прекрасного — кроме человеческого сердца, для которого тело создано, как прекрасный ларец[8]. Ты восхищаешься им? Жаждешь ли ты узнать его лучше? Тысячи открытий медицины и биологии оставили тебя равнодушным — или стали источником радости и хвалы? Когда болезни и трудности нарушают нормальный ритм работы твоего тела — понимаешь ли ты тогда, какое сокровище — его слаженная работа?

Часто ли ты благодаришь Бога за ноги, которые дают тебе возможность ходить в горы, глаза, которые могут созерцать закат, руки, умеющие обрабатывать землю, губы, которыми ты можешь поцеловать ребенка, голос, который может петь, уши, чтобы услышать ветер, шумящий в верхушках деревьев? А твой мозг? Знаешь ли ты, что в нем до 20 миллиардов нейронов, каждый из которых может содержать до 40 килобайт информации?

Но это еще что! Самое невообразимое, поразительное, самое фантастическое и непостижимое: посредством этого тела может появиться человек, личность, которой никогда раньше не было — и она будет жить вечно! Кроме того, эта жизнь возникает благодаря тому самому действию, в котором твое сердце выражает и отдает себя. Твое тело становится точкой пересечения любви и жизни — ведь это чудо! Разве можно не благодарить за это?

Нет ничего столь прекрасного, столь величественного, столь проникновенного, как рождение жизни. Это тайна, которая очаровывает и смущает, удивляет, ошеломляет и восхищает. Если бы мы могли не привыкать к этому чуду, но стремиться все глубже проникнуть в его безмерное величие! Только Бог мог придумать такое. Я хотел бы, чтобы ты радовался своему телу. Заботься о нем. Не принуждай, не насилуй его. Прими его таким, каким доверено тебе, с его ограничениями, проблемами, слабостями. Даже если ты страдаешь от того, что оно не отвечает твоим ожиданиям, — благодари Бога за брата твоего, тело. Прими себя таким, каким сделал тебя Бог. Радуйся своему лицу[9]. Не мечтай о другом. Каким бы оно ни было, пойми, что оно прекрасно. Радуйся цвету своих глаз, волос, своему росту. Радуйся тому, что ты — юноша или девушка. Так много людей не принимает ни своего лица, ни своего пола! Как трудно с радостью принимать то, что дал нам Бог!

Радуйся всему, что тебя окружает. Это как бы продолжение твоего тела — семья, знакомые, город или деревня, страна, эпоха — какими бы сложными они ни были. Благодаришь ли ты Бога хоть иногда за то, что живешь здесь и сейчас?

Моя мечта: помочь исцелить твои раны, помочь тебе жить в твоем теле, выражать любовь, помочь тебе жить твоей жизнью, творить будущее, создавать красоту. Я хочу сказать каждому: ты намного прекраснее, чем тебе кажется. Ты намного более любим(а), чем ты можешь себе представить. Намного более способен (способна) любить и жить, чем ты думаешь. Пусть к концу этой книги в твоем сердце зазвучит песнь, которую пели Мария и Иисус: «Славлю Тебя, потому что я дивно устроен!»[10]


Нужны уроки изумления


19 сентября 1989 г. передача «Антенны 2»[11] о наркотиках. Жан-Франсуа: «Меня не научили изумляться. Я прошу уроков изумления и восхищения. Когда я смотрю на дерево за окном и нахожу его красивым, мне говорят: "Это не поможет тебе жить!"».

Я хочу чтобы эта книга стала настоящей школой изумления. Потому что именно Красота Любви поможет тебе не только жить, но и дарить Жизнь.


Если ты уже пережил зарождение первой любви (но не угасание первой интрижки), ты знаешь что значит изумление и восхищение. Узнавать, со все новой свежестью, нежность, очарование, красоту, хрупкость, тело и особенно сердце человека, в которого ты незаметно или внезапно влюбляешься. Без объяснений. Это так. Ты любишь. Тебе дарованы новые глаза. Мир кажется все более прекрасным: в нем отражен новый свет.

А когда впервые в жизни чувствуешь, что на тебя смотрят, тебя уважают, любят, тобой восхищаются... Когда угадываешь во взгляде другого молнию изумления и восхищения, тогда как тебя, возможно, всегда презирали и отталкивали, — какое безумное счастье!

Жизнь становится совсем иной: ты возрождаешься!

Да, доверие порождает доверие. Восхищение пробуждает восхищение. Красота рождает красоту. Любовь дарует жизнь.


2. УЖАС: ПРОБУДИСЬ!


Невидимый Чернобыль


Так что же произошло? Атомная энергия несет смерть: Чернобыль. Химическая промышленность выходит из-под контроля: кислотные дожди уничтожают леса, отходы загрязняют грунтовые воды... Огонь, такой ласковый, теплый, может уничтожать все вокруг: Армеро[12]. Но есть ли огонь более обжигающий, чем огонь любви?

И вот мы столкнулись с тем, что уже предчувствовали: неуправляемая сексуальная энергия может нести смерть — СПИД. Потому что поистине любая хорошая вещь, потеряв свою цель, обращается против человека. Любое злоупотребление разрушительно. Но почему, почему же надо было дожидаться катастрофы, чтобы осознать это?

Когда пренебрегают экологией, под угрозой фауна и флора. Когда недооценивают важность элементарной экологии тела, элементарного воспитания души, неизбежно разрушение. Саморазрушение. Ведь здесь идет речь уже не об окружающей среде, но о самом человеке. А внутри человека — о том, в чем средоточие его существа, об источниках, несущих и дарующих жизнь, — о крови и сперме{1}.

Трагический парадокс: в своем телесном выражении любовь «сомкнута» со страхом. Тревога царит там, где должна расцветать радость. Там, где зарождается жизнь, бродит смерть. К передаче вечной жизни примешивается заражение смертоносным вирусом…


Пока еще не слишком поздно


Прости, что я говорю об этом. Тебе уже прожужжали все уши. Но как я могу молчать?

Франк, мой друг, которому было 22 года, умер от СПИДа[13]. Позже умерли еще несколько моих друзей. Как и многие, многие другие (и если среди них нет твоих знакомых, то это всего лишь вопрос времени).

В последнем письме Франк писал мне:


«Любви, уводящей, не спрашивай, куда... Моя жизнь будет Любовью, моя жизнь... ради Любви».

«Любви, уводящей, не спрашивай, куда... Моя жизнь будет Любовью, моя жизнь... ради Любви».


Значит, он знает, что есть Любовь превыше всякой любви, которая и ожидает его. Но он знает и то, что именно из-за искаженной любви он умирает так, и что только истинная, чистая Любовь Иисуса может исцелить его от всех искажений любви.

Мне хочется прочитать, прокричать его последнее письмо на всех перекрестках, тротуарах, везде, где над любовью смеются, извращают, продают ее:


«Скажи всем молодым, таким, как я: пожалуйста, разрешите Иисусу встретиться с вами — пока еще не слишком поздно!»

«Скажи всем молодым, таким, как я: пожалуйста, разрешите Иисусу встретиться с вами — пока еще не слишком поздно!»


Эта книга — не что иное, как этот последний призыв, положенный на музыку.


«Я кричу, взываю к Богу: услышь меня, Господи!

Услышь мой голосок — слабый, но такой любящий!»

«Я кричу, взываю к Богу: услышь меня, Господи!

Услышь мой голосок — слабый, но такой любящий!»


Он взывает к нам: перестаньте топтать любовь! Услышишь ли ты его голос — слабый, но такой любящий?


Крик крови — слышишь?


Франк взывал от имени сотен тысяч американских мальчиков, которые вынуждены заниматься проституцией, чтобы выжить. Одни уже заразились ВИЧ-инфекцией, другие скоро заразятся{2}. Многих ли из них кто-то принимает, лечит, заботится о них? И многими ли занимаются не врачи в перчатках и масках, экипированные, как космонавты?

Он взывал от имени неимоверного множества юных рабов, жертв работорговцев в деловых костюмах, которые покупают и рассылают по всей планете живые тела, как сырье, предмет уже не роскоши, но разврата{3}.

Нынешние эксплуататоры куда менее гуманны, чем те, что в прошлом веке допускали, чтобы дети надрывались и погибали на заводах: у сексуальной индустрии уже намного больше жертв, чем у индустриальной революции XIX века.


Война: в Ливане или на Западе?


Он кричал от имени всех маленьких жертв развратного эгоизма{4}.

Поистине, трагедия — когда первая и нежнейшая колыбель жизни делается могилой. Материнская утроба становится кладбищем. Покушение на жизнь у самого ее источника, там, где она расцветает, в мгновение, когда она передается, — не это ли вызывает отвращение к жизни? Сегодняшний день ставит перед выбором — экология или «некрология» тела.

Не станет ли подлинным лекарством от СПИДа — Сексуальность, Преображенная Истиной и Доверием?


Проблема полового созревания или спазмы агонии?


Как разрушают тебя землетрясения мира сего! Сегодня перемены сразу во всем обрушиваются на тебя со всего размаха. И ты оказался без защиты, без тылов, без корней. Тебя швыряет из стороны в сторону, как хрупкий серф в центре урагана. Колеблются понятия, относящиеся к области самого сокровенного: тело, любовь и особенно — жизнь. Да, даже жизнь. Каждый день приносит результаты новых экспериментов в области «человеческого воспроизводства»: дети из пробирки, женщины, вынашивающие чужих детей, замороженные — или забракованные — эмбрионы и т. д. Люди больше не знают, кто такой человек, что такое любовь, какова цель жизни, что делать со своим телом…

Так что же, все человечество — в разгаре переходного периода? Неужели благодать детства потеряна, способность к восхищению, свойственная 7-8-летним детям, увяла, энергия 12-13 лет сломлена? Не обретя ни зрелости, ни равновесия, люди колеблются. Человек не знает, кто он такой. Человечество ищет себя — как ты в твои 15-18 лет. Опьяненные своими силами, богатством, знаниями, люди играют в ученика чародея, думая, что им все позволено, что для них нет невозможного. Они играют с жизнью, шутят с любовью, развлекаются с телом, флиртуют со смертью.

Если оторвать жизнь от любви, любовь обратится против жизни. Взрыв эротизма станет приступом лихорадки. Игры Эроса с Танатосом перерастут в агонию[14]{5}.


Одной рукой — лечить,  другой — провоцировать заражение?


Но сегодня, когда губительные последствия разнузданной сексуальности видны невооруженным глазом, люди заняты устранением последствий (что, безусловно, необходимо), но они не думают о причинах! Они пытаются остановить распространение СПИДа подручными средствами, одновременно провоцируя поведение, способствующее его распространению. Они раздают шприцы и презервативы, уверяя, что без них нельзя, и продолжают жить по-прежнему, как ни в чем не бывало… Будем честными: разве это не подталкивает к тем самым действиям, которые вызывают заражение СПИДом? Лозунг "Safe play" означает: можешь продолжать игру. Никаких проблем! Это идиотская страусиная политика.

Представь себе врача, который довольствуется тем, что дезинфицирует только рану, не обращая внимания на то, что уже началось заражение крови.

Представь: мы едем по дороге, усыпанной бутылочными осколками, в сопровождении грузовиков с запасными шинами. Нет времени привести в порядок дорогу, нет времени говорить о морали, нет времени заниматься причинами[15], нет времени углубляться[16]

Нельзя довольствоваться презервативами[17]: это не более чем полумеры. Нам нужно сохранить самих себя. Чтобы защитить жизнь, сохраните себя для любви.

Целомудрие — единственная профилактика, позволяющая действовать до заражения. Пока еще не слишком поздно.

Итак, проблемы сексуальности, какими бы личными они ни были, стали проблемами общества. Их лечение — общественная задача. Исцеление любви сегодня — приоритетная задача социальной работы.


Как полиция поощряет беззакония


Мы ужасаемся… Но кто этого хотел? Кто виноват? Разве все это не было холодно и цинично запланировано, запрограммировано, просчитано?

Пока врачи бодрствовали у постели Франка, Шарль Азнавур пел: «Я, как они говорят, голубой…»[18] Мы не приемлем инцест — а Генсбур[19] хвастается любовью с дочерью со сцены и с телеэкрана. Молодых ребят судят за агрессию, выраженную в насилии, убийствах, нападениях, — и их же изо дня в день абсолютно легально делают жертвами агрессии, показывая все это по телевизору.

Мы ужасаемся, что количество самоубийств растет, — но никто не запрещает книги, комиксы, журналы и видеокассеты, которые рекламируют самоубийство как самую замечательную смерть из возможных, апофеоз существования, и даже предлагают всевозможные рецепты{6}.

Одной рукой вас подталкивают к действию, другой наказывают за то же самое действие: нет большего садизма. Одна рука держит пряник, другая — кнут: высшая степень цинизма.

Вас осуждают за то, чему постоянно учат: высшая степень лицемерия.

Что можно сказать о государстве, которое наказывает за нарушение правил дорожного движения и расставляет вдоль дорог призывы к нарушению?


3. ВСПЫШКА: ПРОСВЕТИСЬ!


Что же сказать об этой трагедии в заключение? Только тот, кто сам заражен СПИДом, вправе говорить об этом:


«Я получил официальное медицинское заключение 8 ноября 1985 года. В тот день мне на голову свалилась атомная бомба. Это был страшный шок. Весь мир рухнул. Но, в сущности, сегодня я могу сказать, что это событие заставило меня начать новый этап в моей жизни. В этом испытании я открыл для себя Бога, это было приглашение расти, жить, приглашение вновь изобрести любовь. Вновь открыть, что значит любить»[20].

«Я получил официальное медицинское заключение 8 ноября 1985 года. В тот день мне на голову свалилась атомная бомба. Это был страшный шок. Весь мир рухнул. Но, в сущности, сегодня я могу сказать, что это событие заставило меня начать новый этап в моей жизни. В этом испытании я открыл для себя Бога, это было приглашение расти, жить, приглашение вновь изобрести любовь. Вновь открыть, что значит любить»[20].


Для нас, людей Запада, этот неслышный атомный взрыв — тоже призыв вступить в новый этап взросления, открыть для себя, что значит любить. Но кто проведет нас через этот перевал?

Недавно на вершине горы высотой в 2000 метров я встретил двух солдат-новобранцев. Они участвовали в операции на выживание, и как раз в тот момент они обнаружили, что двигались в направлении, прямо противоположном указанному. Они перепутали на компасе концы стрелки «север» и «юг»… Какой компас укажет человечеству наш Север, нашу Зарю, чтобы мы могли выжить?


У небесных диспетчеров не бывает забастовок


Каждому самолету дается коридор, в границах которого он может спокойно двигаться без риска столкнуться с другим. Диспетчерский пункт, который ведет тебя, подсказывая координаты безопасного коридора, — это Церковь. Она знает, что такое жизнь, из собственного опыта. Разве 2000 лет человеческого опыта недостаточно, чтобы быть достойной доверия?[21] А главное, она знает, что думает Бог — Источник жизни и любви. Она видит человека Его глазами.

Вот почему она всегда «за»: за любовь, за свободу, за истину, за жизнь, за тело. За все, что вечно. За все, что во свете.

Вне Церкви люди так часто «против». Они противоречат Слову Божию. Они противопоставляют свои жалкие пародии Его шедеврам. Они противодействуют Его плану любви. Противозачаточные средства ограничивают жизнь. Аборт — кульминация противостояния смерти и жизни. Похоже, скоро Церковь станет единственным местом, где жизнь будет защищаться безусловно, где не будет места смерти. Скоро христианские больницы и роддома станут единственными, где удивительные достижения технического прогресса будут служить только жизни. Уже сейчас в странах с тоталитарным режимом (как правого, так и левого толка) Церковь — едва ли не единственное пространство, где может выражаться растоптанная, задавленная свобода человека. Если это не так, то почему же Церковь — всегда враг №1 любой диктатуры?[22]


Отстала от жизни? Нет, смотрит в будущее!


Но охранять любовь, отстаивать свободу, провозглашать жизнь, защищать достоинство тела — иногда это значит кричать: «Осторожно, заминировано! Берегитесь!»

И Церковь поступает так всегда и везде. Перед лицом зла молчание означает соучастие. Церковь становится голосом безгласных. Она озвучивает крик всех малых и бедных. Она защищает их. Когда человеку стыдно — Церковь яростно сражается. Она не может молчать. Она предпочитает сегодня выглядеть старомодной и реакционной, чем завтра услышать обвинение в сотрудничестве с теми, кто организует сегодняшнее самоистребление человечества. Именно она первой в Римской империи восстала против рабства женщины[23].

Через двадцать лет мы увидим, что, если бы не Церковь, в человечестве не осталось бы ничего человеческого[24].

Так что же — Церковь отстала от жизни? Нет, опередила своих противников!

Опоздала к решению проблемы? Нет, ответила на еще не заданный вопрос!


Суровая и безупречная? Нет, нежная и искренняя!


Теперь ты понимаешь, почему позиции Церкви иногда могут показаться чересчур бескомпромиссными? Дело в том, что когда мы говорим о таких серьезных вещах, как генетические манипуляции или извращения любви, речь идет о выживании человечества. Среди неимоверного крушения всех ценностей необходима эта алмазная скала, чтобы пришвартовать к ней наши хрупкие суденышки, дающие течь со всех сторон, увлекаемые течением.

Церковь привлекает все больше и больше неверующих просто в силу той абсолютной уверенности, с которой она говорит о теле, любви и жизни[25].

Для нее защитить любовь от смерти — это вопрос жизни.

Вернуть жизнь телу — вопрос любви.

Для нее нет знания без осознания,

нет осознания без познания,

нет познания без надежды,

и нет надежды для человека без опыта Богообщения.

И еще: не может быть этики без мистики,

не может быть сексуальной жизни без жизни духовной,

не может быть генетических исследований без евхаристического осмысления.

Ибо для нее:

чем больше веры, тем меньше закона,

чем больше сопричастности, тем меньше потребительства,

чем больше доверия, тем меньше насилия,

чем больше героизма, тем меньше эгоизма,

и, чем меньше эгоизма, тем меньше будет эротизма.


Позволь им соединиться!


Пойми, что в своей манере выражения Церковь может казаться неловкой, бестактной. Ей так трудно говорить одновременно со всеми народами земли, оставаясь внимательной к каждому, как если бы он был единственным в мире, говорить, глядя далеко вперед, думая о будущем, не забывая о твоей конкретной проблеме, здесь и сейчас[26]. Главный вопрос для нее — как избежать разрыва между любовью и истиной, требовательностью и милосердием — парами, навеки повенчанными в Сердце Бога.

Не порочить истину, не опошлять любовь[27].

Любовь без истины: флирт.

Истина без любви: блеф.

Истина — магний любви,

а любовь — кальций жизни.

Любовь требует провозглашать истину.

Пусть в тебе истина и любовь, требовательность и милосердие сольются в объятии, которое ничто не сможет разорвать. И их ребенком будет счастье.


Люби ее, чтобы она стала прекрасной


Пойми, что кажущаяся суровость Церкви — лишь оборотная сторона ее неимоверной нежности. Она видит в тебе лучшее, она хочет защитить это любой ценой, даже если придется защищать тебя от тебя самого. Ее требования — требования твоего собственного сердца. Она осмеливается требовать от тебя многого, ибо знает, что ты достаточно силен, чтобы выполнить эти требования. И эти требования соответствуют самому прекрасному, что есть в тебе. Она ценит тебя по достоинству. Она хочет, чтобы ты достиг максимума того, на что ты способен. Если когда-нибудь Церковь — через своих детей, таких же грешных, как и ты, — разочаровала, обидела тебя, я прошу тебя: прости ее, пожалуйста. Возьмешься ли ты сделать ее более прозрачной, не закрывающей Иисуса? Такой, о какой ты мечтаешь? Такой, о какой мечтает Он? Разве ваши мечты не совпадают?


Холм Радости[28]: мир завтра.


Как прекрасна Церковь, повсюду встречающая новую юность, увлекающий пыл, фантастический порыв, новое дыхание.

На всеми забытом холме северо-запада Испании нас было более 500000 молодых, со всего мира, пришедших пешком, приехавших на лошадях, на внедорожных велосипедах, по морю — мы были как огромная река. Вызванные одним кивком маленького человечка в белом — нашего Иоанна Павла. Какой другой человек способен, если хочет, собрать в самых бедных городах молодежь со всего мира, сотни тысяч?

Я слышал, как после недель пути пешком и ночей в палатках, они из-за всех сил хлопали в ладоши, когда в ночи звучало: «Чтите любовь! Живите в свободе целомудрия! Не позволяйте торговцам иллюзиями обмануть вас! Созидайте сияющие семьи 2000 года!»

Как заразительна радость веры! Чудесное воздействие Истины, встречающее ту глубокую правду, что каждое существо несет в глубине себя.

На Холме Радости — с 500000 молодых, посадившими 5000 новых деревьев: видение Церкви завтрашнего дня. Здесь были родители, монахи, священники, политики, управленцы, художники, творцы, мученики начала третьего тысячелетия.

Эти молодые люди всех рас, народов и языков: пламенное и живое пророчество о Церкви завтрашнего дня, и уже — нынешнего.

Это было в Сантьяго-де-Компостелла, 20 августа 1989 г.


4. СЧАСТЬЕ: ПОДНИМИСЬ!


Молодые восстают против этого потока лжи. Они не позволят манипулировать собой. Им надоело, что взрослые переносят на них свои мечты двадцатипятилетней давности. Они жаждут красоты и требуют истины. Похоже, что для них смысл слов любовь, семья, жизнь чудом сохранился неизменным[29]. Они отказываются от смертельной дилеммы: презерватив или инфекция. Они открыли третий путь — единственный, который может дать им будущее: путь чистоты{7}.

Не все эти ребята — христиане. Они — просто люди. Они отказываются делать то, к чему их принуждают, — то, чего не делают даже животные. Отказываются во имя человечности. Их политические, социальные, религиозные воззрения различны — это вселяет великую надежду.

Они объединяются против наглой, торжествующей, вездесущей, неотвязной, назойливой порнографии. Сколько людей, особенно девушек, из-за нее постоянно чувствуют себя оскорбленными, осмеянными, униженными![30]

Они готовы противостоять общественному давлению, защищая свой интимный мир, который они хотят сохранить, как сокровенный сад, от невыносимого вмешательства посторонних. Они не позволят опошлять секс, потому что понимают его ценность. Они хотят освободить любовь из прокрустова ложа «потребления-планирования», чтобы вернуть ей непостижимость и бескорыстие.


Ребенок-дар


Они восстают против генетических манипуляций, которые всем нам вскружили головы. Они не хотят, чтобы дети — величайший шедевр — стали просто предметами, которые можно сортировать, запускать в серийное производство, с которыми можно обращаться, как с сырьем. Предметами, которые можно принимать, если они нравятся, и выбрасывать, если не нравятся.

Они хотят, чтобы детей ждали, а не планировали, чтобы их принимали, а не производили. Чтобы ребенок был живым источником радости и любви, а не предметом торговли. Они не хотят, чтобы эмбрионы изготавливались в лабораториях и становились биологическим материалом, который предоставляют в ассортименте для любых экспериментов.

Они хотят, чтобы ребенком распоряжались свободные родители, а не «специалисты», решающие, кому жить, а кому умереть. Они не хотят отделять любовь от тела, отрывать жизнь от любви. Они не хотят, чтобы жизнь возникала вне тела. Они хотят защитить тайну любви и брака от вторжения техники, защитить нерожденного ребенка от ученых-манипуляторов, а рожденного — от циничных эксплуататоров.

Они хотят детей, чтобы исцелить наш мир от нарциссизма, вернуть ему будущее — ибо с каждым ребенком рождается нечто новое. Они хотят, чтобы семьи были пророческими.


Спасти любовь от инфляции


Они не хотят слушать чепуху о любви и жизни, их тошнит от пародий на любовь, в которых человек инертнее соляного столпа.

Они готовы любыми средствами противостоять страшному «финансовому кризису», когда выпускаются тонны ничем не обеспеченных бумажек, когда обесцениваются свобода и любовь.

Они хотят защитить от грязи и пепла само слово «любовь». Они слишком хорошо знают, что очистить это слово можно не молчанием, а осознанием его безграничной ценности. Ведь любовь — единственный золотой стандарт для всех остальных ценностей.

Они отвергают преждевременное старение[31]; они больше не хотят, чтобы девушка в 16 лет выглядела на 30, а в 30 — на 50. Они хотят остаться молодыми. Они хотят сохранить взгляд светлым, лицо — свежим, сердце — девственным. Это жизненно важно.

Они восстают против тупого и слепого конформизма. Они не хотят омещаниться, подражая привычкам окружающих, как стадо баранов[32]. Они не хотят топтаться на месте со старыми, заплесневелыми лозунгами, с устаревшими представлениями, стандартными идеями. Еще вчера говорили: брак никому не нужен! Да здравствует сожительство (сомнение...)! Сегодня мы слышим: без брака человечество саморазрушается. Вчера говорили: секс нужен для развлечения! Сегодня: секс должен выражать любовь и служить жизни. Сегодня возрождается племя, которое считалось вымирающим: обрученные, женихи и невесты.


Свобода против порока


Юность, молодость — время экспериментов. Я предлагаю тебе самый крутой эксперимент: научиться владеть своими чувствами и жить в чистоте — а значит, быть свободным. Ты можешь это. Ты сильнее, чем ты думаешь.

Так живут очень многие, и они счастливы и гордятся этим. Их лица лучатся счастьем. Это сияющее счастье не может разочаровать. Эти юноши и девушки фантастически свободны. В нашем мире, насквозь пропитанном эротикой, нужна внутренняя свобода и огромная смелость, чтобы просто сказать: «Я не буду спать с тобой, потому что я тебя люблю». Я вижу стольких ребят, которые учатся в школах, где практически все спят друг с другом, — а эти ребята чудом сохраняют чистоту. Меня всегда поражает это. У них есть та чистота, которую может даровать только Господь.

Их свидетельство о жизни — самое сильное из всех возможных: они не поддаются на провокации греха, чего бы это ни стоило.

Мы столько слышим о детях, которые занимаются — нет, которых заставляют заниматься проституцией, о беспорядочных сексуальных связях молодежи… Почему никто не говорит о тех, кому хватает смелости плыть против течения? Ведь их намного больше, чем нам кажется!

Я вспоминаю ребят из Хорватии, которые рассказывали мне о своем обычае: молодые христиане, юноши и девушки, дают обещание «бережного отношения друг к другу».

Я знаю ребят, которые отказываются участвовать в двусмысленных играх на эротизированных студенческих дискотеках. Я знаю детей из интерната, которых избивают за то, что они отказываются вступать в гомосексуальные отношения. Я убежден, что они — юные герои, будущие святые. Они уже готовы к более серьезным преследованиям. Они — сподвижники мучеников из Уганды, которые были сожжены живыми за то, что отказались уступить королю-гомосексуалисту. Они сподвижники Марии Горетти (Италия, 1910), Каролины Котской (Польша, 1914), Антонии Мессины (Италия, 1935), Пьерины Моросини[33] (Италия, 1957), Анвариты, которую недавно канонизировал Иоанн Павел II, — ее убил военный, которому она отказалась отдаться (Заир, 1962).

Я вспоминаю стольких женщин, которые были проститутками, а теперь посвятили себя Господу и поистине расцвели. Они были вынуждены продавать свое тело, чтобы выжить, а теперь доверили его Богу — навсегда. Бог никогда не скажет, что кто-то слишком далек от Него. Он никого не считает слишком грязным, слишком жалким[34].

Сегодня чистота, как и отказ от насилия, — один из самых сильных вызовов этому миру, который зациклен на себе и потому обречен задыхаться. Чистота — это возможность дышать полной грудью в мире, погибающем без воздуха.

Нас непрерывно преследует бесстыдная, непристойная реклама. Чтобы оставаться целомудренным в обществе, в котором мы живем, требуется героизм. Но именно героизм — достойный ответ эротизму. Нам необходимо столько нежности, чтобы она стала сильнее уныния, столько силы, чтобы она превозмогла нашу немощь. Чтобы преодолеть силы ада, которые стремятся развратить нас, нам нужна помощь Духа Святого. Нам нужна Церковь Божия. Нам нужно знать, кто мы такие. Нам нужно быть самими собой.

Открой свое сердце завтрашнему дню вместе с этим народом надежды. Не отставай! Курс — на будущее!



II. ТЕЛО В СВЕТЕ СЕРДЦА

«Тело для Господа, и Господь для тела.

Тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа,

Которого имеете вы от Бога.

Посему прославляйте Бога и в телах ваших!»

Святой апостол Павел — коринфянам Cр. 1 Кор 6:13, 19-20

«Тело для Господа, и Господь для тела.

Тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа,

Которого имеете вы от Бога.

Посему прославляйте Бога и в телах ваших!»


«Поклонение телу? Нет, никогда!

Презрение к телу? Нет, ни в коем случае!

Способность управлять своим телом? Да!

Преображение тела? Тем более да!»

Блаженный папа Иоанн Павел II — молодежи, Париж, 1980 г.

«Поклонение телу? Нет, никогда!

Презрение к телу? Нет, ни в коем случае!

Способность управлять своим телом? Да!

Преображение тела? Тем более да!»


В начале Бог долго смотрел
На все, что Он только что изобрел, представил, сделал.
Как ребенок, Он восхитился.
«Как все это прекрасно и хорошо!»
Все, кроме одной лакуны:
«Плохо человеку быть одному!»
И Бог дал мужчине женщину.
Дар Сердца Бога через рану человека.
Он вверил их друг другу.
Женщина сотворена последней.
Она — вершина всего творения, совершенство.
Потом Бог может отдохнуть
Довольный своим шедевром,
Верящий в его осуществление.
Человек разделял восторг Творца.
Крик вырывается из его глубин:
«Это плоть от плоти моей!»
Через них, вместе с ними, нераздельно,
Бог будет и дальше изобретать, творить, неустанно.
Он больше не один — источник жизни.
Красота Адама и Евы: последняя радость Бога![35]

1. МОЕ ТЕЛО: ЧТО ЭТО ТАКОЕ? КТО ЭТО ТАКОЙ?


НЕМНОЖКО БОГОСЛОВИЯ НА ТЕМУ ЭКОЛОГИИ ТЕЛА


Варианты и извращения


Мы знаем столько ложных концепций, столько вариантов полуправды о теле…

В платонизме тело — что-то вроде тюрьмы, в которой бедняжка-душа мучается и стремится поскорее спастись. Тело воспринимается как зло. Эту же концепцию продолжает и развивает манихейство.

Для восточных философов тело — что-то вроде сменной оболочки. Человек может иметь десятки, если не сотни различных телесных форм. Душа мигрирует из тела в тело, из одной жизни в другую. Здесь тело тоже полностью отделено от души, так что возникает вопрос: какая же между ними связь?[36]

Для обычного человека на Западе тело чаще всего инструмент, предмет роскоши или просто игрушка.

Каждый из этих концептуальных вариантов подразумевает и вызывает сексуальные извращения. Общее у них — презрение к телу, низведение его до уровня чего-то внешнего, вторичного: дополнения, никак не связанного с личностью.

Но что же такое тело на самом деле? Как видит его Бог, Который и дал мне это тело, создал его Своими руками? Более того, Он Сам восхотел принять тело — настолько Он уважает его, настолько Он любит его, настолько Он ценит его — ибо ценность тела безгранична, вечна[37].


Тело — это я


Тело — не вещь. Оно — личность. Оно — это я сам. Но моя личность не сводится к телу: я не просто усовершенствованное животное. У животного нет бессмертной души (животные после смерти никому не являются, как могут являться святые), у него нет духа, способного властвовать над Вселенной.

Точно так же моя личность не сводится к душе: я не ангел и не бесплотный дух. Через тело я связан с Космосом, укоренен в истории, вовлечен в структуру времени и пространства. Во мне душа и тело нераздельны. Тело и душа — не сосуд и содержимое, не тюрьма и узник. В постоянном взаимодействии они составляют меня самого[38]. Современная биология и медицина только подтверждают это взаимодействие. Тело и душа существуют только одно по отношению к другому, ни одно не сводится к другому. Душа оживотворяет тело. Тело выражает душу.

Я не живу в своем теле, я — это мое тело. Мое тело — это я; но я в моей отданности другим, в моей связи с другими, в конкретной ситуации.

Если бы я не был телом, то для того, чтобы появиться на свет, мне не понадобились бы мои родители: мужчина и женщина, которые соединились (надеюсь, из любви), чтобы дать мне жизнь. У ангелов нет родителей: у них нет тела.

Если бы я не был телом, я не нуждался бы ни в ком ни чтобы жить, ни чтобы питаться (сколько народу, например, трудится, чтобы у меня была еда!).


Тело связывает меня с другими


Мое тело делает меня зависимым от общества и дает мне возможность быть самим собой. Посредством тела я отдаю себя другим и обретаю себя через них, утверждаюсь и отказываюсь от власти над собой. Тело — мое богатство, и оно делает меня бедным, зависимым от других. Через тело проявляется взаимодополнение людей. Через тело я связан со всем человечеством, и человечество — моя семья[39].

Мое тело — это я в связи с творением. Мои корни уходят вглубь Космоса, он — как бы продолжение тела. Мое тело (то есть я сам) подчиняется географическим и историческим ограничениям. Итак, моя психика и вправду в некотором роде обусловлена атмосферными явлениями и расположением планет.

Мое тело помещает меня вовремя и пространство, оставаясь сферой, в которой я обретаю свободу. Моя жизнь не запрограммирована, не предопределена. Я могу играть тем, что мне дано: преодолевать, властвовать над ним. Это похоже на слалом — препятствия становятся победами. А слалом более «спортивен», чем просто катание с горки — так я учусь властвовать над своим телом.

И точно так же состояние моего тела влияет на все мое существо: кто будет отрицать положительное влияние релаксации на психику?


Оно скрывает сокровенное

и выражает индивидуальность


Тело есть выражение, проявление души. Улыбка или гримаса, туман или молнии в глазах, неконтролируемые тики, оброненные слова, интонация: сколько неподвластных знаков, выдающих тебя!

Это язык моей личности — нежность сердца выражается поцелуем, объятием, сексуальным действием. Действия тела раскрывают мою сущность. Но я так мало знаю о том, кто я!

И в то же время между моим телом и душой есть некий разрыв, которого я не могу постичь до конца. В их отношениях видится нечто беспорядочное и двусмысленное. Тело позволяет мне выразить себя и в то же время не дает мне возможности полной самоотдачи, охраняя мой таинственный сад. Оно защищает меня от окружающего мира, ограждает мой внутренний мир. Есть люди, которые так тяготятся собой, что их тела становятся для них чем-то вроде невыносимой ноши, преграды между ними и другими людьми. Даже лица могут обманывать, превращаясь в маски. Мы боимся показать себя настоящих. Одежда, прическа, макияж создают «имидж». Но кто это — я или тот, кем я хочу казаться?

Иначе говоря, мое тело скрывает и раскрывает мою сущность. Мое тело — это я, это некто, и в то же время — нечто. Физическая боль заставляет меня почувствовать тело, когда я оказываюсь у него в плену. Тогда тело становится камерой пыток, в которой я заперт! Бог знает, что телесные страдания могут разрушать и что душе не всегда под силу с ними справиться.

Смотри, как болезнь — да что там, простая болячка — может уложить меня на лопатки: достаточно острой зубной или головной боли, чтобы я потерял способность думать!


Я творю мое тело, мое тело творит меня


Тело так же уникально, как и душа. Поменять тело означало бы стать другим человеком. Душа дает телу индивидуальность или, скорее, личностность. И наоборот, то, как я использую свое тело, делает меня вещью или личностью[40].

Тело не дается мне завершенным. Я постепенно творю его сам. Если тело — язык души, душа постепенно лепит тело по образу своему. Они возрастают вместе, одно через другое. Одно формирует другое в новом свете.


«Кроткое сердце — жизнь для тела (...)

Веселое сердце делает лицо веселым»[41]

Притч 14:30, 15:13

«Кроткое сердце — жизнь для тела (...)

Веселое сердце делает лицо веселым»[41]

Притч 14:30, 15:13


Как трудно порой жить в собственном теле, принимать его таким, какое оно есть, особенно в юности, когда мы постоянно меняемся! Трудно жить в своем теле, потому что жить вообще трудно. Трудно действительно стать самим собой.


Руки и лицо — портрет сердца


Почему в паспорте нет фотографии колена или локтя? Зато там есть фотография лица и иногда — отпечатки пальцев.

Лицо и руки! Единственные части тела, которые действительно передают личность, единственные, в которых я отдаю себя, по которым можно угадать — только угадать, но все-таки угадать — кто я такой, какова моя душа.

Другие части тела не выражают сердца, они не индивидуальны, они анонимны, безличны. Не считая каких-то деталей, они более или менее одинаковы у всех людей.

Вот почему для человека естественно стыдиться наготы: мне страшно, когда смотрят не на то, в чем выражается моя сущность, когда мне не смотрят в глаза, — ведь общение происходит через взгляд. Я боюсь, что меня низведут до уровня предмета. Животное не стыдится наготы: у него нет души.

В книге Бытия Адам и Ева внезапно обнаруживают, что они наги. На что открылись их глаза, если не на сексуальность? Но ничего нового они не увидели! Изменился их взгляд. Раньше они созерцали, теперь стали подсматривать, смотреть с вожделением, пожирать друг друга глазами. «И увидели они, что они наги»: это значит, что они перестали смотреть друг другу в лицо[42]. Их взгляд потерял ясность, их тела уже не были облечены светом[43].

То, что называется стыдливостью (слово настолько хорошо забытое, что уже почти новое), — это инстинкт защиты интимного, защиты от вторжения в область глубоко личного и сокровенного (см. далее в главе «Любовь пробуждает любовь»). Стыдливость бьет тревогу, защищает от опасности. Беззастенчивая демонстрация наготы всегда агрессивна. Красота обнаженного тела уже не вызывает чистого, созерцательного восхищения, как это было в Раю. Она провоцирует совокупление. Нагота тесно связана с любовью. Истинная любовь, отказываясь от наготы, бережет ее. Единство требует дистанции.


Одежда облагораживает тело


Именно поэтому в любой стране, в любую эпоху, человек, в отличие от животного, одевается. И не только для защиты от холода или жары, не только «для красоты», но в силу странного инстинкта, которого никогда не было у животных. Одежда стала необходимым элементом цивилизации везде, где цивилизация развивалась естественным путем. Нудизм ведет к уподоблению животным. Нудизм — это возврат к примитивному состоянию человека, регресс, вырождение[44].

А ведь одежда чудесно выражает не только вкус человека, но и культуру (парижский Музей одежды — это что-то потрясающее!). Каждая эпоха, каждый социальный слой выражает себя в одежде. Среди человеческих языков одежда — один из прекраснейших. Она — выражение красоты, она облагораживает тело, сдерживая взаимное влечение полов: рассеянный свет позволяет видеть, но не режет глаз так, как яркий свет.

«Мы не стыдимся того, что не имеет к нам отношения». Ты стыдишься своей наготы, потому что это ты сам. Стыдливость — то, благодаря чему тебе смотрят в лицо, а не ниже пояса, то есть смотрят именно на тебя. Вот почему одежда обычно не закрывает именно лицо и руки[45].

Руки и лицо в христианстве очень важны, а в индуизме — в пренебрежении[46].

Руки: литургические жесты в христианстве выражаются через положение рук[47]. Позы хатха-йоги — через положение ног и позвоночника. Будда держит руки на половых органах. Руки Христа на Кресте — открытые объятия.

Но, чтобы наглядно показать принципиальное различие между концепцией человека в христианстве и в восточных религиях, достаточно сравнить нейтральное лицо Будды[48] и израненный, обезображенный Лик Христа на Туринской плащанице. С одной стороны — все несовершенства замаскированы: великолепная маска. С другой — принятые и принесенные в жертву раны: Божественно прекрасный Лик. Приобретенное бесстрастие и добровольно принятая ранимость. Молчание, замкнутое в себе, и сосредоточенность, открытая другим. Отсутствие и Присутствие: два мира.


Ты — единственный!


Одна мысль всегда казалась мне поразительной: нигде в мире, среди четырех миллиардов людей, живущих на земле, нет ни одного человека, черты лица, интонации голоса, оттенки взгляда которого были бы точной копией моих. Более того: среди миллиардов миллиардов людей, которые когда-либо жили или еще будут жить на Земле, нет ни одного, чье лицо было бы точно таким же, как мое, потому что ни у кого никогда не было и не будет моего сердца. Ты понимаешь? Это значит, что ты уникален! Никто, кроме тебя самого, никогда, никогда и нигде не будет тобой!

Это чудо щедрости и точности, настолько свойственной стилю Бога: из 50-100 миллионов сперматозоидов, которые извергаются при каждой эякуляции, только один оплодотворит яйцеклетку, а в оболочке яйцеклетки есть только маленькая точка, через которую может проникнуть сперматозоид. Значит, слова Господа в Библии «От чрева матери твоей Я избрал тебя» (ср. Пс 21:11, 70:6, Ис 49:1) означают, что именно Он выбрал тот единственный из миллиардов сперматозоид, который участвовал в твоем зачатии. Чтобы ты был действительно единственным среди миллиардов людей, каждый из которых так же уникален, как и ты.

Генетический код содержит все данные о человеке. Эта информация настолько индивидуальна, что существует лишь один шанс из четырех миллионов, что найдется два человека с одними и теми же характеристиками[49].

И это значит, что ты любим абсолютно уникальной любовью! Если бы Бог хоть на малую долю секунды отвел от тебя Свой взгляд, полный нежности, взгляд, каждое мгновение дающий тебе жизнь, — ты исчез бы в ту же секунду: передо мной на земле остались бы джинсы, кроссовки, может быть, очки… Но от Флоранс, Марка, Эрика или Мари-Эммануэль не осталось бы ничего. Слышишь — ничего, совсем-совсем ничего! Твое существование зависит от непрестанной любви. А ты этого не знаешь…


Вновь открыть, что такое мое тело


«Не бойтесь бороться — а это настоящая борьба — против любых пародий на любовь. Не играй со своим телом — оно слишком прекрасно! Теперь я осознал это. Раньше я не понимал, что это за штука, в которую меня засунули. Мне было плохо, я был как бы разделен на части. Бог подарил мне согласие с самим собой. Но все приходит в равновесие только благодаря молитве и таинству Прощения**[50]. Однажды я молился вместе с другими ребятами, и во время молитвы, посмотрев на свои руки, я прикоснулся к своей коже и почувствовал, что я открываю для себя свое тело… и что у меня новая кожа».

Кристоф, 27 лет

«Не бойтесь бороться — а это настоящая борьба — против любых пародий на любовь. Не играй со своим телом — оно слишком прекрасно! Теперь я осознал это. Раньше я не понимал, что это за штука, в которую меня засунули. Мне было плохо, я был как бы разделен на части. Бог подарил мне согласие с самим собой. Но все приходит в равновесие только благодаря молитве и таинству Прощения**[50]. Однажды я молился вместе с другими ребятами, и во время молитвы, посмотрев на свои руки, я прикоснулся к своей коже и почувствовал, что я открываю для себя свое тело… и что у меня новая кожа».

Кристоф, 27 лет


…и что оно может стать источником новой жизни


Подумай, как это потрясающе (хотя мы не обращаем на это внимания, мы привыкли к самому необыкновенному): сперма или яйцеклетка содержит часть меня самого! Рискну сказать, что в ней уже частично вырисовывается лицо ребенка, который может появиться, в сотворении которого ты можешь участвовать. И значит, это не какая-то нейтральная материя, но нечто уже почти личностное, близкое к тому, чтобы стать кем-то.

Как лицо, глаза, взгляд выражают меня, так яйцеклетка или сперма передают, отдают часть меня. Половые органы, таким образом, неимоверно ценны: бесценны. Ты не играешь своими глазами, тем более — душой: так как же можно играть сексуальностью? Ведь половые органы могут передать частичку тебя, самое прекрасное в тебе: жизнь, твою жизнь! Не только показать (как показывают меня лицо и руки), представить отражение моей личности, моих мыслей, но отдать частичку меня, чтобы сделать из нее нового человека.

И здесь мы коснулись того, насколько повреждена человеческая личность, а не только свобода. Нам говорят, что это все равно что есть или пить. Но если заставить подростка съесть тарелку супа, будет ли это иметь настолько серьезные последствия? Может ли из-за этого появиться новая жизнь?[51]


Ловушка?


Физическая привлекательность — это замечательно. Она показывает, насколько нераздельно связаны тело и сердце. Физическая красота — всегда отражение красоты превыше всякой красоты, Творца. Она может быть источником любви, но и ловушкой для сердца. Она может не иметь отношения к внутренней красоте. Конечно, идеал — это совершенная гармония между ними. Это мечта! Слава Богу, такое возможно. И Бог хочет, чтобы мы нашли эту редкую жемчужину.

Но бывает и так, что за физическим очарованием скрывается закрытое сердце, жестокий и высокомерный характер. Тогда мы чувствуем себя обманутыми. Я никогда не мог привыкнуть к этому несоответствию, которое, несомненно, связано с первородным грехом.

Кроме того, физическая красота блекнет просто с течением времени. Еще быстрее она исчезает, когда сексуальность неумеренна: ничто не старит человека так, как злоупотребление сексом. И вот парадокс: ты уничтожаешь ту самую красоту, которая привлекала тебя, ту свежесть, которая завораживала тебя: «Человек убивает то, что любит».

А иногда несчастный случай, болезнь уродует или просто меняет черты лица. И что же останется, если твоя любовь основывалась только на физической привлекательности?

Как ни странно, истинная любовь иногда начинается и возрастает, несмотря на внешнюю непривлекательность; напротив, даже очень яркая физическая красота может не вызывать настоящей любви. Не думай, что сексуальное влечение к какой-то девушке (юноше) — это обязательно признак любви! Но обычно чувства сердца и ощущения тела действительно очень тесно связаны{8}.


«Я — дочь Божия, и мое сердце непрестанно взывает: "Я хочу любить Господа больше всего на свете!" Это голос моего сердца, который не может воплотиться в моей жизни.

Я чувствую, что я — дароносица, в которой пребывает Иисус, я верю, что Пресвятая Троица живет во мне; но мне очень трудно, я чувствую отвращение к самой себе. Мне стыдно, и я, как Адам и Ева, закрываюсь от любви Иисуса. Моя душа больна, воспалена. Три года назад у меня была "романтическая история". Впервые в жизни я узнала на опыте, что такое секс. Я стала лесбиянкой, хотя мечтала о дружбе… Я молилась и нашла в себе силы остановиться, но я совершенно измучена. Иногда мне так не хватает той любви, и я падаю на колени и прошу: "Пресвятая Дева, помоги!" Часто я сержусь на себя, и это выливается на других. Иногда я все еще мастурбирую, но это только опустошает меня. Я чувствую, что моя внутренняя жизнь оторвана от физической.

Я так люблю жизнь, но я дошла до того, что говорю и думаю о том, чтобы покончить с собой. Но я отдана Иисусу, несмотря на всю эту грязь. Знаешь, никогда и никто не был для меня так важен, как Иисус, и все-таки я предала Его. Я — неверная жена, и я так хочу вернуться домой…»

«Я — дочь Божия, и мое сердце непрестанно взывает: "Я хочу любить Господа больше всего на свете!" Это голос моего сердца, который не может воплотиться в моей жизни.

Я чувствую, что я — дароносица, в которой пребывает Иисус, я верю, что Пресвятая Троица живет во мне; но мне очень трудно, я чувствую отвращение к самой себе. Мне стыдно, и я, как Адам и Ева, закрываюсь от любви Иисуса. Моя душа больна, воспалена. Три года назад у меня была "романтическая история". Впервые в жизни я узнала на опыте, что такое секс. Я стала лесбиянкой, хотя мечтала о дружбе… Я молилась и нашла в себе силы остановиться, но я совершенно измучена. Иногда мне так не хватает той любви, и я падаю на колени и прошу: "Пресвятая Дева, помоги!" Часто я сержусь на себя, и это выливается на других. Иногда я все еще мастурбирую, но это только опустошает меня. Я чувствую, что моя внутренняя жизнь оторвана от физической.

Я так люблю жизнь, но я дошла до того, что говорю и думаю о том, чтобы покончить с собой. Но я отдана Иисусу, несмотря на всю эту грязь. Знаешь, никогда и никто не был для меня так важен, как Иисус, и все-таки я предала Его. Я — неверная жена, и я так хочу вернуться домой…»



2. ИЗНЕМОГАЕТ ПЛОТЬ МОЯ И СЕРДЦЕ МОЕ

С Тобою ничего не хочу на земле.

Изнемогает плоть моя и сердце мое;

Бог твердыня моя и часть моя вовек.

Пс 72:25-26

С Тобою ничего не хочу на земле.

Изнемогает плоть моя и сердце мое;

Бог твердыня моя и часть моя вовек.


Действие, в которое я вкладываю всего себя…


Сексуальность — главный телесный способ выражения моих отношений с людьми и с Богом, в различии и взаимодополнении. Он сделал мне этот чудесный подарок. Он Сам восхотел сделать сексуальность такой.


«Сексуальность — одна из основных составляющих личности, один из способов существования, проявления личности, общения с людьми, — чувствовать, выражать человеческую любовь, жить этой любовью. Сексуальность характеризует мужчину и женщину не только в физическом, но и в психологическом и духовном плане, она накладывает свой отпечаток на любое их проявление»[52].

«Сексуальность — одна из основных составляющих личности, один из способов существования, проявления личности, общения с людьми, — чувствовать, выражать человеческую любовь, жить этой любовью. Сексуальность характеризует мужчину и женщину не только в физическом, но и в психологическом и духовном плане, она накладывает свой отпечаток на любое их проявление»[52].


Самое сильное физическое проявление сексуальности — это собственно половой акт, в котором реализуется репродуктивная способность человека[53].

Но что же из этого следует? А вот что: сексуальные отношения в принципе не сводимы к нейтральному акту. Их невозможно отделить от души. В них участвует вся человеческая личность. Потому что тело — это ты: никакие физические отношения невозможны без участия души, и они не могут не затронуть душу твоего партнера. Именно это и происходит, во всей своей важности и величии. Эти отношения запечатлеваются в самой глубине человеческой личности. Поэтому изнасилование насколько ранит человека, особенно — ребенка. Эти раны может исцелить лишь Господь. Врачи и священники могут рассказать, насколько ужасны, губительны духовные и психологические последствия изнасилования.


Расшифровать требование тела


Может быть, непреодолимая потребность в сексуальных отношениях — это сигнал? Но как его расшифровать?

Может быть, за этим скрывается тревога, ищущая утешения?

У юноши это часто сомнение в собственной мужественности, сексуальных возможностях. Тебе не хватает доверия к самому себе, надежды на будущее. «Я хочу переспать с тобой» переводится как: «Действительно ли я мужчина? Способен ли я давать жизнь?»

Это может означать и еще одно: «Если ты (пока) не открыла мне свое сердце, я по крайней мере овладею твоим телом. Потом твое сердце тоже станет моим, а пока я обойдусь телом».

Со стороны девушки — это вопрос: «Нравлюсь ли я, привлекательна ли я?» Она сомневается в себе, она хочет доказать себе свою привлекательность. «Скажи, что я красивая! Скажи, что я тебе нужна!»


В сущности, «девушке легче поверить, что ее тело привлекательно, чем понять, что прекрасна она сама. Но сексуальные отношения не могут убедить ее в том, что ее личность прекрасна и важна. И как доказать ей, что ее парень любит ее за внутреннюю красоту, а не за внешность?»[54]

В сущности, «девушке легче поверить, что ее тело привлекательно, чем понять, что прекрасна она сама. Но сексуальные отношения не могут убедить ее в том, что ее личность прекрасна и важна. И как доказать ей, что ее парень любит ее за внутреннюю красоту, а не за внешность?»[54]


У юноши это может быть потребность убедиться в своей силе, властвовать: «Смотри, какой я сильный!» У девушки — потребность взять верх, манипулировать парнем, держать его на поводке…

С обеих сторон — это крик: «Я для тебя по-настоящему важен или нет?» Но тут возникает парадокс: «При флирте каждый хочет быть важен для другого, но не считает его важным. Поэтому вскоре наступает разочарование», — недавно мне говорили об этом несколько ребят. «Ты встречаешься с кем-то, чтобы обрести уверенность в себе, ты ищешь защищенности, но все кончается разочарованием, и ты чувствуешь себя все более и более уязвимым…»[55]


Зацикленность на сексе — подмена главного?


«Освободить сексуальное желание в мире, где властвует смерть, где Бог отвергнут, означает освободить бешеное животное, разъяренное потому, что не может найти свою жертву, не может найти того, что ищет».

Оливье Клеман

«Освободить сексуальное желание в мире, где властвует смерть, где Бог отвергнут, означает освободить бешеное животное, разъяренное потому, что не может найти свою жертву, не может найти того, что ищет».


Бесконечно повторяющиеся сексуальные отношения — не подражание ли это бесконечности? В момент сексуального контакта время не имеет значения — не подражание ли это вечности? Но попытку проникнуть в бесконечность приходится повторять снова и снова — на самом деле это не бесконечность и не вечность…

В глубине сексуального желания — ностальгия по стране, где есть только счастье любви, по возлюбленному, с которым никто и никогда не сможет нас разлучить, по красоте, которую ничто и никогда не заставит поблекнуть, по лицу, которое никогда не исказит ни одна морщина… Ностальгия по полноте, к которой можно лишь чуть-чуть приблизиться в самые прекрасные моменты любви. Существование секс-шопов доказывает пустоту сердца и его жажду этой страны. Они — крик человека, который вечно, всем сердцем мечтает о любви…

А если эта любовь, эта прекрасная страна, эта полнота, этот лик, эта красота, это счастье — если это Бог? Твои отношения с Богом загнаны вглубь, и жажда любви не перенесена на что-то другое, но обострилась до предела![56] В чем причина неимоверного рыночного успеха всего, что связано с сексом? Причина — безумная жажда нежности, жажда, которая всегда есть в человеческом сердце. Жажда, которая так редко утоляется. Поэтому человек постоянно неудовлетворен. Конечно, бывает великая, чистая, прекрасная, сильная любовь и тогда, когда человек не знает Бога. Но, даже если мы не знаем источника, именно от Бога исходит все, что есть великого, чистого, прекрасного и сильного в этой любви.

А Бог… Как потрясает Его эта безумная жажда — давать и принимать любовь! Он видит в ней, как на негативе, Свой Лик. Каждый сексуальный контакт (даже греховный), как и любая жестокость, это отчаянный крик, обращенный к жизни, к Его жизни, душераздирающий сигнал SOS. Можно жить, не зная об этом. Но насколько больше наше счастье, когда мы это знаем!

Можешь ли ты любить любовью, о которой ты мечтаешь, вне Его?


SOS: Сексуально Озабоченная Среда

Страдание, Открытое Свету


Мы не умеем служить людям, совершать хотя бы маленькие поступки из любви, посвящать себя самым слабым, бороться за мир и справедливость — мы не умеем любить, поэтому нам ничего не остается, кроме секса. Эта зацикленность свойственна мирку скуки. Мир умирает от скуки, потому что не знает, где и как использовать свою способность любить: поле зрения сужается. Он видит лишь одну точку, к которой сводится все.

А горизонты любви безграничны. Тебя зовут бескрайние просторы. Любое желание сердца, не уравновешенное жаждой Бога, рано или поздно разочарует. Неужели ты никогда не обретешь утешения? Твое сердце говорит тебе, что оно создано не для денег, не для секса. Оно больше, чем все это. Оно больше, чем весь мир. Да, весь этот мир слишком мал для твоего сердца. Ты разрываешься. Ты хотел бы взорвать все вокруг. Ты плачешь, ты кричишь. Но плач и крик — тоже часть любви. Плакать и кричать тоже нужно, чтобы расслабились сведенные судорогой мышцы твоего сердца.

Признайся, ведь самое страшное: ты никому не нужен. Нет никого, кому ты был бы необходим. Нет никого, для кого ты был бы незаменим. Ты ни для кого не имеешь значения. Ты ни для кого не существуешь. Тогда зачем жить? Каждый сексуальный контакт — это крик твоего сердца: «Нужен ли я тебе? Важен ли я для тебя? Скажи мне, что я не одинок!»

Ты ищешь защиты от одиночества. Безнадежно. Ты ищешь того, кто утолит жажду твоего сердца, — и не находишь никого. Как горько разочарование! Каждый раз ты еще более одинок, чем раньше.


Мое сердце мечтает о первой любви


«Еще когда я была маленькой, меня насиловали братья и крестный. От ужаса и отвращения кажется, что твое тело омерзительно. Единственное, чем интересовался мой несчастный отец, это деградация человека. Значение имел только секс — хуже, чем у животных. В 12-13 лет я поняла, что человеку доставляет удовольствие только это, и решила стать проституткой, чтобы люди были счастливы. Я плыла по течению, безразличная к жизни, ко всему происходящему. Я жила, как в подземелье, без света, без радости. Я была зациклена на удовольствии, но главным была нежность и безопасность: я мечтала на кого-нибудь положиться. Но я не знала, что то, что я делаю, плохо. Я часто молилась Марии. А потом я познакомилась с движением Обновления в Святом Духе. Теперь мне не хотелось пропустить молитву, как раньше не хотелось пропустить попойку. Такая, какая я есть, грешная, я вместе с Марией приходила к Сердцу Иисуса, когда мне было плохо. Я плакала, и Мария осушила мои слезы, прижимая меня к сердцу. Иисус слишком чист, но именно Он мне и нужен. Его чистота, которая раньше пугала меня, теперь меня укрепляет. "Иисус, брат мой, друг мой, даруй мне тело, облеченное светом, чтобы я могла без страха смотреть на Тебя и на братьев. Иисус, освободи меня от моих цепей. Я отдаю Тебе мое сердце — сердце проститутки. Сердце, мечтавшее о первой любви. Сердце, которое бьется, как крылья умирающей бабочки. Мое сердце, которое не сможет говорить с Тобой, пока я снова не стану ребенком"».

Женевьева, 17 лет

«Еще когда я была маленькой, меня насиловали братья и крестный. От ужаса и отвращения кажется, что твое тело омерзительно. Единственное, чем интересовался мой несчастный отец, это деградация человека. Значение имел только секс — хуже, чем у животных. В 12-13 лет я поняла, что человеку доставляет удовольствие только это, и решила стать проституткой, чтобы люди были счастливы. Я плыла по течению, безразличная к жизни, ко всему происходящему. Я жила, как в подземелье, без света, без радости. Я была зациклена на удовольствии, но главным была нежность и безопасность: я мечтала на кого-нибудь положиться. Но я не знала, что то, что я делаю, плохо. Я часто молилась Марии. А потом я познакомилась с движением Обновления в Святом Духе. Теперь мне не хотелось пропустить молитву, как раньше не хотелось пропустить попойку. Такая, какая я есть, грешная, я вместе с Марией приходила к Сердцу Иисуса, когда мне было плохо. Я плакала, и Мария осушила мои слезы, прижимая меня к сердцу. Иисус слишком чист, но именно Он мне и нужен. Его чистота, которая раньше пугала меня, теперь меня укрепляет. "Иисус, брат мой, друг мой, даруй мне тело, облеченное светом, чтобы я могла без страха смотреть на Тебя и на братьев. Иисус, освободи меня от моих цепей. Я отдаю Тебе мое сердце — сердце проститутки. Сердце, мечтавшее о первой любви. Сердце, которое бьется, как крылья умирающей бабочки. Мое сердце, которое не сможет говорить с Тобой, пока я снова не стану ребенком"».


Кем бы ты ни был, где бы ты ни был, каким бы ни было твое сердце, что бы ни произошло в твоей жизни, ты не можешь жить, если тебе не на кого положиться. Попробуй позволить Иисусу быть твоей защитой, отдохновением твоего сердца. Может быть, твое сердце уже привыкло не любить. Но оно всегда мечтает о первой любви, любви, которой оно никогда не получало, любви, достойной твоего сердца. Ты ищешь того, кто был бы достоин твоей любви, достоин твоей фантастической способности любить и отдавать себя. Твое сердце не пусто — оно переполнено любовью, которая не нашла того, на кого она могла бы излиться.

Однажды в Квебеке после мессы двенадцать молоденьких проституток подошли ко мне, чтобы поделиться своими чувствами. Они зашли просто ради интереса, обратив внимание на то, что в храме было очень много молодежи. Когда они вошли, я как раз читал это письмо Женевьевы. Они были потрясены. Сейчас они свободны, они стали детьми Божиими и живут в радости. Женщины, продававшие свое тело, теперь навсегда отдали его Господу. Как много я знаю таких историй! Бог никого не считает слишком далеким, слишком грязным, слишком измученным.

Иисус хочет стать твоей первой любовью, той, о которой ты всегда мечтал. В Нем любовь обретет глубину и красочность. Ты познаешь время любви. Он не лишает тебя человеческой любви, но очеловечивает любовь, защищает ее от грязи, выносит из под земли, дарит ей лик весны, освещает ярким солнечным светом.


3. СТРАННАЯ УЯЗВИМОСТЬ: РАНЕНАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ

И услышали голос Господа Бога,

ходящего в раю во время прохлады дня.

И воззвал Господь Бог к Адаму, и сказал ему:

— Адам, где ты?

— Я убоялся, потому что я наг.

— Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева,

от которого Я запретил тебе есть?

Быт 3:8-11

И услышали голос Господа Бога,

ходящего в раю во время прохлады дня.

И воззвал Господь Бог к Адаму, и сказал ему:

— Адам, где ты?

— Я убоялся, потому что я наг.

— Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева,

от которого Я запретил тебе есть?


Но все не так просто! Возникает трагический разрыв между привлекательностью сексуального и передачей в дар жизни, полом и сексом, любовью и рождением детей, сексуальностью и личностью, телом и сердцем, удовольствием и радостью.

И на каждом уровне — сколько может быть проблем! Все они, в сущности, связаны с первой катастрофой: с первым грехом, запустившим механизм всех последующих, с той брешью, через которую зло хлынуло в мир. Мы должны принять тот факт, что наша сексуальность ранена и ее необходимо лечить, как лечат раненого после автокатастрофы. Наша сексуальность повреждена, и ее необходимо реставрировать, как поврежденную картину, как полуразрушенный дом[57].

Это длительная работа, но как она увлекательна! Работа по воссозданию. Как здорово — работать, чтобы, вопреки всем карикатурам, стала видна настоящая любовь. Чтобы из-под массы подделок внезапно появилась настоящая жизнь. Освободить личность от искажений. И тогда мы увидим, как сексуальность постепенно обретет целостность.

Но сначала надо посмотреть в лицо всем проблемам любви, жизненным ранам, чтобы знать, как исцелять их, как выкарабкиваться. Или просто как защититься от них.

Глядя на эти искажения, мы можем «от противного» понять, насколько неразделимы в тайне нашего тела любовь и жизнь. По контрасту с этими примерами будет ярче видна красота нашей человеческой сексуальности. Когда мы честно говорим про зло, легче увидеть сияющую чистоту красоты.


1. МАСТУРБАЦИЯ: ЭТАП СОЗРЕВАНИЯ ИЛИ ПРОБЛЕМА?


Влечение к самому себе: замкнутый круг?[58]


Это скорее расстройство, более или менее серьезное, чем извращение. Кажется, что мастурбация невинна, естественна. Ты даже не сомневаешься: «Это неизбежно, чтобы не сказать полезно. Это помогает поддерживать свои сексуальные возможности, чтобы лучше воплотить их с партнером. Это необходимо для физического удовлетворения, для душевного равновесия и вообще для хорошего самочувствия. А кроме того, это так легко и так классно! Можно всегда и везде иметь при себе прекрасную игрушку, источник неослабевающего удовольствия». Ну что ж, для начала уточним кое-что (прости за подробности, но, чтобы все было ясно, нужно выражаться точно).

1. Понятие мастурбации предполагает, что оргазм был запланирован. Сексуальное желание само по себе невинно, если не влечет за собой твоих действий, цель которых — добиться оргазма. Точно так же нет ничего страшного, если это происходит в полусне, когда воля не проснулась. Не путай невольную эякуляцию и намеренное самовозбуждение.

2. Конечно, еще не так страшно, если мастурбация — единичный случай, случайная слабость. Кто из нас никогда не поскальзывался, пусть случайно, на этой «банановой шкурке»? Проблема в том, что один-единственный раз так легко повторить еще и еще! Первый раз порождает следующий. И вскоре возникает привычка (это как с алкоголем, когда периоды трезвости становятся все меньше и меньше)… Тебя как будто засасывает в болото: чем активнее ты пытаешься вылезти, тем глубже погружаешься. Сколько ребят рассказывали мне об этом как о болезни, от которой они никак не могут найти лекарство! Для них это было унижением. Не надо слишком легко относиться к их страданиям. Мы не имеем права смеяться над этим или притворяться, что ничего не понимаем.


Мастурбация = компенсация, утешение, разочарование


Так почему же мастурбация, в конечном счете, дает так мало утешения, так мало успокоения? Почему она не дает истинной радости, хотя с точки зрения физической и приносит удовлетворение? Если быть честным с самим собой, каждый вынужден будет это признать.

1. Мастурбация кажется чем-то само собой разумеющимся, но она замыкает тебя в себе. Ты видишь только себя самого: мастурбация ограничивает тебя, делает тебя пленником — потому что ты становишься для себя самого источником сексуального удовлетворения. А когда ты доставляешь себе удовлетворение сам, тебе становится трудно радоваться другому человеку. Мастурбация, ставшая привычкой, может мешать тебе строить отношения с людьми, потому что твоя сексуальность — а значит, вся твоя сущность — уже не стремится к другому человеку, которого можно было бы любить, которому можно отдать, посвятить себя. Ты замыкаешься в коконе — внутри самого себя. Даже контакты с людьми в интернете остаются очень дистанцированными, нереальными, искусственными. Ведь, в сущности, ты проецируешь на экран самого себя[59].

2. В периоды одиночества, когда ты чувствуешь, что рядом с тобой никого нет, тебя никто не любит, когда ты чувствуешь себя всеми покинутым и обиженным, ты думаешь: «Ну, если никто меня не любит, по крайней мере я сам себя люблю».

Обрати внимание, ведь ты занимаешься мастурбацией, только когда рядом точно никого нет. Если кто-то рядом, сексуальный импульс уменьшается, или тебя сдерживает чувство стыда. В конце концов, это поиск — порой безнадежный — простой нежности, но нежности невозможной: как можно любить себя самого таким образом и не оказаться в ловушке нарциссизма и — кто знает? — тесно связанного с ним эгоизма. В сущности, это просто компенсация, попытка вознаградить себя за все пережитые разочарования. Ты утешаешь себя, любимого, кормишь себя с ложечки. Но что ты обретаешь?


Выйти из нулевой точки


Сигнал тревоги — ситуация, когда человек впадает в депрессию, начинает бояться, тратит много сил впустую. Замкнувшись в себе, ты не сможешь начать все сначала в радости жизни и любви. Горе родителям и учителям, которые, услышав от подростка о мастурбации, осыпают его упреками или издевательскими шуточками, или, что еще хуже, утверждают, что это ерунда, если не поощряют… Они затыкают уши, чтобы не слышать крика. Сами того не понимая, они не принимают всерьез того, кто доверился им. Это тоже форма презрения. Делать вид, что никакой проблемы нет, означает отвергать человека, толкать его в пучину одиночества. Отверженность, одиночество заставляют его прятаться в воображаемом мире. Наркотики — это мастурбация воображения, мастурбация — наркотик воображения.

Человек убегает от действительности, которая слишком жестока к нему: любой ценой он хочет как можно быстрее забыть реальность, которой не может противостоять. И здесь тоже важно расшифровать этот сигнал SОS. Откуда этот страх перед реальностью, из-за которого эмоции оказываются в замкнутом круге?


Мастурбация «замыкает» взросление


Взросление предполагает, что ты открыт другим и смело смотришь в лицо реальности.

«Если человек начинает мастурбировать в раннем возрасте, он рискует замкнуться в рамках инстинктивной сексуальности, ориентированной не на единство с другим человеком, но только на собственное удовольствие. Мастурбация может усилить страх перед отношениями с другим. Эмоционально незрелый человек хочет быть любимым, но не хочет делать усилий, чтобы любить самому, не хочет принимать ответственность за другого. Он совершает действия, выражающие ту реальность, которую он еще не способен по-настоящему пережить и принять. Не замедляет ли преждевременный сексуальный опыт процессы, необходимые для созревания личности? Подростки смогут достичь подлинной зрелости и нести ответственность в той борьбе, которая происходит в этом мире, настолько, насколько они будут бороться за целомудрие»[60].

Эмоционально незрелый человек хочет почувствовать себя любимым и получить от этого удовольствие, не делая усилий, не беря на себя ответственности любить и отдавать. Зрелость предполагает открытость другому и столкновение с реальностью; мастурбация создает «короткое замыкание» взросления.


Будь готовым к будущим супружеским отношениям


Другое последствие укоренившейся привычки к мастурбации: позже тебе будет сложно управлять эякуляцией во время соития. Скорость, почти моментально следующая за эрекцией эякуляция не позволяют мужским и женским половым органам синхронизироваться, поскольку мужской орган «срабатывает» слишком быстро (иногда даже до проникновения). В результате девушка остается неудовлетворенной, а у юноши возникает чувство провала, неудачи. Часто девушка унижает юношу: «Ты не умеешь!» Иногда, после нескольких таких «неудач» юноша обращается к гомосексуальным отношениям. Сколько женщин, недавно вышедших замуж, говорили мне о жестоком разочаровании в результате сексуальной неловкости супруга, причиной которых часто была давняя и укорененная привычка к мастурбации. К тому же эта привычка нередко превращает половой акт из дара любви во взаимную мастурбацию. Юноша мгновенно удовлетворен, девушка жестоко разочарована, фрустрирована. Понимание того, что ты готовишь «успешные» сексуальные отношения в браке, а отсюда — гармонию в отношениях с будущей супругой, вдохновит тебя, уже в подростковом возрасте, на борьбу за здоровое владение своей сексуальностью. Твоя будущая супруга / твой будущий супруг будет тебе глубоко благодарен.


Распространенные и распространяемые заблуждения


Нам часто говорят: если искушение, желание слишком сильно, если требование плоти непреодолимо, лучше поскорее перейти к действию, чтобы «освободиться». Так что же — чистота воображения придет через нечистоту? Это элементарное непонимание реальности: акт, в свою очередь, создаст новый образ — снова порочный круг!

Нам часто говорят, что мастурбация так же безобидна, как слюноотделение или плач, да еще и дает физическое наслаждение… Но опыт — может быть, и твой? — свидетельствует о противоположном: когда твое сердце исполнено нежности, ты же не начинаешь плеваться! Тебе не стыдно сморкаться на людях, ты не вспоминаешь каждую ситуацию, когда ты что-нибудь ел или пил… Но главное — немного здравого смысла: может ли из слюны или слезы появиться человек? Могут ли они подарить вечную жизнь?[61] Нет и нет, половые органы — это не просто самая классная игрушка!

Нам часто говорят, что сексуальные отношения с другим человеком лучше, чем «с самим собой», потому что это более естественно, больше похоже на тот порядок вещей, которого хотел Творец. И многие именно этим оправдывают свои половые отношения вне брака: лучше бегство в реальное, чем в воображаемое. В теории это, может быть, и верно, но на самом деле, если выбирать из двух зол, мастурбация, безусловно, меньшее зло. По крайней мере, твое неуважение вредит только тебе самому: ты не ранишь и не опустошаешь другого…[62]


Высокие дозы = высокий уровень риска


Нужно честно признать еще две опасности: глубоко укоренившаяся привычка к мастурбации затрудняет сексуальные отношения в браке — ведь там нужно думать в первую очередь об удовольствии и удовлетворении супруги (супруга), а уж потом — о своем. Тебе нужно будет научиться уважать его, ее ритм, отдавать себя, иногда в самоотречении, но ради возрастания любви. Не верь, что у тебя не может быть здоровых сексуальных отношений, если ты не «потренируешься» с помощью мастурбации. Многие женатые люди говорят, что у них не было никаких проблем с сексом, хотя они и не пробовали мастурбировать. Иногда мастурбация — ставшая привычкой — приводит к гомосексуализму, которому свойственны большая зацикленность на себе и меньшая жертвенность в любви, чем в здоровых отношениях (при этом гомосексуализм создает иллюзию объединения открытости другому и эгоистического удовольствия). Конечно, этот риск отнюдь не означает неизбежности.

Средства, чтобы выйти из этого круга, существуют. Мы будем говорить об этом через несколько страниц, когда речь пойдет о битве. Но сначала нам нужно рассмотреть еще несколько аспектов, которые характеризуют нецеломудрие в целом. Это продолжение того же разговора, но уже отнюдь не только о мастурбации.


2. НЕЦЕЛОМУДРИЕ: ПРОБЛЕМА ИЛИ РАБСТВО?


Какими бы ни были проявления нецеломудрия, это всегда удар по свободе: очень быстро ты становишься зависим. Это как марихуана, которая становятся прямой дорогой к героину. Ты вроде только прикоснулся одним пальцем — и уже завяз по шею! И это касается не только тела, но и воли, которая как будто замораживается. В начале ты еще контролируешь ситуацию, в конце ты уже побежден. Это особенность якобы контролируемых уступок, которые становятся дорогой в пропасть. Мало-помалу происходит привыкание, и вот желание — уже не желание: оно стало необходимостью.

Проблема становится рабством. Как и любой другой грех, нецеломудрие представляется твоим другом: «Я хочу служить тебе, подарить тебе счастье!» Если ты время от времени открываешь ему дверь, оно — случайный гость. Но мало-помалу оно поселяется в доме. Оно захватило дом, его невозможно выселить. Оно чувствует себя как дома. Оно уже вынуждает тебя исполнять его прихоти. Ты вынужден подчиняться, иначе оно отомстит. И вот оно стало хозяином, даже тираном в твоем доме!

Сколько я видел ребят, признававшихся, что находятся в полной зависимости от своих сексуальных желаний, они абсолютно неспособны устоять, властвовать собой, уже не могут выбирать: уже не свободны. Несмотря на все благие намерения, независимо от воли. Как бездарно тратится молодость! Нецеломудрие — не самый тяжкий грех, но, в определенном смысле, он создает больше всего проблем, потому что поражает самую уязвимую точку, в которой сконцентрированы отношения между душой, сердцем и телом: сокровенные глубины человеческого естества. Я совершаю грех против себя самого.

Признайся, ведь нецеломудрие оставляет отвратительный привкус горечи, что-то вроде похмелья. Ты чувствуешь себя униженным, ты недоволен собой, ты разочарован в себе, потому что ты уронил себя, сделал что-то, что ниже тебя самого, что-то, унижающее тебя. Ты разочарован, потому что после каждого падения ты обещаешь больше никогда этого не делать, в глубине души зная, что вновь сорвешься. Враг одурачил тебя, соблазнил чем-то иллюзорным. Ты — жертва обмана.

Ты становишься слабым, ты погружаешься в тоску все глубже и глубже. Краткое опьянение, а потом — бездна уныния…


Наваждение: зараженное воображение


Нецеломудрие так быстро становится наваждением! В конце концов ты уже не можешь думать ни о чем другом. Ты снова и снова прокручиваешь в мыслях «прошлый раз», представляешь себе следующий… Поле зрения нашего воображения начинает сводиться к одной теме. Это поистине ужасное ограничение духа! Не говори мне, что это не влияет на повседневную жизнь. Некоторые ребята проваливались на экзаменах, потому что наваждение продолжалось часами и они почти не спали ночью. Крайний случай? Может быть, но наклонная плоскость опасна для всех. Разум заражен нездоровыми образами, как бывает, когда пиратская радиостанция создает помехи в эфире. Он как бы охвачен параличем и с трудом использует другие интеллектуальные возможности, способности. От этого страдает даже направление взгляда! Он соскальзывает от лица, ниже... Соскальзывает, ускользает: условный рефлекс. Ты больше не властен над своим взглядом — и даже не понимаешь этого!

В редких случаях воображение может быть распущенным, и тем не менее человек не переходит к действиям. Бывает, что сексуально озабоченный человек все-таки не поддается искушению воплотить фантазии в жизнь. Но это редкость. Воображение и действия находятся в постоянном взаимодействии. Бывает, что образ предшествует желанию, провоцирует его. Бывает и наоборот: воображение чисто, но спонтанный сексуальный импульс «включает» образы, которые, в свою очередь, побуждают идти дальше… Воображение требует действия, действие, в свою очередь, возбуждает воображение: порочный круг! Как взаимосвязаны плоть и дух! Ты начинаешь воображать множество всяческих «штучек», чтобы разнообразить или усилить наслаждение, твое воображение работает непрерывно — и получается бесконечная спираль{9}.

Воображение связано с памятью. Ничто не оставляет в памяти таких глубоких отметин, как половой акт. Ты можешь забыть множество событий, но это будет выгравировано в памяти навсегда. Спустя десятилетия навязчивые образы будут являться тебе — такие яркие, свежие, такие живые, как будто это было вчера. Прошлое вновь переживается в настоящем. Ты видишь, до какой степени сексуальность затрагивает не только тело, но все твое существо. Сексуальный опыт живет в таких глубинах, куда невозможно проникнуть, чтобы выкорчевать его. Порой именно противоестественные действия оказывают самое большое влияние. Только Иисус Спаситель способен исцелить нашу память от этой проказы.


Очистить взгляд


Зрение питает память и воображение. Как велика сила образа! Ничто так не затрагивает воображение, не питает фантазии, как то, что ты видишь[63]. То, что воспринято на слух, призывает, то, что увидено, возбуждает, то, что прожито, опустошает. Слово — информация: оно создает впечатление. Виденное — провокация: оно давит, принуждает. Телевидение, видеофильмы, кино, комиксы на всю катушку используют этот колдовской эффект. Звук тоже может действовать так: например, некоторая музыка (ведь есть концерты, нацеленные на достижение оргазма у слушателей). Но даже эротические беседы по телефону, воспринимаемые на слух,  уступают по силе воздействия видимым изображениям в Интернете.



3. УСТОЯТЬ = ВЫЖИТЬ

Поступайте как свободные,

не как употребляющие свободу

для прикрытия зла,

но как рабы Божии.

Ср. 1 Пет 2:16[64]

Поступайте как свободные,

не как употребляющие свободу

для прикрытия зла,

но как рабы Божии.


Сексуальность куда более управляема, чем мы думаем. Сексуальные желания намного менее непреодолимы, чем принято считать. Некоторые сексуальные нарушения поддаются коррекции намного лучше, чем утверждают многие. Говорить, что это столь же непреодолимо, как голод или жажда, — просто смешно. Вот что говорит девятнадцатилетняя Франсуаза (просто и разумно):


«Сексуальное желание — желание, а не потребность. Действительно, воздержание нелегко перенести, но это возможно. Я могу это доказать: у меня не было сексуальных отношений уже год. Смогла бы я в течение года воздерживаться от еды и питья

«Сексуальное желание — желание, а не потребность. Действительно, воздержание нелегко перенести, но это возможно. Я могу это доказать: у меня не было сексуальных отношений уже год. Смогла бы я в течение года воздерживаться от еды и питья


Пойми меня правильно: речь не идет о том, чтобы подавлять, отвергать сексуальность. Наоборот, нужно использовать ее так, чтобы она смогла служить любви и жизни. Направить сексуальную энергию, управлять ею, чтобы она стала источником огня и света: любви и радости. Избежать разрушительного наводнения, подобного потоку воды при таянии снега.

В первую очередь — это вопрос свободы. Истинной свободы. Избавления от рабства — мы видели, как разрушительны последствия этого рабства.


«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти».

Гал 5:13

«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти».


«Они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб».

2 Пет 2:18-19

«Они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб».


Следовательно, это вопрос воли: решение бороться — волевое решение. Свободный выбор в пользу борьбы — уже шаг на пути к свободе. Какими бы слабыми мы себя ни чувствовали — кто из нас не сможет сделать маленький шаг?

В том, что касается нецеломудрия, степень вины связана со степенью добровольности. Когда тебя захватывает страсть, способность к волевым действиям уменьшается. Страсть может полностью завладеть волей. Ты можешь быть совершенно захвачен, оказаться всецело во власти инстинкта. Но и тогда в глубине сердца остается возможность не соглашаться, или по крайней мере хотеть не соглашаться, но бороться.

Когда влечения так сильны, благодари Господа, Который дает тебе столько жизненных сил и такую возможность пройти суровую школу воли — школу мужества.

В этой работе освобождения нераздельно действуют два элемента: твои усилия и сила Бога. Твое содействие и Его действие. Он ничего не сделает без тебя: Он слишком тебя уважает. А ты без Него ничего не можешь. Вы необходимы друг другу. Чтобы сделать тысячи шагов, Он ждет того маленького шага, который можешь сделать только ты, но Он хочет помочь тебе сделать его. Твой шаг дает Ему возможность сделать Свои шаги. Это касается всех областей жизни.


У каждого — свои методы


Каждый сам, с учетом своего опыта, находит свои способы противостояния. Можно найти свои маленькие хитрости против искушения. Вот здесь и задействуй свое воображение!

Когда приходит искушение, встань и молись. Часто в такие моменты молиться трудно. В крайнем случае почитай, найди какую-то игру, займись интересной работой, которая заняла бы твои мысли и помогла отвлечься. Короче говоря, найди замену. Если это возможно, постарайся быть на людях, а не в одиночестве (ночью подумай о тех, кто окружает тебя, хотя ты их не видишь: ангелы, святые, твои родственники или друзья, которые уже на небесах).

Очень часто искушение просто уходит. Часто ты уже на грани оргазма — но достаточно всего на минуту отвлечься, заняться чем-то, и все проходит. Не думай, что если сексуальное желание возникло (даже если ты сделал движение ему навстречу), то с ним уже ничего не поделаешь, ничто уже его не остановит.

А значит, никогда не думай, что ты уже побежден! Не капитулируй, не сделав ничего, чтобы устоять! Это неверие в свои силы, просто трусость. Наоборот, вспомни те случаи, когда ты почти с легкостью побеждал искушение — пусть даже в последний момент. Вспомни, как тебе было приятно, ты был счастлив, что доказал самому себе, что ты сильнее, чем тебе казалось. Коллекционируй свои маленькие победы. От одной маленькой победы к другой, ты, наконец, победишь окончательно (как алкоголик оказывается от одного стакана, от второго…).

С одной стороны, естественные сексуальные желания сами по себе независимы от нашей воли. Они приходят сами по себе, иногда неожиданно, и повлиять на них непосредственно невозможно. Но с другой стороны, в большинстве случаев можно контролировать и избежать наступления оргазма. Временной промежуток между желанием и оргазмом, каким бы коротким он ни был, и естьполе битвы. Здесь нужно согласиться или отказаться. Здесь можно развивать самообладание, здесь нужно подключать молитву и те простые средства, которыми ты располагаешь. Каждое мгновение ты должен быть способен воспользоваться своей свободой выбора. Пусть ты не всегда властен над своим воображением или половыми органами, но над глазами, руками, ногами ты властен всегда. Они не двигаются сами по себе, ты можешь управлять ими.


Общая тактика


Пусть для тебя станет привычкой избегать того, что может соблазнить тебя или кого-то другого (некоторые положения тела, движения, слишком облегающие брюки, мини-юбки, острая, возбуждающая пища). Если электровоз уже едет, помни, что только ты в ответе за питающий его электрический ток. Воздерживайся от любого «электропитания»: фильмов, сайтов, рекламных афиш, теле- и радиопередач... Если ты играешь с гадюкой — она тебя укусит. Ты знаешь, что провоцирует твои падения. Ты знаешь свои слабости. Будь честен с самим собой. Будь силен, чтобы справиться с собой.

Стремись защитить чистоту своего взгляда. Если ты видишь порнографическую афишу, эротическую сцену, имей мужество немедленно отвернуться. Не позволяй взгляду блуждать. Это суровая аскеза, но как это здорово!

И тут очень важно очистить свой взгляд, созерцая Тело Христа[65]. Смыть с глаз всю грязь, обратить взор на Свет. Трапеза Агнца исцеляет от всех непристойностей. Смотри на иконы, часто и подолгу[66]. В их спокойной красоте ты увидишь красоту человеческого лица. Ведь наши СМИ предлагают тебе лишь злую карикатуру на человека. Пусть перед репродукцией Туринской плащаницы тебя охватит и исцелит нежность Лика Христа[67]. Смотри на самую прекрасную, самую живую икону: детское лицо. Именно в нем вернее всего отражается светлая, девственная чистота Лика Христа и лика Богоматери[68].


Не компьютер, а гладиатор!


Такие средства существуют. Они вполне доступны. Их незачем откладывать на завтра. Конечно, нельзя рассчитывать, что они помогут немедленно. Это не может быть автоматически. Здесь важно все: твое желание, твоя воля, твоя внутренняя решимость и, конечно, Божия благодать. Но это нельзя сделать искусственно. Ты — не комьпютер, ты — гладиатор, борец, солдат Света![69] Сражаться — это действительно здорово! Какая благодать — жить в те времена, когда мы постоянно подвергаемся нападениям, когда за чистоту надо жестоко сражаться. Это только придает ей больше ценности в наших глазах. Сегодня, чтобы любить в истине, приходится бороться. Это цена настоящей жизни, ес ли не хочешь вести растительное существование. Каждая твоя победа, какой бы ничтожной она тебе ни казалась, готовит тебе на небесах сокровище!

Ничто так не помогает оставаться молодым, как необходимость бороться, быть постоянно в состоянии боевой готовности, настороже, быть готовым ко всему и бдительным. Когда каждую секунду возможно нападение, ты живешь как на войне. Тогда сердце бодрствует. Нельзя заснуть в кресле, расслабиться, разлениться. Ты поднимаешься к вершине! Помни, что каждый компромисс — это брешь в твоей обороне. Каждое падение — трещина в стенах твоей крепости. Чем легче ты уступаешь, тем труднее тебе устоять. А разве устоять не означает выжить?


Слалом интереснее, чем катание с горки


Ничто не укрепляет наши силы так, как битва. Когда мы сражаемся, чтобы сохранить чистоту, мы становимся сильнее во всем[70]. Сегодня битва за то, чтобы остаться во Свете, требует стольких усилий, что становится прекрасной возможностью упражняться в умении свободно властвовать собой. Она делает тебя свободным и счастливым человеком. Она уравновешивает, организует тебя, становится внутренним стержнем.

Мы уже говорили о том, что именно тело — та сфера, в которой я обретаю свободу. При том, что именно оно определяет мое положение во времени и в пространстве. Я могу играть тем, что мне дано. Это похоже на слалом — препятствия становятся победами. Слалом интереснее, чем просто катание с горки. Я учусь властвовать над своим телом.

Я знаю, что это нелегко. В нас столько сложностей, что даже наша воля иногда начинает потакать нашей неимоверной слабости. И часто слабость оказывается сильнее всего. Она, как огромная волна, смывает все наши желания, решения, самые твердые намерения… Она в один миг сметает все. Да укрепит дыхание Духа Святого нашу волю, которая так часто ослабевает!


Если хочешь начать с начала — не оглядывайся назад!


Если ты поддался искушению, не теряй голову. Худшее, что может случиться, — не просто упасть, но — остаться лежать в грязи. Ты упал? Не отчаивайся. Не чувствуй себя ни виноватым, ни побежденным. Встань! Не оглядывайся назад, не упивайся печальными последствиями своего поступка. Продолжай путь. Отчаяние более гибельно, чем само падение. Отчаяние угашает порывы, разрушает возможность движения вперед, придавливает к земле, становится тюрьмой для радости.

Иисус здесь. В эту самую минуту. Он протягивает руку, чтобы поднять тебя, поставить на ноги[71]. Он задает тот единственный вопрос, который Он задал Петру после его отречения, когда они стояли вдвоем на берегу озера: «Петр, любишь ли ты Меня?» Падения, причина которых — слабость, страсть, как для Петра — власть страха, не затрагивают глубин твоей любви ко Христу. Он знает это. Он ждет, что ты скажешь Ему об этом. Простым движением сердца отдай все Его Сердцу. Все, что ранит любовь, пронзает Его Сердце. Все, что унижает тело, ранит Его Тело. Все, что отвергает свет, отделяет от Его братьев. Главное — молись. Доверься Пренепорочной Матери Божией.

Бороться с этой болезнью помогает розарий[72]. Доверься тем святым, которых Господь избавил от грехов против целомудрия[73]. Для Бога важны не твои ошибки, не моменты, когда тебя «заносит». Для Него важно, чтобы ты продолжал сражаться. Ведь наши желания, наши решения — это как бы действия в зародыше. Не так страшно упасть, если ты двигаешься к вершине.


Ноль может быть точкой отсчета


Если это укоренилось очень глубоко, если это уже старая привычка, постарайся вместе с братом-священником или несколькими верующими в присутствии Господа понять причины (недавние или очень давние) этой проблемы. Это часто связано с первыми проявлениями сексуальности в период полового созревания, с первым сексуальным опытом, который оказался болезненным — что-то вроде поломки, которую ты еще не исправил. Проси Иисуса, чтобы Он Сам пришел и исцелил эту рану, нанесенную тебе в детстве или в юности.

И даже если ты увяз в болоте привычки, которая кажется тебе неискоренимой, прошу тебя, никогда не говори: «Я никогда с этим не справлюсь». Худшее, что можно придумать — решить, что это непоправимо, неустранимо, необратимо. Тысячи других людей боролись с тем же самым многие годы, и они справились, и даже почти не помнят об этом. Порой избавление приходит мгновенно, силой какой-то нежданной благодати[74], порой постепенно, мало-помалу, когда все увеличиваются промежутки между падениями. Тут очень большую роль играет лечение Евхаристией. Мы еще будем говорить об этом. Пока же я скажу вот что: от прощения к прощению, поднимаясь снова и снова, постепенно ты обретешь свободу[75].

Вот так, постепенно, Иисус будет евангелизировать твою способность любить, освобождать ее от стремления властвовать, получать удовольствие, которое, возможно, связывает ее. Он научит тебя давать жизнь, а не отвергать ее.

Он поможет тебе открыть твою красоту, сокрытую в глубине твоего сердца. Тогда ты будешь меньше увлекаться той красотой, которая, хотя и реальна, но так обманчива, лжива, так смертоносна!


Лазерный луч, который создает тело,

пронизанное светом


Среди тех, кто попал в ловушку нецеломудрия (состоят они в браке или нет), многие падают по слабости[76].

Именно на них в первую очередь направлена Божия нежность, потому что они — дети Божиего прощения, если они готовы открыться навстречу ему.

Но есть и те, кто грешит против Света из принципа. Они оправдывают сами себя, создают философию, даже «богословие», изобретают множество теорий, чтобы оправдать ошибки и заблуждения. Эта ситуация безвыходна, потому что здесь нет желания получить прощение, ведь они даже не считают себя грешниками! Зачем им Спаситель? От чего Он их будет спасать? Грех — это миф! Все естественно, все нормально! Единственная надежда для них — обратиться. Обратиться или погибнуть, быть уничтоженными грехом. Но какое освобождение приходит, когда мы наконец признаем себя бедными грешниками! Мы чувствуем, что теперь мы не врем. Мы в согласии с самими собой. Мы больше не играем.

Я думаю о стольких ребятах с сексуальными проблемами, которые обрели исцеление. Они наконец-то встретили любовь, достойную своего сердца. Они омыты Кровью Бога, очищены Взглядом Иисуса. Этот Взгляд обращен на тебя каждую секунду, как был он обращен на апостола Петра сразу после его отречения. Ты можешь отвернуться от него. Ты можешь никогда не заметить его. Страшная боль для Него, бесконечное уныние для тебя…

Но ты можешь и обратиться: впустить этот Взгляд, исполненный невообразимой нежности, позволить ему проникнуть в самые укромные уголки твоей жизни. Его взгляд — это лазерный луч! В нем столько силы, что он может совершить хирургическую операцию. Так в современной хирургии отслоение сетчатки лечат с помощью лазера: свет возвращает глазам свет!

Какими бы страшными ни были твои язвы, не бойся довериться лазерному лучу Взгляда Иисуса. Он поймет тайную музыку твоего сердца. Прощение — самое человечное из таинств.


Битву я проиграл, но войну выиграю!


Сколько юношей и девушек могут свидетельствовать об этом! Они думали, что завязли уже навсегда, и не знали, как выбраться — а теперь они свободны. Они счастливы, они гордятся этой свободой. Да, из этого можно выбраться![77]


«Когда нам было лет по десять, мы с братом увидели порнофильм. Потом много лет мы играли в "странную игру"… Можешь себе представить, что это было… Я была больна: психосоматические проблемы, головные боли. Меня лечили всевозможные врачи, психиатры… Я была страшно несчастна. Мне пришлось бросить учебу — а это была единственная возможность общаться с друзьями. Меня все достало до последней степени. Я была готова покончить с собой. А потом благодаря одному другу (он слепой) я вернулась ко Христу. Теперь я счастлива, действительно счастлива. Вот уже два года, как Иисус исцелил меня от головных болей. Я собираюсь стать социальным работником и всю жизнь свидетельствовать об Иисусе».

Беатрис, 18 лет

«Когда нам было лет по десять, мы с братом увидели порнофильм. Потом много лет мы играли в "странную игру"… Можешь себе представить, что это было… Я была больна: психосоматические проблемы, головные боли. Меня лечили всевозможные врачи, психиатры… Я была страшно несчастна. Мне пришлось бросить учебу — а это была единственная возможность общаться с друзьями. Меня все достало до последней степени. Я была готова покончить с собой. А потом благодаря одному другу (он слепой) я вернулась ко Христу. Теперь я счастлива, действительно счастлива. Вот уже два года, как Иисус исцелил меня от головных болей. Я собираюсь стать социальным работником и всю жизнь свидетельствовать об Иисусе».


«Я сражаюсь изо всех сил, но отнюдь не всегда успешно: если уж сатана поймал добычу, он не хочет ее отпускать. Господи! Как же трудно выкарабкаться из этой болезни, из этого греха. Тебя не покидают воспоминания, привычки, угрызения совести, новые падения и т. д. И все это продолжается не только когда ты ничего не делаешь, но и когда ты пытаешься с этим справиться. Но в одном можно быть уверенным: Он жив, и значит, Он победил. Что бы ни случилось, Он уже победил! А все мои битвы — такая школа смирения, надежды, доверия, самозабвения! Честно говоря, самые серьезные искушения начинаются именно тогда, когда я чувствую себя сильным — вечно эта дьявольская гордыня! Но теперь я уже не говорю: "Я спасен". Я говорю: "Бог спасает и хранит меня". Когда я более или менее добровольно (это надо честно признавать) попадаю в опасную ситуацию, мои ангелы-хранители стараются нейтрализовать опасность. Когда-то эта защита нервировала меня, мне казалось, что это меня унижает. Теперь я благодарю за нее Господа и знаю, что она мне нужна. Какая радость — знать, что тебя так любят и уважают! А моя слабость — это урок любви и сострадания. Ничто так не помогает разделить с другим его страдание и слабость, как собственные слабость и боль. Я чувствую себя больным и, увы, грязным, но Милосердие омывает и очищает лучше, чем что бы то ни было. Слава Тебе, Господи!»

Филипп, 23 года (бывший гомосексуалист)

«Я сражаюсь изо всех сил, но отнюдь не всегда успешно: если уж сатана поймал добычу, он не хочет ее отпускать. Господи! Как же трудно выкарабкаться из этой болезни, из этого греха. Тебя не покидают воспоминания, привычки, угрызения совести, новые падения и т. д. И все это продолжается не только когда ты ничего не делаешь, но и когда ты пытаешься с этим справиться. Но в одном можно быть уверенным: Он жив, и значит, Он победил. Что бы ни случилось, Он уже победил! А все мои битвы — такая школа смирения, надежды, доверия, самозабвения! Честно говоря, самые серьезные искушения начинаются именно тогда, когда я чувствую себя сильным — вечно эта дьявольская гордыня! Но теперь я уже не говорю: "Я спасен". Я говорю: "Бог спасает и хранит меня". Когда я более или менее добровольно (это надо честно признавать) попадаю в опасную ситуацию, мои ангелы-хранители стараются нейтрализовать опасность. Когда-то эта защита нервировала меня, мне казалось, что это меня унижает. Теперь я благодарю за нее Господа и знаю, что она мне нужна. Какая радость — знать, что тебя так любят и уважают! А моя слабость — это урок любви и сострадания. Ничто так не помогает разделить с другим его страдание и слабость, как собственные слабость и боль. Я чувствую себя больным и, увы, грязным, но Милосердие омывает и очищает лучше, чем что бы то ни было. Слава Тебе, Господи!»


«Что касается борьбы против нецеломудрия — я знаю, что это трудно, безумно трудно, но тот, кому удается устоять, обретает счастье и радость. Конечно, в лицее[78] полно искушений, особенно весной, в хорошую погоду. Куда ни посмотри — видишь целующиеся парочки (недавно я слышал песенку одной французской группы: "Не обязательно любить, чтобы целоваться" — не знаю, на фига тогда целоваться?). Дьявол постоянно нападает на молодых ребят, чтобы извратить их стремление к удовольствию, жажду любви, нежности и дружбы. Поэтому христианин вынужден сражаться с этой разрушительной силой».

Жан-Батист, 19 лет

«Что касается борьбы против нецеломудрия — я знаю, что это трудно, безумно трудно, но тот, кому удается устоять, обретает счастье и радость. Конечно, в лицее[78] полно искушений, особенно весной, в хорошую погоду. Куда ни посмотри — видишь целующиеся парочки (недавно я слышал песенку одной французской группы: "Не обязательно любить, чтобы целоваться" — не знаю, на фига тогда целоваться?). Дьявол постоянно нападает на молодых ребят, чтобы извратить их стремление к удовольствию, жажду любви, нежности и дружбы. Поэтому христианин вынужден сражаться с этой разрушительной силой».


Если ты исцелен, освобожден от этого демона нечистоты, не бойся тоже свидетельствовать о силе Господа, помогать другим обрести Победу Христа.


«Я чувствую, что, если когда-нибудь мне будет даровано счастье стать священником, моим призванием будет идти к тем беднякам, на которых не обращают внимания: одержимым сексом. Я сам был таким, и до сих пор не все раны затянулись, но я могу засвидетельствовать, что только Христос, особенно через таинства Примирения и Евхаристии, может преобразить эти раны и освятить наше тело!»

Франсуа

«Я чувствую, что, если когда-нибудь мне будет даровано счастье стать священником, моим призванием будет идти к тем беднякам, на которых не обращают внимания: одержимым сексом. Я сам был таким, и до сих пор не все раны затянулись, но я могу засвидетельствовать, что только Христос, особенно через таинства Примирения и Евхаристии, может преобразить эти раны и освятить наше тело!»


Радость целомудрия: предвосхищение верности


Не забывай, что целомудрие — это подарок от Господа, который надо постоянно просить. Если ты хочешь этого — это уже Его первый дар. И если Он дал тебе это желание — Он даст тебе его исполнить. Целомудренным трудно быть, но можно стать, становиться изо дня в день. Это даруется через созерцание.

Постарайся полюбить целомудрие — но не ради него самого. Это было бы невыносимо. Целомудрие не сводится к самообладанию. Это был бы стоицизм, бесплодный героизм. Возлюби целомудрие из любви к кому-то. В первую очередь, конечно, к Господу, которому принадлежит твое тело. Но и из любви к твоему будущему супругу/супруге и будущим детям. Как предвосхищение верности. Да, целомудрие в любви — это любовь, свобода и уже верность. Оно может быть только мирным и радостным. «Нет» греху — это «да» любви.

Теперь мы перейдем к разговору о проблеме искаженной сексуальности, которая касается все большего числа людей: о гомосексуализме. Эта глава будет более подробной, чем другие. Я долго сомневался, включать ли ее в книгу. Можно было поставить ее в конец, или немного развить и сделать отдельную книгу. Но, учитывая возрастающую важность этого вопроса, обойтись без нее здесь было невозможно, а учитывая его неимоверную сложность, нельзя было сократить ее. Я прошу прощения у тех, кого это не касается лично. Они могут сразу перейти к следующей главе. Однако, прочитав эту главу, вы сможете лучше понять ваших братьев и сестер с нетрадиционной сексуальной ориентацией.


4. ГОМОСЕКСУАЛИЗМ: ОТЛИЧИЕ ИЛИ ОТКЛОНЕНИЕ?


Тебе, тому, кого коснулся гомосексуализм


Мне страшно подходить к таким деликатным, личным вопросам. Я боюсь разбередить твои раны, пробудить слишком тяжелые воспоминания. Я боюсь причинить тебе боль. Ведь тебе и так уже очень больно!

И все же — как я могу молчать? Как я могу делать вид, что не замечаю твоих проблем? Как забыть, что рядом со мной живет целый народ, состоящий из сотен тысяч и с каждым годом все более многочисленный? Многие из вас приходили, чтобы довериться мне — в простоте и правде.

Словами я рискую ранить тебя. Молчанием — разочаровать. Ибо ты ждешь слова истины[79].

Сильви, Поль, Бернар, Шанталь, простите меня заранее, если мои слова покажутся вам бестактными или неуместными, если кому-то из вас покажется, что я не уважаю, не понимаю его или ее[80]. Я хотел бы любить каждого из вас — но только в правде.


1. Почему? Сотни вопросов


Ты можешь осознавать твою склонность к гомосексуализму как тайное унижение, отказываться признавать ее, хотя она бросается в глаза, страдать от нее, как от болезни, которая кажется тебе неизлечимой[81], примириться с ней, как с неисправимым недостатком. Ты можешь и довольствоваться ею как приемлемой альтернативой гетеросексуальности, надеясь обрести в ней самовыражение без проблем.

Раньше человек переживал все это молча, как позор, который необходимо скрывать. Теперь о гомосексуализме можно говорить прямо, не краснея, и это — большое преимущество.


Ненадолго или навсегда?


Если тебе только 15-20 лет, твоя склонность к гомосексуализму вполне может быть одним из этапов полового созревания, немного затянувшимся[82]. Очень часто первое время сексуальное влечение амбивалентно, оно находится в поиске и обращается то на один, то на другой пол, как бы нащупывая правильный ответ. Но относительно быстро оно становится определенным и направляется только (или, по крайней мере, в основном) на один пол.

Если это твой случай, не волнуйся: это пройдет само собой. Может быть, ты даже не заметишь, как это произойдет, а может быть, однажды удивишься: «Вот это да, я начинаю интересоваться противоположным полом!» Гомосексуализм в этом случае был просто временным явлением, небольшим шагом в сторону. Возможно, какое-то происшествие в самом начале полового созревания или даже раньше подтолкнуло твою сексуальную ориентацию в этом направлении. А может быть, все дело просто в том, что в этот период неопределенности тебе не хватило знаний, правдивой информации.

Может быть, твой гомосексуализм намного глубже, он как бы пустил корни в глубинах твоего «я». Тебе кажется, что это часть тебя самого. Все твои сексуальные фантазии направлены только в эту сторону, и так «было всегда». Тебя мучает вопрос: может быть, это неизбежно, необратимо, неизлечимо?

В обоих случаях, будь это лишь одна из фаз развития или глубоко укоренившаяся склонность, гомосексуализм может остаться на уровне влечения, тенденции — или воплотиться в действиях. И это действие может быть случайным, как бы мимоходом, а может повторяться часто и стать привычным, пока не станет действительно привычкой, с которой трудно справиться, которую трудно контролировать[83]. Уступив влечению, ты рискуешь оказаться у него в плену.


Сексуальность — сложная штука


Сколько разных компонентов, иногда противоречащих друг другу, могло повлиять на возникновение и развитие твоей сексуальной ориентации!


А) Социальный фактор: мир, замкнутый в себе


Независимо от того, кто ты, окружающий мир мог воздействовать на тебя, оказать влияние, обусловить что-то в тебе, даже если это произошло на подсознательном уровне. Но хорошо бы осознать это как можно скорее.


1. Мы живем в обществе, которое отрицает, отвергает или боится различий. Люди отворачиваются от тех, кто не похож на них — от иностранцев, инвалидов, панков: их исключают из общества. И прежде всего человек не доверяет Тому, Кто совсем Другой: Богу. Его терпят, только сведя к уровню человека, отрицая Его Божественность, непринадлежность миру сему. Человек уклоняется от тех, у кого другой темперамент, характер, происхождение, и наконец, от противоположного пола. В определенной мере он считает других «неправильными». Норма — это я. Человека привлекает его полная копия, он доверяет только тем, кто похож на него, он ищет согласия, ради которого не надо трудиться.

Короче говоря, «похожести сходятся», человек замыкается в себе подобном.


2. В нашем мире стерлось даже различие между мужчиной и женщиной. Все стало анонимно, безлично: мужчина становится женоподобным, женщина — мужеподобной. Ребенок копирует взрослого, взрослый подражает подростку. Идеалом становится андрогин[84]. Иногда даже по лицу невозможно понять, кто это: юноша? девушка? Люди завидуют противоположному полу и копируют его.

В таких условиях много ли у тебя возможностей узнать чудо различных даров и талантов, дополняющих друг друга? Много ли у тебя шансов увидеть, как мужчины и женщины обогащают друг друга? Короче говоря,все без разницы, нормой становится подражание и — ограниченность.


3. Этот мир жесток и груб, и мужчины отказываются от псевдомужественной жестокости. Они не приемлют ту карикатурную модель мужчины, которую навязывает реклама: этакий мускулистый мачо, слегка звероподобный и подчиняющийся инстинкту. На самом деле у каждого мужчины, как и у женщины, есть потребность в любви и нежности. Отвергая ту модель поведения, которая считается единственным образцом мужественности, мужчины доходят до того, что отвергают мужественность как таковую. Они культивируют в себе и ценят в других ту нежность, деликатность, чувство прекрасного, которые отличают многих гомосексуалистов. Эти особенности, для одних отталкивающие, для других привлекательные, придавали бы им особое обаяние, если бы не были явно заимствованными из арсенала женственности.


4. Этот мир не прощает юноше отсутствие сексуального опыта. Женщина более пассивна в акте любви (в слове пассивный нет ничего уничижительного!), поэтому ей скорее позволяется «не разбираться» в этих вопросах. Но по отношению к мужчине все совсем наоборот: над девственником просто смеются!

Что еще хуже, любая ошибка, неудача в сексуальном плане становится неисчерпаемым источником насмешек и шуточек, которые порой отравляют всю жизнь.

И вот страх перед этим приводит к тому, что юноша бежит от обязательного приобщения к сексуальности — языку Любви, — обходя его путем гомосексуальности. Итак, зачастую «другой» снисходительнее к неопытности партнера, чем девушка…


5. Наконец, этот мир явно превозносит гомосексуализм, провозглашая его совершенно нормальным, прекрасной альтернативой гетеросексуальности. Ты мог стать невинной жертвой рекламы, клипа или фильма, недвусмысленные подначки которого спровоцировали или пробудили те скрытые склонности, которые есть у каждого из нас, особенно в юности. В этом мире любое необычное ощущение входит в джентльменский набор «того, что непременно надо испробовать».


Б) Личностные факторы: тепличная любовь


Здесь могли сыграть роль такие тонкости! Ты мог стать игрушкой стольких факторов!

Атавизм? Наследственность? Гормональные проблемы? Заложено это в природу или приобретено? Биологическое или психологическое? В любом случае, причин множество.

Может быть, когда ты был совсем юным, тебя соблазнили или изнасиловали. В семье были только мальчики (или только девочки), все твои друзья были одного пола с тобой — и вот ты так мало знаешь о других! Может быть, в юности у тебя было слишком много проблем, и ты отчаянно стремишься по-другому прожить тот же период, повторить его с другим…

Девушка: может быть, ты не подозреваешь, что отец или вообще мужчина может быть нежным…

Юноша: может быть, ты никогда не видел своего отца, может быть, отец всегда был «где-то» (для целого поколения привычно, что отец отсутствует, не имеет никаких обязанностей). Может быть, ты пытаешься «отомстить» за отца, которого презирала, которым командовала жена (потому что она была вынуждена взять на себя роль, которую не брал он). Может, ты хочешь отстраниться от властной матери, ожидающей от тебя того, чего не дал ей ее муж. Ты восстаешь против «женского начала», которое для тебя связано с насилием.

А может быть, твои родители мечтали о сыне (или дочери) и заставляли тебя играть чужую роль мальчика или девочки. Тогда гомофильность равна инфантильности? А может, это страх перед конфликтами, столкновением разных характеров, если ты страдал от этого в своей семье.

Может быть, ты просто боишься работы, которую придется проделать, чтобы приспособиться к другому, совсем непохожему на тебя. Это эгоистический страх что-то потерять, забыть себя ради того, кто не похож на тебя… Может быть, ты никогда не видел пары, в которой мужчина и женщина дополняют и уравновешивают друг друга?

Может быть, у тебя был неудачный опыт гетеросексуальных отношений, и твой партнер презрительно заявил: «Ты ничего не умеешь! Ты ничего не можешь! Ты — не мужчина (или не женщина)!» И после такого потрясения ты замкнулся и боишься общаться с противоположным полом[85].

Свою роль играет и страх перед новым, неизвестным. Когда твой сексуальный партнер одного пола с тобой, ты заранее знаешь, что будет, понимаешь его физиологические и психологические реакции. Легко завладеть землей, которую хорошо знаешь. И на этой земле ты строишь теплицу, в которой удобно быть вместе с тем, кто похож на тебя. В этом герметическом коконе ты в конце концов начинаешь задыхаться[86].

Но в то же время ты закрываешься от того постоянного обновления, источник которого — открытие, новое, неизвестное.

В конечном счете, это просто жажда безопасности. Все незнакомое вызывает беспокойство, лишает чувства уверенности. Приходится преодолевать себя.

Застенчивость часто приводит к робости или даже комплексам перед противоположным полом. «А если у меня не получится, на что я буду похож? Я этого не вынесу!»

Для кого-то важнее страх перед беременностью, несмотря на все предосторожности, казалось бы, исключающие случайность. Гомосексуализм позволяет не волноваться хотя бы об этом!

А может быть, твоя первая любовь была отвергнута, и ты боишься, что это повторится.

Ты все время чего-то боишься… Так, значит, гомосексуализм делает тебя пленником страха?


Да, сексуальность действительно сложная штука. Загадочным образом здесь пересекаются самые разные события нашей жизни, особенности нашей семьи, нашего окружения, нашей психологии. Именно в сексуальности мы отдаем свою жизнь, воплощаем нашу любовь. И только Бог знает нас по-настоящему.

Сыграли свою роль эти и многие другие факторы, может быть, несколько одновременно, а возможно, и ни один из перечисленных. Если ты не нашел того, что относится к тебе, не волнуйся.

В конечном счете не так уж важны конкретные причины, влияния, последствия.

Важно одно: какой ты сегодня и как наилучшим образом справиться с той ситуацией, в которой ты оказался не по своей воле.


Прикольная игрушка. Жесточайшая несправедливость


Теперь я буду говорить о тех, кто стал гомосексуалистом не по своей воле. Я не имею в виду тех, для кого гомосексуализм — просто извращение, следствие нездорового интереса, развлечение, приключение, дополнение к нормальным для них гетеросексуальным отношениям. Все больше и больше бисексуалов, для которых гомосексуализм — просто прикольная игрушка, еще одно удовольствие, шикарное приключение. Самое страшное, что их сексуальность прекрасно может воплощаться иначе[87]. Это просто издевательство над теми, кто страдает от своей сексуальной ориентации, которая была им навязана. Многие из них делают героические усилия, чтобы справиться с этим, мечтают о нормальной жизни и нормальных сексуальных отношениях, хотя сама мысль о гетеросексуальном половом акте внушает им отвращение и ужас.

Нужно четко разграничить две категории людей: тех, кто страдает от своей гомосексуальной ориентации, и тех, кто свободно выбирает ее и даже пропагандирует, рекламирует, провоцирует всеми средствами — прямо или косвенно — даже среди детей. Они создают целую культуру, образ жизни и мышления, моду, исключительно, даже агрессивно гомосексуальную. Их можно смело назвать преступниками, зачастую виновными в убийстве (пусть непреднамеренном): сколько молодых ребят и даже детей погибло от СПИДа просто потому, что однажды они стали жертвами безответственных искателей удовольствий.


Проблемы, слишком тяжелые,

чтобы решать их в одиночку


Однажды ты понял, что ты — гомосексуалист. Очень рано или слишком поздно. Постепенно или внезапно, под воздействием чувства или события…

Может быть, вначале ты бунтовал против этого[88]. Но потом ты принял свое положение, примирился с ним. Может быть, прошли месяцы или годы, прежде чем ты оправился от шока и смирился.

Во всяком случае, в начале это шокировало тебя, выбило почву из-под ног. По крайней мере, поняв, что ты не такой, как все, ты почувствовал, что что-то не в порядке.

Сколько вопросов встало перед тобой! «Если об этом узнают мои родители, не перестанут ли они меня любить?» «Как рассказать им об этом, не говоря прямо?» «До каких пор это нужно скрывать?» «Не отвергнет ли меня моя семья?» «Как быть с тем, что я не смогу жениться?» «Будет ли у меня возможность карьеры, ведь я живу в обществе, в основном состоящем из гетеросексуалов?» «Если о моей сексуальной ориентации узнают, будут ли мои знакомые со мной общаться? Или я окажусь в гетто? Или мне придется "уйти в подполье"?»

А если ты верующий, вопросов еще больше: «Грех ли это? Почему Бог создал меня таким? Не отвергнет ли меня Церковь? Найду ли я христианскую общину, которая примет меня таким, какой я есть? Могу ли я в полной мере жить Евангелием?»

И у тебя начинается личностный кризис: «Нормален ли я? Виноват ли я? Может быть, я обречен быть не в состоянии воплотить мою способность любить? Останется ли эта проблема на всю жизнь?»[89]

Эрик, Жан-Шарль, Сильвэн, в свои 14-15 лет вы уже задавали мне эти ужасные вопросы. Они были слишком тяжелы для ваших хрупких плеч. Вы были просто раздавлены этими вопросами. Вам не с кем было поговорить об этом. Кто-то из вас годами был один на один с этими вопросами. Один, один, один… Безнадежно одинок.

Вам было неуютно, плохо. Вам казалось, что вы раздвоены, не в своей тарелке. Чтобы спастись от этого, кто-то из вас принял фатальное решение. Путем дорогостоящей операции вы «изменили пол», поменяли свои половые органы или, по крайней мере, внешность. А потом… скольким из вас так и не удалось примириться с необратимым. На самом деле это ничего не решило — а теперь уже слишком поздно!

Многие из вас, не доходя до таких крайностей, просто живут как трансвеститы, но в глубине души вы понимаете, что это двойная игра, что-то вроде эстетической шизофрении. Сильвэн, Режан, Иван, какое отчаяние я читал в ваших глазах, сидя в вашей монреальской квартирке, когда вы спрашивали меня, стоит ли вам делать операцию. Удалось ли мне убедить вас не совершать непоправимого?

Тяжесть этих вопросов — на самом деле тяжесть не твоих проблем, конфликтов, отклонений. Это проблемы общества, твоей семьи, твоего окружения. Ты получил их, как отравленное наследство. Ты — пострадавший. Ты расхлебываешь кашу, которую не ты заварил. Что с этим делать? Что теперь делать? Что делать?


2. Не смеяться, не восхищаться, но принять и исцелять


Позволь мне кое-что тебе сказать:


Любовь Бога к тебе больше, чем твой гомосексуализм


1. Ты действительно ни при чем. Ты ничего не сделал, чтобы быть или стать гомосексуалистом[90]. Ты жертва ситуации, менталитета, окружения, самых разных факторов, о которых я только что говорил. Может быть, тебя изнасиловали или просто соблазнили, может быть, в очень раннем возрасте. В тот момент ты был в шоке, может быть, даже в ужасе. В особенности, если речь идет об инцесте.

А теперь все так, как оно есть, и ты ничего не можешь с этим поделать (заметь: я не сказал «больше ничего»). Не обвиняй себя, хотя кто-то и вешает все на тебя. Ты не виноват в своей сексуальной ориентации, ты не грешен в этом.

Не думай, что Бог тебя осудил, а люди отвергли. А если люди и вправду осуждают и отвергают тебя, ради всего святого, не думай, что так же к тебе относится и Бог. Он никогда не перестанет любить тебя. Таким, какой ты есть, и тем больше, чем больше ты страдаешь. Он знает, какой ты. Более того: Он знает тебя.

2. Ты — не лесбиянка. Ты — не гомосексуалист. В тебе есть склонность к гомосексуализму, возможно, она выражается в действиях. Но твоя глубинная сущность не сводится к этому, отнюдь нет. Это — не твоя сущность. Твоя сущность намного более глубока, величественна, истинна, чем твоя сексуальная ориентация. Ты настолько больше, чем те слова, что можно сказать о тебе![91]

3. Ты — человек, и ты находишься в непрерывном становлении, в постоянной эволюции. Ты растешь, меняешься. Твоя эмоциональность обретает новые формы, твоя сексуальность ищет новых способов выражения. Твое сердце узнает новые чувства. Ты постоянно находишь новые пути, переходишь на другой уровень. Ты не статичен: ты — не статуя. Ты не можешь застыть: ты — не льдинка. Ты не замурован в твоем несчастье: ты — не кусок камня. Иметь склонность к гомосексуализму — вовсе не значит стать гомосексуалистом, перейти к действиям.

Бог любит тебя таким, какой ты есть, то есть — каким ты станешь. Он знает и видит тебя так уже сейчас. Он любит тебя сегодня таким, каким ты станешь завтра. А значит — все пути открыты… Ты можешь надеяться на все, всего ждать, всего хотеть.

4. Ты невиновен в твоей ориентации, но ты должен принимать ответственность за свои поступки. Не доходи до другой крайности: не делай вид, что твоя склонность к гомосексуализму нормальна. Не считай эту склонность естественной, хорошей и здоровой, хотя тебя подталкивает к этому сложившееся в твоем кругу мнение, или под тем предлогом, что 10-15% населения склонны к гомосексуализму[92].

Не говори с легкостью: «Бог и так меня любит, потому что Он создал меня таким. Я живу в согласии с моей внутренней сущностью, а значит, такова воля Божия». «Сейчас я счастлив — такой, какой я есть». Не соглашайся слишком легко на то, что кажется тебе «положением вещей». Не говори с легкостью: «Я же не знаю, кем я буду, если изменюсь!» или: «Измениться — значит перечеркнуть все, что было в моей жизни!»

Что бы ни говорили, что бы ни думали, — и в глубине души ты это чувствуешь — гомосексуализм остается ограничением, недостатком, изъяном.

Ребенок, больной лейкемией или диабетом, абсолютно не виноват, как и его родители. Никто не вправе обвинять в этой болезни его или их. И тем не менее, никто не скажет в утешение, что это совершенно нормально и совсем не обязательно лечиться.


Мне больно быть собой!


Если ты думаешь, что это просто нормальная альтернатива гетеросексуальности, позволь мне просто задать тебе несколько вопросов. Ответь на них самому себе абсолютно честно. Без вранья.

Нет ничего хуже, чем вранье в самых важных вопросах. Ничто не даст большего мира, чем признание правды о себе.

1. Честно, ты действительно счастлив? Или ты чувствуешь как бы затаенное разочарование, неудовлетворенность? Ты действительно доволен? Почему для многих из вас (быть может, и для тебя?) в отношениях есть привкус горечи? После веселых юношеских игр не столкнешься ли ты с бессмысленностью?

2. Не ищешь ли ты на самом деле свою копию, двойника, близнеца? Найти, видеть, чувствовать, соединиться с собой в другом? Не ищешь ли ты свою юность, которую ты не можешь ни повторить, ни вновь обрести, ни перерасти, потому что она кончилась навсегда? Подросток, в которого ты так безумно влюблен — да это же ты сам! Ты сам в возрасте 12-14 лет! Ты сковываешь сам себя. Ты терзаешь сам себя. Ты сталкиваешься с зеркалом. Ты выдыхаешься в погоне за миражом. Трагическая ностальгия!

Чувствуешь ли ты своими слова Жака Бреля: «Я весел и пою, но больно быть собой…» (из песни «Пьяница»)?

3. А может, это безнадежный поиск замены: ты хочешь прижаться к отцу, к матери, которых у тебя не было… Как долго сдерживаемый крик: «Папа, мама, ну полюбите же меня!» Отец, который не был по-настоящему отцом, материнское лоно, которое хочешь вновь обрести… И ты ловишь тень. А может быть, это смутное желание стать женой своего отца или мужем своей матери, чтобы обрести их любовь?


Все время другой, потому что всегда тот же самый?


4. Может быть, поэтому ты так часто меняешь партнеров? Как будто тебе всегда нужен кто-то другой, чтобы компенсировать тот факт, что он такой же, как ты?

И, несмотря на это, не чувствуешь ли ты жажду верности?[93] Ведь любовь действительно стремится к постоянству[94]. Опыт многих (может быть, и твой?) показывает, что в гомосексуальных отношениях очень и очень редко встречается любовь, способная выдержать испытание временем, — намного реже, чем в гетеросексуальных. Отношения, которые легко рвутся, могут оставить множество ран. Ты создан не для того, чтобы терять себя, бесконечно переходя от одного партнера к другому. Твое сердце слишком велико для этого. Твое тело слишком связано с сердцем. Твоя любовь слишком вечна. Твоя жизнь слишком коротка.


Навязчивая сексуальность


5. Как часты трагедии гомосексуалистов, когда любовь с тем/той, который кажется твоей половинкой, невозможна. Признайся: не приходилось ли тебе влюбляться в кого-то, кто по определению не может ответить тебе взаимностью, просто потому, что его/ее сексуальная ориентация традиционна? Зная об этом, ты не рискуешь признаться или даже просто показать, что ты влюблен. Ты боишься быть отвергнутым — не в первый раз. И, если это страсть, она будет сжигать тебя изнутри, уничтожать тебя многие месяцы подряд. А он/она об этом так и не догадается…{10}

Какое страдание приносит такая безответная любовь![95] Особенно это касается девушек. В такие моменты ты больше не живешь в реальности. Ты придумываешь своего возлюбленного.

6. Еще одно: почему тело, эстетическая сторона, внешность приобретает такую неимоверную значимость по сравнению с внутренней красотой? Когда речь идет об ограничении, неважно, как его назвать[96]. Секс преобладает над сердцем.

7. Почему гомосексуальное влечение обычно особенно навязчиво и непреодолимо?[97] Не правда ли, ты теряешь свободу? Тебе особенно трудно владеть собой. Почему соблазн так быстро становится непреодолимым, как колдовство, а потом так быстро исчезает?[98] И чем меньше удовлетворения приносит секс, тем меньше твоя уверенность в себе и тем больше потребность повторить половой акт.

8. Гомосексуальная ориентация может полностью исключать желание иметь детей, однако рано или поздно многие сталкиваются с непреодолимой потребностью, потребностью сердца и тела: давать жизнь, иметь детей. Отдать кому-то ту отцовскую (материнскую) нежность, которой, наверное, не хватало тебе. И снова тупик! Гомосексуальная любовь стремится к семейным отношениям, пытается создать семью, но по природе своей исключает родительство.


«Мне чего-то не хватает. Меня угнетает бесплодность наших отношений. Меня не интересует просто жизнь ради удовольствия, получать кайф и ничего не создавать. Я хочу иметь детей[99]. Мне хотелось бы создать семью, но гомосексуализм для меня так много значит, что мне страшно даже представить себе, что у меня будет семья — и я брошу ее ради очередной страсти. И все же моя самая большая мечта — стать отцом…»

«Мне чего-то не хватает. Меня угнетает бесплодность наших отношений. Меня не интересует просто жизнь ради удовольствия, получать кайф и ничего не создавать. Я хочу иметь детей[99]. Мне хотелось бы создать семью, но гомосексуализм для меня так много значит, что мне страшно даже представить себе, что у меня будет семья — и я брошу ее ради очередной страсти. И все же моя самая большая мечта — стать отцом…»


Не кажется ли тебе, что, в сущности, твоя любовь не может достичь вершины, что она как бы заблокирована на полпути? Эта любовь быстро пресыщается. Это любовь незрелая, бесплодная, не приносящая настоящих плодов.


Отличие или отклонение?


Когда ты играешь роль женщины, будучи мужчиной, или наоборот, будучи женщиной, играешь роль мужчины, когда ты используешь свои половые органы для того, к чему они не приспособлены, когда ты принимаешь вместо того, чтобы отдавать, отдаешь, тогда как должен бы был принимать, не кажется ли тебе, что в этот момент ты перестаешь быть самим собой? Что ты опускаешься ниже своего достоинства? Что ты совершаешь насилие над собой?

Некоторые из вас (девушки) признавались мне, что во время первого гомосексуального акта вдруг, как вспышка, возникло осознание, что то, что они делают, противоречит их природе, что они совершают насилие над собой[100]. Что это действие не хорошо, не прекрасно, не здраво, не свято. Что, каким бы приятным ни был момент, за ним следует опустошение. Как если бы в тот самый момент душа кричала от отчаяния. Головокружение от неуравновешенности.

И они приходят к уверенности: нет, это не просто нормальный вариант выражения сексуальности — это отклонение.

И так, мало-помалу, даже если ты делаешь вид, что все нормально и ты всем доволен, появляется неуверенность: а если все это не настоящее? Зарождается надежда: а вдруг я могу измениться? Возникает вопрос: если к удовольствию примешивается столько неожиданных разочарований, тот ли это путь, которого хотел для меня Тот, Кто дал мне жизнь?

И это правда! Не может быть, чтобы Бог задумал, предвидел, хотел, мечтал, чтобы отношения между людьми были такими. Чтобы Адам не был одинок и несчастен, Бог не предложил ему его копию.

Это было бы скучно и неинтересно. Адам обретает себя в другой личности, плоти от плоти его, но другой, отличной от него, дополняющей его…

Как обрести подлинное счастье, наполняющее твое сердце, не проникнувшись любовью Бога — Отца, Сына и Святого Духа, — любовью, дающей жизнь?

Прошу тебя: не стыдись признать, принять то, что ты чувствуешь в глубине души, пока привычка не заглушила твои первые ощущения — зачастую самые живые, самые правдивые.


Не растравляй свои раны. Не уничтожай свою жизнь


Не стоит сразу решать, что вожделение абсолютно неудержимо и неконтролируемо, хотя тебя пытаются заставить в это поверить. Не думай, что воплощение твоих фантазий неизбежно. Даже если и вправду твои желания труднее контролировать, чем нормальную сексуальность, не думай о себе настолько плохо: не стоит недооценивать твою способность противостоять им, твою силу воли и свободу. Франк много лет был гомосексуалистом, у него были сотни партнеров — и он сумел остановиться мгновенно, как только узнал, что может заразить другого смертельной болезнью.

Он не был сильнее, чем ты. Он не был лучше «вооружен». Ты можешь сделать то же, что сделал он. Не дожидаясь, пока тебе, как ему, приставят нож к горлу.

Если ты никогда (обрати внимание: я не сказал — еще никогда) не имел гомосексуальных половых контактов, я умоляю тебя на коленях: не делай этого, не уступай. Борись изо всех сил![101] Ставка больше, чем ты думаешь.

Как часто говорят: «Это просто новый опыт. Если у человека уже есть эта тенденция, она просто обретает воплощение, а если нет, то никаких последствий не будет. Это просто дает возможность лучше узнать свое тело, чтобы свободно выбрать тип сексуальности. Это совершенно безопасно!»

Я отвечаю: нет, это очень опасно! Конечно, это может и не повлиять на ребенка[102], но может и остаться навсегда, как неизгладимое клеймо[103]. Сколько я знаю подростков, которые стали гомосексуалистами из-за одного-единственного акта — который был первым. И для них навсегда закрыта дорога к здоровой, нормальной сексуальности. Как будто они заразились этим. Может быть, СПИД — только страшная иллюстрация этого психологического заражения? Случайно ли, что он чаще передается во время гомосексуальных контактов (или если у одного из партнеров уже были гомосексуальные контакты)?

Да, теперь мы знаем, что это может быть смертельно. В первую очередь ты наносишь ущерб самому себе. Первый половой акт оставляет неизгладимый след в памяти. Какими бы навязчивыми ни были твои фантазии, пока ты не воплотил их в жизнь, они не так вредят, как неимоверно живые воспоминания о реально совершенных действиях[104].

Сделав это один раз, ты попадаешь в замкнутый круг, выбраться из которого все труднее и труднее. Прошу тебя, не лезь туда! Ты знаешь, что в этом круге один акт влечет за собой следующий, но ты не знаешь, как и когда ты выберешься… И чем больше ты падаешь, тем труднее подниматься.

Но главное — тот вред, который ты можешь принести своему партнеру. Масштабы ущерба могут быть неисчислимы, особенно когда речь идет о подростке или ребенке. Ты рискуешь испортить его/ее юные годы, отравить все существование, извратить сексуальность (пусть даже ты только пробуждаешь скрытые наклонности). Рано или поздно ты рискуешь заразить его/ее СПИДом[105]. Не делай этого!


Тебе, взирающему свысока, издалека…


Прости меня, если я буду сыпать соль тебе на раны, если ты страдаешь от своей сексуальной ориентации, неуравновешенной и несущей в себе тревогу. Я пишу это для тех, кто не задается подобными вопросами, для кого все само собой разумеется. Но кроме того, я хочу помочь тебе понять, что ты можешь открыть двери надежде, что тебя ждет истинное и плодотворное счастье. Счастье, которого ты можешь по крайней мере хотеть, надеяться на него и уже готовиться к нему.

И еще я пишу это для тех, кого это не касается лично, чтобы они поняли изнутри эту беду, чтобы они взглянули с милосердием на пленников этой трагедии, чтобы в этой битве они стали поистине их братьями и сестрами{11}.

Я позволю себе разоблачить несколько расхожих мнений для тебя, порой позволяющего себе судить.

Нам говорят, что гомосексуалисты представляют собой некое тайное общество, что они выделяются и резко отличаются от других, что они чаще встречаются в определенной среде, представляют определенные профессии, что они все педерасты, извращенцы или даже насильники, склонны к криминальным поступкам, психологически нездоровы, всегда неуравновешены и т. д. Каких только ярлыков на них не наклеивают! В результате их отвергают, от них все отворачиваются, загоняют в гетто, «побивают камнями».

На самом деле для большинства из них все обстоит совсем наоборот: они не образуют никакой секты, ничем не выделяются, ведут себя мужественно (если это мужчины) или женственно (если это женщины), нормально выглядят… Они происходят из всех слоев общества, имеют самые разные профессии, не больше интересуются малолетними, чем многие гетеросексуалы, и не больше, чем другие, испорчены или склонны к сумасшествию и совершению преступлений.

Поэтому я прошу тебя просто:

— смотреть на них не как на злодеев и не как на героев, но как на прекрасных детей Божиих, грешных, как и все, и, как все, призванных стать святыми;

— не очернять, не обелять, но сострадать и исцелять;

— не смеяться, не восхищаться, но принять и поддержать…

— не отвергать, не возвышать, но созидать и утешать…

— не осудить, не оправдать, но поднять и поддержать…

— не приговаривать, не канонизировать, но понять и любить, любить, любить…

— любить гомосексуалиста таким, какой он есть, но не принимать его сексуальную ориентацию как нормальную и допустимую;

— любить его настолько, чтобы отвергнуть то, что опустошает его;

— любить его настолько, чтобы не делать вид, что гомосексуализм может дать ему счастье;

— любить его ради него самого, а не за то, что он делает;

— любить его ради него самого, чтобы он смог любить истинной любовью!


3. Некоторые шаги на пути исцеления


Не думай, что это непоправимо, неизлечимо. Действительно, это может быть надолго, если речь идет о более серьезных вещах, чем просто юношеские эксперименты. Это рана, которую особенно трудно исцелить, извращение, которое особенно трудно искоренить…

Тем не менее, людей, которые с этим справились, намного больше, чем можно подумать. Обычно им помогали другие, а главное — Сам Господь[106]. Я лично знаком со многими из них.

Вот несколько простых вещей, которые могут тебе помочь:


1. Первый вопрос, который Иисус задал больному: «Хочешь ли быть здоров[107] Начни с желания действительно измениться. Это желание придет, только когда ты поймешь, в каком тупике ты оказываешься из-за своей гомосексуальной ориентации. Это осознание часто мучительно. Многие находят в гомосексуализме столько сиюминутных удовольствий, что не имеют ни малейшего желания отказываться от него. Как люди, которые, жалуясь на свои болезни или недостатки, вызывают всеобщее сострадание и симпатии, и, если бы могли выбирать, предпочли бы скорее остаться такими, какие есть, чем исцелиться. Исцелиться от чего?От тебя самого! Речь идет о том, чтобы восстановить равновесие в тебе. Если нет по крайней мере этого желания (я еще не говорю о потребности и даже о воле), ситуация безвыходна, потому что она тебя устраивает. Если желание есть — оно постепенно перерастет в волю, решение, решимость.


2. Обратись к Тому единственному, Кто может тебе помочь: к твоему Творцу и Спасителю, Иисусу. Кто еще может сойти в те глубины, где могут скрываться твои раны? Конечно, психиатры и психологи помогают, но всегда наступает момент, когда их возможности кончаются. В основе твоей сексуальной ориентации может лежать настолько давнее или вытесненное событие, что никакая психотерапия не сможет определить его, а тем более — обезвредить. Однако это событие может всплыть во время молитвы, когда о твоем исцелении вместе с тобой молятся несколько братьев. Многие могут засвидетельствовать, что именно так Господь вошел в их проблемы. Конечно, это не работает ни магически, ни автоматически. Все зависит и от нашего детского доверия, и от свободной воли Господа.

В случае гомосексуализма исцеление посредством молитвы очень редко бывает мгновенным. Оно может растянуться на недели, месяцы, если не годы, в течение которых необходимо всеми силами участвовать в этом процессе, пользуясь всеми (пусть небольшими) доступными тебе средствами.


3. Откройся навстречу всему отличному от тебя. Стремись больше общаться с теми, кто принадлежит к другой расе, культуре, у кого другая ментальность, характер, темперамент. Интересуйся теми, кто не похож на тебя. И конечно, речь идет особенно о девушках, если ты юноша, и наоборот. Поначалу думай не о физических или психологических различиях, которые будут тебе безразличны, но об их внутренней сущности, особых дарах. Научись взаимодополнению. Не оставайся приклеенным к тебе подобному. Разбей свое зеркало.

Проси этого открытия у Бога через Марию. Это подарок, который Он так хочет тебе подарить, но не может всучить насильно.

У меня есть знакомые, которые намного меньше зависят от своей сексуальной ориентации (или почти исцелились) благодаря тому, что посвятили себя служению больным телом или духом или социальной работе в беднейших странах. Научись делиться, отдавать, отдавать себя.


4. Выйди из своей изоляции. Ищи общения, встреч, контактов. Войди в христианскую общину, где тебя не будут осуждать и обвинять, но примут и полюбят таким, какой ты есть, каким ты будешь. Да станут все общины крещеных — большие и малые, официальные и неофициальные — местом сострадания, где бьется Сердце Господа Иисуса[108].

Ты сможешь включиться в жизнь общины, участвовать в ее созидании, быть живым камнем, служителем единства[109].

Прислушайтесь к прекрасным словам одной девушки — от имени всех: «Нужно, чтобы появились святые, как Винсент де Поль[110], для гомосексуалистов».


5. Не своди себя к своему гомосексуализму. Не позволяй, чтобы он обесценил тебя в твоих собственных глазах. Это лишь один из аспектов твоей личности, твоей жизни, даже если он важен, если он усложняет или даже отравляет твои отношения с людьми. Возможно, твои чувства и сексуальность повреждены, но ты остаешься прекрасным человеком, со множеством даров. Твои проблемы могут иметь и положительные стороны: у юноши это большая, чем обычно, чувствительность, чуткость, интуиция, чувство прекрасного и стремление к миру; у девушки — смелость, мужество, дерзновение, инициатива. Эти дары — обратную (и лучшую) сторону медали — можно использовать в служении Богу и ближним. Нужно делать ставку на лучшее, что есть в тебе, лечить болезнь, как хороший врач, рассчитывая на здоровые ткани. У тебя есть столько всего, помимо гомосексуализма. Ищи то, что не повреждено им.

Посмотри, сколько ты совершаешь действий, в которых проявляется не твоя сексуальная ориентация, но щедрость твоего сердца, твои способности и духовные дары.

Если ты состоишь в браке (конечно, не в гомосексуальном!), постарайся открыть, что с твоим супругом ты все-таки проживаешь нечто прекрасное, хотя тебе и трудно общаться с ним физически или психологически.

Есть еще те странички Евангелия, которые ты пишешь, не подозревая об этом. Все то, что ты делаешь как дитя Божие: ты молишься, прощаешь, служишь, отдаешь, отдаешь себя, жертвуешь и любишь… Так постепенно ты расширишь пространство, в котором никак не проявляется гомосексуализм — девственные леса твоего сердца. Найди в своем сердце источники живой воды, источники надежды.


6. Пространство, в котором может выражаться лучшее, что есть в тебе: дружба[111].

У тебя могут быть прекрасные, истинные, чистые дружеские отношения[112]. Ты можешь освободить отношения с друзьями твоего пола от сексуального оттенка, хотя это и будет непросто (в сущности, такая проблема существует и у гетеросексуалов). Отношения могут быть настоящими и очень глубокими без всяких сексуальных контактов. В дружбе с противоположным полом это намного проще, и зачастую такая дружба помогает обрести равновесие. Я знаю гомосексуалистов, которые дружат с девушками, и это глубокая, чистая дружба без малейшего сексуального подтекста (еще бы!).

Это возможность выбора, которая может спасти тебя от одиночества, помочь выйти из «аутизма», который свойственен многим из вас. В дружбе ты сможешь научиться, возможно, неожиданно, свободе и бескорыстию. Ты сможешь оценить, какое это богатство.


Может быть, тебе легко довериться священнику или монаху именно потому, что вся его жизнь построена только на любви ко Христу? Такое доверие очень трогает. Он понимает, что ты обращаешься к Самому Иисусу, и что та подлинная и чистая дружба, которой ты, в сущности, от него ожидаешь, — это твое желание разделить его дружбу с его и твоим Творцом. Став друзьями в истинном значение этого слова, вы сможете жить в Боге, а ваши отношения будут исполнены верности и красоты.

Нам, посвятившим себя Господу, нужно научиться посвящать (именно посвящать) вам свое время и сердце, чтобы вы чувствовали, что вас принимает Сам Бог. Пусть как можно больше христианских общин станут для вас домом, где вы почувствуете, что вас действительно уважают. Уважают, и потому не принимают ту греховную болезнь, которая владеет тобой и сжигает тебя, и видят и любят в тебе того ребенка, которого видит и любит Бог.

И наконец, главное: открой для себя отца, которого тебе, возможно, не хватало. Не властного и не робкого, но непреклонного в бесконечной нежности. Того, кто с тобой на 100%, и тем не менее уважающего твою свободу. Ты узнал его? Единственный, кто способен в полноте быть отцом, которого ждет твое сердце — ОТЕЦ Небесный. Тебе больше, чем кому бы то ни было, нужен Он — Бог именно как Отец.


4. Если ты все еще страдаешь, кто мешает тебе любить?


Если проходит время, а ты так и не освободился, несмотря на все твое желание, все усилия, если ты падаешь снова и снова, если тебе кажется, что ты больше не можешь бороться, что твоя воля подавлена, твое тело измучено, даже тогда, умоляю тебя, не отчаивайся. Все время напоминай себе, что Бог действует во времени. Целомудрие редко дается в мгновение ока. К нему надо прийти или, точнее, обрести его постепенно. Целомудрие постоянно находится в становлении. Эта дверь всегда открыта. Всегда есть возможность начать путь святости, непреходящего сокровенного счастья.


Но есть несколько условий:

1. Принять свою беспомощность: ты один из тех, кто не может жить без Спасителя (как ребенок-инвалид, который полностью зависит от окружающих). Один из тех, кто непрестанно взывает к Нему из глубины своего страдания. Ты можешь вступить в народ бедных, которые идут к Царствию впереди нас.

Многие из тех, кто чувствует себя обиженным и раненным жизнью, прибегают к Тому, Кто есть Жизнь. Разочаровавшись в людях, отвергнутые ими, они встречают Иисуса, Единственного, Кто понимает их изнутри и не осуждает. Он привлекает их к Своему Сердцу, так же раненному человеческой жестокостью. Они чувствуют, что Бог на их стороне. Когда человек отвергнут людьми, он ввергается в руки Божии. Само бремя его страданий тянет его в бездну Сердца Отца. Отца, Который питает слабость к самым слабым и нищим, Товарища по несчастью всех униженных.

Смотри, кого Он предпочитает (ни в коем случае не отвергая других): изгоев того времени — проституток, мытарей, которых презирали все, разбойника, которого Он сделал Своим последним другом и первым святым (см. Лк 7 и Лк 23).


2. Жить в подлинной близости к Нему. Ничто не мешает тебе, более того, все подталкивает к тому, чтобы вступить в личные отношения с Ним — отношения любви. Чтобы Он стал лучшим другом твоего сердца. Другом, Который никогда тебя не бросит. Единственным, Кто никогда не покинет. Я знаю многих, кого держит только молитва перед Святыми Дарами. Они не исцелились от своей сексуальной ориентации, но благодаря Ему они больше не проявляют ее в действиях.

Послушай, что говорит Франк (22 года):


«Знаешь, Даниэль, в моей жизни много нового. Я хочу вернуться к Богу. Я жажду Бога. Я хочу отдать Ему всю свою жизнь, по воле Его. Я хочу отдать Ему все. Я без ума от Бога и думаю, что это благодать, которую Он мне дал. Кому-то дана благодать проповедовать, кому-то — пророчествовать, и т. д. А мне Господь даровал благодать любить Его. Как это прекрасно!

Я думаю, что Господь, как отец из притчи о блудном сыне, вспомнил обо мне или, точнее, помог мне осознать, что Он всегда обо мне помнил, даже когда я жил в разврате. А разврата, Даниэль, хватало. Не будем сейчас говорить о гомосексуализме — это слишком сложная тема, чтобы описать все в нескольких строчках. Что это было — часть меня? Природа? Мода? Сейчас я не хочу об этом думать, важно, что было следствием: высокомерие, гордость, презрение и умножение до бесконечности числа партнеров — и я отдалился от Бога. Теперь молись вместе со мной, чтобы Бог принял мою жизнь.

Да, Господь творит чудеса, но моя жизнь полна мелких "нет" — бунтов, страхов, нехватки доверия… Молись со мной, брат, кричи к Господу, чтобы Он смилостивился над моим маловерием и чтобы маленькие "да" с каждым днем становились важнее, чем "нет". Я так сильно люблю Бога! Как я хочу никогда не сомневаться в Его Любви ко мне — но иногда это так трудно… Помоги мне!

Пожалуйста, брат мой, молись за меня — твоего потерянного брата. Я не знаю, куда я иду, но хочу идти туда с Господом. Он — единственный смысл моей жизни, и я люблю Его».

«Знаешь, Даниэль, в моей жизни много нового. Я хочу вернуться к Богу. Я жажду Бога. Я хочу отдать Ему всю свою жизнь, по воле Его. Я хочу отдать Ему все. Я без ума от Бога и думаю, что это благодать, которую Он мне дал. Кому-то дана благодать проповедовать, кому-то — пророчествовать, и т. д. А мне Господь даровал благодать любить Его. Как это прекрасно!

Я думаю, что Господь, как отец из притчи о блудном сыне, вспомнил обо мне или, точнее, помог мне осознать, что Он всегда обо мне помнил, даже когда я жил в разврате. А разврата, Даниэль, хватало. Не будем сейчас говорить о гомосексуализме — это слишком сложная тема, чтобы описать все в нескольких строчках. Что это было — часть меня? Природа? Мода? Сейчас я не хочу об этом думать, важно, что было следствием: высокомерие, гордость, презрение и умножение до бесконечности числа партнеров — и я отдалился от Бога. Теперь молись вместе со мной, чтобы Бог принял мою жизнь.

Да, Господь творит чудеса, но моя жизнь полна мелких "нет" — бунтов, страхов, нехватки доверия… Молись со мной, брат, кричи к Господу, чтобы Он смилостивился над моим маловерием и чтобы маленькие "да" с каждым днем становились важнее, чем "нет". Я так сильно люблю Бога! Как я хочу никогда не сомневаться в Его Любви ко мне — но иногда это так трудно… Помоги мне!

Пожалуйста, брат мой, молись за меня — твоего потерянного брата. Я не знаю, куда я иду, но хочу идти туда с Господом. Он — единственный смысл моей жизни, и я люблю Его».


Ты скажешь: но это же Франк! И он был болен СПИДом! И что же: если в таких страданиях можно жить в таких близких отношениях с Богом, неужели это невозможно, когда мы страдаем меньше? Зачем дожидаться несчастья, чтобы увидеть нежный Лик Спасителя? Зачем дожидаться самого страшного из испытаний, чтобы вступить в реальность, способную преобразить изнутри самую сложную ситуацию?


3. Идти от прощения к прощению.

Склонность ни в коей мере не есть грех, но воплощение склонности становится грехом. Отрицать твою ответственность за собственные действия означало бы сделать тебя роботом. Просто потому, что ты человек, у тебя всегда есть свобода, внутри которой и действует ответственность, какой бы ограниченной она ни была, каким бы узким ни было это пространство свободы. Отрицать ее — значило бы недооценивать себя{12}. Ты отвергаешь Иисуса. Точно так же, как отвергают тебя. Ты вытесняешь Его на задворки своей жизни. Но мало-помалу ты можешь стать сыном или дочерью Прощения, Милосердия. И ты, в свою очередь, научишься прощать…


4. Принести свое унижение в жертву и простить.

Во многих культурах и религиях гомосексуализм вызывает неприязнь и отвращение. Сколько раз ты сталкивался с насмешками, оскорблениями, издевательствами! Может быть, тебе приходилось быть и объектом высокомерной снисходительности: «Бедненький! Он ничего не может с этим поделать, его нужно пожалеть!» Это отвратительная карикатура на подлинное сострадание: страдание вместе, которое понимает и разделяет боль, чтобы помочь духовно расти, чтобы попытаться исцелить. Подлинное сострадание — это активная нежность, в которой соединились требовательность и милосердие.

Можно много сказать о поспешных обобщениях, из которых проистекают ложные выводы о вас. Но, несмотря на все эти обиды, презрение, я прошу тебя о трех вещах:

— сначала — понять, что многие не могут вас понять;

— затем простить тех, кто не понимает того, о чем говорит, не осознает последствий осуждения, не понимает, сколько страданий оно причиняет;

— и наконец, глубже соединиться, с одной стороны, с Иисусом, Которого презирали и отвергали куда больше, чем тебя, а с другой стороны — с другими, кого отвергают, как и тебя, из-за серьезной болезни, физических или психических недостатков. Не говоря уже о национальных меньшинствах, беженцах, бездомных, о тех, кто никому не нужен, потому что слишком стар… Вы все — часть огромного народа бедных и нищих, возлюбленных Богом. Но прежде всего надо признать свою нищету.

Если тебе тяжело, очень тяжело нести свою ношу, пусть эта тяжесть станет тяжестью Его Креста, Креста, приближающего тебя к Спасителю, Креста, спасающего мир. И тогда потоком хлынет благодать искупления!


5. Жить Евангелием — по максимуму!

Если у тебя бывают срывы, это еще не означает, что ты не можешь идти по царственному пути Заповедей Блаженства, что ты навсегда застрял в грязном болоте. Каждое прощение ставит тебя на ноги: ты снова можешь ходить и даже танцевать на дороге света[113]. Ничто не мешает тебе любить Господа, молиться, поклоняться Ему в Евхаристии, служить бедным[114], возвещать Благую весть окружающим. Наоборот, ты призван к этому! Я знаю столько молодых ребят, подобных тебе, которые отдают все силы на служение Церкви и миру. Их преданность и самоотдача поразительны.


6. Все это делается с нищетой в сердце, с прекрасным смирением униженных, которые принимают свое унижение без жалоб и бунта. Их отличает сдержанность и скромность — как будто они не осмеливаются, чувствуют себя недостойными служить. В них нет ни капли самодовольства. Они слишком смиренны и униженны, чтобы позволить себе возвышаться над другими. Они незаметны, но от этого не менее отважны. В них есть отвага кротких, смелость детей, дерзновение малых. В глазах Бога они прекрасны.

Они распахивают двери для самых бедных, потому что им самим так легко замкнуться на себе. Они так хрупки, что им необходимо как можно чаще принимать Тело и Кровь Христа, чтобы сохранить чистоту, которая без Него невозможна. Они часто падают, но движутся от прощения к прощению.


7. Дух Святой даст тебе силы, не изменив своей сексуальной ориентации, обрести свободу (именно свободу!) по отношению к партнеру, с которым ты, может быть, живешь. Это не может произойти внезапно. Иногда это было бы опасно и для него, и для тебя. Нужно ждать, чтобы новая любовь наполнила тебя (а может, и его) сокровенной радостью, счастьем, которого ты раньше не знал. Этот путь может быть долгим, но к какой дивной свободе он приведет!

Я знал девушек, которые, чтобы жить в неоскверненной радости Евангелия, нашли в себе силы прекратить все физические отношения, разъехаться по разным квартирам, но оставаться при этом друзьями, друзьями поистине. Вместе в служении Царствию. Мало-помалу их дружба освободилась от сексуального подтекста, который делал ее поверхностной. Они перешли от сугубо сексуальных, потребительских отношений к подлинной бескорыстной дружбе, которая помогает другу возрастать, к дружбе-любви.

Отказавшись от псевдосупружеских отношений, можно научиться любить друг друга как сестры или братья по крови (и это становится возможно, если вы вместе причащаетесь Крови Христа), как дети Божии. Это возвращает каждому из вас внутреннюю свободу, позволяет вам расти, становиться, наконец, самими собой.

Если бы ты знал, сколько гомосексуалистов героически справляются со своими проблемами, которым удается никогда (или почти никогда) не воплощать свои гомосексуальные тенденции. И при этом они не действуют «на автомате»: они остаются хрупкими и слабыми, их сила — Бог. Может быть, тебе не верится? Я знаю нескольких гомосексуалистов, которые занимались проституцией, а теперь посвятили себя Богу. Они счастливы, они светятся! Для Бога нет ничего невозможного.


8. Все это невозможно, если не впустить в свою жизнь Ту, Которая может помочь тебе открыть красоту женственности, Марию, в свежести девственности и плодородии материнства. Она — Дева, Жена и Мать. Она очистит в твоем сердце исковерканный образ женщины. Она облечет тебя Своей радостной юностью — вечной юностью. Она вернет твою любовь к свету. Она поможет тебе обрести сострадание к самому себе, по-настоящему полюбить себя.


5. ЭРОС И ТАНАТОС СЛИВАЮТСЯ В ОБЪЯТИЯХ


Обезличенная сексуальность, отрезанная от любви


Часто поначалу замечаешь только физическую красоту. Только тело имеет значение. Сердце, характер, темперамент, все, что составляет личность, все, что делает ее уникальной, уже не так важно. Человек больше не стремится познать душу другого, потому что не стремится к любви. Современная атмосфера эротики приводит к тому, что физическое становится важнее духовного[115]. Глубоко человеческие отношения, влюбленность в точном смысле этого слова исчезает. Остается только откровенная сексуальность. Как будто журналист в статье о семейной трапезе пишет только о пережевывании пищи, о пищеварении, со всеми подробностями описывает зубы, языки, пищеварительные тракты… и ни словом не упоминает об уютной комнате, о разговорах, о людях, лицах, чувствах, человеческой, духовной атмосфере.

И вот по логике этих ограничений само тело сводится к половым органам. Больше нет восхищения лицом, очарования взгляда, улыбки, рук. Руки, улыбка, взгляд, лицо отражают духовную сферу. Мы уже говорили об этом — через них выражается душа. Их привлекательность — привлекательность личности, пусть даже только в ее внешнем выражении. Но как легко соскользнуть ниже, как быстро не остается ничего, кроме секса[116]. Очарование, восхищение поблекло, любовь иссякла{13}. Теперь человек немногим отличается от животного. Сексуальность обезличена. Половой акт уже нельзя назвать даже отношениями. Он сводится к чистой технике, по заказу. Тело — и свое, и партнера — низводится до уровня инструмента для получения удовольствия. Вплоть до того, что в «половом акте» уже не участвуют половые органы. Имеет значение только тело, не важно, где и как. Групповой секс все более и более популярен. Секс не выражает любовь и уж тем более не дает жизнь. Ни возлюбленных, ни детей. Сексуальность обезличена, анонимна.


Сердце пустое и переполненное любовью,

которую некому отдать


Следующий шаг — это проституция, когда тело уже становится объектом торговли. Человеческая плоть — товар, которым можно торговать, спекулировать, пользоваться. Из инструмента для получения удовольствия тело становится банковским капиталом, биржевой ценностью, предметом контрактов, торговли. К разврату примешивается жадность. И все же каждый человек, чем бы он не занимался, остается уникальной, чудесной личностью, жаждущей одного: чтобы ее любили ради нее самой, а не ради того, что она делает, ради души, а не тела. Сколько боли в глазах молодых девушек и юношей, занимающихся проституцией, зачастую вынужденных делать это, чтобы жить, более того — чтобы выжить! Это трагедия общества, которое доводит их до таких крайностей, трагедия, которую вызывают финансовые, экономические, даже политические причины. Чаще всего мужской колониализм эксплуатирует слабость женщин, молодых ребят, детей. Меня все больше потрясает отчаяние этих отверженных, полное молчаливого ожидания, жажды Бога, отраженной во взгляде. Никогда, никогда не своди человека к его роду занятий, особенно — такому. Его сердце бесконечно больше, глубже! Да, он или она занимается проституцией. Но откуда тебе знать, добровольно ли это, или он(а) стал(а) жертвой людей и обстоятельств. Нельзя считать, что проституция — это навсегда. Сколько людей смогли спастись из этого рабства, из этого ада.


«Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы?

Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Не знаете ли вы,что соединяющийся с блудницей становится одно тело с нею? А соединяющийся со Господом есть один дух с Господом».

Святой апостол Павел — христианам Коринфа (1 Кор 6:15)

«Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы?

Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Не знаете ли вы,что соединяющийся с блудницей становится одно тело с нею? А соединяющийся со Господом есть один дух с Господом».


В ситуации проституции свобода хотя бы относительно остается. Относительно, потому что зачастую жертва вынуждена принять того, кто платит, нравится он ей или нет. Согласна она внутренне или нет, она должна отдаться. Но изнасилование — это уже жестокое вторжение в область самого личного, интимного. Это уже практически убийство — убийство свободы. Это крайний случай, когда уже нет никакой любви. Действует только животный инстинкт, зачастую подталкиваемый ненавистью.


Когда вместо доверия действует жестокость


«Я хочу, чтобы мои песни ласкали — или били по морде».

Рено

«Я хочу, чтобы мои песни ласкали — или били по морде».


Как и музыка, сексуальность может выражать глубочайшую нежность или провоцировать самую убийственную ненависть. Любовь превращается в ненависть.

Библия приводит страшный пример. Эту историю можно было бы напечатать в каком-нибудь современном журнале: юная девушка по имени Фамарь относится к Амнону как к брату. Она прямо отказывается спать с ним: «Нет, брат мой, это невозможно!» Но она согласна выйти за него замуж: «Поговори с царем, он не откажется отдать меня тебе». Но Амнон хочет овладеть ею, и он насилует ее. И что же происходит? «Потом возненавидел ее Амнон величайшею ненавистью, так что ненависть, какою он возненавидел ее, была сильнее любви, какую имел к ней». Он хочет прогнать ее: «Пошла вон!» — как говорят собаке. И Фамарь, прекрасная в своей простоте, отвечает: «Нет, брат, прогнать меня теперь будет злом еще большим, чем то, что ты уже сделал со мною». Она настолько любит его, что не стремится отомстить. Она не хочет, чтобы он стал виновен еще в одном грехе. Зло не породило в ней зло[117].


Когда «люблю» превращается в «убью»


Смерть может прервать зарождающуюся жизнь[118], но она способна вторгнуться в сексуальность саму по себе. Она не только уничтожает плод совершившегося акта, но участвует в самих отношениях. Странное свидетельство разрыва между сердцем и телом: ненависть и жестокость могут выражаться в половом акте. Садизм и мазохизм проявляются в области сексуальности. Палачи подтверждают это: сознательно спровоцированное страдание приносит удовольствие. Порочность находит разрядку в насилии[119]. Приносить боль, особенно тем, кто слабее: ребенку, подростку, женщине, — может доставлять удовольствие. Обычно это свойственно мужчинам. Проявления этого — «жесткий» секс, «жесткое» порно, пыточные инструменты, звукоизолированные комнаты в публичных домах, чтобы не было слышно криков…


Для девушки это может быть местью, попыткой отплатить за свои страдания. Она тоже может быть жестока. Это какой-то звериный инстинкт. «Если я ненавижу мужчину, я сплю с ним. Я ловлю кайф от того, что он в моей власти, я заставляю его выклянчивать мое согласие, мое тело. Я делаю все, чтобы унизить, опозорить его, заставить его сгорать от страсти».


«Я осталась одна, вдали от дома, в городе, где я никого не знала. Там я встретила юношу и влюбилась в него. Я отдалась ему (раньше я была девственницей), но на самом деле он просто использовал меня, как предмет, с которым можно было играть. Я очень страдала от этого — мне так нужна была любовь. Через два месяца он меня бросил, и я осталась одна, совершенно опустошенная. Я пустилась во все тяжкие: я пила, кололась, при малейшей возможности ввязывалась в какие-то попойки. Я спала с разными парнями. Никого из них я не любила, мне просто хотелось отомстить. Я была довольна: теперь я манипулировала другими. Но в глубине души была только горечь».

Виржини, 16 лет

«Я осталась одна, вдали от дома, в городе, где я никого не знала. Там я встретила юношу и влюбилась в него. Я отдалась ему (раньше я была девственницей), но на самом деле он просто использовал меня, как предмет, с которым можно было играть. Я очень страдала от этого — мне так нужна была любовь. Через два месяца он меня бросил, и я осталась одна, совершенно опустошенная. Я пустилась во все тяжкие: я пила, кололась, при малейшей возможности ввязывалась в какие-то попойки. Я спала с разными парнями. Никого из них я не любила, мне просто хотелось отомстить. Я была довольна: теперь я манипулировала другими. Но в глубине души была только горечь».


Если ты постоянно сравниваешь парня (или девушку), который находится в твоей власти, с другим, расхваливая красоту, силу, хороший заработок этого другого, это тоже жестокость. Таким шантажом ты можешь разрушить личность. Господу известно, сколько я видел примеров…

Да, извращенная сексуальность разрушительна: мастурбация ведет к членовредительству, насилие приводит к убийству, убийство вызывает оргазм… Прекраснейший символ жизни становится орудием смерти! Инстинкт самосохранения соединяется с жаждой смерти. Эрос и Танатос сливаются в объятиях. Человек уничтожает то, что он якобы любит. Страшное взаимодействие духа разврата и духа смерти{14}. Может быть, поэтому развратные люди так часто кончают с собой? Словно в их сердцах надежда смертельно больна, любовь к жизни ранена смертью…


Машинальный секс: конец человечества


Сексуальность, оторванная от любви, не дающая жизни, может дойти до более страшных вещей, чем физическая эксплуатация, проституция и даже насилие. Даже во всем этом, хотя нет ни любви, ни жизни, по крайней мере остаются два человека. Даже если личность не ценится… Крайний случай, продолжение падения — это сексуальные отношения с животными, пропагандируемые в комиксах и видео. Это извращение, о котором даже страшно подумать. Животное среди животных — ты низводишь себя до уровня зверя. Человечество в тебе убито. Впрочем, животные, по крайней мере, живые. Но, если сексуальность уже сведена к чисто механическому действию, она может начать флиртовать с механикой (необъяснимое наслаждение от вождения автомобиля, мотоцикла, от работы с компьютером или другой техникой). Как будто ощущение независимости, которое дает техника, автоматически включает независимость сексуальности от сердца и от разума. Странные «взаимоотношения» механизма и человеческого тела. Ты — вещь среди вещей, предмет среди предметов. Сексуальность работает впустую. Сексуальность становится машинальной: неуправляемой, как у животного, запрограммированной, как у компьютера. Сексуальность робота. Безличная, бесчеловечная, застывшая.

После этого не говори мне, что с сексуальностью все в порядке, что она по-прежнему хороша и невинна, что рай не потерян. Не говори мне, что разнузданная сексуальность не обедняет жизнь.

И не говори мне, что сексуальная вседозволенность не унижает любовь:


Не любящий брата
пребывает в смерти.
Всякий, ненавидящий брата своего,
есть человекоубийца.
Кто не любит, тот не познал Бога;
потому что Бог есть любовь!

1 Ин 3:14-15, 4:8


III. ЛЮБОВЬ ПРОБУЖДАЕТ ЛЮБОВЬ. ПОНИМАТЬ ЯЗЫК ДРУГОГО

«Не будите и не тревожьте возлюбленной,

доколе ей угодно».

Песн 2:7

«Не будите и не тревожьте возлюбленной,

доколе ей угодно».


«Готово сердце мое, Боже.

Я разбужу зарю».

Пс 107:2-3

(Перевод С. С. Аверинцева)

«Готово сердце мое, Боже.

Я разбужу зарю».

Пс 107:2-3


«Излилось из сердца моего слово благое;

я говорю: песнь моя о Царе.

Ты прекраснее сынов человеческих!»

Пс 44:1-2

«Излилось из сердца моего слово благое;

я говорю: песнь моя о Царе.

Ты прекраснее сынов человеческих!»


Будь достоин своего тела и сердца


Если ты хочешь жить, тебе необходима замечательная работа: исправить, уравновесить и сексуальность, и любовь. Тебе нужно очеловечить сексуальность, ставшую животной, сделать личностной сексуальность, ставшую безличной. Восстановить внутреннее единство сердца и тела. Это лучший способ избежать всех разделений. Нельзя быть человеком в одном и одновременно оставаться вещью в другом.

Откажись от существования ниже того уровня, для которого создано твое сердце. Откажись от неполноценной жизни, от грошовых отношений.

Агнес, единственная в классе (я не говорю о всей школе) девственница, объясняет: «Я для этого слишком взрослая!» Иными словами: моя жизнь должна быть достойна моего сердца.

Короче говоря, стань достоин своей сексуальности. Своего тела. Своего сердца.


1. ОТРОЧЕСТВО: ЧИСТОТА И СВОБОДА

Пробуждение сексуальности — решающий жизненный период. То, как пройдет этот период, накладывает, выжигает отпечаток на всю жизнь. Страх, шок, неуверенность — реакция на нечто новое, неожиданное[120]. Появляются сотни вопросов, которые ты зачастую никому не осмеливаешься задать. Однако именно сейчас, как никогда, тебе нужно, чтобы кто-то объяснил тебе все, дал совет, поддержал, направил…


Юность: любовь укореняется в надежде


Я часто спрашиваю себя: почему половое созревание начинается так рано, в возрасте, когда мы еще не способны к настоящей любви? Почему способность к физическому выражению сексуальности так далеко отстоит во времени от способности воплотить сексуальность в настоящей, глубокой любви? Почему нас переполняет жизненная сила, когда мы еще не способны управлять ею?

А может, это именно для того, чтобы было время воспитать, осознать и понять инстинкты?.. Время стать человечнее.

Это время дано, чтобы к моменту, когда личность станет самостоятельной, мы постепенно обретали самостоятельность в области сексуальности: ведь если нами будет владеть инстинкт, мы будем полностью зависимы от малейшей искры влечения. И это влечение захватит нас — во всех смыслах этого слова.

Это время, такое трудное, даровано нам, чтобы укоренить любовь в надежде. Юность — в первую очередь время надежды. Именно поэтому многие подростки теряют надежду раньше, чем веру. Часто они сохраняют веру — но теряют надежду.

Почему это происходит? Потому что «удовольствие прямо сейчас» разрушает надежду. «Маленькие вечности удовольствий быстро становятся великой вечностью безнадежности» (Оливье Клеман).

Эти эксперименты убивают надежду. Ты доходишь до того, что уже ничего не ждешь, ничего не делаешь, ничего не хочешь. Ты уже ни к чему не стремишься. Впереди — ничего нового. Ты все видел, все попробовал. Ты пресыщен, вымотан, истрепан.


Хрупкий таинственный сад


Когда пробуждается сексуальность, перед тобой открывается сад, о котором ты не знал. Это твой секрет, который ты ревниво, отчаянно оберегаешь. Ты не рассказываешь о нем, тем более — всем вокруг{15}.

Бестактный вопрос на эту тему задевает тебя больше, чем любой другой. Как глубоко проникает такая обида! Эта область священна, это некое святилище. Туда можно входить, только сняв ботинки, на цыпочках, чтобы ничего не испачкать, не повредить. Все так прекрасно, просто и хрупко, так таинственно.

Стыдливость — это чуткость любящего сердца. Показать свою наготу — значит обнажить тайну души. Любовь боится выставлять себя напоказ, боится демонстративности. Нежные слова не орут во всю глотку, не кричат в микрофон. Жесты любви не демонстрируются на сцене. Как только они начинают бросаться в глаза, взгляд теряет ощущение свежести.

Ты бережешь себя для той/того, кого ты позовешь к себе, кому ты сам(а)[121] откроешь двери твоего сада. Ты не хочешь, чтобы эту дверь взломали: тогда все будет испорчено. Эта дверь — только для той, кто полюбит тебя. Ты сам покажешь ей все дорожки, все цветники. Она первая увидит этот сад. Ее взгляд озарит его новым светом. Но что она/он скажет, если увидит, что по цветам уже проехался бульдозер?


«Запертый сад — сестра моя, невеста,
заключенный колодезь,
запечатанный источник.
Пусть придет возлюбленный мой в сад свой
и вкушает сладкие плоды его».
Песн 4:12,16

Не срезай розу — подари розовый куст!


Не дари срезанную розу: она завянет через несколько дней{16}. Подари ее вместе с землей, в которой она растет. Если ты подаришь и розу, и куст, и корни, и землю, и красивый глиняный горшок, в котором растет куст — в общем, все, — тогда не страшно, если роза завянет: расцветут другие, и так — бесконечно. Розе нужны и дождь, и солнце, и нежная забота садовника… Подарить все — значит вступить в брак. Розовый куст — это вся жизнь[122].


«Когда-нибудь я буду носить в себе ребенка — своего ребенка! Поэтому сейчас я готовлю для него внутри меня тайный мир, в котором он будет жить, расти, чтобы родиться. Каждый день я наполняю этот мир светом, чтобы мой ребенок, когда он придет туда, был счастлив, гордился своим первым садом.

Я хочу посадить в своем саду прекраснейшие цветы. Я хочу, чтобы дом моего ребенка был полон цветов и солнца, чтобы он был прекрасен. Иисус помогает мне готовить, устраивать этот дом. Ведь у Него хороший вкус!»

Мириам, 14 лет

«Когда-нибудь я буду носить в себе ребенка — своего ребенка! Поэтому сейчас я готовлю для него внутри меня тайный мир, в котором он будет жить, расти, чтобы родиться. Каждый день я наполняю этот мир светом, чтобы мой ребенок, когда он придет туда, был счастлив, гордился своим первым садом.

Я хочу посадить в своем саду прекраснейшие цветы. Я хочу, чтобы дом моего ребенка был полон цветов и солнца, чтобы он был прекрасен. Иисус помогает мне готовить, устраивать этот дом. Ведь у Него хороший вкус!»



2. СЕКС БЕЗ БРАКА = ЛОЖЬ

«...И погонится за любовниками своими,

но не догонит их, и будет искать их,

но не найдет, и скажет:

"пойду я, и возвращусь к первому мужу моему;

ибо тогда лучше было мне,

нежели теперь"».

Ос 2:7

«...И погонится за любовниками своими,

но не догонит их, и будет искать их,

но не найдет, и скажет:

"пойду я, и возвращусь к первому мужу моему;

ибо тогда лучше было мне,

нежели теперь"».


Не обесценивай золото


Сексуальные отношения без брака — это подписанный чек, который не будет оплачен.

Твое тело не должно говорить того, с чем не согласно сердце! Тело не вправе говорить: «Я люблю тебя», если в этот момент ты думаешь: «Мне плевать, любишь ли ты меня!», или если тебе только кажется, что ты влюблен, а на самом деле это чувство поверхностно{17}.

Если жесты любви используются без любви, они теряют смысл. Они становятся банальностью, они обедняются, становятся пустыми. К чему язык, если нечего сказать? А сексуальность — это язык:


Язык, на котором говорить нельзя,
не посмотрев друг другу в глаза,
не услышав, что говорят сердца,
ни в момент головокружения,
ни под влиянием воображения,
но — после венчания,
когда все окончательно.

Если в отношениях нет тщательно оберегаемой нежности, они принесут только уныние. А нежность не может быть ненадолго — иначе это не нежность.


«Я люблю моего парня, люблю всем сердцем, но мне страшно, не знаю, почему, но страшно. Когда он приходит ко мне, я чувствую, что он несчастен, мы все время ссоримся, но я люблю его. Я не знаю, почему я люблю его, даже если он мучает меня, а я — его. Мы даже не знаем, почему мы все еще вместе».

«Я люблю моего парня, люблю всем сердцем, но мне страшно, не знаю, почему, но страшно. Когда он приходит ко мне, я чувствую, что он несчастен, мы все время ссоримся, но я люблю его. Я не знаю, почему я люблю его, даже если он мучает меня, а я — его. Мы даже не знаем, почему мы все еще вместе».


Почему же так связаны любовь и страх?


Твой «партнер» — бензозаправка?


Как рассказать об этой страшной подмене, когда отношения сводятся к одной эротике? Такие отношения чужды твоей сущности.


«Грех — это слепые отношения, незнание другого в том самом акте, который в Библии назван словом "познание". Это лицо, превратившееся в тело, когда тело должно было стать лицом. Грех можно почувствовать в невыносимой тоске, когда с нами произошло нечто очень важное, а мы не могли участвовать в этом по-настоящему. Даже если есть согласие, взаимное уважение — кто знает: возможно, настоящее, серьезное чувство испытывает только один из партнеров, и позже расставание будет для него страшной раной, быть может, даже смертельной?»

Оливье Клеман

«Грех — это слепые отношения, незнание другого в том самом акте, который в Библии назван словом "познание". Это лицо, превратившееся в тело, когда тело должно было стать лицом. Грех можно почувствовать в невыносимой тоске, когда с нами произошло нечто очень важное, а мы не могли участвовать в этом по-настоящему. Даже если есть согласие, взаимное уважение — кто знает: возможно, настоящее, серьезное чувство испытывает только один из партнеров, и позже расставание будет для него страшной раной, быть может, даже смертельной?»


Просто страшно подумать, сколько зла могут причинить физические отношения, которые создают иллюзию любви! Многие (особенно девушки) страдают просто по неведению, или из-за того, что не понимают партнера. Как много тех, кто чувствует: мной манипулируют, меня просто используют!


«Месяц назад я познакомилась с парнем. Он увлекся мной, и мне это было очень приятно. Я почувствовала, что готова открыть свое сердце. Но вскоре он захотел переспать со мной. Я согласилась, но потом меня охватило сильнейшее отвращение…

Неужели мужчинам нужно только это? Едва познакомившись, они уже хотят заняться любовью. Это что-то животное! А я, дурочка, соглашаюсь, чтобы доставить им удовольствие, хотя мне становится противно! Мне хочется просто кричать! Знаешь, мне казалось, что Бог меня оставил, и я хотела как бы отомстить, казаться свободной.

А сейчас я совершенно измучена, моя жизнь не имеет никакого смысла. Любовь? Я больше не верю в любовь. По-моему, я не смогу полюбить снова. Когда я вижу, что парень хочет мне понравиться, мне кажется, что на самом деле он хочет использовать меня. Поэтому я абсолютно холодна. Я иду, не зная, куда. Я иду и дрожу. Я больше не способна любить. Во мне какая-то пустота».

Валери, 18 лет

«Месяц назад я познакомилась с парнем. Он увлекся мной, и мне это было очень приятно. Я почувствовала, что готова открыть свое сердце. Но вскоре он захотел переспать со мной. Я согласилась, но потом меня охватило сильнейшее отвращение…

Неужели мужчинам нужно только это? Едва познакомившись, они уже хотят заняться любовью. Это что-то животное! А я, дурочка, соглашаюсь, чтобы доставить им удовольствие, хотя мне становится противно! Мне хочется просто кричать! Знаешь, мне казалось, что Бог меня оставил, и я хотела как бы отомстить, казаться свободной.

А сейчас я совершенно измучена, моя жизнь не имеет никакого смысла. Любовь? Я больше не верю в любовь. По-моему, я не смогу полюбить снова. Когда я вижу, что парень хочет мне понравиться, мне кажется, что на самом деле он хочет использовать меня. Поэтому я абсолютно холодна. Я иду, не зная, куда. Я иду и дрожу. Я больше не способна любить. Во мне какая-то пустота».


Вожделение тела, отвращение в сердце


Еще два письма, очень похожих друг на друга. Одно — от девятнадцатилетней девушки, второе — от сорокалетней женщины. Но обе пережили практически одно и то же.

Для начала — несколько фраз из разговора с компанией подростков на тему секса вне брака:

«Кажется, что ты нашел то, чего хотел, но то, чего ты хотел, причиняет тебе боль, и это страшно!» «Ты стремишься вызвать у другого определенную реакцию. Это не путь навстречу ему, ты просто используешь его!»


«Когда мне было тринадцать, я влюбилась в двадцатилетнего парня. Он не любил меня, но пользовался мной по полной программе. А я никого никогда не любила так, как его, даже своего мужа. Через два года я уже спала просто со всеми подряд. Мне было очень плохо и противно, но я была не в состоянии отказать. Я искала Любовь — и не находила. Я искала того, кто поймет меня и не будет относиться ко мне, как к шлюхе. Ни про одну женщину нельзя сказать, что она шлюха: никто не знает, что происходит в ее сердце. Годы, когда мне было 13-18 лет, были самыми страшными в моей жизни. Страдала моя душа, тело, сердце… Мне трудно, когда Господь говорит о чистоте: ведь я далеко не чиста. Когда мне было 18, я встретила своего нынешнего мужа. Он просто спас меня — своим отношением ко мне. Первый раз в жизни кто-то полюбил меня не ради моего тела, а просто так, ради меня самой».

Шанталь, 40 лет

«Когда мне было тринадцать, я влюбилась в двадцатилетнего парня. Он не любил меня, но пользовался мной по полной программе. А я никого никогда не любила так, как его, даже своего мужа. Через два года я уже спала просто со всеми подряд. Мне было очень плохо и противно, но я была не в состоянии отказать. Я искала Любовь — и не находила. Я искала того, кто поймет меня и не будет относиться ко мне, как к шлюхе. Ни про одну женщину нельзя сказать, что она шлюха: никто не знает, что происходит в ее сердце. Годы, когда мне было 13-18 лет, были самыми страшными в моей жизни. Страдала моя душа, тело, сердце… Мне трудно, когда Господь говорит о чистоте: ведь я далеко не чиста. Когда мне было 18, я встретила своего нынешнего мужа. Он просто спас меня — своим отношением ко мне. Первый раз в жизни кто-то полюбил меня не ради моего тела, а просто так, ради меня самой».


«С тринадцати лет я мечтала встретить того, с кем проведу всю жизнь. И вот мне почти 20, а я все перехожу от парня к парню. Я даже потеряла девственность. Как ни странно, я ни о чем не жалею, хотя, конечно, было бы лучше сохранить чистоту для моего будущего мужа.

Думаю, на самом деле с самого начала полового акта я почувствовала настоящее отвращение. Я хотела, чтобы это поскорее закончилось. Отвращение оставалось еще несколько дней. Я снова и снова видела, как все было, мне хотелось умереть. Теперь,когда парень начинает со мной заигрывать, я сразу настораживаюсь, потому что я знаю, чего он хочет. Мне очень трудно довериться кому-то, и все, что со мной было, доказывает, что в этом я права.

Я поняла, что сексуальные отношения действительно очень быстро становятся привычкой. Честное слово, мне иногда приходится уговаривать саму себя, чтобы не переспать с первым встречным. Поэтому я боюсь, что сломаюсь; я очень хочу, чтобы Господь скорее даровал мне встречу с тем, кто станет моим мужем. Я понимаю, что если я встречу парня, который мне действительно понравится, я не смогу ему отказать. Я знаю границы своих возможностей».

Доминика, 19 лет

«С тринадцати лет я мечтала встретить того, с кем проведу всю жизнь. И вот мне почти 20, а я все перехожу от парня к парню. Я даже потеряла девственность. Как ни странно, я ни о чем не жалею, хотя, конечно, было бы лучше сохранить чистоту для моего будущего мужа.

Думаю, на самом деле с самого начала полового акта я почувствовала настоящее отвращение. Я хотела, чтобы это поскорее закончилось. Отвращение оставалось еще несколько дней. Я снова и снова видела, как все было, мне хотелось умереть. Теперь,когда парень начинает со мной заигрывать, я сразу настораживаюсь, потому что я знаю, чего он хочет. Мне очень трудно довериться кому-то, и все, что со мной было, доказывает, что в этом я права.

Я поняла, что сексуальные отношения действительно очень быстро становятся привычкой. Честное слово, мне иногда приходится уговаривать саму себя, чтобы не переспать с первым встречным. Поэтому я боюсь, что сломаюсь; я очень хочу, чтобы Господь скорее даровал мне встречу с тем, кто станет моим мужем. Я понимаю, что если я встречу парня, который мне действительно понравится, я не смогу ему отказать. Я знаю границы своих возможностей».


В этих письмах описаны чувства, на первый взгляд, противоречивые, но на самом деле очень взаимосвязанные.

С одной стороны, это отвращение, которое доходит до того, что ты больше не веришь в любовь, достойную называться любовью. Более того, когда тебя так часто бросали, предавали, ты переносишь свою обиду на Бога. Это действительно страшно.

С другой стороны, это потребность (непреодолимая?) повторить, позволить вовлечь себя в зависимость, хотя ты прекрасно знаешь, что дальше будет только жестокое разочарование. Тело испытывает желание, а сердце — отвращение! То, что привлекательно для плоти, отталкивающе для души. И ты мечешься из стороны в сторону.


Защити его от него самого.

Уважай ее ради нее самой


Все это подтверждает различия в поведении и психологии юноши и девушки.

Девушка ищет в первую очередь нежности, защищенности, защиты: понимания, бескорыстной любви, возможности опереться на кого-то, довериться кому-то{18}.

Юноша более чувствителен в физическом плане. У него чувство нежности намного быстрее переходит в сексуальное возбуждение.

Девушка глубже проникает в суть. Любовь для нее должна быть серьезной, глубокой.

Юноша чаще относится ко всему легко, даже поверхностно.

Девушка умеет ждать. Ей нужно, чтобы сближение происходило постепенно, иногда очень долго.

Юноша часто торопится. Он мчится сломя голову, хочет сразу дойти до конца. Он как жеребенок, который бьет копытом от нетерпения.

Чаще всего именно юноша предлагает сексуальные отношения, а девушка сомневается[123]. Если половой акт был грубым, животным, противоестественным, юноша от этого не слишком страдает (по крайней мере внешне), главное, что он получил физическое удовольствие. Девушку такие отношения оскорбляют, унижают, иногда это становится серьезной травмой.

Девушка намного серьезнее относится к верности. Если она полюбила, то это надолго. Юноша часто, получив удовольствие, с легкостью бросает девушку и переходит к следующей, которая будет еще одним номером в его списке. Он боится — и бросает.

И еще: у мужчины физический аспект сексуальности намного более локализован, узок, ограничен. У женщины — более глобальный, смутный, всеохватывающий. Мужчина действует «точечно», женщине нужна длинная подготовка, а потом — продолжение, длительность, завершение. А мужчина к этому моменту уже закончил.

Такое разное отношение к любви объясняет, почему так часто девушка чувствует, что парень обманул, соблазнил, предал ее. И она начинает подражать такому отношению, чтобы отомстить: она соблазняет, добивается своего — и презирает парня.

Нужно уважать слабости другого. Это лучшее доказательство и гарантия твоей любви. Если ты мужчина, приспособься к «ритму» своей девушки: старайся в первую очередь дать ей защиту, крепкую дружбу, чистую и истинную нежность, которая так нужна ей. Не переходи определенные границы. Не торопись. Девушка должна помнить о слабостях парня. Не делай ничего, чтобы возбудить его, не разжигай его. Не старайся выглядеть соблазнительно. Защити его от него самого. Когда-нибудь он будет благодарен тебе, даже если сейчас для него это очень трудно.


Чем больше партнеров, тем меньше шансов

на единственную встречу


Сексуальные отношения вне брака могут повлечь серьезнейшие последствия.


1. Рано или поздно это разрушает твою способность любить. Когда ты без конца отдаешь свое тело то тому, то другому, возможностей создать особенные, единственные в мире отношения становится все меньше и меньше. Если ты отдаешь свое тело кому угодно и как угодно, ты теряешь способность любить. Без верности, без стабильности, не отдавая и не принимая любовь, — ты обнаружишь, что в твоем сердце царит глухое отчаяние. То, что, казалось бы, приносит удовлетворение на уровне телесном, на самом деле подавляет сердце, смущает душу. Если сексуальные отношения существуют совершенно отдельно от личности, которую ты любишь, от выражаемой любви, от жизни, которая могла бы передаваться, — тогда эти отношения обращаются против твоего собственного сердца, против твоего тела, уничтожая его со страшной жестокостью[124]. Ведь если твоя жажда любви не встречает ответа — ты как бы умираешь…


2. Так кто же страдает в этой ситуации? Конечно, ты сам, но еще и другой — тот, кто бросил тебя или кого бросил ты. По опыту известно, что расставание намного более болезненно, если люди уже вступали в сексуальные отношения. Чем более близкими были отношения, тем серьезнее последствия разрыва. Вы точно не станете со мной спорить, Шанталь, Бернар, Мартина и Кристоф! Ведь отдаться — значит оставить в теле другого частицу себя. И как болезненны раны после разрыва... Порой проходят годы, прежде чем они заживут. Исцелить их по-настоящему могут только Иисус и Мария.


3. Если отношения мужчины и женщины не воспринимаются всерьез, становится намного труднее создать союз на всю жизнь. Велика вероятность, что люди создадут временный брак, дом на песке. Очень и очень многие браки разрушились только потому, что люди были абсолютно неспособны любить дольше определенного времени. И эта неспособность сформировалась тогда, когда они действовали под влиянием каждого импульса, отдаваясь во власть малейшего желания. Если ты меняешь партнеров просто так, каждые пять минут, то в результате ты создашь семью точно так же случайно. Ну а потом, рано или поздно, — развод. Вот так и проверяется правдивость утверждения, что сексуальные отношения не разрушают возможность вечной любви.

Конечно, разрушают!

Смысл верности теряется. Человек уже неспособен хранить верность, а значит, неспособен сделать счастливой будущую жену (мужа) и особенно детей.


Любовь сегодня спасает детей, которые появятся завтра


4. Дети… Да, именно они в первую очередь и расплачиваются за ошибки родителей. Как выразить словами скрытую трагедию детей, которые были лишены любви, а значит — жизни, потому что не получили того минимума нежности, который необходим, чтобы жить, чтобы быть: у них не было семьи…

И сегодня Церковь так страстно защищает любовь именно ради спасения детей, которые появятся завтра. Может быть, она кажется слишком требовательной, но это требовательность любви. Сегодня она старается сохранить любовь, чтобы дети завтрашнего дня не были несчастны. Цель — разорвать раз и навсегда порочный круг, в котором тот, кто ранен, ранит другого: человек настолько ранен, что не способен пережить любовь в полноте; пара распадается, и вот уже растет новое поколение раненых детей, дети которых, в свою очередь, будут ранены той же проблемой… Из сострадания к невинным Бог призывает тебя любить в истине. Из сострадания к тебе самому.

Итак, люби заранее своих детей, о которых ты мечтаешь. Люби их настолько, чтобы сегодня сделать все ради их счастья завтра.


5. Возможен и другой, более непосредственный и прямой путь сделать невинного ребенка несчастным: просто ситуация, когда он зачат вне брака (несмотря на все предосторожности). И тогда от него либо избавляются, как от незваного и нежеланного (и это аборт), либо сохраняют ему жизнь, но слишком часто это жизнь без семьи. Подумай о том, чтобы твой ребенок не был наполовину сиротой![125] Как много несчастных детей, растущих без отца! И как они смогут пройти период полового созревания, обрести половую идентичность, обрести эмоциональную зрелость? Дети, которые сегодня страдают, завтра станут молодыми людьми, не нашедшими равновесия.


Не уступать, но помогать друг другу


Ну признайся: ведь очень часто ты делаешь это, чтобы повысить собственную самооценку, чтобы было чем похвастаться перед приятелями, чтобы отделиться от родителей, чтобы обрести уверенность в себе — в конечном итоге, не себя ли самого ты ищешь?

И у юноши, и у девушки может быть просто страх, что она/он может уйти. Надо торопиться! Воспользоваться тем, что она доступна и согласна, пока она меня не бросила!

Точно так же ты уступаешь его/ее требованиям, чтобы не потерять его/ее. «Если ты не будешь со мной спать — я от тебя уйду!»[126] Но именно этот шантаж доказывает, что любовь не настоящая. Если бы он любил тебя по-настоящему, он не играл бы ни с твоими чувствами, ни с твоей чувственностью.

Не уступать — не жестокость, но истина[127]. Уступить зачастую значит позволить обмануть себя. Но ты можешь с нежностью помогать ему быть достойным самого себя, преодолеть себя, властвовать собой[128]. Просто — любить тебя!

И если он отказывается от таких отношений и бросает тебя, не жалей ни о чем: он не был достоин твоего сердца.

Помочь ему любить тебя — означает помочь ему возрастать, созревать! Ибо очень часто


«...влюбившись и немедленно уступив влечению, воплотив его в сексуальных отношениях, человек рискует стать пленником себя самого, собственного нарциссизма или образов, пришедших из глубин детства, возможно, поиска матери или регрессии к состоянию симбиоза».

Оливье Клеман

«...влюбившись и немедленно уступив влечению, воплотив его в сексуальных отношениях, человек рискует стать пленником себя самого, собственного нарциссизма или образов, пришедших из глубин детства, возможно, поиска матери или регрессии к состоянию симбиоза».


Именно так многие молодые люди, испытавшие проблемы в семье, с нестабильной эмоциональностью, пытаются обрести в отношениях с девушкой безопасность и защиту, которых они не получили от матери. А ведь именно юноша должен дать девушке силу и безопасность. Поэтому отношения выворачиваются наизнанку, и девушка оказывается в роли, для которой она не приспособлена, потому что это бремя слушком тяжело для ее хрупких плеч. Элизабет, тебе было только шестнадцать, и тебе пришлось заботиться о двадцатилетнем Мишеле как о ребенке. Тебе пришлось стать для него отцом и матерью. Ты была вынуждена решать за него все, постоянно обхаживать его. Через полтора года ты сломалась. Но тебя все-таки мучила совесть: что же будет с ним без тебя?[129]

Юноша ищет в девушке мать… и оставляет ее матерью-одиночкой.


Сохранить себя для того/той, кого Бог уготовал тебе


Чтобы избежать таких опасностей, таких тяжелых последствий, сохрани себя для того/той, кого Бог уготовал для тебя. Защити себя — для него/нее. Подари ему/ей самый прекрасный дар, знак твоего сердца: свою девственность. А если ты ее уже лишился(-лась) — по крайней мере, новую свежесть.


«Вот уже год у меня не было сексуальных отношений, потому что я всем сердцем хочу, чтобы следующий раз был с тем, кого Господь избрал для меня. Но это трудно, все труднее и труднее, и я боюсь, что сломаюсь. И я знаю, что если так случится, я снова отдалюсь от Отца Небесного. А я этого не хочу, ведь Он мне так нужен!»

Патрисия, 19 лет

«Вот уже год у меня не было сексуальных отношений, потому что я всем сердцем хочу, чтобы следующий раз был с тем, кого Господь избрал для меня. Но это трудно, все труднее и труднее, и я боюсь, что сломаюсь. И я знаю, что если так случится, я снова отдалюсь от Отца Небесного. А я этого не хочу, ведь Он мне так нужен!»


«Те, кто ложатся в постель, думая, что влюблены или влюбятся, быстро обнаруживают, что этот момент стал началом конца их отношений. Секс может разрушить любовь, если им пользуются как поводом для любви. Любовь означает "отдавать". Секс означает "брать". А кто на самом деле любит — тот, кто дает, или тот, кто берет? Ведь он берет чистоту, достоинство, права на самое ценное, что у нее есть: на тело. Ведь он отнимает все это, несмотря на нежности и прекрасные слова о любви. Юноши любят жениться на порядочных девушках, но при этом не упускают возможности развратить каждую встретившуюся порядочную девушку. Найдется ли несколько молодых людей или девушек, любящих партнера настолько, чтобы дать ему более глубокую, более зрелую любовь? Я говорю о тех, кто откажется от сексуальных отношений до момента, когда будут даны доказательства любви в таинстве брака. Любовь — это не только давать, но и отказывать. И это приводит к тому, что ты говоришь: "Я настолько люблю тебя, что хочу сохранить себя для тебя[130].

Бертран, 21 год

«Те, кто ложатся в постель, думая, что влюблены или влюбятся, быстро обнаруживают, что этот момент стал началом конца их отношений. Секс может разрушить любовь, если им пользуются как поводом для любви. Любовь означает "отдавать". Секс означает "брать". А кто на самом деле любит — тот, кто дает, или тот, кто берет? Ведь он берет чистоту, достоинство, права на самое ценное, что у нее есть: на тело. Ведь он отнимает все это, несмотря на нежности и прекрасные слова о любви. Юноши любят жениться на порядочных девушках, но при этом не упускают возможности развратить каждую встретившуюся порядочную девушку. Найдется ли несколько молодых людей или девушек, любящих партнера настолько, чтобы дать ему более глубокую, более зрелую любовь? Я говорю о тех, кто откажется от сексуальных отношений до момента, когда будут даны доказательства любви в таинстве брака. Любовь — это не только давать, но и отказывать. И это приводит к тому, что ты говоришь: "Я настолько люблю тебя, что хочу сохранить себя для тебя[130].


Короче говоря, ты не пчела: собирая пыльцу с цветов, ты не делаешь мед, ты только грабишь и разоряешь цветник![131] Со временем, ты становишься все более требовательным: в начале ты можешь любить 4, 5, 6, девушек одновременно. Потом — только двух или трех. В конце концов — единственную... Твои требования становятся избирательными...


3. СОЖИТЕЛЬСТВО=СОМНЕНИЕ?


Временное состояние — чтобы избежать условностей?


Может быть, пройдя вместе некоторый путь — возможно, очень короткий — вы решили просто жить вместе, жить, как в браке, но «не узаконивая отношений», или, по крайней мере, не задумываясь, собираетесь ли вы это когда-нибудь сделать. Почему бы не попробовать? (Узнаете себя, Жак и Сильвиана, Мартина и Робер, помните, как подолгу мы обсуждали тему «пробного брака»?)

Для начала я хочу подчеркнуть: во мне нет ни малейшего презрения, ни тени снисходительности к вашей ситуации. Я ни в коей мере не сравниваю ее с внебрачными связями. Я знаю, как вы жаждете подлинной любви. Я знаю, как обычные финансовые трудности, проблемы с работой, учебой, может быть, с армией, семейные проблемы вынуждают вас откладывать брак, о котором вы мечтаете{19}. Как я вас понимаю: вы не можете всю жизнь ждать возможности быть вместе, создать семью, если вы уже решили вместе строить жизнь. Но, по крайней мере, если вы сами воспринимаете свою ситуацию как проблемную, не привыкайте к ней, не соглашайтесь прожить так всю жизнь. Пусть брак остается для вас тем будущим, которого вы ждете, ищете, готовитесь к нему.

Но, может быть, все совсем не так, и вы сознательно, из принципа решили отказаться от брака или отложить его?


А. Зачастую вы недооцениваете брак, видите в нем только условность, зачем-то придуманную обществом, требующую светских декораций, неимоверных затрат, и все это кажется вам отвратительным лицемерием. Если бы это было действительно так, я тоже отвергал бы идею брака! Но не следует путать истинную сущность и то, что лежит на поверхности. Не затягивайте пребывание во временном состоянии, чтобы избежать условностей…


Б. А может быть, брак представляется вам столь возвышенным, что кажется недостижимым идеалом? Тогда вы недооцениваете самих себя, считая, что вам такое не потянуть. Вы не представляете себе, сколь велики Божии обетования и возможности ваших сердец! В первом случае вам казалось, что брак не достоин вашей любви, во втором — наоборот.


В. Возможно, вам кажется, что другие — общество, семья, Церковь — просто ни при чем и не должны вмешиваться в ваши частные, сугубо личные дела.


Г. Но чаще всего вы отвергаете брак или боитесь его потому, что видели слишком много разбитых семей. Хорошее дело браком не назовут. И я очень хорошо понимаю, что вы боитесь, что и ваш корабль затонет... Уж лучше вообще не плыть! Или хотя бы сначала попробовать, прежде чем лезть в бурное море… А там посмотрим... И это может тянуться много лет.

Я не утверждаю, что сожительство — это ложь, обман. Я просто хочу задать вам двенадцать вопросов, и надеюсь, что вы будете честными.


Страх, порождающий страх?


1. Не кажется ли вам, что сама возможность в любой момент разорвать отношения искажает эти отношения? Ваше единство оказывается таким хрупким!

2. Не думаете ли вы, что скрытая неуверенность может быть разрушительна, особенно для женщины, которой из-за подвижности ее внутренних ритмов, так нужна стабильность и защищенность? Когда ты постоянно спрашиваешь себя: «А вдруг он меня бросит?» — разве ты можешь рассчитывать на него, доверять ему, что бы ни случилось?

3. Когда ты постоянно ощущаешь эту опасность — можешь ли ты быть самим собой? Или ты надеваешь маску, притворяешься? И как тогда узнать друг друга по-настоящему, такими, какие вы есть, — ведь именно это было вашей целью? (В Канаде о сожительстве говорят s'accoter — жить бок о бок.)[132]

4. Подумайте, может быть, вы стали в той или иной степени «наблюдателями»: вы живете, присматриваясь друг к другу? Вы всматриваетесь, чтобы понять, как пойдут дела дальше. Вы становитесь не партнерами, а, скорее, зрителями[133].

5. Доверие часто подтачивается неуверенностью и подозрительностью. Ты начинаешь сомневаться, что ты сам и твой партнер действительно способны по-настоящему любить и хранить верность.

6. Зачастую вы ставите любви условия: мы поженимся при условии, что... Может начаться настоящая торговля: мы поженимся, если, если, если... Сплошные вопросительные знаки — а внутри затаенный страх. Ты все время обеспечиваешь себе запасной выход: мы живем вместе, пока все идет нормально. Но что можно сказать об архитекторе, который создает проект здания, начиная с запасного выхода? Запасной выход, конечно, нужная вещь — но не у самого же входа!

7. Когда ты хочешь предусмотреть все — не значит ли это, что ты сомневаешься в самом себе, в другом, в самой любви? А ведь «любовь — это действие веры, и когда мало веры — мало и любви»[134].

8. Как ты думаешь, можно отдать себя на время? Если все, что дано, обещано, всегда можно взять назад — то это просто пощечина самой любви!

9. Вы хотите, чтобы ваша жизнь была вашим сугубо личным делом. Но как прожить жизнь отдельно от всех, без чьей бы то ни было поддержки? Выбирая самоизоляцию, вы обрекаете себя на увядание.

10. Признайся: не стоит ли за всем этим банальнейший страх — страх рискнуть, решиться на авантюру, шагнуть в пустоту; страх перед другим, перед обязательствами, а значит — перед будущим? Но вот парадокс: ты создаешь еще более рискованную ситуацию! И впридачу ты обкрадываешь себя, по своей воле лишаясь тех даров, которые может дать таинство брака.


Как мало времени, как важно это время для любви —

а ты разбазариваешь его...


11. А если попытка все же закончилась разрывом, этот разрыв тем болезненнее, чем дольше вы прожили вместе. Доверие к жизни, вера в любовь часто оказываются разрушены навсегда. Хуже всего, когда в результате страдают дети (мы говорили об этом в главе о добрачных сексуальных отношениях).

12. Но, есть дети или нет, женщина всегда страдает больше, потому что, хотя сейчас все в порядке, ее будущее в опасности.


«В сущности, когда время растрачивается на любовь без будущего, тратится время, предназначенное для любви, которая продлится вечно (то время, когда у женщины могли бы сложиться серьезные отношения).

И любая отсрочка уменьшает шансы женщины вступить в брак, иметь детей, потому что мужчины предпочитают девушек помоложе».

«В сущности, когда время растрачивается на любовь без будущего, тратится время, предназначенное для любви, которая продлится вечно (то время, когда у женщины могли бы сложиться серьезные отношения).

И любая отсрочка уменьшает шансы женщины вступить в брак, иметь детей, потому что мужчины предпочитают девушек помоложе».


И пока она медлит в поиске настоящей любви, молодость проходит...


«Сожительство заставляет девушку стареть до брака, отсрочивает время, необходимое для окончательного решения. И женщина, "независимая от любви", рискует остаться одинокой в своей независимости».

«Развод и неудачные попытки сожительства до брака приводят к одному и тому же результату: они крадут наше время. Женщина пытается начать новую жизнь, когда она уже не так молода, ее шансы уже меньше. Она уже менее привлекательна, а если у нее есть ребенок, то все еще сложнее. Тело не ждет. Розы цветут только весной»[135].

«Сожительство заставляет девушку стареть до брака, отсрочивает время, необходимое для окончательного решения. И женщина, "независимая от любви", рискует остаться одинокой в своей независимости».

«Развод и неудачные попытки сожительства до брака приводят к одному и тому же результату: они крадут наше время. Женщина пытается начать новую жизнь, когда она уже не так молода, ее шансы уже меньше. Она уже менее привлекательна, а если у нее есть ребенок, то все еще сложнее. Тело не ждет. Розы цветут только весной»[135].


Видимо, все эти факторы так или иначе оказывают свое влияние: «пробный брак» очень редко бывает удачным. (Многие думали, что пробные браки уменьшат число разводов, но все оказалось наоборот.) Люди стараются сохранить отношения любой ценой, а когда брак заключен, они расслабляются — и отношения рушатся. Бывает, что мужчина, который до сих пор был таким нежным и заботливым, вдруг внезапно становится властным и авторитарным, зная, что теперь женщине труднее его оставить...[136]

Бывает и наоборот: пары, у которых было много конфликтов в «пробный период», обретают в браке гармонию — но это редкость.


Нет, «нельзя жить только на пробу, умирать только на пробу, нельзя любить только на пробу, нельзя принимать человека только на пробу!»

Блаженный папа Иоанн Павел II в обращении к молодежи в Монреале.

Нет, «нельзя жить только на пробу, умирать только на пробу, нельзя любить только на пробу, нельзя принимать человека только на пробу!»


Нет, любовь не ставит экспериментов — она отдает! А отдать себя — это навсегда.

Из этого следует, что основная причина, которой обычно оправдывают «пробный брак», действительно важна: нужно узнать друг друга, прежде чем рисковать, проверить себя, прежде чем принимать окончательное решение... Но разве не в этом смысл обручения? Разница в том, что в случае обручения вы умеете остановиться именно на том этапе, когда любовь сможет созреть.

Именно обручение — ответ на проблему «пробных браков», исцеление всех серьезных и долговременных отрицательных последствий сожительства. Может быть, «пробный брак» — всего лишь неудачная подделка под обручение?{20}


4. ЛЮБИТЬ = УЧИТЬСЯ БЫТЬ ВМЕСТЕ


Любить иначе, жить иначе!


У меня есть друг, Брюно, умирающий от миопатии. Ему

15 лет. Вот что он написал мне:


«Я прошу друзей принести меня на какую-нибудь вечеринку и говорю с ребятами о том, что физическое выражение любви мешает любви возрастать, задерживает человека на примитивном уровне. Когда люди сразу вступают в интимные отношения, это мешает им полюбить друг друга подлинной, глубокой любовью. Да, можно любить иначе, жить иначе[137]

«Я прошу друзей принести меня на какую-нибудь вечеринку и говорю с ребятами о том, что физическое выражение любви мешает любви возрастать, задерживает человека на примитивном уровне. Когда люди сразу вступают в интимные отношения, это мешает им полюбить друг друга подлинной, глубокой любовью. Да, можно любить иначе, жить иначе[137]


Любить иначе — значит в первую очередь любить друг друга, потому что мы дети Божии. Братья и сестры. Без задних мыслей, без вожделения. Без желания обладать, использовать другого, играть им. Любить другого ради него самого. Очень просто, как братья и сестры. Простая, светлая, искренняя дружба зачастую лучшая почва, на которой вырастает подлинная любовь: бескорыстная любовь-дар. Как прекрасна истинная дружба!{21}

Я знаю некоторых ребят, которым удалось пройти обратный путь: от любви сугубо плотской к подлинно братской.


«Мы исцелились — и я, и мой друг. Наши новые отношения не менее нежны, но они стали чистыми. Мы узнаем друг друга заново, и мы чувствуем себя более счастливыми. Самая большая радость для меня — то, что я уже не заперта в моих проблемах, связанных с сексуальными отношениями, но могу идти навстречу Богу... А раньше все мои силы, все внимание были заняты этим отказом от Бога. Мне больше не нужно бояться чужих взглядов, я могу сказать Богу: "Возьми все!" Я свободна, чтобы исполнять Его волю. Какая же это радость, брат мой, какая радость!»

Мари

«Мы исцелились — и я, и мой друг. Наши новые отношения не менее нежны, но они стали чистыми. Мы узнаем друг друга заново, и мы чувствуем себя более счастливыми. Самая большая радость для меня — то, что я уже не заперта в моих проблемах, связанных с сексуальными отношениями, но могу идти навстречу Богу... А раньше все мои силы, все внимание были заняты этим отказом от Бога. Мне больше не нужно бояться чужих взглядов, я могу сказать Богу: "Возьми все!" Я свободна, чтобы исполнять Его волю. Какая же это радость, брат мой, какая радость!»


Если ты еще не встретил(а) ту/того, с кем ты хотел(а) бы прожить всю жизнь, ты можешь уже сейчас молиться об этой встрече. Каждый день ты можешь приносить эту будущую встречу Господу, Который уже знает ее/его. Доверься архангелу Рафаилу, который познакомил Товию с Сарой, предназначенной ему от века. Рафаил провел Товию путем, на котором тот заблудился бы в одиночку. Благодаря Рафаилу Товия и Сара познакомились, полюбили друг друга и поженились[138].


Любовь нужно стяжать, завоевывать, освобождать


«У меня никогда не было сексуальных отношений с парнем, не было "моего парня". Я хочу остаться чистой для того, кто будет моей подлинной любовью на всю жизнь. Но как узнать его? Как часто я влюблялась в парня, говорила себе: "Да, это он!", а этот парень даже не подозревал о моих чувствах. Каждая моя любовь с первого взгляда кончалась тем, что страсть угасала и я очень быстро забывала того, в кого была влюблена. Часто, несмотря на мое желание сохранить чистоту, не встречаться ни с кем, пока я не найду того, кто станет моим мужем, — несмотря на это, мне так хочется почувствовать, что я любима...»

Тереза, 19 лет

«У меня никогда не было сексуальных отношений с парнем, не было "моего парня". Я хочу остаться чистой для того, кто будет моей подлинной любовью на всю жизнь. Но как узнать его? Как часто я влюблялась в парня, говорила себе: "Да, это он!", а этот парень даже не подозревал о моих чувствах. Каждая моя любовь с первого взгляда кончалась тем, что страсть угасала и я очень быстро забывала того, в кого была влюблена. Часто, несмотря на мое желание сохранить чистоту, не встречаться ни с кем, пока я не найду того, кто станет моим мужем, — несмотря на это, мне так хочется почувствовать, что я любима...»


Знаешь, Тереза, именно то, что страсть угасает и ты быстро забываешь того, в кого была влюблена, показывает каждый раз, что это снова «не он». Если бы это был он, ничто — ни время, ни расстояние — не могло бы угасить твоих чувств! И как хорошо, что ты не признавалась в любви никому из тех ребят — сколько боли ты могла бы им причинить!

Да, к этому приключению нужно приготовиться: любовь нужно стяжать, завоевывать, освобождать.

Бог приготовил тебе путь. Не бойся, Он ведет тебя. Он выведет тебя из самого большого горя. Для тех, кто не хочет сдаваться, кто принимает вызов жизни, существует «агапетерапия», исцеление любовью — разработанная 2000 лет назад, она постоянно совершенствуется и обновляется. И если ты примешь это лечение, то можешь рассчитывать, если не произойдет какая-нибудь катастрофа, что твое путешествие по стране любви будет не злой шуткой, но восхождением к свету.


«Подлинная любовь открывает другого как отличного от меня. Отнюдь не всегда это яркая влюбленность. Часто кажется, что это глубокая дружба: нам хорошо вместе, нам спокойно, во мне видят лучшее, что во мне есть, и я вижу в тебе лучшее. Мы получаем особую благодать — помогать друг другу созревать, возрастать, как, быть может, когда-нибудь мы будем помогать друг другу стареть и встретить смерть. Тогда может даже возникнуть что-то вроде временного прекращения желания в сексуальном смысле, настолько захватит меня это отличие, инакость другого»[139].

«Подлинная любовь открывает другого как отличного от меня. Отнюдь не всегда это яркая влюбленность. Часто кажется, что это глубокая дружба: нам хорошо вместе, нам спокойно, во мне видят лучшее, что во мне есть, и я вижу в тебе лучшее. Мы получаем особую благодать — помогать друг другу созревать, возрастать, как, быть может, когда-нибудь мы будем помогать друг другу стареть и встретить смерть. Тогда может даже возникнуть что-то вроде временного прекращения желания в сексуальном смысле, настолько захватит меня это отличие, инакость другого»[139].


Сердце бодрствует


В школе евангелизации "Jeunesse-Lumière" («Молодость-Свет») юноши и девушки отдают один год своей жизни Богу, служению Евангелию, и они дают обещание в течение этого года жить в «целибате любви». Жить, как братья и сестры. Вот что сказано в «Книге жизни» (уставе) школы:


«Ничто не должно тревожить слушающее сердце, чтобы оно могло быть в постоянном внимании к Богу. Никакие отношения не должны мешать тебе служить Церкви, чтобы ты был свободен для служения Царствию.

Дела любви, молитва и евангелизация полностью захватят тебя. Ты будешь участвовать в них всеми силами сердца. Пусть сердце останется свободным. Свободным, чтобы отдавать себя. Свободным, чтобы любить. Свободным, чтобы служить без исключений всем тем, кого дал тебе Бог, чтобы ты служил им и любил их.

Целомудрие — это свобода, когда оно принимается как любовь. Ты отказываешься от романтических отношений, чтобы пережить опыт более сильной, глубокой, прекрасной любви. Ты отказываешься от любовных приключений, чтобы в полноте пережить приключение отношений с Богом в твоей жизни».

«Ничто не должно тревожить слушающее сердце, чтобы оно могло быть в постоянном внимании к Богу. Никакие отношения не должны мешать тебе служить Церкви, чтобы ты был свободен для служения Царствию.

Дела любви, молитва и евангелизация полностью захватят тебя. Ты будешь участвовать в них всеми силами сердца. Пусть сердце останется свободным. Свободным, чтобы отдавать себя. Свободным, чтобы любить. Свободным, чтобы служить без исключений всем тем, кого дал тебе Бог, чтобы ты служил им и любил их.

Целомудрие — это свобода, когда оно принимается как любовь. Ты отказываешься от романтических отношений, чтобы пережить опыт более сильной, глубокой, прекрасной любви. Ты отказываешься от любовных приключений, чтобы в полноте пережить приключение отношений с Богом в твоей жизни».


Меня восхищает та смелость, с которой они принимают эти правила. Не так-то просто дождаться июля, не объясниться в любви, когда огонь зажегся уже в ноябре или феврале! И каждый год есть юноши и девушки, которые много месяцев ничем не проявляют свои чувства, даже общаясь с ней (с ним). И в конце года окружающие узнают об этом с удивлением. Только немногие о чем-то подозревали. А в двух случаях даже возлюбленная(ый) ни о чем не догадывалась/лся! Они доверяли все Господу, день за днем, полагались на Него в уверенности, что Он может даровать им эту любовь, если она действительно от Него. Ну, а если любовь не от Него, то в любом случае она не продержится долго. Такое испытание временем — лучшая проверка. Это не так-то просто, когда вы сидите за одним столом, — всегда вместе, в школе и на миссии (одна девушка рассказывала мне, что в качестве жертвы Господу как можно меньше смотрела на него и никогда не садилась рядом с ним). И тем не менее, это совершенно обычные юноши и девушки. Они — твои ровесники, у них такие же проблемы, как и у тебя, у них тоже были неудачи (раны) в любви... Они просто живут вместе с Богом, и Он поддерживает их в этой ежедневной битве. И те из них, кто, познакомившись в этой школе евангелизации, потом поженились, в один голос свидетельствуют, что этот опыт чудесным образом подготовил их к браку.


Таинственное единство с другими бедными


Научиться владеть собой — это трудно, но возможно, хотя в юности часто кажется, что это ужасно. Но Бог никогда не требует невозможного. Он — не садист. Если Он чего-то просит, Он всегда дает нам силы.

Посмотри на тех, кто посвящает всю жизнь Господу. Им удается удержаться на высоте целомудрия. А ведь они — твои ровесники, они живут в том же гиперэротизированном мире, что и ты. Они держатся — порой с величайшим трудом, но у них получается. И они не зануды, они веселые, счастливые ребята, они сияют, их лица светятся. Неужели ты не в состоянии несколько лет прожить так, как они живут всю жизнь?

Ты какое-то время хранишь себя для того/той, с кем соединишь свою судьбу, как они хранят себя всегда для Господа.

Это ожидание дает тебе возможность на мгновение понять состояние самых несчастных: тех, кто из-за физической или психической неполноценности никогда не сможет вступить в брак; тех, кто находится в тюрьме, в изгнании, кто болен и из-за этого не может создать семью или разлучен со своей семьей на время или навсегда.


Стань самим собой — влюбленным!


И вот в один прекрасный день — наконец-то! Это она, это он! Единственная(ый) и неповторимая(ый)! Совершенно неожиданно — нечто удивительное в твоем сердце! Это не поддается рациональным объяснениям. Это есть, и все. Иногда ты пугаешься: как же вести себя, как управлять этой новой для тебя ситуацией? Чтобы он/она почувствовал(а), догадался/ась... Чтобы он/она ответил(а) тебе взаимностью... Вдруг появляется какая-то необычная застенчивость. К тем, кто только приятель, только друг, я обращаюсь проще, прямее. Но с ней / с ним я, в общем, чувствую себя неловко. Я не осмеливаюсь показать свои чувства. Я становлюсь сдержаннее, скромнее, чтобы ничего не разрушить излишней поспешностью (один мой знакомый даже неожиданно начал обращаться на «вы» к девушке, с которой был на «ты» — не потому, что хотел увеличить дистанцию, но из уважения к тому, что между ними рождалось).

Когда приходит любовь, начинается головокружение. Перед тобой разверзаются бездны, открываются бесконечные горизонты. Перед тобой раскрывается весь твой внутренний мир. Ты обнаруживаешь в себе неожиданную щедрость, невероятную способность отдавать себя.

Но влюбиться — одно, пройти путь любви — другое. Как ни странно, любви надо учиться. Все происходит в мгновение ока — и тем не менее, все еще впереди. Вам предстоит открыть страну любви, а это — страна Бога.


«Невозможно отделить Бога от телесной любви. Бог дал мне тело из любви ко мне, и, следовательно, нельзя говорить, что Он не имеет отношения к моей любви к этому человеку. Если я действительно люблю кого-то, возникает как бы Троица: я, моя возлюбленная и Бог».

Стефан, 20 лет

«Невозможно отделить Бога от телесной любви. Бог дал мне тело из любви ко мне, и, следовательно, нельзя говорить, что Он не имеет отношения к моей любви к этому человеку. Если я действительно люблю кого-то, возникает как бы Троица: я, моя возлюбленная и Бог».


Да, опыт истинной любви — это погружение в Сердце Бога.


Ясность: свет истины


Не старайся подавить чувства, которые зарождаются в сердце. Прими их. Научись понимать то, что с тобой происходит. Постарайся почувствовать границу между дружбой и любовью.

Будет хорошо, если тебе поможет старший брат или старшая сестра, у которого/ой уже есть некоторый опыт в том, что касается любви. С его/ее помощью ты сможешь видеть ситуацию яснее, сможешь избежать ошибок и неловкостей. Ясность становится истиной в любви.


Не теряй управление своим кораблем. Не позволяй бурям страсти потопить его. Сохраняй необходимый минимум хладнокровия[140]. Не позволяй увлечь тебя дальше, чем ты хочешь. Путь назад всегда сложнее. Не играй чувствами другого. Старайся сохранить это хрупкое равновесие: «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф 10:16).


Любить: не столько чувство, сколько согласие


Любить — значит отдавать себя, но в большей степени, чем можно почувствовать[141]. Впрочем, чувствительность и страсть толкают нас на путь, который ведет к забвению себя.

Любовь — в первую очередь не стремительные порывы, не бурные восторги, не безумные страсти — хотя все это, конечно, тоже часть любви. Нет, в первую очередь любить — значит изо дня в день быть внимательным к вещам и людям: изобретать тысячи нежностей. Любовь становится тонкой, выражается в малом.

Постепенно ты открываешь для себя, что любовь не может

1. ни принуждать, ни приказывать;

2. ни разрушать то, что создано любовью;

3. ни отнимать дары любви;

4. ни любить того, кого боишься.


Лик, дарующий жизнь


«Покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно».

Песн 2:14

«Покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно».


Мой друг Кристиан, слепой (а значит — видящий все изнутри) говорил про евангельский отрывок о исцелении слепорожденного:


«Расплавленное золото — зеркало, в котором отражается лицо литейщика. Отражение — признак того, что золото расплавилось полностью».

«Расплавленное золото — зеркало, в котором отражается лицо литейщика. Отражение — признак того, что золото расплавилось полностью».


И в продолжение — эти огненные слова:


«Чистота — полная отданность тому, на кого ты смотришь».

«Чистота — полная отданность тому, на кого ты смотришь».


Чем жарче пылает твоя любовь, тем лучше ты видишь лицо возлюбленного/ой. Во время Встречи молодежи в Сан-Пьер д'Альбиньи я получил такую записку: «Я и не знал, что чье-то лицо может подарить мне желание жить!»

Эрик, когда на тебя смотрит Клер, ты обретаешь новую жизнь в золоте и огне ее любви[142]. Ее взгляд становится отражением взгляда Бога на тебя.

И твой взгляд пробуждает в ней лучшее, что в ней есть. Твой взгляд дает ей почувствовать, что она живет. Ты видишь ее так, как видит ее Бог: обращая внимание на лучшее. Ты открываешь для нее ее сокровища, ее дары, все то, что ей дано, хотя она, возможно, и не знает об этом. Самое прекрасное и величественное, что есть в ней, хотя она об этом не подозревает. А ее взгляд действует в тебе. Ты учишься смотреть, как смотрит Бог. Это значит, что ты любишь ее такой, какая она есть. Ты принимаешь ее полностью. Ты не выбираешь, что тебе в ней нравится, а что не нравится. Если ты что-то не любишь в ней — позже ты полюбишь и это.


Взаимная «терапия любовью»


Но ты увидишь ее и в ее недостатках, слабостях, в ее беспомощности, ограниченности...[143] И, видя все это, ты будешь любить ее, как любит ее Бог: любовью, исполненной сострадания, страдающей вместе с любимой, любовью понимающей, готовой принять и исцелять. Твоя любовь проникается милосердием, твое сердце открыто навстречу ее боли. Ты любишь ее не только за какие-то достоинства, дары, способности, навыки, красоту, но особенно — за ее хрупкость, ее слабости, ошибки, раны.

Ты с любовью принимаешь ее ранимость. Благодаря полному доверию вы учитесь отдавать себя и принимать другого.

Ты принимаешь ее раны, которые требуют исцеления и могут быть исцелены именно твоей любовью. Может быть, в детстве ей не хватало любви, но благодаря твоей любви она обретет новое детство. Ты сможешь воссоздать ее. Это фантастическая сила любви: любовь создает заново все, к чему прикасается, исцеляет все.


«Я люблю тебя — не такую, как я тебя воображаю, но такую, какая ты есть. Такую, какой сделала тебя жизнь, даже, и особенно, если она ранила тебя. Я хочу все о тебе узнать, узнать все о твоем детстве, обо всех твоих ранах. И я хочу, чтобы ты знала все обо мне. Отдавая друг другу свои раны, мы постепенно будем исцелять друг друга. Чем больше ты страдала, тем больше я тебя люблю».

«Я люблю тебя — не такую, как я тебя воображаю, но такую, какая ты есть. Такую, какой сделала тебя жизнь, даже, и особенно, если она ранила тебя. Я хочу все о тебе узнать, узнать все о твоем детстве, обо всех твоих ранах. И я хочу, чтобы ты знала все обо мне. Отдавая друг другу свои раны, мы постепенно будем исцелять друг друга. Чем больше ты страдала, тем больше я тебя люблю».


Постепенно она начинает чувствовать, что ее любят, понимают, смотрят не на то, чем она кажется, но на ее сущность. Она начинает верить в себя, просто потому, что ее наконец-то полюбили, приняли все то, что раньше вызывало презрение и отвержение. В тебе вызывает нежность то, что она сама в себе не принимает! Подумать только, какая фантастическая возможность открыться жизни! Какое возрождение! И ты, Эрик, таким образом становишься врачом ее израненного сердца. А она делает для тебя то же, что ты делаешь для нее. Это непрерывная терапия любовью, которая лучше любой психотерапии, хотя последняя и бывает нужна и полезна.

Твой взгляд преображает ее раны. Теперь, когда она чувствует, что ты любишь ее за ее раны, а не несмотря на них, она понимает их смысл. Горечь и бунт исчезают. Она больше не боится быть самой собой в твоем присутствии. Она не стыдится быть бедной, слабой, маленькой — ведь она видит и тебя таким же бедным, слабым и маленьким.


Чудесная школа бедности


Но именно когда ты любишь, ты начинаешь яснее видеть свои недостатки, слабости, ограничения.

Пока ты был один, ты мог притворяться, придумывать, воображать себя способным на героические поступки. Но любовь заставляет тебя выйти из пространства себя, превозмочь себя, забыть о себе. Значение имеет только она — Клер. То, что она думает, любит, чего она хочет. И ты чувствуешь себя таким слабым! Сможешь ли ты дать ей все то, чего она от тебя ожидает? Сможешь ли ты быть на высоте — на уровне ее любви? Ты чувствуешь себя совсем маленьким, совсем хрупким.

Ничто не разрушает гордость, не спасает от эгоцентризма и нарциссизма, как влюбленность. Любовь переносит центр тяжести, и ты уже не концентрируешься на себе. Она разбивает вдребезги твое желание обладать, властвовать. Ты становишься слабым и бедным. Но чем более слабым и бедным ты будешь, тем больше она будет любить тебя. Потому что она тоже любит тебя в первую очередь не за твою силу, способности, подвиги или обещания, но в первую очередь потому, что ты так же беден, как она.

Когда приходит любовь, ты больше не принадлежишь самому себе. Ты принадлежишь ей больше, чем себе. Ты хочешь полностью принадлежать ей, а не себе. Ты словно зависишь от нее, связан с ней.


«Истинная любовь поглощает любящего, но уважает любимого. В ситуации ложной любви все обычно происходит наоборот. Когда любовь истинная, любящий захвачен возлюбленной, а не пытается захватить ее. Мы едины, ибо нас соединяет любовь, нас двое, ибо любовь уважает каждого, нас трое, ибо любовь превосходит нас»[144].

«Истинная любовь поглощает любящего, но уважает любимого. В ситуации ложной любви все обычно происходит наоборот. Когда любовь истинная, любящий захвачен возлюбленной, а не пытается захватить ее. Мы едины, ибо нас соединяет любовь, нас двое, ибо любовь уважает каждого, нас трое, ибо любовь превосходит нас»[144].


Влюбленный — самый ранимый человек на свете!



«Всякий любящий слаб. Но — любовь делает его слабым, или слабость делает его любящим?»

Гюстав Тибон[145]

«Всякий любящий слаб. Но — любовь делает его слабым, или слабость делает его любящим?»


Любовь делает тебя ранимым больше, чем что бы то ни было. Я больше не могу быть равнодушен к Клер. Все, что имеет к ней отношение, касается меня до глубины души, проникает в сердце, переворачивает все мои чувства.

Вся моя система самозащиты рушится. Мои маски спадают. Я не могу ничего спрятать от нее. Она уже все обо мне знает. Я совершенно прозрачен! Она знает все о моей жизни, обо мне. А иначе — разве это была бы любовь?

Может быть, поэтому требования любви могут пугать нас? Мы так хотим, чтобы отношения шли дальше — и в то же время убегаем…


«Сегодня мое сердце плачет. Я чувствую себя такой грязной. Я причинила боль человеку, который меня любил. Он протянул ко мне руки, а я отвергла его. Я испугалась его любви. Я уже не знаю, кто я, чего я хочу. В глубине души мне так хочется, чтобы меня любили ради меня самой, но как только это случается, я спасаюсь бегством. Похоже, я просто боюсь быть любимой. Я боюсь Любви — разве так бывает?

С Иисусом мне так хорошо, так спокойно, но как только любовь становится сильнее, я уже в панике, я больше не верю в любовь. Любить — меня? Да разве меня можно любить? Слишком долго насмехались над моими мыслями, над моим телом. Я больше не верю в себя. Я все время боюсь, что любовь ко мне не бескорыстна».

Тереза, 20 лет

«Сегодня мое сердце плачет. Я чувствую себя такой грязной. Я причинила боль человеку, который меня любил. Он протянул ко мне руки, а я отвергла его. Я испугалась его любви. Я уже не знаю, кто я, чего я хочу. В глубине души мне так хочется, чтобы меня любили ради меня самой, но как только это случается, я спасаюсь бегством. Похоже, я просто боюсь быть любимой. Я боюсь Любви — разве так бывает?

С Иисусом мне так хорошо, так спокойно, но как только любовь становится сильнее, я уже в панике, я больше не верю в любовь. Любить — меня? Да разве меня можно любить? Слишком долго насмехались над моими мыслями, над моим телом. Я больше не верю в себя. Я все время боюсь, что любовь ко мне не бескорыстна».


Когда любви нет — будь честным во имя любви


Но не вини себя, если его любовь не вызывает у тебя ответных чувств. Взаимность не может быть автоматической, ведь сердце каждого остается совершенно свободным. Не думай, что ты обязана полюбить Эрика только потому, что он любит тебя. Он протянул тебе руку, задал вопрос, мяч на твоем поле — но ты должна остаться самой собой, твое сердце должно быть искренним. Не обвиняй себя, если ты причиняешь ему боль тем, что ты чувствуешь к нему только дружескую симпатию, а он влюблен в тебя, если он для тебя — просто хороший друг, а ты для него — девушка его мечты...

Как только тебе все стало ясно, просто скажи ему обо всем, чтобы он не строил иллюзий. Недосказанность может обернуться жестокостью. Чем дольше ты тянешь с объяснением, тем более горьким будет для него разочарование. Не торопись, но и не откладывай. Молись, чтобы понять, когда и как это сказать. Ты должна говорить очень мягко, с пониманием, помня, что твои слова ранят его в самое сердце. (Иногда бывает проще попросить о помощи друга или подругу.) Главное — сказать правду, открыто и из любви. Во свете, а значит — в молитве.


Моя печаль прекрасна, ведь это — печаль любви


Если ты страдаешь от неразделенной любви, если тебя бросили — эту главу я написал именно для тебя. Может быть, тебя предали, тебя бросили внезапно, жестоко, из-за какой-то ерунды... И ты уже не веришь, что настоящая, верная любовь вообще возможна.

Узнаешь себя, Пьер? Тогда ты пришел ко мне, и твое сердце было разбито на тысячу кусочков. Как часто ты, как восторженный ребенок, рассказывал мне о Женевьеве! Почти два года ты страдал из-за нее, ты дарил ей столько подарков, ты стольким пожертвовал ради нее! Чтобы быть рядом с ней, ты катался на лыжах, хотя терпеть этого не мог. Просто чтобы платить за нее на подъемниках, в ресторанах. Вопреки всему, ты надеялся завоевать ее любовь. Каждый вечер ты провожал ее домой, рискуя провалиться на экзаменах. Чего ты только не сделал ради нее! И вот, совершенно неожиданно, ты получаешь от нее по почте сообщение о свадьбе. И она ничего тебе не сказала! Может, она боялась, не зная, как ты это воспримешь? Пьер, теперь, когда ты счастлив в браке, когда ты если не забыл, то во всяком случае простил все, — помнишь ли ты, что я сказал тебе тогда? «Твоя боль — это боль Бога. Никто и никогда не любил так, как Он. Он возлюбил каждого как единственного. И вот Его любовь отвергнута, осмеяна, предана. Его отвергли те, кого Он так безумно любит. Многие из тех, кто любил Его, предали Его просто так, без всякой причины. И Его сердце разбито. Он, как никто другой, знает, что такое отвергнутая любовь. Доверь свою печаль твоему Господу.

Не сомневайся, что Господь уготовал тебе встречу с той, для которой ты создан. Если сейчас ты потерпел поражение, не думай, что так будет всегда.

Прости того, кто предал тебя. Не желай зла. Не будь рабом прошлого, без конца пережевывая эту историю, как бы трудно тебе ни было. Злопамятность отравляет все чувства. Молись, чтобы этот "другой" не страдал, как ты. Молись за того, кто станет ее/его супругом/супругой. И тогда твое сердце обретет мир.

Тогда оно сможет свободно и радостно принять новую любовь».


«Когда я встретила Франсуа, едва обменявшись с ним несколькими фразами, я почувствовала, что моя душа стала как бы частью его. Как будто забил источник любви, узнавая того, кто открыл мне Господа. Тогда во мне возникло полное доверие тому, что Бог творил в наших сердцах. Потом, под давлением окружения он внезапно решил разорвать отношения. Это ранило меня до глубины души. А он, казалось, почувствовал себя свободным... Что я могла поделать? Мое сердце как будто окаменело. Как ужасно, наверное, было Гефсиманское борение Иисуса! Как трудно перенести неразделенную любовь!

Глядя на тех, кто рядом со мной, я понимаю, как важна Любовь в повседневных мелочах. Я думаю обо всех тех, кому не хватает нежности. Чем можно им помочь? То, что я особенно любила в Франсуа, — это его умение дарить людям любовь. Я не хотела бы, чтобы его любовь принадлежала мне одной. Господь, я доверяю Тебе и приношу Тебе мою боль... Она так прекрасна, ибо она — любовь».

Сильвиана, 21 год

«Когда я встретила Франсуа, едва обменявшись с ним несколькими фразами, я почувствовала, что моя душа стала как бы частью его. Как будто забил источник любви, узнавая того, кто открыл мне Господа. Тогда во мне возникло полное доверие тому, что Бог творил в наших сердцах. Потом, под давлением окружения он внезапно решил разорвать отношения. Это ранило меня до глубины души. А он, казалось, почувствовал себя свободным... Что я могла поделать? Мое сердце как будто окаменело. Как ужасно, наверное, было Гефсиманское борение Иисуса! Как трудно перенести неразделенную любовь!

Глядя на тех, кто рядом со мной, я понимаю, как важна Любовь в повседневных мелочах. Я думаю обо всех тех, кому не хватает нежности. Чем можно им помочь? То, что я особенно любила в Франсуа, — это его умение дарить людям любовь. Я не хотела бы, чтобы его любовь принадлежала мне одной. Господь, я доверяю Тебе и приношу Тебе мою боль... Она так прекрасна, ибо она — любовь».


Сильвиана нашла ответ: лишившись нежности Франсуа, она отдает свою нежность тем, кому ее не хватает. Страдание открывает ее сердце тем, кто страдает от отсутствия любви.

Когда «слабый ребенок», которым ты чувствуешь себя, сталкивается с безразличием, ты можешь, чтобы исцелить его раны, обратиться к раненому, другому, слабому, маленькому. Страсть (любовь и страдание) станет состраданием (страданием вместе из любви).


Можно ли любить, оставив сердце за порогом


Когда в сердце происходит такой взрыв, вера может дать столько света! Она дает возможность прощать, она устраняет из сердца горечь, дарит мир.

Но вера прекрасна не только в страданиях. Она освещает саму любовь. Когда можно разделить веру с возлюбленной, это меняет отношения. Открываются новые, невероятные просторы. Бесконечные горизонты. Ни с чем не сравнимое пространство общения, диалога, которое ничем не ущемляет другие области общения, но придает всему чудесную глубину. Отношения строятся втроем. Господь присутствует в этих отношениях, Его призывают, принимают, любят. Можно молиться вместе. Он входит в эти отношения через Свое прощение, Свое Слово, Свое Тело, Свою Пречистую Матерь.

Все это означает, что, когда ты ищешь того/ту, кто станет спутником твоей жизни, ищи в первую очередь среди тех, кто разделяет твою любовь к Господу.

Конечно, можно любить подлинной и глубокой любовью (благодарение Богу!), даже не зная Его, не узнавая, не любя и не прославляя Его. Клер любит Его — Эрик Его отвергает. И она разрывается между одной и другой любовью. Как привести моего Эрика к моему Иисусу? Она видит, как это могло бы осветить их семейную жизнь. Но и здесь необходимо уважать его свободу. Клер, все, что ты можешь, — это снова и снова мягко, деликатно приглашать его. Но главное — просто позволить этому Присутствию сиять в твоем сердце. Просто будь самой собой. И пусть через все проявления твоей личности просвечивает Источник. Не бойся иногда говорить об этом, но не принуждая его, умей ждать нужного времени. Ты будешь, как Сам Бог, Который может только играть на флейте у дверей и никогда не взломает дверь.

Эрик, может быть, ты не веришь или почти не веришь в Бога. Но в жизни Клер Господь занимает важное место. Попробуй быть открытым к встрече с этим странным Иисусом, Которого любит она. Она любит Его не вопреки любви к тебе. Благодаря Ему она любит тебя в десять раз больше! Благодаря Ему она так быстро прощает тебя, так тонко понимает. Откройся — не для того, чтобы спасти любовь, которая уже есть между вами, но чтобы озарить ее ярким солнечным светом. Пусть даже это будет только ради любви к Клер, ради ее внутреннего единства, а значит, ее радости и мира.

Скажи себе, по крайней мере: если Клер, такая умная, прекрасная, нежная, так верит, то уж конечно, нельзя сказать, что вера — это глупость или вранье.

Не бойся открыться навстречу опыту жизни с Богом. Не бойся, что Он помешает, причинит вред вашей любви. Все будет совсем наоборот! Жить Его жизнью вместе — это ни с чем не сравнимо!


Если хочешь любить — приди и посмотри!


Посмотри, как любит Он: Его любовь просто безумна! Никто не был настолько безумен от любви. Он любит страстно: вплоть до Страстной пятницы[146]. Как нежно Он любил Свою Матерь и самого юного из учеников, которого потом Он доверит Ей. Взгляни, как Иоанн кладет голову Ему на плечо во время их последней беседы (Ин 13).

Он смотрит на всех презираемых, осмеиваемых, отверженных — и Его взгляд возвращает достоинство и преображает. Он смотрит так на женщину-самарянку, у которой было шесть мужей (и она, изумленная, видит Его — Человека). Он смотрит так на Мириам, блудницу из Магдалы, и единственный Его взгляд воспламеняет в ней такую любовь, что она следует за Ним до конца: до креста, на котором Он прошел до конца путь любви (см. Ин 4:8; Лк 7:36).


Остановись и посмотри


Но как любить без общения лицом к лицу с Самой Любовью? И не только наедине, но и вместе с тем/той, кого я люблю. Ты даже не можешь себе представить, какие глубокие отношения могут возникнуть, сколько общего, сколько тайного согласия между двумя любящими может открыться в молитве. Я вижу сущность другого: я вижу его таким, каков он перед Богом, вижу глубину его души. Я вижу его в его отношениях с Господом: та часть его личности, о которой я даже не подозревал, внезапно или постепенно открывается перед моим изумленным взором. Мне является странная красота, которой я не мог себе представить. Как хорошо услышать произнесенные вслух или шепотом слова, выражающие то, что на сердце. Это его лицо — но увиденное под другим углом: обращенное к Богу.

Итак: посреди вас — Сам Источник всей любви.

Ведь Бог есть Сердце.



IV. «ДА» ЖИЗНИ = «ДА» НА ВСЮ ЖИЗНЬ

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Ин 15:13

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».


«Не путайте преждевременный опыт наслаждения с наполненным любовью принесением себя в дар, в ясном согласии, навсегда. Готовьтесь к единственному обещанию, достойному любви, чтобы построить здание в масштабе целой жизни».

Блаженный папа Иоанн Павел II.Монреаль, сентябрь 1983 г.

«Не путайте преждевременный опыт наслаждения с наполненным любовью принесением себя в дар, в ясном согласии, навсегда. Готовьтесь к единственному обещанию, достойному любви, чтобы построить здание в масштабе целой жизни».


1. ОБРУЧИТЬСЯ = НАСТРОИТЬСЯ ДРУГ НА ДРУГА


Ученичество любви: обручение


Это слово вовсе не устарело! Оно обрело новизну просто потому, что твое поколение практически ничего об этом не слышало. Оно становится актуальным. В наши дни возрождаются два народа: обрученные и отшельники.

Везде и всюду появляются юноши и девушки, которые решаются посвятить время тому, чтобы их любовь созрела, углубилась, укоренилась в истине, просветилась ясностью и согласием.

В монашеской жизни, прежде чем принести обеты, человек должен побыть послушником, чтобы лучше узнать жизнь, в которой он увидел свое призвание. Чтобы обе стороны (и послушник, и община) поняли, действительно ли такова воля Господа.

Брак не может быть случайностью! Это настолько серьезно, что к нему надо готовиться, надо пройти вместе определенный путь. Мы уже говорили о том, как учиться этому языку, как любить, узнавая друг друга. Теперь можно сделать следующий шаг.

Любовь уже родилась — серьезная, глубокая. Вы уже прошли определенный путь вместе. Вы уже серьезно думаете о браке. Но надо подготовиться и подготовить себя[147].

Обручение — благословенное время, когда испытывается доверие[148]: когда вы учитесь доверять друг другу, когда ты доказываешь другому и самому себе, что на тебя можно положиться.

В нидерландском языке слово «обручение» — verloving — состоит из двух корней: верить и прославлять. Верить друг другу и прославлять Господа за то, что он/она есть!


Подготовиться к вечности.

Приладиться друг к другу для длительных отношений


Вы знаете друг друга — но как мало! Как плохо! Решиться быть вместе всю жизнь — это очень серьезно! Такое решение нельзя принимать необдуманно. Сейчас пришло время — не привыкнуть друг к другу, это уже произошло, — но приспособиться друг к другу как можно точнее. Приспособиться, детализируя любовь. Ведь две части одного механизма должны соответствовать друг другу с точностью до миллиметра. И нельзя собрать одну машину из Ситроена и Рено.

Узнать друг друга — серьезная работа! Понять темперамент, характер, привыкнуть к вкусам, желаниям, привычкам другого. Узнать какие-то наследственные черты. Подружиться с его/ее семьей. Познакомиться с его образом жизни, работой. Выучить его «язык». Расшифровать его/ее знаковую систему. Разве на это хватит одного-двух дней? Понадобится столько разговоров, обсуждений, может быть, споров, и всегда — понимания!

Сколько вопросов нужно предвидеть, рассмотреть, решить вместе: какие способы планирования рождаемости выбрать? Сколько будет детей и как их воспитывать? Какими будут отношения между семьями: вашей — и ваших родителей? Как планировать семейный бюджет? — И сколько еще вопросов, которые намного проще обсудить заранее, прежде чем придется столкнуться с ними на практике, в повседневной жизни! Все эти вопросы стоит глубоко и подробно рассмотреть, пока еще есть возможность отступления.

Нужно заранее выбрать принципы, в соответствии с которыми вы будете принимать решения. То, насколько вам удастся понять другу друга сейчас, определит ваши отношения на всю жизнь.

Это время созерцания, когда вы учитесь просто смотреть друг на друга и при этом быть открытыми, безупречно правдивыми.

Это время взаимногопророческого различения духов, чтобы узнать дары друг друга. Время, когда уже происходит переход от естественного интереса к противоположному полу к единственным отношениям на всю жизнь. Это кажущееся ограничение — ради взаимного обогащения, кажущееся сужение круга общения оборачивается обогащением друг друга через глубокие отношения. И здесь тоже может быть очень ценной помощь друзей, которые смотрят на вас со стороны.

В этот период можно посвятить некоторое время духовным упражнениям[149] — можно вместе, можно каждому в отдельности (в идеале — обоим). Я знаю жениха и невесту, каждый из которых провел некоторое время в монастыре. В другой паре жених прожил год в школе евангелизации, а невеста работала в доме инвалидов — год постоянного созревания, в течение которого они виделись лишь на каникулах. «Это было нелегко… но хорошо», — Так говорят жених и невеста после… четырех лет обручения, проведенных в верности принципу, избранному с самого начала: не вступать в сексуальные отношения в течение этого времени. Несомненно, это исключительные случаи. Но то, что пережили эти ребята, принципиально важно, хотя и требовало больших усилий.


Обнимать прошлое и будущее, чтобы принять настоящее


В сексуальных отношениях участвует сама душа — и твоя, и партнера, — и потому эти отношения, если они не искажены, означают соединение двух жизней. Две жизни соединяются, сливаются воедино. И если в отношения включена вся личность, значит, речь идет о твоей жизни, твоем прошлом и будущем. Нужно открыть другого в его прошлом и будущем, поскольку это часть его личности. Ведь личность — это не изолированная точка, приземлившаяся прямо в эту секунду, вырванная из контекста всей предыдущей и последующей жизни[150]. Я хочу принять всю его/ее историю, весь путь.

Я люблю ее такой, какая она сегодня — а значит, такой, какой сделало ее прошлое, жизнь. Вот почему я хочу знать ее полностью, все знать о ней. Меня интересует, захватывает каждая деталь ее жизни… Я даже хочу посмотреть места ее детства, где она гуляла…

Чтобы принять ее настоящее как подарок от Бога, я люблю нераздельно ее прошлое и будущее. Но это такая тайна, что мы еще вернемся к этой теме.


Терпение ради любви — то же, что фундамент для дома


Будут пустые моменты, трудные отрезки пути. Захочется все бросить, начать сначала с другой, с кем было бы легче. И в такие моменты так легко кинуться в объятия другой! Утешиться ласками, а может, даже переспать. Это избавляет от тяжелой работы постоянного приспосабливания друг к другу, но ценой заблуждения. Сексуальное единство создаст впечатление гармонии сердец, но это может быть и иллюзией. И вы поженитесь вот так, сэкономив силы, не тратясь на тяжкий труд постепенного узнавания друг друга. И когда вновь в отношениях наступит кризис, пройдет очарование первых сексуальных отношений, все рискует рухнуть.

Дом будет построен на песке. Нельзя безнаказанно экономить на фундаменте… на серьезной, конструктивной основе, краеугольных камнях будущего брака[151]. Об этом могли бы свидетельствовать и неверующие жених и невеста, которых я встретил недавно: они сами почувствовали необходимость прервать сексуальные отношения до брака, чтобы увериться в необходимости этой временной остановки[152].


«Величайший дар — больший, чем деньги, чем приданое, — который вы можете принести друг другу, это дар чистого сердца и девственного тела. Это так прекрасно! Если вы потеряете целомудрие, зло начнет проникать в вашу жизнь. Чистое сердце — сердце радостное, сердце свободное».

Мать Тереза Калькуттская

«Величайший дар — больший, чем деньги, чем приданое, — который вы можете принести друг другу, это дар чистого сердца и девственного тела. Это так прекрасно! Если вы потеряете целомудрие, зло начнет проникать в вашу жизнь. Чистое сердце — сердце радостное, сердце свободное».


Так жестоко и агрессивно нападая на чистоту девушек, сатана безуспешно пытается разрушить чистоту Девы Марии, которая навеки недоступна его проискам.


Настраиваться друг на друга в нежности,

прежде чем стать по-настоящему едиными


Любовь — всегда песнь: поэзия, симфония.

«Единство тел для сердца — то же, что музыкальный инструмент для симфонии, что дерево для огня»[153]. Но нужно. чтобы был огонь, который будет гореть, чтобы была симфония, которую будут играть. Симфонию нужно создавать, творить, и это дело не одного дня, чтобы два инструмента звучали гармонично, нужно время, чтобы настроить их, подстроить друг под друга, в одной тональности, чтобы избежать несозвучия, фальшивых нот. Только тогда они будут чисто звучать вместе.

Настраиваться друг на друга в нежности, прежде чем и для того чтобы стать по-настоящему едиными[154].

И кроме того, «разве нет у любви иной клавиатуры, кроме секса», чтобы воспеть ораторию нежности? Изливать душу, доверяться друг другу всей душой, находить тысячи нежностей и знаков внимания, слушать друг друга, смотреть друг на друга, делиться всем, что есть на сердце: сколько способов сыграть симфонию! И единство тел скрепит общение сердец. Согласие станет гармонией[155].


«Мы были знакомы два-три месяца. Я долго молилась о нем, о встрече с ним, и я чувствую, что он для меня — подарок от Бога. Он часто говорит: "Начнем с малого, чтобы закончить великим". Как день за днем, выходные за выходными двигаться от малого к великому? У каждого своя скорость. Как найти наш музыкальный ритм, чтобы создать прекрасную песнь и для других, и для Бога?!»

Паскаль, 22 года

«Мы были знакомы два-три месяца. Я долго молилась о нем, о встрече с ним, и я чувствую, что он для меня — подарок от Бога. Он часто говорит: "Начнем с малого, чтобы закончить великим". Как день за днем, выходные за выходными двигаться от малого к великому? У каждого своя скорость. Как найти наш музыкальный ритм, чтобы создать прекрасную песнь и для других, и для Бога?!»


Свободное движение к творчеству сердца


Конечно, когда идешь на отказ от физического выражения любви, сердце вынуждено стать изобретательным, чтобы выразить себя другими знаками. И сколько находок оно способно вообразить! Сексуальные отношения завершают эту чудесную творческую активность сердца, потому что кажется, что все сказано, сразу. И уже нечего изобретать, воображать, находить!

В отношениях чисто физических вы не становитесь одним целым. В то время как при взаимном согласии не «заниматься любовью» из чистой любви к Господу, из чистого уважения друг ко другу вы можете быть одним целым. В этом уже даровано необыкновенное общение. Это единство создается из тайного согласия, сообщничества: вы обретаете друг друга в усилиях, в той битве, которую ведет каждый, чтобы победить себя, владеть собой. Ради другого надо держаться. Ради другого нужно останавливать его, если он захочет броситься на красный свет, перепрыгнуть необходимый этап. Вы помогаете друг другу, исправляете, научаете друг друга. Чудесная игра истины, которая только укрепляет любовь, соединяет сердца намного крепче, чем соединило бы преждевременное соитие. И каждый должен понять, как далеко можно зайти в физических жестах, чтобы не скомпрометировать сияющее целомудрие.

Каждый раз, когда вы встречаетесь, уделяйте достаточно времени совместной молитве. Тогда и все остальное может быть прожито во свете.

Это время, когда надо остановиться и оглядеться, вместе и вместе с Господом. Сколько знаков на нашем пути — без них мы могли бы заблудиться. В совместной молитве вы будете черпать силы, чтобы держаться в целомудрии, и обретать благодать прощения. Прощать друг другу непреднамеренные бестактности, оговорки, неизбежные недопонимания: это переводит период обручения в совершенно иное измерение!


«Когда за гранью товарищества и дружбы влюбленный мужчина проникает во внутренний мир женщины, он восхищен. Он видит глаза, любующиеся им, губы, приглашающие его, груди, пленяющие его, бедра, гипнотизирующие его, скрывающие сад наслаждений. Он восклицает, как Адам, с радостной дрожью: "Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей"[156]. Все его существо трепещет от желания обнять, соединиться с телом, сердцем и духом женщины. Не так ли это происходит? Какая супруга не вспомнит служение своего пылкого рыцаря, пылкость своего рыцаря-слуги?

Когда, со своей стороны, женщина чувствует, что ее увидели, когда она читает радость во взоре своего мужчины, (…) она жаждет погрузиться в его внимание, быть окруженной его присутствием, наконец, быть наполненной им. Подобно Еве, женщина становится прекрасна — и умолкает. Она умолкает, чтобы позволить своему мужчине воспеть хвалу своей возлюбленной. Каждый супруг помнит, сколько внимания уделяла ему, какую важность придавала его словам его принцесса. Она была прекрасна — для него.

Мужчина, жаждущий своей невесты, пылает желанием захватить ее плоть еще до того, как стать ее частью. Он хочет обладать ею, не помышляя о том, чтобы отдать себя, и для него сильнейшее страдание — воздерживаться от радостей любви до того, как сделан дар любви. И это страдание усугубляется тем, что мирская культура считает его невыносимым и предпочитает профанацию — возлюбленной»[157].

«Когда за гранью товарищества и дружбы влюбленный мужчина проникает во внутренний мир женщины, он восхищен. Он видит глаза, любующиеся им, губы, приглашающие его, груди, пленяющие его, бедра, гипнотизирующие его, скрывающие сад наслаждений. Он восклицает, как Адам, с радостной дрожью: "Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей"[156]. Все его существо трепещет от желания обнять, соединиться с телом, сердцем и духом женщины. Не так ли это происходит? Какая супруга не вспомнит служение своего пылкого рыцаря, пылкость своего рыцаря-слуги?

Когда, со своей стороны, женщина чувствует, что ее увидели, когда она читает радость во взоре своего мужчины, (…) она жаждет погрузиться в его внимание, быть окруженной его присутствием, наконец, быть наполненной им. Подобно Еве, женщина становится прекрасна — и умолкает. Она умолкает, чтобы позволить своему мужчине воспеть хвалу своей возлюбленной. Каждый супруг помнит, сколько внимания уделяла ему, какую важность придавала его словам его принцесса. Она была прекрасна — для него.

Мужчина, жаждущий своей невесты, пылает желанием захватить ее плоть еще до того, как стать ее частью. Он хочет обладать ею, не помышляя о том, чтобы отдать себя, и для него сильнейшее страдание — воздерживаться от радостей любви до того, как сделан дар любви. И это страдание усугубляется тем, что мирская культура считает его невыносимым и предпочитает профанацию — возлюбленной»[157].


Этот странный жених


Он был влюблен в прекраснейшую девушку из всех когда-либо живших на земле. В саму Красоту. В воплощение Света. Но вот вмешался Бог — чтобы забрать Ее Себе. Он не понимает. Он хочет отпустить Ее, чтобы Она шла по Своему пути одна — раз Она не для него. Но: Бог просит его остаться с Нею, оберегать то, что происходит в Ней, хотя он и не знает, как это происходит. И вот — он принимает Ее вновь, но с уважением к тайне, которую Она носит в Себе, тайне, которая превыше его и Ее. И между ними рождается новая любовь. Согласие, чтобы вместе служить Ребенку, Который доверен им, Ребенку, Который — Сам Бог: Иисусу. Между ними нет сексуальных отношений, но, наверное, никогда между юношей и девушкой не было столь сильной, столь глубокой любви. Они одновременно первая христианская семья и первые посвятившие себя безбрачию ради Царствия.

Как тяжко порой было для него целомудрие! Но он не сорвался. Она нежно помогала ему.

Ты узнал его: Иосиф из Назарета. Святой, который может помочь тебе в трудные моменты.


Как Бог нежно приручает человека


Знаешь ли ты, что Церковь создала особую службу, общую молитву, специально для обручения? Эта служба прекрасна и проста. Она призывает на этот период, трудный, но полный благодати, всю силу и радость Святого Духа. Его, Главного Учителя любви. Попросите священника совершить для вас эту прекрасную молитву Церкви. Вы увидите плоды!

Обручение! Не эти ли отношения восхотел построить Бог со Своим столь нежно любимым народом? В течение долгих веков, предшествовавших истинному браку — соединению Бога и человека в Плоти и Крови Иисуса, — Бог ждал, чтобы Его народ вновь узнал Его. Чтобы не рисковать, не поторопиться, потребовались поколения и поколения, чтобы Его народ был готов узнать Его, принять Его, когда Он пришел Сам, во плоти. То, что называют Ветхим Заветом, первым Заветом, не что иное как долгий период, когда Бог нежно приручает человека.

Чтобы прожить обручение во Свете, перечитывайте вместе Песнь Песней, страстную песнь, в которой трепещет вся безумная нежность Бога к Своему народу. Он не нашел более сильных сравнений, чтобы воспеть Свои отношения с нами, чем этот дуэт влюбленных.


«Я увлеку ее и буду говорить к сердцу ее.

И она будет петь там, как во дни юности своей.

И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии. И обручу тебя Мне в верности».

Ос 2:14-15, 19-20

«Я увлеку ее и буду говорить к сердцу ее.

И она будет петь там, как во дни юности своей.

И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии. И обручу тебя Мне в верности».


«Как жених радуется о невесте,

так будет радоваться о тебе Бог твой».

Ис 62:5

«Как жених радуется о невесте,

так будет радоваться о тебе Бог твой».


Но, когда наконец появляется Жених обетованный, желанный, долгожданный, когда Он, наконец, здесь, во плоти и крови, мы видим, мы осязаем, мы понимаем, как проживается любовь — вся любовь.


Тайная радость предрождественских дней


В возрастании любви между женихом и невестой огромную роль играет отсутствие. «Где он, возлюбленный сердца моего?» Эта игра отсутствия и присутствия воспитывает любовь, делает ее взрослой.

Таково время «рождественского поста» перед браком. Не попробовать ожидания — значит не насладиться надеждой. Истинное познание предполагает некоторую дистанцию. Дистанцию, которая усиливает желание[158]. Желание, которое созревает. Немедленно схватить желанный объект — не значит ли потерять его?

Как может ребенок радоваться заранее, если ему немедленно, за месяц до Рождества, подарят рождественский подарок? Как он оценит подарок, которого он не ждал и не желал? Кто сможет выразить, сколь плодотворно ожидание? Сколь радостно желание? Сколь прекрасна надежда?

Жених и невеста — после четырех лет обручения:


«Нас часто разочаровывает то, что говорится о браке, даже то, что говорят церковные люди. Брак выглядит довольно-таки выдохшейся и во всяком случае совершенно не укорененной богословской истиной.

Для нас наша жизнь, отданная Христу, не просто состояние, каким бы важным оно ни было, одно из многих состояний пары — для нас, отданных Христу, это то, что сказал нам Бог: наше призвание — в браке. На первом месте, самое главное — это наша жизнь, отданная Христу. И Бог просит нас прожить эту отданность в таинстве брака. Это меняет всю нашу жизнь — уже сейчас, во время обручения как вхождения, подготовки к принесению обетов, и наш будущий брак для нас будет подобен монашеским обетам. Мы свидетельствуем, что для нас это реальность повседневной жизни».

Алекс и Мод

«Нас часто разочаровывает то, что говорится о браке, даже то, что говорят церковные люди. Брак выглядит довольно-таки выдохшейся и во всяком случае совершенно не укорененной богословской истиной.

Для нас наша жизнь, отданная Христу, не просто состояние, каким бы важным оно ни было, одно из многих состояний пары — для нас, отданных Христу, это то, что сказал нам Бог: наше призвание — в браке. На первом месте, самое главное — это наша жизнь, отданная Христу. И Бог просит нас прожить эту отданность в таинстве брака. Это меняет всю нашу жизнь — уже сейчас, во время обручения как вхождения, подготовки к принесению обетов, и наш будущий брак для нас будет подобен монашеским обетам. Мы свидетельствуем, что для нас это реальность повседневной жизни».


2. БРАК, В КОТОРОМ ДАЕТ ОБЕТЫ БОГ


Величайшее «Да» жизни — это «Да» на всю жизнь


Все эти расхожие «истины», которыми непрерывно обстреливают наш разум, лживы: «В день свадьбы жизнь кончена, в лучшем случае ты отделаешься от этого лет через тридцать!» Или: «Хорошее дело браком не назовут». Полное впечатление, что ты — заключенный, выслушивающий свой приговор.

Нет большего «Да» жизни, чем «Да» на всю жизнь.

Нет большего шага надежды, чем обещание: «В горе и в радости» — в полном доверии. «Я чувствую, что я не могу прожить всю жизнь с этим человеком, нет никаких доказательств, что это возможно, это просто вздор!» Но не унывай: если ты принимаешь участие Бога — ты не пропадешь. Он любит тебя безумной любовью!

Брак — не общественная договоренность, не семейная традиция, не церковный обряд, но неотъемлемая потребность самой души. Если ты любишь по-настоящему, на самом деле, ты хочешь отдать себя навсегда, навсегда, навсегда…

Если любовь больше не рифмуется с вечностьюлюбовь ли это? В конце концов она сыграет с тобой злую шутку…

Если подарок можно забрать в любой момент, — подарок ли это? Чего стоит дар с заранее рассчитанным возвратом?

Отдать все, что у тебя есть, все, что ты есть. И — не временно, не — ненадолго, не — при каком-то условии, не — мимоходом, как бы случайно… Но — всецело, неотчуждаемо, раз и навсегда, короче говоря — навеки

Конечно, это неочевидно! Нельзя сказать, что все уже достигнуто. Но чем была бы жизнь без непредвиденного, без сюрпризов? Заранее отлаженная, рассчитанная, запрограммированная?

Была бы она захватывающей? Ты когда-нибудь видел приключение без риска? Брак — это прыжок в пустоту. Смелый, безрассудный. Прыжок парашютиста, прыжок с трамплина.

Любовь, окруженная страховками и гарантиями, — разве это все еще любовь? Как Христофор Колумб открыл бы Америку, если бы не вышел в открытое море? Как Эрвин смог бы ступить на поверхность Луны, не войдя сначала в космический корабль?

Потрясающе! Рисковать своей жизнью, когда любовь становится жизнью: нет большего риска! Но на самом деле пустоты (в которую мы делаем шаг) не существует: нежные руки Бога всегда здесь! Ты отдаешь себя в Его руки, отдавая себя в руки возлюбленного/ой.

Брак — не мираж: в браке дает обеты Сам Бог.

Брак — не «зигзаг» на жизненном пути, но лик, в котором ты живешь.


А. Кана: путь любви к вечере Агнца[159]

«Был брак в Кане Галилейской,

и Матерь Иисуса была там».

Ин 2:1

«Был брак в Кане Галилейской,

и Матерь Иисуса была там».


Мари и Дени. Я наблюдал их путь в течение двух лет. Я был восхищен тем, как они проживали «целибат любви» в школе "Jeunesse-Lumière" («Молодость-Свет»), доверяя свою любовь Господу — пока не объяснились в конце года. Потом — месяцы обручения, когда они терпеливо настраивались друг на друга. И вот — утро, когда в маленькой романской церкви в Центральном массиве[160] они начинают свой полет — отдают себя друг другу в таинстве брака.

Их радость — сияющая и нежная. Они безумно счастливы, как и мы все, и кто был еще счастливее? Сам Бог! Бог, Который от века знал, предвидел, ожидал этого решающего момента в их жизни, — но и Его жизни. Ведь именно Он в это утро был тронут больше всех. И именно Его больше всего касалось происходящее. Ведь в браке в первую очередь дает обеты Бог. Он обещает Свою благодать, Свою любовь, Свою верность. Он становится свидетелем и поручителем. Мы можем быть неверны и Ему, и друг другу. Но Он никогда, никогда не покинет нас. Его верность будет сильнее нашей неверности — если мы этого захотим.

Вот почему в это сияющее утро радость переливается через край.


Хочешь ли ты принять твою супругу из рук Отца?


Сегодня утром Бог идет на риск: «Дени, хочешь ли ты принять Мари в твою жизнь? От века Я уготовал ее тебе. Сегодня я ее тебе доверяю. Она — Мое дитя. Она станет твоей женой. Я отдаю ее жизнь в твои руки. Я доверяю тебе».

«Мари, я беру тебя в жены и отдаю себя тебе, чтобы любить тебя верно всю жизнь».

«Дени, я беру тебя в мужья и отдаю себя тебе, чтобы любить тебя верно всю жизнь».

Они доверены друг другу Тем, Кто дал жизнь им обоим: какая безумная смелость! И вот так я видел, как Мари приняла Дени из рук Отца, и наоборот. Они получили друг друга из Сердца Бога. Ведь каждый из них рожден в этом Сердце. Мы были там, мы слышали, как они менялись кольцами, и их голоса были робкими от избытка чувств — но твердыми в уверенности:

— Прими, Дени, это кольцо, которое ты отдашь Мари, знак Завета и Верности, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Мари, я даю тебе это кольцо как знак Завета и Верности.

— Прими, Мари, это кольцо, которое ты отдашь Дени, знак Завета и Верности, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Дени, я даю тебе это кольцо как знак Завета и Верности.


Вмешательство Другого — и вот они стали другими!


Сейчас в ситуацию входит Святой Дух. Из их союза Он творит единство. Он накладывает Свой отпечаток, ставит Свою печать. И не случайно они выбрали в качестве евангельского чтения Первосвященническую молитву Иисуса: «Как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино»[161].

И не случайно они поставили перед алтарем икону Пресвятой Троицы. После произнесения слов согласия мы призываем на них Святого Духа, живущего в единстве с Отцом и Сыном. И своды храма отозвались эхом: «Приди, Дух Святой, дуновение нежности, сойди на них и вложи в них Твою радость!»

И как устоял бы Он, когда вся Церковь призывала Его? Он сошел на них. Мы не видим Его, но сердце Его знает! Скоро так же Он сойдет на хлеб и вино, чтобы претворить их в Тело и Кровь Господа[162]. Он соделал из Дени и Мари «евхаристию»: Он претворил их взаимную любовь в живое благодарение славе Отца[163]. Отныне их любовь обретет новое измерение, невероятную глубину. И целой жизни будет едва достаточно, чтобы прожить все это.

Отныне они «изольют душу друг в друга» (св. Франциск Сальский), они станут «как две евхаристических чаши, изливающиеся друг в друга» (Поль Клодель). Они подарят друг другу живущего в них Христа, почти как в Евхаристии.

До брака мужчина дает женщине часть себя, и наоборот, и это уже великая тайна. Но в Таинстве супруг дает своей супруге что-то от Бога, и наоборот.

Это немножко похоже на рукоположение священника. До рукоположения он мог сколько угодно говорить: «Сие есть Тело Мое», — но хлеб оставался хлебом. После рукоположения он произносит совершенно те же самые слова, делает совершенно те же самые жесты, и вот — хлеб становится Богом! Потому что Дух Святой пришел, чтобы преобразить мужчину в священника.

И здесь Он творит из мужчины и женщины мужа и жену; мы не очень понимаем, как это происходит, но это так. И в обоих случаях — это навсегда[164].

Происходит нечто, что уже никогда, никогда не отменить.


Святая литургия любви


И теперь сами сексуальные отношения становятся литургией[165]. Как уже нельзя разделить мужчину и женщину, так нельзя уже разделить душу и тело. Иисус создал их вместе. Теперь Он освящает их вместе. Тогда мужчина и женщина соединяются не только в одно тело, но и в одну душу[166].


«Наслаждение — ни цель, ни средство, оно — некий язык, который звучит в самой глубине существа тех, кто избрал друг друга и вместе служит литургию своего единства. Отсутствие наслаждения означает, что есть проблемы, которые следует решить, чтобы это единство было совершенным. Импотенция, фригидность — это язык, который следует понимать, а не повод к болезненным само- и взаимным обвинениям и не знак не-мужественности или не-женственности. И наоборот, выносить приговор наслаждению, ограничив супружеские отношения лишь целью воспроизведения рода, означает отказаться от этого языка, искусственно отделив душу от тела. Тогда мы не даем проявиться в лице другого — Невыразимому Богу, Который преображает единство благодатью любви»[167].

«Наслаждение — ни цель, ни средство, оно — некий язык, который звучит в самой глубине существа тех, кто избрал друг друга и вместе служит литургию своего единства. Отсутствие наслаждения означает, что есть проблемы, которые следует решить, чтобы это единство было совершенным. Импотенция, фригидность — это язык, который следует понимать, а не повод к болезненным само- и взаимным обвинениям и не знак не-мужественности или не-женственности. И наоборот, выносить приговор наслаждению, ограничив супружеские отношения лишь целью воспроизведения рода, означает отказаться от этого языка, искусственно отделив душу от тела. Тогда мы не даем проявиться в лице другого — Невыразимому Богу, Который преображает единство благодатью любви»[167].


И чтобы этот Лик проявился, нужен шаг к сияющему целомудрию. Жан, отец семейства, написал мне:

«Что касается целомудрия, оно имеет отношение и к супругам, который должны любить Бога особой любовью, превыше и прежде любой другой любви. Иначе моя жена рискует стать просто моей сожительницей».


Целомудрие в браке — царственная свобода


Даже в семейных отношениях целомудрие — это условие свободы и здоровья. Потому что и в браке можно проявлять сексуальность животными, грубыми, жестокими, если не садистскими способами. Извращения могут разрушить красоту сексуального единения и тем самым уничтожить гармонию в браке. Как многие рассказывали мне об этом!

И здесь мы подходим к освобождающему умению властвовать собой. Необходимо время, когда супруги воздерживаются от сексуальных отношений, чтобы освободить дух и войти в единство с теми, кто лишен возможности сексуальной жизни[168]. Те, у кого был такой опыт, знают, как он освобождает. Но есть одно условие: это должно быть прожито в радостном взаимном согласии, без принуждения. Заставлять другого нельзя, но можно предложить это и подготовить его к этому.

И особенно важно, чтобы ничто не мешало молитве, ничто не нарушало тишину, в которой сердце вслушивается в голос Господа:

«Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве» (1 Кор 7:5).


«Нет ничего труднее, чем целомудрие наполовину. Но оно становится потрясающе легким в тот день, когда принято решение, что целомудрие будет нераздельным, как писала святая Тереза Авильская, "с решительной решимостью".

За свою жизнь я встретил больше, чем я мог себе представить, людей любого возраста, живущих в любых обстоятельствах, в мире, безмятежном или требующем усилий, но реальном, — живущих подлинным целомудрием.

Нужно осмелиться провозглашать истину. А истина заключается в том, что целомудрие открывает свободу, ведет к радости, приводит к нежности, формирует, избавляет от усталости, делает человека восприимчивым, открытым, готовым служить, веселым, радостным, наконец, возвращает взрослому детское сердце».

Пьер-Мари

«Нет ничего труднее, чем целомудрие наполовину. Но оно становится потрясающе легким в тот день, когда принято решение, что целомудрие будет нераздельным, как писала святая Тереза Авильская, "с решительной решимостью".

За свою жизнь я встретил больше, чем я мог себе представить, людей любого возраста, живущих в любых обстоятельствах, в мире, безмятежном или требующем усилий, но реальном, — живущих подлинным целомудрием.

Нужно осмелиться провозглашать истину. А истина заключается в том, что целомудрие открывает свободу, ведет к радости, приводит к нежности, формирует, избавляет от усталости, делает человека восприимчивым, открытым, готовым служить, веселым, радостным, наконец, возвращает взрослому детское сердце».


В то время как желание завладеть другим больше похоже на торговлю, чем на любовь. Или на эксплуатацию завоеванной страны.


Любовь в браке готовит целомудренную любовь


Прочность брака зависит от жертвенности. Человеческая и сексуальная любовь никогда не будет полной жертвой, это всегда самоутвеждение. Девственная любовь по природе своей жертвенна, всецело жертвенна, малейшее стремление к обладанию — искажение девственной любви. Любовь в браке подготавливает целомудренную любовь: ибо на небесах браков уже не будет.

Истинная любовь жертвенна, и она предполагает, что физическое удовлетворение можно отложить, если есть стимул. Можно выбрать время для размышления, прежде чем получить удовлетворение; именно человек, и только человек способен установить это время, будь это час или вся жизнь. В этом смысл целомудренного ожидания, и внутри этой «отсрочки» реализуется свобода.

В браке, чтобы любовь была подлинной, нужны такие отсрочки. Чем больше пара способна устанавливать для себя такие паузы, тем сильнее и свободнее любовь — иначе говоря, супружеская любовь, не предполагающая воздержания и сдержанности, обречена на смерть. И Церковь говорит, что единственный возможный метод регуляции рождаемости — это периодическое воздержание, чтобы сделать сексуальные и супружеские отношения более человечными»[169].


Семья в семье


Да, отныне Дени и Мари будут жить в любви — подобно Отцу, Сыну и Святому Духу! Принимая себя из рук другого, существуя друг через друга и друг для друга. Разделяя все, отдавая все. Давая другому жизнь и говоря: «Ты необходим мне, чтобы жить».

Каждый будет частью жизни другого, открывая ему прекраснейшее в нем самом.

Две жизни, которые переплетутся, соединятся, станут частью друг друга[170].

И видя, как они любят друг друга и вместе дают жизнь, неверующие, наконец, уверуют, что Бог тоже есть Любовь и Жизнь. И о них можно будет сказать: «Посмотрите, как они любят друг друга, Дени, Мари и их дети! И — Отец, Сын и Святой Дух!»

Когда я вижу, как они улыбаются друг другу, смотрят друг на друга, любят друг друга, я дерзаю сказать: «Как же они любят друг друга — Иисус и Его Церковь!» Они также соединены навеки. Он отдал ей всю свою жизнь, Он отдал жизнь ради нее. Чтобы она стала прекрасна. И Он по-прежнему проливает Свою Кровь, чтобы смыть ее морщины, чтобы бесконечно обновлять ее, делать молодой, чтобы даровать ей Свою вечную молодость. И она, в свою очередь, отдает себя Ему. Мученики бесконечно проливают кровь, чтобы доказать Ему ее любовь. И они, Иисус и Церковь, дают жизнь многим и многим. Да, Церковь — Супруга и Мать.

Где бы вы ни были, Дени и Мари, сможете ли вы повсюду являть эту безумную нежность, что соединяет Иисуса и Церковь Его? Через вашу простую любовь и отданность друг другу. И вы будете созидать Церковь, просто созидая собственный дом как малую Церковь, малую Семью в Большой.

И вот за спиной у новобрачных — их семьи, такие разные! Брак — еще и это: две семьи, которые никогда бы не познакомились, соединяются. Две семьи, которые будут учиться узнавать друг друга, понимать друг друга, а может быть, и любить друг друга.

А за ними, серьезными или улыбающимися, все те, кто не присутствует физически, и в первую очередь те из членов каждой семьи, кто уже на небесах. Бесконечная череда семейных пар, которые в течение многих поколений подготовили и сделали возможным сегодняшнее бракосочетание Дени и Мари. Если бы хоть одно звено выпало — были бы они здесь сейчас? Они — дети всех этих удачных браков, всех пребывших верными в горе и радости. Они дети их слез, их ожидания, порой молитвы и всегда — любви.


Вот свадьба Бога


Сегодня утром в этой маленькой церкви с сияющими витражами — небесная атмосфера, того самого неба, которое в Библии представлено как бесконечная свадьба, на которой Церковь — юная невеста, украшенная для своего Жениха.

Мари, Дени, спасибо вам, что вы просили спеть литанию[171] всем святым! Одного за другим мы призывали ваших любимых друзей — из множества друзей Божиих. Какое прекрасное шествие! Франциск, Бернард, Доминик, Тереза. И, несомненно, каждый из них с радостью ответил на приглашение!

И вы решили, в свою очередь, стать святыми. Не меньше. Просто для того, чтобы быть счастливыми. Часто думают, что святость зарезервирована для священников, монахов и монахинь. Это ересь!

Брак во Христе, чтобы быть успешным, требует святости. Просто чтобы не жить уцененной жизнью. Святость=счастье.

Сколько состоявших в браке стали святыми[172], даже если не так многие из них официально канонизированы! Часто только Бог знает реальность, и она явится в великий день Царствия.


«Ты научишь меня святости!»


И вот новобрачные дают друг другу зажженные свечи:

«Мари, помоги мне идти во Свете Христа и приведи меня к Отцу».

«Дени, помоги мне идти во Свете Христа и приведи меня к Отцу».

Каждый станет для другого сияющим путем к Царствию. Каждый будет орудием святости другого. Каждый будет ревностно заботиться об этом. Святость — это любовь в чистом виде.

Момент причастия — особенно проникновенный. Новобрачные дают друг другу уже не огонь, каким бы ярким он ни был, но Того, Кого символизирует огонь: Иисуса!

Священник кладет в руки Дени Евхаристическое Тело Христа, чтобы он сам дал Его той, кто стала его супругой. И наоборот. Чудесная находка, чтобы видимым образом подчеркнуть, что они дают друг другу Самого Христа[173].

И каждый из них может сказать: ты тот/та, кто дает Богу возможность меня любить!


Б. Чтобы любовь развивалась по восходящей — вечно новый взгляд


Венчаться каждое утро?


Брак — это венчание, коронация. Но еще и выход на орбиту!

Открывается новый мир. Свежесть зари. Дени становится ответственным за возрастание любви к Мари, и наоборот. Ибо любовь должна постоянно укрепляться. В любви нужно идти дальше, глубже. Любовь развивается по возрастающей — или любви нет. Она поднимается или рушится — но не стоит на месте.

И потому каждое утро надо вновь выбирать друг друга. Вновь отдавать себя друг другу — на этот день. Как монах, который встает каждое утро со словами: «Вот, я вновь с Тобою, Господь, чтобы вновь любить Тебя, служить Тебе весь этот день». Да, вступать в брак каждое утро! Каждый день обналичивать открытый чек, выписанный при венчании: «Ты дал мне сразу три миллиона. Я возвращаю их тебе, но каждый день ты будешь давать мне по сто франков». Всегда означает каждый день и день за днем.

Каждый день обновлять благодать вашего венчания. И выбирать время углубления — для духовных упражнения, чтобы снова с головой окунуться в эту благодать, данную раз и навсегда, но постоянно обновляющуюся.

Каждый день, хотя бы кратко, призывайте Святого Духа, Который соединил вас на всю жизнь. Он, вечная новизна, бесконечно изливающаяся свежесть, сохранит вашу любовь от распада[174].

Никогда не привыкайте друг к другу! Не замыкайтесь в каких-то рамках! Не запирай другого в его прошлом! Он уже не тот, каким был вчера, разве ты не видишь? Смотри на него — такого, каким он становится. Ты увидишь его таким, каким он будет завтра. Каждый день обращай на него новый взгляд.

Ослепление проходит… но кто пресытится восхищением?


Полюбить тебя навсегда,

от первого до второго рождения


«Я нашла того, которого любит душа моя,
ухватилась за него, и не отпустила его».
Песн 3:4

Две личности — это два мира, которые соединятся, войдут один в другой, станут неотделимы друг от друга, будут почти частью друг друга. И это — навеки.

Охватить всю жизнь другого! Прошлое, которое ты хочешь принять[175]. Но и будущее. «Я люблю тебя такой, какой сделала тебя жизнь, и точно так же я хочу любить тебя такой, какой ты будешь, какой ты станешь… Я не хочу делить твою жизнь на части. Я люблю тебя заранее. Заранее и навсегда. Что бы ни случилось.

Я отвечаю за тебя, и за твое будущее тоже. Я подписываю тебе открытый чек на всю жизнь. Я хочу помочь тебе исцеляться, созревать, возрастать, и стареть, и когда-нибудь — умереть. Но сначала — жить, быть, любить.

Я люблю тебя уже по ту сторону смерти. Я люблю тебя сегодня такой, какой ты станешь в вечности. Я люблю тебя сегодня такой, какой буду любить тебя на Небесах. Любить тебя сегодня — уже Небеса для меня!

Я вижу тебя еще раненым ребенком — и уже Принцессой во славе, которой ты будешь в вечности. Мой взгляд предчувствует твое будущее и исцеляет твое прошлое.

Я смотрю на тебя, как на меня смотрит Бог: Он любит меня сегодня таким, каким я буду завтра

Да, человек таков. Так было всегда, во всех народах. И ничего с этим не поделаешь: любовь такова, или это не любовь. А если для тебя это еще не так, значит, ты еще бродишь у границ любви. А может быть, идешь к ней. Потому что к любви не приходят в одну секунду. К любви идут, приближаются. Любой ценой. Изо дня в день.


Пред лицом неба и земли


Эти слова — всё и навсегда, несут в себе такую силу, что я чувствую потребность провозглашать их, говорить об этом. И не только словами, но и действием. Точным, конкретным, видимым, ощутимым действием.

И не тихонечко, тайком, но публично, перед всем миром, человеками и ангелами… пред лицом неба и земли. Я хочу, чтобы были свидетели, — чтобы засвидетельствовать им. Друзья, чтобы они подтвердили наше «да». Чтобы мы не были одиноки в трудные моменты. Чтобы обрести поддержку, утешение, защиту. Чтобы удержать, точнее, поддержать, любовь[176]. Держаться, точнее, жить в Любви. Ибо «пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин 4:16).


Я стану тем, кто я есть, — потому что есть ты…


Вся жизнь дана, чтобы открывать изумительное взаимодополнение мужчины и женщины и восхищаться им. И жить им! И, проживая это взаимодополнение, становиться святыми.

Мужчина совершает служение. Женщина пронизана тайной.

Мужчина в большей степени[177] обладает созидательной способностью, чтобы преображать мир. Женщина богаче пророческим действием, чтобы быть в состоянии дарить и защищать жизнь.

Мужчина обладает большей способностью осмыслять, философствовать и окончательно формулировать. Женщина богаче интуицией и вдохновением, чувствами и предчувствиями.

Мужчина видит общее, синтезирует. Женщина видит конкретный смысл деталей и тонкостей.

Мужчина легче удовлетворяется честной умеренностью. Женщина — в идеале — дойдет до конца, до героизма.

Мужчина обращен к теории и размышлениям. Женщина — к сущности и действиям.

Мужчина — это способность решения. Женщина — благодать заступничества.

Мужчина больше обращен вовне, более экспрессивен. Женщина больше обращена внутрь, более восприимчива.

Мужчина более динамичен. Женщина более уравновешена.

— Сексуальность мужчины более видима, женщины — более глубока.


И каждый, пользуясь собственным опытом, может продолжить этот перечень дополняющих друг друга даров. Изумительное обогащение — в полном, глубоком принятии другого. И это нужно делать в конкретике повседневной жизни, в действиях-озарениях.


…Если с тобой я вновь почувствую

уязвимость своего сердца


Но слишком часто, даже в браке, возникает искушение увильнуть от требований, которые ставит это взаимодополнение.


«Опасность для мужчины — убежать от ранимости своего сердца, от власти нежности (сначала он ищет женщину-мать, но вскоре, как маленький мальчик, отказывается от нее ради собственной свободы). Тогда он бросается в мир эффективности и организованности, отрицая нежность. Но тем самым он калечит себя, отсекая то, что ему необходимо. В этот момент он идеализирует женщину — чистейшую деву — или отвергает ее — соблазнительницу, орудие дьявола, шлюху. Он готов отвергнуть собственную сексуальность — либо расценивая ее как дурную, либо отрицая ее. Во всяком случае, он отказывается от настоящих отношений с женщиной как личностью, рассматривая ее как символ греха или чистоты.

Возрастание мужчины происходит в созревании его отношений с женщиной. Пока он остается на стадии отношений мать-ребенок или на стадии соблазнения-отвращения, он не может возрастать по-настоящему, даже духовно.

Но чтобы возрастать, он должен открыть свою мужскую сущность и свойственные ей опасности. Он чувствует потребность любить женщину, которая поможет ему обрести его собственную способность быть нежным, его собственное ранимое сердце, не чувствуя себя в опасности, которую несет в себе неупорядоченная сексуальность. Именно так он обретает равновесие между мужественностью энергичной деятельности, сиянием силы и своим мужским сердцем.

Точно так же и женщина должна обрести свое равновесие. Она не должна, отказываясь от своей женственности, искать мужской власти или завидовать организаторским способностям мужчины; она должна открывать богатство собственной женственности. Если не всегда у нее есть внешняя сила, в ее слабости есть власть привлекать и порой соблазнять сердце мужчины. И в своей слабости, уже тем самым, что власти она лишена, она обретает более чистую и подлинную интуицию, менее искаженную страстями гордости и власти, которые так часто окрашивают своими тонами разум мужчины»[178].

«Опасность для мужчины — убежать от ранимости своего сердца, от власти нежности (сначала он ищет женщину-мать, но вскоре, как маленький мальчик, отказывается от нее ради собственной свободы). Тогда он бросается в мир эффективности и организованности, отрицая нежность. Но тем самым он калечит себя, отсекая то, что ему необходимо. В этот момент он идеализирует женщину — чистейшую деву — или отвергает ее — соблазнительницу, орудие дьявола, шлюху. Он готов отвергнуть собственную сексуальность — либо расценивая ее как дурную, либо отрицая ее. Во всяком случае, он отказывается от настоящих отношений с женщиной как личностью, рассматривая ее как символ греха или чистоты.

Возрастание мужчины происходит в созревании его отношений с женщиной. Пока он остается на стадии отношений мать-ребенок или на стадии соблазнения-отвращения, он не может возрастать по-настоящему, даже духовно.

Но чтобы возрастать, он должен открыть свою мужскую сущность и свойственные ей опасности. Он чувствует потребность любить женщину, которая поможет ему обрести его собственную способность быть нежным, его собственное ранимое сердце, не чувствуя себя в опасности, которую несет в себе неупорядоченная сексуальность. Именно так он обретает равновесие между мужественностью энергичной деятельности, сиянием силы и своим мужским сердцем.

Точно так же и женщина должна обрести свое равновесие. Она не должна, отказываясь от своей женственности, искать мужской власти или завидовать организаторским способностям мужчины; она должна открывать богатство собственной женственности. Если не всегда у нее есть внешняя сила, в ее слабости есть власть привлекать и порой соблазнять сердце мужчины. И в своей слабости, уже тем самым, что власти она лишена, она обретает более чистую и подлинную интуицию, менее искаженную страстями гордости и власти, которые так часто окрашивают своими тонами разум мужчины»[178].


Но это предполагает, даже в браке, не плутовать, не прятаться от страдания. Подстраиваться друг под друга, принимать взаимодополнение — это может быть болезненно. Сколько пар распалось, отказавшись от креста. Они блокируются о малейшую проблему взаимопонимания!

Да, когда крест систематически устраняется, человек живет утопической мечтой.


«Мужчина и женщина, захваченные нарциссическим желанием и мечтой о бесконфликтном существовании, разрушают тем самым подлинные условия свободы, особенно верность и плодотворность. Если детям не хватает отцов и матерей, это потому, что в наших разделенных странах мужчинам и женщинам не хватает друг друга»[179].

«Мужчина и женщина, захваченные нарциссическим желанием и мечтой о бесконфликтном существовании, разрушают тем самым подлинные условия свободы, особенно верность и плодотворность. Если детям не хватает отцов и матерей, это потому, что в наших разделенных странах мужчинам и женщинам не хватает друг друга»[179].


Брат любви — юмор


Полностью принимать то, что думает, говорит, чего желает твой супруг. Понимать его изнутри. Быть уверенным, что он многому может научить тебя. Быть ему послушным. Тем более, что он отличается от тебя!

Противоречить его позициям, сопротивляться его точке зрения, придираться к его идеям, отвергать его аксиомы — это симптомы гордости и старости.

Замыкать другого в осуждении — значит приговорить его к его прошлому.

Будь беден в том смирении, которое есть подпись Бога.

Смирение и любовь вместе[180] — это чувство юмора!

Чувство юмора, благодаря которому рождается шаловливое согласие супругов. «Сила смеха делает неважным любое грубое слово, любую бестактность, любую слабость. Юмор, который рождается из диалога в сердце ребенка и рождает смех. Как хорошо, когда супруги смеются вместе, И как это должно быть приятно Господу! Это выражение их счастья, их радостной самоотдачи» (Николь и Жан-Марк). Да, юмор необходим для единства. Не разрушительная ирония, извращение юмора, но свежее и спонтанное веселье тех, кто любит. Любит той любовью, с которой неразлучен ее брат-юмор, неотделимый от хорошего настроения. Просите об этом подарке вместе: ни у кого нет такого чувства юмора, как у Господа Любви[181].


«Мы слышали столько ошибочных слов о вере, о любви и сексуальности, что решили засвидетельствовать, что жизнь верой и чувственная жизнь, молитва и сексуальность — не два разных мира: наоборот, один питает другой. Да, Христос — наш Избавитель, Он исцеляет наше тело и дух. Благодаря Святому Духу любовь, которая соединяет нас, имеет лишь один источник: любовь, которая живет в сердце Троицы — Отца, Сына и Святого Духа.

Мы хотим созерцать Пресвятую Троицу в сердце мира. Мы действительно чувствуем, что один из наших краеугольных камней — это созерцание в сердце мира».

Алекс и Мод, 25 и 26 лет

«Мы слышали столько ошибочных слов о вере, о любви и сексуальности, что решили засвидетельствовать, что жизнь верой и чувственная жизнь, молитва и сексуальность — не два разных мира: наоборот, один питает другой. Да, Христос — наш Избавитель, Он исцеляет наше тело и дух. Благодаря Святому Духу любовь, которая соединяет нас, имеет лишь один источник: любовь, которая живет в сердце Троицы — Отца, Сына и Святого Духа.

Мы хотим созерцать Пресвятую Троицу в сердце мира. Мы действительно чувствуем, что один из наших краеугольных камней — это созерцание в сердце мира».


3. БЕЗУМНО ВЛЮБЛЕННЫЕ В БОГА


Две руки Церкви


Кого Иисус зовет на свадьбу в Кане? Пятерых первых учеников, которых Он в этот день призовет следовать за Ним. С одной стороны от Него юные супруги, с другой — будущие священники!

Так уже было в Храме Иерусалимском: с одной стороны супруги (Мария и Иосиф), с другой — посвятившие себя Господу (Симеон и Анна). Источник обоих призваний — в одной и той же тайне единства Марии и Иосифа: это истинный брак, но тем не менее каждый из них посвящен Богу в чистоте.

Нельзя разделять эти два призвания: они освещают друг друга. Это два варианта того, что делать с полом, которые нужно рассматривать и понимать один через другой[182].

Вот две руки Церкви, и этими руками она действует в этом мире. Два царственных пути к одной и той же святости[183]. Два подножия одной горы Фавор[184]. Хотя путь девственности короче, поскольку средства радикальны. Но избрать кратчайший путь — не всегда означает прийти первым! Можно запутаться в кустах, застрять в обвалах. Путь короче, но риска больше.

Можно, я помечтаю? Рукоположение, монашеский постриг, венчание, крещение — и все это во время одной и той же литургии! Какие-то элементы — отдельные для каждого обряда, какие-то общие для всех (например, песнь Святому Духу, литания всем святым и, конечно, Евхаристия!).

Еще немного об этом чудесном взаимодополнении:

Брак восходит к творению (Адам получает супругу и заповедь «плодитель и размножайтесь»). Безбрачие — к искуплению. Только Иисус как Творец мог нарушить этот первый закон, чтобы включить людей в Свой труд Спасителя.

Брак, таким образом, существует от начала. Безбрачие начинается со Христом[185].

Брак дает возможность прожить любовь Божию «опосредованно»: ты любишь Бога через супруга и детей. Безбрачие — это любовь непосредственная, прямая, радикальная.

Брак — пространство, в котором мы познаем, что Бог есть Троица: жизнь передается во взаимной любви. Безбрачие — знак того, что Иисус воистину воскрес и жив навеки.

Брак содержит в себе зародыш нашего небесного будущего, когда мы узрим Бога таким, какой Он есть. Безбрачие есть предощущение той небесной реальности, где «уже не женятся, ни замуж не выходят» (Лк 20:35), но где все будут в браке с Богом[186].

И требования любви одни и те же, язык любви одинаков для обоих этих путей:


«Положи меня, как печать, на сердце твое,
как перстень, на руку твою:
ибо крепка, как смерть, любовь;
стрелы ее — стрелы огненные;
она пламень весьма сильный.
Большие воды не могут потушить любви,
и реки не зальют ее».
Песн 8:6-7

Посвященное Богу безбрачие: расцвет пола


«Ты влек меня, Господи, —
и я увлечен; Ты сильнее меня —
и превозмог.
Было в сердце моем,
как бы горящий огонь,
и я истомился, удерживая его, и не мог».
Иер 20:7, 9

Однажды Жан-Шарль и Магали пришли ко мне в слезах. Несколько месяцев длилась первая в их жизни большая, страстная любовь. И вот на этом пути они вдруг выяснили, что у обоих раньше была другая любовь. И они сказали друг другу:

«Я не хочу отнимать тебя у Господа. Он первым позвал тебя, задолго до нашей с тобой первой встречи».

И они рассказывали мне: «Это было очень больно, но мы ни о чем не жалеем. Каждый из нас родил призвание другого».

Они нашли в себе смелость отдать друг друга Господу. Он решил стать священником, она ушла в монастырь. Наверное, я никогда не видел людей, которые бы так любили друг друга!

Призвание к безбрачию! Какая тайна! Она сбивает с толку, поражает, она непонятна тому, кто не принял в сердце свет от Бога.

Но факт остается фактом, и нельзя отрицать, что во все времена, и сегодня больше, чем в недавнем прошлом, были и есть многие и многие мужчины и женщины, проживающие свою мужественность и женственность в такой полноте любви, что отказываются от ее физического воплощения. Дар их половой принадлежности расцветает без выражения сексуальности.

Жанна д'Арк, Тереза Авильская, мать Тереза Калькуттская — святые и замечательные женщины. Франциск Ассизский, Винсент де Поль, дон Боско, Жан Ванье, аббат Пьер, блаженный папа Иоанн Павел II не могут быть названы немужественными. Мужчины и женщины в полноте, они воплотили все свои творческие способности. Их половая идентичность отнюдь не подавлена, напротив, она более мужественна или женственна, более свободна и подлинна. Их способность самоотдачи неимоверно возросла.

В большинстве своем основатели больниц, детских домов, школ и лепрозориев (и те, кто усердно трудится там) и в нашей стране, и во всем мире, полностью посвящали себя Господу, чтобы быть абсолютно свободными для битвы за человека везде, где человек страдает[187].


Несчастная любовь? Восхищение!


Они — не примеры патологии, не потенциальные пациенты психиатрических больниц, не мазохисты, не параноики, они — молодые, уравновешенные и здоровые. Загляни как-нибудь к Малым Вифлеемским сестрам или к Малым братьям святого Иоанна, в кармелитский или другой монастырь, посмотри, выглядят ли эти ребята, твои ровесники, зажатыми, закомплексованными. Посмотри, как они прекрасны, как сияют радостью, как светятся жизнью: просто влюбленные! И действительно можно жить любовью, которая дарует счастье, несмотря на то, что свободна от сексуального удовольствия[188]. Ибо его побеждает более сильная любовь[189].

Один древний монах из Египта осмелился сказать: «Пусть физический эрос будет для тебя образцом твоего желания, обращенного к Богу. Блажен тот, кто любит Бога не менее страстно, чем любовник — свою возлюбленную!» Бога достаточно, чтобы наполнить твое сердце, наполнить твою жизнь. Он даст тебе удовлетворение. Безбрачие невозможно без невероятной нежности к Иисусу, нежности, которую может даровать только Святой Дух. А Дух дает ее только в особых отношениях с Марией.

Ты просто хочешь быть похожим на Иисуса, Который отказался от перспективы быть женатым и иметь детей, чтобы отдать Себя нам полностью. Ты хочешь все отдать Тому, Кто всецело отдал Себя. И Бог для тебя становится всем.

И если есть случаи, когда в безбрачии возникают проблемы, падения, то чаще всего это из-за недостатка нежности в отношениях с Господом. Это случаи гипертрофии интеллектуальности, которая приводит к сухости сердца. А жить с сухим сердцем невозможно! Тогда приходится искать небольших замен, компенсировать недостаток чувства, «питаться с ложечки». Выход? Обрести единство духа и сердца. Единство, которое создается в молитве.

С точки зрения этой нежности намного легче понять друзей Божиих. Многие тексты Иоанна Креста, Терезы Авильской, святого Бернарда сегодня практически невозможно публиковать. Такое выражение чувств будет заподозрено в эротизме!


А ты бы вышла замуж за мертвеца?


Скажи, ты когда-нибудь видел юношу или девушку лет 20-25, которые отказались бы от человеческой любви, от детей из любви к Наполеону, Цезарю, Ницше или Мао Цзэдуну? Сотни тысяч, во всех странах, во все времена отказывались от этого ради Иисуса. Все дело в том, что эти исторические личности мертвы, а Он — нет! Лично я никогда не женился бы на королеве Виктории!

Невозможно жить в радости, если нет взаимной любви с реальным человеком. Но никого, кроме Иисуса, не нужно! Отсутствие супруги/а и детей рядом с человеком, посвятившим себя Богу, — это пустота гроба Пасхальным утром. Его Тело не во гробе, оно на Небесах и в Евхаристии. Живые отношения с Ним в Его теле — это счастье влюбленных в Бога.

Это уже вечное счастье: Супруг их сердца не может умереть! Он уже преодолел смерть. Вдовство никогда не будет их уделом. Всю свою способность любить они (вместе с Марией) отдали Тому, Кто уже, в Теле, находится по ту сторону смерти. Потрясающий опыт любви, уже победившей смерть!

Нет и нет, монах — не холостяк, монахиня — не старая дева! Они — влюбленные! А это не одно и то же! Влюбленные и свидетели! Они разбивают рамки мира сего, который хочет свести человека к одному-единственному измерению, загнать его в замкнутый круг. Они открывают человека миру грядущему[190]. Они выступают против мира сего, свидетельствуя о Царствии. Мужчина становится мужчиной по образу Мужа-Иисуса, женщина становится женщиной, становясь живой иконой Марии. И им не нужна иная свадьба, кроме брачной вечери грядущего Царствия. Как Иисусу. Как Марии. Они могут воспеть вместе с монахом V века: «Твоя любовь ранила сердце мое. Мое сердце не вынесет Твоего пламени! Я иду, воспевая Тебя»[191].


Сражаться на стороне самых раненых, самых хрупких


Нельзя сказать, что эта любовь — сплошные удовольствия, без бурь и без битв. Но именно эта постоянная битва, до конца, не дает им увязнуть в легком и посредственном подобии жизни. Эта битва требует от них постоянно находиться в боевой готовности, быть готовыми отразить атаку врага. И здесь они тоже должны проявить мужественную смелость, женскую стойкость. Им необходимо сердце мучеников. Целомудрие готовит к мученичеству и помогает жить в общении с мучениками. И Церковь называет их ранеными друзьями Жениха.


Безбрачие — живая рана, всегда открытая, никогда не заживающая, но каждый вечер приносимая в жертву. И эта жертва дает возможность при каждом искушении вновь делать выбор сердца: «Господи, Ты прекраснее этого парня (этой девушки), и я вновь выбираю именно Тебя как единственного спутника в моей жизни». И эта жертва помогает оставаться молодым.

Эта ранимость заставляет их быть на стороне беднейших из бедных, изгнанников, инвалидов и умственно отсталых, заключенных, больных, которые вынуждены — временно или навсегда — отказаться от нормальной сексуальной и семейной жизни. Быть на стороне молодых, которые должны биться в той же битве за целомудрие. Для молодежи те, кто дал обет безбрачия, — знак того, что целомудрие можно пережить, если оно принято в радости. Это безбрачие любви помогает им быть очень близко к тысячам подростков, для которых монашествующие — надежда и сила[192].

Господь дал им возможность приносить плод. Они отказались от возможности передавать жизнь «физически», чтобы давать Божию жизнь множеству людей, многих из которых они увидят лишь на Небесах.

Все это прожить невозможно, если это не даровано Богом. Как царский дар. Иисус доверяет нам безумно: Он доверяет нам Свой собственный способ любить нас. Ты принимаешь его из Его рук, из Его Сердца.


Как жених радуется о невесте,
так будет радоваться о тебе Бог твой (...)
И будешь венцом славы в руке Господа,
и царскою диадемою на длани Бога твоего(...)
И будут называть тебя: «Мое благоволение к нему»,
а землю твою — «замужнею».
Ис 62:5, 3, 4

Посвятившие себя твоему освящению


Последнее слово об особом безбрачии священников. Все, о чем мы говорили раньше, должно было помочь тебе понять его смысл и красоту. И уж конечно, не думай, что их безбрачие происходит из обесценивания брака. Совсем наоборот! Именно потому, что Церковь так серьезно, а не легкомысленно, относится к браку, она полагает, что слишком трудно воплотить одновременно два призвания, каждое из которых требует всей жизни и всей личности. Брак, как и священство, требует отдания всего себя. Эти два служения, требующие полной самоотдачи, были бы в противоречии.

Кроме того, священник отказывается от перспективы иметь собственных детей, чтобы в некотором смысле становиться отцом в Евхаристии. У них нет отношений ни с одним телом — кроме Тела Христова. Они посвящают Ему свое тело, чтобы быть способными освящать Его Тело. Всю свою нежность они вкладывают в Мессу. В таинстве Прощения они передают Божию Жизнь. В Крещении они «рождают» детей во Свете — итак, они — отцы!

И поскольку это битва, порой кровавая, и сражающиеся в ней очень ранимы, я прошу тебя делать все возможное, чтобы уважать обеты твоих братьев-священников или сестер-монахинь. Не провоцировать их. Наоборот, помогай им своим отношением и молитвой оставаться верными Любви, Которая выбрала их из любви к тебе. Ведь именно Иисус восхотел поставить их на служение тебе.

Если бы не было давших обет безбрачия, не было бы христианской верности супругов. Если бы не было христианских семей, не было бы ни монашествующих, ни священников. Без священников не было бы Церкви. Без семей не было бы Церкви. А без Церкви не было бы ни священников, ни венчаных пар, ни крещеных!

Все мы нужны друг другу. И все вместе мы — соработники Бога.


Общины, где все становятся единым телом

вокруг Тела Христова


В последнее время Святой Дух творит в Церкви множество общин, в которых мужчины и женщины, посвятившие себя любви к Иисусу в безбрачии, а также те, кто отдал себя Господу в браке, живут в одном доме[193]. Они единодушны: эти два призвания освещают друг друга, поддерживают друг друга. Монашествующие напоминают супругам, что брак создан именно ради того, чтобы воздавать славу Господу. И наоборот, нежность между супругами, между родителями и детьми напоминает монашествующим, какой должна быть их нежность к Господу, их возможность давать жизнь множеству духовных детей[194].

В общинах, где все вместе составляют одно тело, мы прикасаемся, мы ощущаем Церковь действительно Телом Христа. Мы можем потрогать Церковь во плоти и крови. И как сохранить чистоту тела, если не быть частью Тела Церкви?

Там, где мужчины и женщины едины в соработничестве со Христом, нет риска презрения к телу. Там, где братья и сестры живут во Свете, нет риска опошлить любовь.

Там, где царствует чистая любовь, взаимное требование святости, целомудрие становится радостным и светящимся. Но где же созидается тело общины, Тело Церкви, как не внутри Евхаристического Тела Христова?


V. СВИДЕТЕЛЬСТВА

1. ВНОВЬ ОБРЕСТИ ПУТЬ ЛЮБВИ

Спасенная из ада


Я спасена из ада. Из того ада, который в сегодняшнем мире считается нормой. Это ад беспорядочного секса и неуважения к человеку.

Я родилась в христианской семье, была крещена, я много слышала о Боге, я даже молилась, когда была маленькой. Постепенно по многим причинам я отошла от веры, бросила руку Бога, я хотела быть свободной, жить по-своему... Для меня Он больше ничего не значил.

У меня было трудное детство. Когда мне было пятнадцать, меня изнасиловали... Ранено было не только тело, но и сердце. Что-то во мне было разбито, разрушено. Я не говорила об этом ни с кем и чувствовала себя виноватой и ужасно одинокой. Я безумно боялась беременности и несла бремя этого страха в одиночку. Я не могла спать, мне снились омерзительные кошмары... Молодые люди, мужчины вызывали у меня ужас. Я безумно боялась, и, чтобы преодолеть страх, владевший мной, решила отомстить. Тогда я начала ходить по ночным клубам, знакомиться с людьми много старше меня, с наркоманами, искавшими удовольствий. Я была предоставлена самой себе, и вскоре полностью погрузилась в этот мир: мир соблазна.

Я была привлекательна и знала об этом. Я соблазняла мужчин и все время меняла партнеров. Во мне жила безумная жажда любви, я хотела, чтобы меня любили ради меня самой, но это было невозможно, потому что в этих играх нет любви — есть только эксплуатация и рабство.

Я все глубже погружалась в эту жизнь, и ночь, в которой я жила, становилась все темнее и темнее. Я стала тенью самой себя, я двигалась от неудачи к неудаче, и в восемнадцать лет уже чувствовала себя грязной и старой. Переходя от мужчины к мужчине, я стала предметом, куклой, в которую они влюблялись, а потом бросали. У меня больше не было личности. Я попыталась покончить с собой, но осталась жива — со вкусом горечи во рту... Надо было жить дальше — но для чего? для кого?

В это время мне рассказали про один монастырь, я поехала туда, чтобы отдохнуть, и там я встретила потрясающего священника, который выслушал меня и не осудил. Ради него, точнее, благодаря ему я пообещала самой себе возвращаться туда каждый год. Я еще не встретила Бога, но все же именно Он привел меня туда.

Вернувшись, я продолжала жить, как прежде: мужчины, клубы, все более ночная и одинокая жизнь. Однако в какой-то момент мне показалось, что я нашла любовь. Я встретила парня, с которым прожила два года. Мне казалось, что я оживаю. Мы строили планы, хотели пожениться, родить детей... Но в глубине души я еще не обрела утешения. А потом он ушел от меня к другой... И тогда же умер священник, с которым я общалась... Почва была выбита у меня из-под ног, у меня действительно никого не осталось. И я вернулась к прежней жизни. Я общалась с женщинами, которые были в такой же ситуации, и ад продолжался...

А потом в один прекрасный день, когда я возвращалась из того монастыря (я по-прежнему ездила туда раз в год), в поезде я встретила девушку. Меня поразил ее ясный взгляд: ее глаза были полны света и радости, показавшихся мне неземными... Она говорила со мной о Боге, и я немного открылась, доверилась ей... Мы разговаривали, и она рассказала мне о молодом священнике, который жил в том же городе, что и я. Я сказала себе, что случайностей не бывает...

Я вернулась домой опустошенная, «на грани», встретилась с тем священником и наконец-то «сломалась», рассказала ему про тот ад, в котором жила и из которого не могла выбраться... Он выслушал меня и понял... Бог в моей жизни еще не так много значил, но я хотела изменить свою жизнь, или, по крайней мере, попытаться.

Я начала ходить в молитвенную группу. Меня приняли такой, какая я есть, но я продолжала прежнюю развратную жизнь, и ничего не менялось...

А потом я встретила парня-наркомана, захотела ему помочь — и падала снова и снова. Когда попадаешь в эту среду, это страшно ранит (слава Богу, я не стала наркоманкой). Наши отношения были чисто физическими, мы постоянно ругались. Мне опять хотелось покончить с собой... Для меня это был единственный выход... Мысли о смерти преследовали меня постоянно. Вид у меня был соответствующий: наполовину панк, в наушниках — музыка, пронизанная смертью... А потом, 13 апреля, я услышала голос, который сказал мне оставить этого парня — и я так и сделала. Я была сыта по горло этой жизнью, уничтожавшей меня...

На следующий день мой знакомый священник организовал молитвенную встречу, и я пошла туда. Я была абсолютно потеряна, мой мир рушился... Тот священник говорил о прощении, о Марии Магдалине, грешнице, возлюбившей и прощенной... Она, блудница, со всей своей болью припала к ногам Иисуса... В какую-то долю секунды я поняла все... Я поняла, что та любовь, в которой я так нуждалась, которой я жаждала столько лет, — что эта любовь — Иисус. Меня охватила невероятная радость, на глаза навернулись слезы... В ту секунду я поняла, что Тот, Кто может исцелить меня от моих страхов и скорбей — это Иисус. И я припала к Его ногам, как Мария Магдалина, и Он даровал мне свое Прощение... И с того дня я следую за Ним. Он пришел ко мне, в глубины тьмы... Я ходила на мессу каждый день, и через Его Прощение смогла простить того, кто когда-то изнасиловал меня.

Когда я стала принимать Тело Христа — причащаться, мои раны постепенно преобразились в свет, потому что Он хочет претворить твои раны в звезды! И когда Он приходит ко мне — слабый, бедный, Он лежит в моих ладонях[195], и мое сердце сжимается от любви.

Да, Он действительно исцелили меня от ада. Конечно, это нелегко, но, когда держишь Его за руку, можно быть уверенной, что все получится! Каждый день я прошу Его помочь мне, потому что знаю свою слабость, но я доверяю Его могуществу и Милосердию! Мария, Матерь чистоты, тоже помогает мне.

Я «омыта» благодаря Его прощению, и теперь я, раньше одевавшаяся только в черное, могу надевать белую одежду, не стыдясь, ибо Он очистил мое прошлое, и я хочу остаться чистой...

Видишь, целомудрие прекрасно, когда принимаешь его с любовью. Оно того стоит. Я хочу сохранить себя для того, кто в один прекрасный день станет моим мужем. Тогда я смогу сказать ему: «Я люблю тебя», и подарить ему себя. Когда ты хранишь целомудрие, это замечательный подарок Богу, потому что твое тело — Его дом. Он подарил тебе тело, и о нем нужно заботиться... Ты ОТВЕЧАЕШЬ за свое тело и за тела других.

Благодарю Тебя, Господи, что Ты создал меня женщиной, что Ты дал мне тело, чтобы прославлять Тебя, танцевать для Тебя, принимать жизнь... В завершение я хочу привести слова святой Терезы Младенца Иисуса, которые выражают мой опыт:

«Я буду делать лишь одно: начинать песнь, которая будет длиться вечно: воспевать Милосердие Господне!»

Аминь!

Мириам, 21 год


Великое стремление — достойное сердца


После первого опыта отношений с молодым человеком я поняла и почувствовала в себе битву двух выраженных особенностей моей личности: с одной стороны, развитая чувственность, а с другой — желание, даже жизненная необходимость (стремление) к целостности (некой полноте) всего моего существа — тела, духа, сердца, души. В тот же момент я обнаружила в себе одновременно сильное стремление, сильное желание и большую восприимчивость к языку тела, прикосновений, телесного контакта (обретенную в различных формах эмоциональных отношений), и в то же время жизненную необходимость того, чтобы этот язык был в соответствии с языком сердца и духа. Я не могла отделить свое тело, жесты от чувств и мыслей, я не могла разделить саму себя. Тогда я еще не знала этого, но сейчас я знаю, что это Бог восхотел сохранить меня в чистоте, защитив меня, чтобы я не отдавала свое тело неумеренно и во лжи. Я постепенно открывала в себе, в собственном опыте все богатство девственности и всю ценность дара, отдания себя единственному человеку в Божием благословении. Выбор Церкви обрел смысл в моей жизни, и я смогла сделать его моим выбором.

Итак, для меня началась трудная борьба, когда сатана исхитрялся находить выгодные пути, используя людей и выбирая для своего действия те моменты, которые у меня периодически бывают, когда мое тело требует нежности, возможности дарить и принимать на языке тела. Это было очень труднопереносимое искушение начать с одним или другим юношей близкие отношения, о которых я заранее знала, что они были бы чересчур скоротечными, искусственными, фальшивыми и «спланированными» (социальная привычка) и принесли бы мне лишь поверхностное удовольствие на несколько мгновений.


Неистовство разрушительного безумия


Особенно разрушительной была страшная агрессивность (так умно и могущественно подготовленная и рассчитанная) рекламных плакатов, более или менее явными деталями пробуждающих чувственность и сексуальное желание, эротических сцен в фильмах, которые стали уже автоматическими, как бы необходимыми (!), и кроме того, «свобода», переходящая в эксгибиционизм, молодых пар на улице.

Столько боли, столько страданий, столько рабства, столько пищи для фантазий, которые очень быстро нашли себе место в уже «привычном» пространстве моего разума. Сначала это были «милые», скрытые фантазии — просто желание романтических встреч, влюбленности, но потом они трансформировались в жестокие наваждения, полные насилия, порнографии, животного инстинкта. Постепенно, незаметно, как хорошо умеет делать отец лжи...

Итак, хотя Бог даровал мне остаться чистой телом и действиями, я предавала Его, принимая грех в мыслях, я все равно осквернялась!

Очень долго я не видела своего греха, я чувствовала себя такой слабой перед ним, я находилась в замкнутом круге, и кроме того, я боялась, что, отвергнув свой грех, должна буду отказаться от чувственности, с которой он был связан, от чувственности, которую я ощущала как необходимую часть моей сущности, которую считала прекрасной, богатой, от которой я не могла отделить себя — даже для Бога.

Однажды утром я проснулась, чуть не плача, потребность плакать была непреодолима, она исходила их самых глубин существа; я не могла понять этой потребности, но она не исчезала (теперь я знаю, что это Господь призывал меня к покаянию). Когда я начала молиться, я наконец дала волю слезам и рыданиям, и обрела новый опыт милосердия Божия: я увидела Христа, проливающего Кровь на Кресте, я знала, что моими слезами Господь освобождал меня от греха (той грязной воды, которая была во мне), чтобы наполнить Своей Кровью! Я приняла очищение кровью Агнца Божия! Я чувствовала, что меня наполняет новая жизнь, облеченная в Любовь Божию!

Перед лицом такого явления божественной силы сатана мог только отступить, и фантазии оставили меня. Если же они иногда пытаются искушать меня, есть всесильное имя Иисуса, отгоняющее их, и уверенность в Его неизменно даруемом спасении. Что касается плакатов и фильмов, они, конечно, никуда не делись, но теперь я свободна от них во Христе, я сильна против них в Иисусе, теперь я отвергаю их, отказываюсь от них во имя всех, кто, сознательно или нет, остаются их рабами, как была когда-то я.


Моя чувственность: пространство жизни


Я хочу добавить, что Господь оставил мне мою чувственность, и теперь я знаю, что она хороша сама по себе, она — творение Господа, дар Божий во мне, и однажды Он даст мне пережить ее в полноте, с Ним, в истине и чистоте, потому что в Нем она — уже пространство не рабства, но жизни. Теперь я знаю, что Господь не лишает нас ничего, если только мы готовы разделить это с Ним, отдать все в Его распоряжение, чтобы Он действовал для вечной Жизни, нашей и всех остальных. Наоборот, Господь помогает нам, чтобы богатство всего, что есть в нас, проявлялось и бесконечно умножалось, и чтобы мы больше не боялись, но пребывали в доверии и отданности Ему.

Бог совершил во мне дело очищения и освобождения для жизни в полноте и в вечности, и я чувствую, что призвана отныне разделить с Ним дело, необходимость которого в нашем мире я поняла, помочь молодым (и не очень молодым), затерянным в иллюзии удовольствия, легкой любви, сексуальной «свободы», которую предлагает им общество через воспитание и средства массовой информации, с неистовством разрушительного безумия. Господь даровал мне Свет, Истину, Жизнь, с нежностью, терпением и милосердием приведя меня из смерти в жизнь, и теперь я хочу вместе с Ним просвещать тех, кто находится во тьме лжи, так, как Он пожелает (в безбрачии или в браке), и в верности Его делам.

Николь, 22 года


Время взросления — разбитое мгновение


Когда мне было 17 лет, я никогда не гуляла с мальчиками и из-за этого чувствовала себя страшно виноватой, даже отверженной отверженной.

Я никак не могла подойти к этой теме. У меня было служение в Церкви, но я не знала, к чему Бог призывает меня. Я училась на медицинскую сестру, и эти три года учебы я отдала Господу.

Для меня это было время взросления, как для ребенка, который учится ходить. Если ребенка в два-три месяца поставить на ножки, он свалится и разобьет себе нос. Примерно так происходило со мной. Я не могла устоять в той ситуации. К концу эти трех лет я поняла, что мое призвание — брак. Я сказал Господу: «Поскольку Ты призываешь меня к этому, позволь мне встретить кого-нибудь». Я все еще чувствовала себя немного виноватой в том, что у меня не было отношений с парнями... Я говорила себе: «Если я скажу девчонкам, что у меня нет парня, меня осудят». Я не понимала, как важно мое тело; не осознавала, как прекрасно отдать свое тело Господу и своему супругу.

Итак, я встретила парня, полюбила его, с ним мне было очень хорошо. Но мне не удавалось выразить ему свою любовь. Я была очень зажата, не знала, как себя вести. Я смотрела на своих подружек, которые, казалось, абсолютно свободно обращались со своим телом. Тогда я сказал себе: «Может быть, тебе тоже стоит вести себя так». Даже на уровне поцелуя мне было плохо, я не задавала себе вопрос, хорошо это или нет. Мне не удавалось принять эти отношения. Тем временем я начала работать в больнице. Из медсестер я была младшей.

Мне было 23, а средний возраст был примерно лет 30-35, и все, с кем я работала, вступали в отношения со всеми подряд, но не вступали в брак. Из восьми медсестер замужем были только две.

В этой компании часто говорили о парнях и т. д. И когда обращались ко мне, я не осмеливалась признаться, что у меня не было сексуальных отношений. Я отвечала неопределенно: «Ну да, у меня есть парень». Это была правда, но я говорила очень уклончиво. Однажды меня спросили: «Так ты уже спала с парнем или нет?» Я ответила: «Да, да!» Я солгала, и мне было бы очень трудно признаться в этом. Я говорила себе: «Ты никогда этого не делала, ты солгала... Ну что ж... В конце концов, ты это сделаешь!» Я работала во вторую смену и заканчивала работу в 9 часов вечера. Я пошла к своему парню... Ну и вот, это произошло. Это было хорошо, он познакомил меня с моим собственным телом. У меня никогда не было физического контакта с самой собой. Конечно, я смотрела на себя в зеркало, но это было совершенно другое... Я уступила ему. Во всяком случае, я его любила и думала, что он меня любит. Я согласилась на эти отношения. Но я обнаружила, что для него я была всего лишь игрушкой, еще одной девушкой, которую он мог занести в список своих побед. Когда я поняла это, было уже слишком поздно. И я поняла, что совершила самый дурацкий поступок в своей жизни. Я согласилась отдать свое тело тому, кто меня не любил. А ведь в течение этих трех лет я старалась созреть, чтобы быть готовой к встрече с тем, кого хотел даровать мне Господь. И вот я отдалась первому встречному, не стараясь узнать его. Ведь я не знала его по-настоящему. Просто это был парень, который мне нравился, и ничего больше. Настоящей встречи не произошло. Я отдалась ему, не понимая, какое значение это будет иметь для меня, какие раны нанесет. И когда я поняла, что я наделала, я почувствовала себя очень виноватой. Я сказала себе: «И что теперь ты отдашь своему мужу? Ничего, больше ничего. Я не смогу сказать ему: смотри, я чиста. Потому что это будет не так». Итак, мне очень трудно было принять то, что произошло. А потом у меня появилась возможность довериться священнику, который даровал мне таинство прощения. Я обнаружила, как любит меня ОТЕЦ, настолько, что дарует мне снова стать чистой в Его глазах. И даже если я не могу дать своему будущему мужу чистоту тела, я принесу ему чистоту души. Моя душа чиста пред Богом.

Мари-Поль, 24 года


Теперь я люблю ее за красоту, дарованную Богом


До момента моей встречи с Богом я был на дне пропасти... неупорядоченные сексуальные контакты: гомосексуальные связи, отношения с замужними женщинами, одна из которых забеременела от меня и сделала аборт... После всего этого я мечтал полностью отдать себя Господу, и я действительно вновь открыл, что такое ЛЮБОВЬ, истинная любовь, которой я искал у родителей, но они, занятые своими заботами, не обращали внимания на мою НУЖДУ. У меня было все, родители много работали, чтобы обеспечить мне это, но для меня их не было: не было любви. И только Бог мог утешить меня и восполнить этот голод.

Через два с половиной года после обращения я полюбил девушку, с которой мы были вместе в молитвенной группе (наконец-то я умел любить не только за физическую красоту). Но я считал, что это несерьезно, я не задумывался о наших отношениях, однако когда мы расстались на время пасхальных каникул, я понял, что люблю ее, потому что мне ее не хватало. Я ждал, я много молился, и в августе я поехал вместе с друзьями в Арс[196]. Там я отдал свою жизнь в руки Господа со словами: «Да будет воля Твоя. Возьми меня Себе, если хочешь... но Ты знаешь, что я люблю ее, и я знаю, что если Ты вложил в сердце желание, это значит, что Ты хочешь воплотить это желание...»

Как я узнал позже, в это время она молилась теми же словами. Я хочу сказать тебе, чтобы ты сказал это другим молодым ребятам: как важно прожить время, полностью отданное Господу, потому что ожидание, даже если оно длительно и его трудно переносить, исполнено благодати. Для меня ожидание продолжалось два с половиной года: это было очень долго, и было очень трудно любить без взаимности; но в надежде на Бога и слово Его, в ожидании и вере сердца готовятся и взгляды меняются. Я могу сказать, что это было необходимо, потому что за это время очень изменился мой взгляд — то, как я смотрел на девушек, на женщин, и особенно на нее.

Раньше, когда я влюблялся, меня привлекала физическая красота, и это продолжалось дня три. Теперь я люблю ее за ее красоту, дарованную Богом, я люблю ее, и мое сердце ранено болью ее тела — тела, которое она не уважала в юности.

Мы говорили обо всем этом, и я думаю, что могу сказать, что то, что я пережил, было необходимо, чтобы мы могли любить друг друга всю жизнь. Сейчас мы дали друг другу обещание не заниматься любовью, пока не поженимся, и мы принесли в жертву двадцать дней, в течение которых не целовались — за всех тех, кто не знает, что можно любить друг друга и при этом не целоваться и не заниматься любовью.

Я открываю для себя красоту истинной женщины: я говорю «истинной», потому что имею в виду женщину, которая живет жизнью Бога, а не тех женщин, которые хотят занять место мужчин и теряют самое прекрасное, что есть в них: благодать Марии, нежность, молитвенное присутствие возле Иисуса, быть может, не слишком многословное, но всегда рядом, когда требуется (как было в Кане Галилейской) интуитивно почувствовать потребности других... Что ж, я пока остановлюсь, но я следую от открытия к открытию.

Филипп, 23 года


Через два года после венчания с девушкой, о которой он пишет в этом письме, Филиппа насмерть сбила машина. Его жена прислала мне его фотографию с подписью: «Филипп, жених Христа» и «не сказал ли Я тебе, что если будешь веровать, увидишь славу Божию!»;[197] она призналась мне в том, что его присутствие на небе дарует ей невероятную благодать радости.

Через два года после венчания с девушкой, о которой он пишет в этом письме, Филиппа насмерть сбила машина. Его жена прислала мне его фотографию с подписью: «Филипп, жених Христа» и «не сказал ли Я тебе, что если будешь веровать, увидишь славу Божию!»;[197] она призналась мне в том, что его присутствие на небе дарует ей невероятную благодать радости.


Я ждала этого момента




Если бы жизнь давалась только по воле человека, меня бы здесь не было... потому что я отнюдь не была желанным ребенком. Первые месяцы после моего рождения мама много плакала. Даже если позже родители показывали мне свою любовь, во мне всегда оставалась эта рана. Когда мне было лет 14-15, все доказательства их любви, какие были возможны, все-таки были недостаточны, я чувствовала себя совершенно одинокой и говорили сама себе: «Я не должна была родиться. Это был несчастный случай». Мне 23 года, а 23 года назад не было таких надежных противозачаточных средств, как сегодня... Иначе меня бы здесь не было.

Когда мне было 15 лет, я поняла что жизнь мне дали не мои родители — был КТО-ТО другой, и этот Кто-то — БОГ... БОГ любил меня, и потому Он восхотел, чтобы я родилась, несмотря на все препятствия, поставленные людьми. В тот момент я поняла, как велика эта тайна, насколько она превосходит понимание.

В тот год я пережила очень болезненный опыт: я была студенткой, и одна из девушек на нашем курсе была беременна. Ее родители сказали: «Если ты беременна и не хочешь ребенка, надо делать аборт». Борьба продолжалась в течение месяца: она всем сердцем хотела сохранить ребенка. Она понимала, что внутри нее — жизнь. Она даже делала УЗИ, видела, как бьется сердечко... Ее ребенок должен был родиться после Рождества, и она даже придумала ему имя — Ноэль[198]. Но парень, которого она любила, не принял ребенка. И хотя для нее это было страшно, она все-таки сделала аборт. Это было безумно тяжело, она понимала, как много значит для нее этот ребенок, потому что была очень честной. «Этот ребенок для меня возможность измениться, ведь я сделала столько глупостей, и если сейчас я найду в себе силы его сохранить, вся моя жизнь изменится, мне нужно будет начать другую жизнь, чтобы растить, воспитывать его...»

Она осталась совсем одна, и сделала аборт. Видели бы вы, насколько несчастной она была! В ней появилась какая-то трещина. Когда говорят, что аборт — это ерунда... Я знаю, что это неправда!

Нужно много молиться о ней и о ее ребенке, маленьком Ноэле, который мог родиться. Нельзя играть с жизнью, потому что эта игра заходит слишком далеко. Этот ребенок просил только одного — жить, и его жизнь прервалась слишком рано.

Я была совсем юной, но мои родители во имя женской эмансипации толкали меня к «свободе». Они давали мне стопки книг со словами: «Это твоя жизнь, и делай с ней, что хочешь». Но во мне было что-то, что говорило «нет». Думаю, в этом плане меня действительно Кто-то защищал. Я никогда не соглашалась гулять по вечерам с парнями. Я отказывала одному за другим, потому что сама себе я говорила: «Когда-нибудь ты выйдешь замуж, и ты не сможешь сказать тому, кто станет твоим мужем, "Я тебя люблю", если до этого ты говорила многим парням: "Я тебя люблю! Я тебя люблю!" Это слово просто потеряет смысл». И я была в полной изоляции, потому что все знали, что я не гуляю с парнями. Надо мной каждый день смеялись, но все знали о моем решении. Потом я закончила школу. В университете я чувствовала себя слишком юной. Я говорила себе: «Для меня любить кого-то — это на всю жизнь, и я не хочу любви без завтрашнего дня», — и поэтому я была одна. Довольно быстро собралась небольшая компания. Время от времени они устраивали вечеринки, которых я старалась избегать. Пару раз я ходила с ними, но чувствовала себя некомфортно. Даже если ничего не происходило, я видела столько всего... По сравнению с другими девчонками я отставала на несколько лет. Они гуляли с мальчиками. Они порой уже не знали сами, с кем встречаются, это был какой-то замкнутый круг...

Я хочу сказать вам, что жить в такой ситуации нелегко, потому что я хочу сохранить чистоту, и если я решу выйти замуж, это будет серьезно. Я часто была мишенью насмешек и нападок. Однажды вечером ко мне пришла делегация девочек, чтобы доказать мне, что я ненормальная и должна быть такой же, как они. Но я почувствовала, что в них был как бы скрытый плач. Они сами прекрасно понимали, что несчастны, и я видела, как им плохо. Любить кого-то на всю жизнь — это могут все, эта возможность не зарезервирована для немногих избранных. Это для всех. И этого надо постараться достичь. Сейчас я совсем не представляю себе свое будущее. Но все, что я знаю, — что если я когда-нибудь выйду замуж, это будет тот момент, которого я ждала всю жизнь.

Изабель, 22 года


Раненый уголок моего сердца


Я родилась в христианской семье, наша семья была единой, я никогда не испытывала недостатка в любви и нежности.

Однако, когда мне было примерно лет восемь, произошел мой первый опыт отношений с мальчиками. Я проводила каникулы на ферме, там были и другие дети. Вечером мы собирались в амбаре. Именно там я первый раз целовалась с мальчиком. Мы играли в такую игру: нужно было или целоваться в губы, или говорить, нравится ли тебе кто-то из присутствующих. Мне очень нравилась эта игра, потому что среди мальчиков был один, в которого я была влюблена. Я не испытывала никаких угрызений совести, играя в подобные игры. Однако я ничего не рассказывала родителям. Вскоре мы начали играть в эту игру с одноклассниками практически на каждом дне рождения.

Я заметила, что в эту игру играли только вечером, в полумраке, и, конечно, ни в коем случае не в присутствии взрослых. Когда мы с подружками беседовали, тема была только одна: «мальчики», и для меня это действительно было совершенно нормально.

Когда мне было 12 лет, моя семья переехала в другой город. Я пошла в частную школу, где были только девочки, и поначалу у меня не было контактов с мальчиками. А когда мне было 13 лет, у меня появился первый парень. Я встретила его на каникулах, поэтому отношения продолжались только две недели. Потом было много других парней, вплоть до моих 16-17 лет, когда Иисус Христос стал главным «мужчиной» в моей жизни, когда я поняла, что Он воистину жив, что Он любит меня больше, чем кто бы то ни было, и что Он хочет только одного — сделать меня счастливой, изменив мою жизнь.

К счастью, Бог защитил меня от вступления в сексуальные отношения, потому что я боялась (когда мне было 7 лет, на меня напал мужчина), и если мой парень настаивал на сексуальных отношениях, я разрывала дружбу. Но когда Иисус занял место в моей жизни, я поняла также, что неправильно встречаться с одним парнем, потом с другим, и я решила жить более целомудренно. Однако это не мешало мне влюбляться, и, к несчастью, я не всегда держала обещания.

Когда мне было 19 лет, у меня был только один друг, но я постоянно влюблялась. Потом Господь попросил меня прожить год так называемого «целибата любви»[199], сосредоточиться только на Нем. В начале все получалось, но очень быстро я обнаружила, что я опять влюбилась и не могу ничего сделать со своей восприимчивостью по отношению к парням. Я была разочарована. Я понимала, что не нормально быть все время в состоянии влюбленности. Я думала, что я ненормальная и никогда не обрету исцеления. Но однажды во время молитвы поклонения перед Святыми Дарами Господь помог мне понять причину такой восприимчивости: Он подсказал мне подумать о том, со сколькими парнями я уже целовалась. Их было очень много, и я начала очень рано. Господь помог мне понять, что я не ненормальная, потому что, слишком рано начав встречаться с мальчиками, я открыла в себе какую-то дверь, теперь она открыта, мне нужно удовлетворить эту жажду, и только Он может вновь закрыть этот раненый уголок моего сердца.

И сейчас я хочу дать тебе совет, если у тебя были или есть подобные проблемы: найди причину и позволь Господу исцелить тебя. Я знаю, что если Он хочет, чтобы я когда-нибудь вышла замуж, Он выбберет для меня одного-единственного юношу, и Он покажет мне его, когда я буду готова. Я хочу сохранить мое тело чистым для него, и я доверяю Господу, Который поможет мне узнать его.

Я советую тебе довериться Марии. Для меня Она — воплощенная чистота и целомудрие.

Ингрид, 20 лет


Умственно отсталые люди подарили мне жизнь:я училась любить!


Мне так понравилось все, что ты написал о любви и сексуальности. Действительно, эта тема волнует сильнее всего, затрагивает самое глубокое в человеке, и именно об этом особенно трудно говорить. Лично я очень часто строила высокие стены молчания вокруг этой темы, потому что я боялась, что меня не поймут. Когда мне было лет 15, я гуляла с мальчиком, хотя мне этого не хотелось. Я так боялась, что не осмеливалась ничего сказать. Меня просто вложили ему в руки. Я была очень наивной девочкой, я смотрела на мир через розовые очки, и в тот год все происходило очень быстро. В классе все смеялись над моей наивностью, особенно в том, что касается сексуальности. И я закрылась в молчании страдания и страха.

Это может показаться банальным, но это была как бы первая трещина в моем сердце, и потом она стала больше. Конечно, в тот момент я просто возненавидела себя за то, что я гуляла с мальчиком. Я обзывала себя всякими словами. Единственным выходом было убежать, пока дело не зашло слишком далеко.

В университете один человек начал посматривать на меня, и для меня это был как бы взгляд любви. Я очень испугалась, потому что тоже чувствовала, что он мне очень нравится. Для меня в нем сконцентрировалось все, что было прекрасного в мире, но в то же время я физически ощущала тревогу, я даже не могла есть, дрожала, и внутренне кричала, потому что для меня эти отношения были невозможны. Когда он подошел ко мне и заговорил, я ничего не ответила. Снова встала стена молчания и страха. И я очень страдала от этого. Каждый день я ходила молиться Марии в маленькую часовню неподалеку. Она держала в руке маленькую птичку. И я, как эта раненая птичка, ложилась на Ее ладонь. Она утешала меня и понемногу возвращала мне мир. Я начала понимать красоту тайны Иисуса на кресте: Любовь и страдание.

Но, конечно, поскольку у меня была потребность любить и быть любимой, я по-прежнему много, много любила. Дружба была для меня большим утешением. Что-то чистое и прекрасное.

Я встретила парня, который вскоре сказал мне, что он в меня влюблен. Для него важнее всего был секс. Вскоре мы начали гулять вместе, и он научил меня мастурбировать. Но я не хотела с ним спать. Он считал, что я не свободна и что я эгоистка. Это слово надолго запечатлелось в моем сердце и было для меня пыткой. С того момента я еще больше возненавидела себя. Но в то же время этот парень мне помог, потому что с того времени я стала воспринимать отношения между мужчиной и женщиной как нечто нормальное. Ему хотелось страстной и недолговечной любви. У него была подружка, которой он, по его словам, был духовно верен, а время от времени он «загуливал» с кем-то еще. Я вышла из этих отношений, потеряв ориентиры, запутавшись в эмоциях. Я открыла в себе чувственность и продолжала узнават ее через мастурбацию. Поначалу я делала это только из люопытства, но очень быстро обнаружила, что из-за этого замыкаюсь в себе и еще больше страдаю. Но уже не могла остановиться.

Потом я начала ходить в одну общину инвалидов — умственно отсталых людей. Я сразу почувствовала себя как дома, я приняла тот образ жизни, который увидела там. Там была радость обретения братьев и сестер, захваченных тем же желанием любить в чистоте, в простоте и всем сердцем. Я поняла, как часто за насилием скрыто страдание, я поняла красоту каждого, малость и ранимость, я поняла, что все мы в своем роде инвалиды, и еще много других вещей!

Особые люди давали мне жизнь, и я могла любить, любить, любить! Но хотя это время было прекрасно, оно было и очень трудным для меня. Я сразу влюбилась в одного из сотрудников-ассистентов. Он был очень похож на меня. Я думала, что это потрясающе. На самом деле, конечно, это был способ любить себя в нем. Кроме того, я его очень идеализировала. Идти к нему означало спускаться одновременно в пропасть света и в пропасть страдания. В течение двух лет я мучила себя, думая, что он тоже меня любит. Я была в этом уверена. И много раз я доходила до дна невыносимого отчаяния, в полной зависимости от этой страсти, от этой иллюзии. Я была в тревоге, и все время натыкалась на стены, которые сама выстроила вокруг себя.

В некотором роде мы с ним поддерживали друг друга. Я знала, что он понимает мое страдание, хотя и не полностью понимает, что со мной происходит. Он поддерживал меня своей молитвой. Он был очень верующим, и приближаться к нему для меня, во многом, означало приближаться к Иисусу (как святой Иосиф мог приблизиться к Богу, пребывая рядом с Марией). Я была для него источником надежды в трудные для него периоды, потому что я действительно чувствовала, как труден его путь исцеления. Эта община особых людей на духовном уровне очень многому меня научила.

Но через девять месяцев мне пришлось уйти оттуда, потому что для меня эта работа была слишком утомительной. Этот новый период неопределенности как бы подтолкнул мою веру. В новом страдании я поистине открыла для себя реальное присутствие Иисуса в Евхаристии, и текст об учениках, шедших в Эммаус, обрел для меня все свое значение.

Я начала работать с детьми в центре досуга. Эта новая действительность мира работы для меня тоже была очень тяжелой. Каждый вечер я находила время помолиться (даже если это нередко было поверхностно). Я просила Иисуса научить меня молиться.

Однажды днем я гуляла за городом и прославляла Бога за все чудеса, которые Он совершал во мне. В тот момент я почувствовала совершенно неописуемую радость. Это было счастье человека, который почувствовал себя освобожденным от греха. Потому что именно на кресте любишь поистине, бескорыстно. Я чувствовала себя такой счастливой, такой легкой, такой свободной.

Сейчас прошло уже два года. И с тех пор этот путь света все прекраснее и прекраснее. Иисус нежно помогает мне обретать исцеление в Евхаристии, через таинство исповеди, примиряющее нас с Богом. Поклоняться Господу в Святых Дарах — это как бы подняться на холм и сесть там, лицом к солнцу, и просто сидеть... Есть еще и прекрасный путь Библии, все эти евангельские события, которые побуждают двигаться вперед, которые воскрешают нас в наиболее трудные моменты. Нести другим Иисуса — огромная радость! Возвращаясь из Парэ-ле-Мониаля, я подарила образ Туринской Плащаницы молодому человеку, который ехал в поезде рядом со мной — это была такая радость! Я рассказала ему, как Иисус коснулся меня, вошел в мою жизнь. Какое счастье — все больше отдавать себя в руки Божии, чтобы нести в мир Иисуса, чтобы усыновлять других во Свете, как Мария.

Мари-Кристин, 21 год


Я вновь открываю для себя красоту своего тела


Когда мне было восемнадцать, я поступил в университет. Вплоть до того момента у меня была очень возвышенная концепция любви и тела — слишком возвышенная. Распущенность, с которой я столкнулся в университете, совершенно выбила меня из колеи.

Я сказал себе: «Почему бы и мне не вести себя, как они? Ведь они не выглядят такими уж несчастными». Самым пошлым образом я попался сразу во все ловушки: секс, алкоголь, наркотики... полный порочный круг. Я считал себя свободным и взрослым.

После первого сексуального «опыта» у меня осталось парадоксальное чувство, что я разрушил то, что во мне было самого ценного, я подверг насилию свою невинность. Это может звучать глупо в устах парня, и тем не менее...

Я мог бы взять себя в руки. Но я решил продолжать, испытать все, что возможно, выбрав в качестве принципа идею о том, что мы жалеем только о тех глупостях, которых не совершили!...

Очень быстро я пресытился, стал заниматься любовью как любым другим «делом». Желание стало потребностью, все более и более ненасытной. Я был неплохим соблазнителем, и, к несчастью, стал довольно популярен... особенно среди девушек. Кроме того, мы стали неразлучными друзьями с бутылкой. Я стал рабом мастурбации и гомосексуализма. Из своего тела я сделал божество, а из тел других — предметы.

Через два года такой разнузданной жизни я был совершенно разрушен — и тело, и сердце. Две небольших попытки самоубийства — но два больших чуда.

Я мало думал о Боге, но Он думал обо мне! Он защитил меня от смерти, кроме того, Он действовал через одну девушку, в которую я был немножко влюблен. Она пригласила меня на молодежную молитвенную встречу и в паломничество в Рим с католической «тусовкой». Но я был не готов. Была еще видеокассета о Туринской Плащанице, была встреча с Жаном Ванье[200] и с Ги Жильбером[201]... Короче говоря, Он использовал все средства, давал мне знаки, чтобы показать мне Жизнь. Но я не видел. Наоборот, я становился все более и более одинок, бунтовал, обижался на жизнь.

Но несмотря на всю эту грязь и цинизм, мое сердце и тело жаждали только одного: НЕЖНОСТИ!

Господь посетил меня незадолго до Пасхи. В то время я жил с одной девчонкой, уже ничего не хотел и должен был остаться на второй год на том же курсе; я решил покончить с собой, на этот раз — всерьез, окончательно. Но Бог видел ситуацию иначе. Он, несомненно, решил, что я уже наделал достаточно глупостей.

Очень просто и с бесконечной нежностью Он вложил мне в руки (через друзей-католиков) христианский журнал «Огонь и Свет». Со страниц изливался мир, невыразимая нежность... Я увидел себя совершенно честно, я увидел, каким чудовищем я стал. Я еле сдерживал слезы, наворачивавшиеся на глаза.

Не размышляя, ведомый Самим Богом (хотя я и не понимал этого), через несколько дней я поехал в небольшой монастырь, о котором раньше слышал.

Я сопротивлялся Ему неделю, но потом Его Нежность наконец победила меня. Это было в Вербное Воскресенье.


«Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме».

Лк 19:5

«Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме».


Его нежность, Его Милосердие захватили меня, почти ранили! Я был спасен. Но еще не исцелен.

Трудности, раны, которые были во мне из-за моих отношений с отцом, мешали мне принять эту любовь и узнать Христа.

Через несколько дней мне была дарована огромная благодать совершить мини-паломничество в комнату Марты Робен[202] (в Шатонеф-де-Галлор). И там было преумножение благодати и любви! В этой маленькой комнатке через Марию я совершенно естественно смог простить всех девушек, которых я знал, и помолиться за них. В то же время я открывался навстречу материнской нежности Марии.

И именно через Марию я «пришел» ко Христу чуть позже, в таинстве исповеди, которое было незабываемым — конечно! Я понял тогда, что Христос умер за мои грехи, чтобы дать мне Свою Жизнь, Свое Счастье. Какая благодать!

Три месяца я прожил в том монастыре. Я продолжал пить и еще не совсем бросил мастурбацию. Там я понял, что вера в Иисуса Христа не мешает падать, но позволяет подниматься после падения и еще немного возрастать в любви.

Я могу смиренно свидетельствовать, что вплоть до сего дня Господь мало-помалу, день за днем, исцелял и исцеляет меня. Я могу с уверенностью подтвердить, что ежедневная Евхаристия, поклонение Иисусу в Святых Дарах и, конечно, таинство исповеди — те пути, через которые Бог исцеляет мое ТЕЛО, мою ПАМЯТЬ и ЭМОЦИИ.

Я вновь открываю для себя красоту женщины, этого венца творения, и благословенную между женами — Марию.

Я могу сказать, что Господь вернул мне девственность, Он обновил меня в первозданной чистоте тела и духа, ибо:


«Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю».

Ис 1:18

«Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю».


Я вновь открываю для себя красоту своего тела. Ибо наши тела — видимый плод и уникальное воплощение любящей и созидающей мысли Бога Любви!

И я хотел бы просто поделиться с тобой надеждой, которой Бог, день ото дня, наполняет меня: Бог есть Любовь, Иисус Христос воскрес, и Он один может утолить нашу жажду, больше, чем мы могли бы надеяться! Ибо невозможное человекам возможно Богу.

Твой брат Жан-Паскаль, 21 год.


Оружие, которое может соблазнять или ранить


Родители воспитывали меня в вере; я научилась неким моральным ценностям, но это были только данные мне предписания, которых я сама не принимала по-настоящему. Я верила в них до того дня, когда вследствие любовного разочарования начала сомневаться во всем. Ну в конце концов, что хорошего я получила от того, что не спала с парнем, которого любила? Это бы у меня осталось, у меня было бы хотя бы несколько воспоминаний о счастье с ним, а так у меня не осталось ничего! И я решила избавиться от девственности, которая мне мешала. Я думала, что теперь, когда есть противозачаточные таблетки, можно больше пользоваться жизнью. Очень быстро я поняла, что тело — это оружие, которым я могу пользоваться, чтобы соблазнять или ранить.

Тем не менее, я не находила ни любви, ни счастья, на которое я так надеялась. Во мне была какая-то пустота. Я не отдавала себя полностью, да и как я могла бы полностью отдать себя парням, которых я даже не успевала толком узнать? Я чувствовала себя все более и более одинокой, хотя была окружена друзьями. Я не видела выхода и больше не верила в любовь, у меня началась депрессия, и я хотела покончить с собой. В этот момент Господь вошел в мою жизнь через таинство исповеди.

Это таинство — самое чудесное событие в моей жизни. На самом деле я не смогла бы справиться своими силами, но, отдав Господу все грехи и раны, я дала Ему возможность сделать из меня нового человека. Он вернул мне ту чистоту, что я потеряла, взяв на Себя все, совершенное мной. Для меня это было полное обращение, но все получилось не сразу, потому что жизнь наложила отпечаток и на мое тело, и на душу, и я вполне могла очень быстро вновь вернуться к тому, что было моей жизнью. Отличие от того, что было раньше, заключается в том, что теперь у меня было оружие, данное мне Господом для битвы: таинство исповеди, чтобы вставать после каждого падения, и Евхаристия. Евхаристия стала моим исцелением. Каждый день (или по крайней мере так часто, как получалось) я ходила на Мессу и причащалась. Потихоньку я вновь училась тому, что такое истинная любовь. Я принимала Тело моего Господа, Который в хлебе полностью отдавал Себя мне в любви. Туда, где была жажда смерти, Он вливал Свою жизнь. Следующим этапом была молитва перед Святыми Дарами, в которой я узнавала, что можно любить бескорыстно, без желания немедленно завладеть. Поклонение Иисусу в Святых Дарах на самом деле было как бы обменом взглядами. Взгляд Иисуса помогал мне понять, что Он любит меня такой, какая я есть, и что в Его глазах я единственная; а мой взгляд открывал всю красоту и чистоту разделенной любви. Я поняла, что для того, чтобы любить, нужно сначала смотреть друг на друга, чтобы постараться узнать друг друга лучше.

Вот так Господь вновь приучал меня к жизни. Я поняла, что таинства — это не моральная обязанность, но подлинная потребность. Это позволяет мне держаться в той чистоте, которая в будущем позволит мне пережить полноту любви.

Мари, 21 год


Я делаю ставку на требовательность


С момента первой встречи с Иисусом я влюбилась в Него и захотела следовать за Ним (конечно!), нести свой крест — крест разделения моей семьи (двоюродные братья и сестры, дяди и тетя), которая недавно была столь единой, — потому что моя бабушка всегда воспитывала своих семерых детей в любви и в вере, — но сейчас наша семья совершенно развалилась: йога, дзен-буддизм, трансцедентальная медитация, вера в реинкарнацию, сожительства, разводы, многие ушли из Церкви. Деньги тоже разрушают отношения, но самый страшный бич, о котором я хочу сказать, это внебрачные сексуальные отношения!

Как много пар распадается, как много молодых закрывается и отвергает любовь, потому что им не рассказывали истину о любви. Сегодня это вопрос жизни и смерти для завтрашнего мира — вновь провозгласить истину.

Когда мы маленькие, у нас прекрасное и чистое представление о любви, но другие люди разрушают его. Лично я с самого раннего детства чувствовала призвание к браку и думала, что единственным, с кем я буду целоваться, будет мой муж. Но я смотрела, как моя собственная сестра, как и многие другие, гуляет с парнями, как будто это совершенно нормально, и начала задаваться вопросом: нормально ли, что у меня в 15 лет еще не было отношений с парнем?! В Парэ-ле-Мониале я получила ответ: там Вы, о. Даниэль-Анж, говорили о целомудрии. В тот день я полностью «обратилась» к чистоте, а потом, прочитав Вашу книжку «Тело твое создано для любви»[203], решила нести «свидетельство о жизни — самое сильное из всех возможных: не поддаваться на провокации греха, чего бы это ни стоило» (цитата из книги о. Даниэль-Анжа «Тело твое создано для любви»). Знали бы Вы, чего мне это стоит! Мир толкает меня к легким путям, к потребительскому отношению к любви, а я выбрала требовательность. Мир толкает меня играть с любовью (добрачные связи), а я делаю ставку на целомудрие. Мир плюет на верность и семью, а я мечтаю только о том, чтобы у меня были дети. Я поняла, что христианин живет в мире, но не от мира, и это настолько трудно — быть в противоречии с другими, — что очень часто мне приходится вести тяжелую борьбу с искушением быть как все. Каждый раз мне требовались все мои силы, чтобы устоять перед парнями 20-25 лет, которые хотели гулять со мной и в придачу очень нравились мне... Господи, как трудно не уступать удовольствиям плоти! Ведь я очень хорошо знаю, что эти парни (как и я сама) искали только удовольствия, которое я могла им дать. Мария помогает мне держаться в чистоте, и когда я чувствую, что вот-вот сорвусь, Она говорит мне: «Вероника! Подумай о том, кого ты еще не знаешь — и кто будет твоим мужем: НЕ ПРЕДАВАЙ ЕГО!»

Когда мы говорим о молодых, которые меняют партнеров, как перчатки, речь идет не только о предательстве, но и о тяжелых ранах (даже если дело не доходит до сексуальных отношений. Я знаю стольких ребят, которые не дошли до этой грани, но уже стали скептиками и не верят в любовь).

Мое сердце тоже ранено всем тем, что я вижу вокруг себя, всеми этими парнями, которые хотели бы перепрыгнуть через несколько этапов и гулять со мной; но мои раны прекрасны, ибо Кровь Иисуса омывает их своей славой. Ведь Он сказал: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф 5:8 ).

Отец Даниэль, умоляю Вас, не переставайте провозглашать везде красоту целомудрия! Скажите всем молодым, что их жертвы сегодня спасут детей завтрашнего дня, потому что благодаря этим жертвам появятся настоящие семьи. Нужно, чтобы в новом тысячелетии поднялась армия святых, но, главное, святых чистых, целомудренных, и потому свободных, которые будут сражаться во имя Христа и Пресвятой Девы, святых, которые будут нести свой Крест Чистоты (потому что, осмелюсь сказать, чистота — это Крест для тех, кто выбрал путь до конца), не столько ради того, чтобы самим прожить прекрасную и глубокую любовь, сколько ради тех, кто не узнает этой радости и будет ранен и телом, и сердцем.

Кроме моего креста, я несу и крест многих молодых, их откровений, их ран, их битв, когда они тоже выбирают целомудрие. Знаете, я и так слишком слаба для моего креста, и так тяжело нести их крест! И сейчас я говорю себе, что если я отступлю, сдамся, за мной отступят и другие. Ужасно, правда?!

Так много молодых, не получивших любви, которым действительно необходимо довериться священнику. Но я не знаю другого священника, кроме Вас, которому можно было бы доверить все это.

Нормально ли это, скажите мне, нормально ли это, что молодые в этот период юности, когда они такие хрупкие, не могут найти никого, кому можно довериться, не могут найти священника, которому можно исповедоваться и получить через него все милосердие Божие? Я думаю, священникам не хватает понимания духовного отцовства[204], они не знают о безграничной жажде молодых, которые тоже могли бы что-то дать им, как мне кажется. Ведь духовное отцовство — лучший ответ одиночеству, безнадежности, самоубийствам молодых, «подростковым кризисам». Скажите об этом всем священникам! Пусть они не боятся этой апостольской работы.

Вероника, 16 лет


***


Когда мне исполнилось 19 лет, я поняла, что в этот год в моей жизни что-то должно измениться и я должна принимать активное участие в этом.

В то время я особенно искала ярких впечатлений, источников вдохновения, и в этом был смысл моей жизни.

Также я задумывалась о жизненном пути. Я слышала с разных сторон, что «нехорошо быть одной», «надо кого-то найти» и т.д. Но как найти?

В определенный момент мной овладел страх, что если я останусь одна, то это будет очень плохо и вредно для здоровья и т.д. Словно какая-то неведомая сила меня запугивала и заставляла делать что-то, угодное ей, но не совсем желанное для меня.

И однажды, «примирившись со своей совестью», я стала мечтать, и эта мечта незаметно обратилась в призыв, обращенный неизвестно куда. Я хотела встретить человека, которому была бы нужна именно я, который относился бы ко мне всерьез, но сама не хотела иметь по отношению к нему каких-либо обязательств. Мне хотелось, чтобы он не затрагивал всей моей жизни, а лишь «терпимо удовлетворял телесные потребности». «Чтобы кто-то был». Странная, страшная логика, как я сейчас понимаю.

Вскоре я познакомилась с женихом моей подруги. Мелькнула мысль: «А пожалуй, он подойдет». Я даже не хотела оставаться с ним надолго. Хотела «взять, поиграть и вернуть обратно» — и для первого раза хватит.

Через какое-то время «представился удобный случай». Я неожиданно встретилась с этим человеком на улице, мы разговорились, и он признался мне в любви, на что я ответила очень бурными и красочными «взаимными признаниями», в которых не было ни слова правды.

И вот мы идем в обнимку по набережной Москвы-реки. Все замечательно, эйфория полная — все идет по-моему, а он был мне даже до какой-то степени симпатичен. Рядом человек, готовый отдать для меня все, и я вроде бы готова на все.

Но при большем сближении я начинаю понимать, что что-то не так. Рядом со мной человек, чьи интересы, взгляды на жизнь мало совпадают с моими, они больше похожи на взгляды моей подруги. А для меня этот человек — почти чужой. При этом он безумно в меня влюблен и хочет остаться со мной надолго, может, на всю жизнь.

Только что я была готова на все, а теперь вижу, что не могу согласиться на близость телесную с человеком, с которым нет обычной человеческой близости. Смутное ощущение, что «что-то не так», постепенно сменилось неприязнью к этому человеку и даже страхом перед ним.

Через три дня я призналась ему в своем обмане и сказала, что не могу на самом деле полюбить его и поэтому для меня невозможно наше совместное пребывание.

Он был в шоке. Я очень боялась его справедливого гнева, но, к его чести, он мирно отпустил меня, сказав, что никогда не сможет меня забыть и что я могу в любое время прийти к нему.

Прошло около двух месяцев. Я пребывала в душевном мраке и смуте. Однажды ноябрьским вечером он разыскал меня и предложил снова встретиться. Я решила попробовать начать заново, с нуля, выстроить наши отношения по-другому, по-честному. Для этого мне хотелось сначала просто по-человечески с ним подружиться, сблизиться. Для него же эта встреча была продолжением уже существующих отношений. Он ждал лишь, когда наконец-то исчезнут все преграды и мы сможем лечь в постель. И снова рядом — чужой человек, пугающий меня своей страстью.

Никогда я не чувствовала себя так одиноко, как в тот черный ледяной ноябрьский вечер, сидя в обнимку с чужим женихом в кафе, среди металлического блеска, ненавистной музыки и шумной суеты.

И вот тут я поняла, что окончательно зашла в тупик.

Все решила одна бессонная ночь.

Как раз в это время я встретилась со своей бывшей одноклассницей, с которой до этого не виделась много лет. И я узнала, что она из верующей семьи и с детства ходит в Церковь. Постепенно она стала рассказывать мне о своей вере, и порой наши разговоры были очень бурными — многое я принимала в штыки. Я не хотела согласиться со многими требованиями Церкви, а главное — не могла согласиться на власть Бога надо мной. «Я и так слабый человек, а если я смирюсь перед Кем-то, то растворюсь в Нем и окончательно потеряю себя».

А в ту ночь я поняла, что терять уже нечего. Нужно сделать шаг. Обязательно нужно. Но в какую сторону?

Стать близкой с этим человеком я не могу, так как он мне совершенно чужой и внушает страх и отвращение. Просто так расстаться с ним тоже не могу — опять проклятый страх, что это «надо». Кому?

Странно, я тогда не думала о его любви ко мне. Его страсть, его стремление к близости причиняло мне сильнейшую душевную боль. И как долго потом слова «я тебя люблю» означали для меня «я хочу тобой овладеть, и мне все равно, что ты там себе думаешь, чем живешь». Каждый из нас был глух и слеп по-своему.

Значит, есть еще какой-то путь, на котором я смогу найти правильные ответы на свои вопросы и принять правильные решения.

И тогда я произнесла в своем сердце: «Если Ты есть, Господи, будь моим Господином. Я соглашаюсь на то, чтобы Ты властвовал в моей жизни». И сразу словно солнечный луч прорезал мрак ноябрьской ночи, а сердце наполнилось миром и покоем.

В тот момент я словно увидела мир по-новому, увидела все безобразие своего греха и весь абсурд событий последних месяцев.

Тогда я достаточно легко смогла расстаться с этим человеком.

Прошел еще год, прежде чем я окончательно ответила для себя на вопрос: «Почему нужно верить именно в Иисуса Христа?», крестилась и пришла в Церковь.

Много времени понадобилось, чтобы Господь исцелил все раны, которые я нанесла себе этим грехом, исцелил страх и ненависть к тому человеку, которые таились в сердце, разрушая душу.

Теперь я вижу, что причина многих моих не сложившихся отношений кроется именно в этом грехе. И я благодарна Господу за то, что Он остановил меня у края пропасти.

Антонина


2. ОСВОБОЖДЕННЫЕ ОТ ИЗВРАЩЕНИЙ

Болезнь, которая делает меня ребенком


В возрасте 13-14 лет вследствие нескольких неосторожных поступков я подхватил страшную и мучительную болезнь: гомосексуальность. Конечно, я пытался вылечиться... но в одиночку ничего не добился. Я был одинок, потому что не верил по-настоящему: с Богом меня соединял только разум. Я был очень «серьезным» католиком (был скаутом, прислуживал на Мессе), регулярно причащался и исповедался, увы, без всякого результата, ведь все это я делал только потому, что так надо.

В тот период мое здоровье расшаталось, потому что моя проблема разрушала не только душу, но и тело: ишиас, гепатит, мигрени, спазмофилия, ангины, паразитозы... несколько раз я попадал в больницу и несколько месяцев провел в постели. Когда мне было 17 лет, Он исцелил меня. Я принимал участие в реколлекциях и сознательно записался на адорацию — молитву перед Святыми Дарами. И там — удар молнии! Там я увидел в хлебе Закланного Агнца, я узнал и уверовал. Моя душа наполнилась невыразимой радостью: Он, Всемогущий, Тот, Кто превыше всякого творения, Он возлюбил меня, маленького... И я благодарю Его за это. Уж если Бог любит меня, я должен был полюбить сам себя. И тогда я стал счастлив и уверен. Более того, за этим исцелением сердца последовало исцеление от большей части болезней: ишиас, гепатиты и все прочее, потом спина — все это Иисус вознес на Крест. Благодарение! Но, как и в любой болезни, есть опасный период в процессе выздоровления, когда малейшая неосторожность может спровоцировать рецидив. И мне нужна была шоковая терапия: таинства. Здесь проявляется Божия свобода: Он не насиловал меня, действуя только по Своей воле, но дал мне свободу любить Его и покинуть диавола. И я могу свидетельствовать о двух вещах: во-первых, о том, что нужно постоянно быть на страже и беречься от фальшивых и ядовитых соблазнов «красоты», не приносящих никакой радости (даже, и особенно, физической). А во-вторых и в главных — о всемогуществе Божией любви. В каком бы болоте мы ни увязли, Он любит нас и может помочь... если мы захотим. Свобода, которую Он дал нам, это не возможность делать зло, а возможность делать добро. И наконец, я хочу сказать о том, как использовать страдание (каким бы оно ни было), как при переработке отходов, из страдания можно извлечь нечто прекрасное. Мое положение (семейное происхождение, всегда лучший в учебе, в спорте, в музыке и т.д.) подталкивало меня к гордыне, но страдание дало мне возможность сострадать страдающим. И болезнь, которая сделала меня ребенком и грешником, научила меня смирению и любви, которые были мне необходимы.

Эта болезнь излечима: я — живое доказательство тому. А неизбежные осложнения (которые всегда бывают после болезни) действуют, как «жало в плоть» у апостола Павла (ср. 2 Кор 12:7): призывают нас к порядку! И если мы будем относиться к ним именно так, лукавый будет вынужден отойти...

Чтобы избежать рецидивов, нужно не забывать о нашей Маме, Которая защищает нас с Небес: ведь Она поражает Змия в голову. Не забывать и об ангеле-хранителе, который тоже дан нам не просто так. И что может быть лучше, чем обращаться к ним в молитве?

Прославим Бога за эти исцеления, которые произошли под носом у врачей, так и не разобравшихся, как я заболел и как исцелился. Но прославим Его и за это необыкновенное обогащение... бедностью.

Я открою секрет всем, у кого есть проблемы: проведите ночь лицом к лицу, сердцем к сердцу с Иисусом: «Его любовь — бальзам»[205].

И с того дня, когда я познал, что Иисус — единственный, Кто омывает «белее белого», я уже ни в чем не буду нуждаться.

Этьен, 17 лет


"My name is Nobody"[206]


Я обратилась четыре года назад.


До обращения


 Семья

Среда, полная насилия. Мы жили в ненависти друг к другу. Мои родители дрались. Отец либо бил нас, либо его не было дома.

Нас с сестрой воспитывали кулаками, запирали в комнате на ключ.

Мать часто угрожала зарезать нас ножом. Однажды я нечаянно разбила стакан, и когда я спала, мать сделала вид, что душит меня; я проснулась, сердце билось со скоростью 100 километров в час, это был настоящий ад. Мать часто повторяла мне: «Ты сатанинское отродье, как твой отец» (надо сказать, что в семье моего отца практикуется колдовство и призывание сатаны). Такие условия разрушали меня эмоционально и психологически.

Я больше не знала, кто я такая. Я часто писала на тетрадках и папках: "My name is nobody"[207]. Я думала, что во мне нет ничего хорошего. Я безумно боялась других людей, отношений. Чтобы самоутвердиться, я играла в маленькую преступницу, у меня была банда, где меня называли «неудавшимся мальчишкой». Мы воровали в универмагах, ловили детей и раздевали их.


  В юности

Я убедилась, что не могу влюбиться в парня, что я лесбиянка. Эта проблема еще более усугубила мое положение, и я создала нечто вроде кокона, чтобы спрятаться от мира, ведь люди говорили, что гомосексуалисты ненормальные. Потом я начала вступать в сексуальные отношения с парнями, чтобы посмотреть, не поможет ли мне это раскрыться эмоционально и психологически. Я думала, что это меня освободит. Но вместо освобождения это оказалось дорогой, ведущей все глубже в ад. В течение года я пила 24 часа в сутки, потому что не могла выносить саму себя. Я не осмеливалась посмотреть в зеркало. Я переживала настоящую пытку каждый раз, когда в магазине ко мне обращались. как к парню — «месье».

Я боялась людей, их осуждения, я проводила все время в своей комнате, чтобы спрятаться.

Я пила, чтобы чувствовать себя более уверенно в присутствии других, я думала, что тогда, возможно, меня будут любить.

Глядя в зеркало, я спрашивала сама себя: «Ты парень или девушка?» Мне было неудобно в своем теле, я не знала, что сделать с ним, чтобы обрести внутренний мир. Дважды я пыталась покончить с собой.

В доме по-прежнему царила ненависть. Однажды мать обозвала меня «грязной лесбиянкой», я в ярости разбила чашку, отец пришел и избил меня. Это был вечер Рождества, и когда он толкнул меня, я упала в стоящие под елкой ясли. В тот вечер я ушла к своему двоюродному брату (все знали, что он занимается колдовством), который отвел меня в лесбийский клуб. Там у меня были сексуальные отношения с девушками, которые были для меня умиротворяющими, но не утешали: во мне было желание безумной, но чистой и абсолютной Любви.


Мое обращение


Однажды, возвращаясь домой, я снова думала о том, чтобы покончить со всем этим раз и навсегда, я хотела пустоты, Ничто.

И вдруг я почувствовала, что слева от меня Кто-то есть. И я скорее почувствовала, чем услышала, слова: «Веришь ли, что Я могу любить тебя вечно, не думая о том, какая ты?» Это Присутствие было настолько сильным, что я остановилась посреди дороги. Я была в покое.

Я этого не знала, но моя мать обратилась, ее сердце изменилось, и во время экуменической молитвенной встречи движения Обновления в Святом Духе она просила 400 братьев и сестер молиться за меня...

Однажды мать сказала: «Если захочешь прийти в нашу молитвенную группу, посмотреть, что это такое, мы будем рады». Не знаю, почему, но я пошла туда. Для меня это было излиянием Святого Духа, я поняла изнутри реальность Иисуса Христа. Я пошла на исповедь и обрела великий внутренний мир.

Евхаристия стала моментом фантастической встречи и очищения, я долго плакала от радости.


После обращения


Было тяжело. Пришлось бросить все прежние знакомства, иногда я все-таки падала. Но Бог каждый раз ждал меня с распростертыми объятиями, чтобы простить.

Я продолжала путь, со своими ранами, но в надежде. Я по-прежнему страдала, но у меня больше не было жажды смерти.

Я поехала учиться в Лион и полностью погрузилась в подготовку к экзаменам, чтобы больше ни о чем не думать.

Я почти потеряла веру, потому что окружавшие меня христиане не помогали мне. Они не жили той Любовью, которая помогает несчастным и раненым в сердце. Но во время встречи Движения обновления в Святом Духе, на молитве о внутреннем исцелении я услышала слово: «Ты ненавидишь собственную мать, ты тащишь, как ярмо, свою сексуальную ориентацию. Господь хочет освободить тебя от этого. Он просит тебя принять Марию. Через Марию ты обретешь благодать и исцеление». И эти слова помогали мне держаться. Мне кажется, Господь ревностно и с любовью хранил меня, Он защищал меня от мира сего.

Слава Богу за все, что Он сделал и еще сделает для меня!

Слава Богу, ибо он хочет исцелять Своих детей!

Ноэль, 24 года


Жизнь, жизнь, в самом сердце Его ран


С самого начала моей юности в моем сердце жила рана, еще из детства. Рана, из-за которой я был просто инвалидом...

Сколько раз я случайно, в толпе видел мальчика, в которого влюблялся? Одно быстротечное мгновение — и мое сердце пылало страстью к незнакомцу, о котором я ничего не знал.

И начиналось необыкновенное внутреннее головокружение... В течение многих недель меня преследовал и терзал образ этого мальчика. Вечерами я в своей комнате в одиночестве плакал о любви по имени неизвестность... Я изматывал сердце безысходными мечтами. В то время в моих мечтах не было никакой чувственности, они были вызваны глубоко искаженной эмоциональностью.

Я часто спрашивал сам себя... почему я должен был оказаться именно в тот момент именно в том месте? Всего несколькими секундами раньше или позже — и я мог бы никогда не увидеть этого мальчика, который так взволновал меня... Почему?

Но это была ложная проблема. Если бы моим сердцем не завладел тот мальчик, нашелся бы другой. В моем сердце была потребность заполнить эмоциональную пустоту... мне нужны были объятия, в которые можно было бы броситься, мне нужна была безопасность. Однако страсть созвучна агрессии.

Моя история началась всерьез однажды вечером осенью 1981 г.; мне еще не было восемнадцати.

Мой слабый взор был покорен красивым мальчиком, и мимолетный поцелуй в щеку разрушил стены песочного замка моей души. Я пригласил его к себе без задней мысли, как друга. А он играл со мной... Он не думал о последствиях своих действий, которые ничего не значат в глазах мира... но для меня они значили много...

И этого хватило, чтобы я полетел в пропасть. В пустоту, в которой я видел неописуемую страсть к этому незнакомцу, который уже на следующий день смотрел на меня как на незнакомого...

Огонь загорелся. Вулкан проснулся... Я страдал, измученный любовью, которой я не искал и не хотел. Это было несправедливо, но я не пытался бунтовать. А потом время провалилось в туннель воспоминаний... Бесконечное и болезненное путешествие. Каждый вечер я плакал от этой боли, пылающей и разрушающей. Неисцелимой боли. Неутешной печали, которая снедала мою жизнь.

Я был один! один! один! И самое страшное — что даже когда ты живешь в замечательной и многочисленной семье, ты не менее одинок.

В начале 1982 г. я начал потихоньку вновь обретать вкус к жизни, как ребенок, пробуждающийся к жизни. Я понял, насколько травмировал меня тот парень... Но рана не исчезла, она была жива и горела...

И вот тогда в моей жизни произошла встреча с самой прекрасной любовью: с Самой Любовью.

И я знаю, что еще до того, как Он явил мне Свое присутствие, Он уже был рядом со мной. Я знаю, что Он был рядом в моих страданиях в те вечера, полные боли, что Он окутывал меня нежностью в ночи, полные отчаяния... Он был рядом — такой незаметный, такой любящий. А я, замкнувшись в темноте, ничего об этом не знал...

В это время мой самый младший брат после долгого перерыва захотел пойти на мессу. Он вернулся в восторге. Потом к его радости присоединилась мама. Потом пришла моя очередь...

От мессы к мессе Господь подготовил мое сердце к принятию Его. Я, бедная умирающая душа, Он, Святое Тело Жизни...

И вот однажды в воскресенье я почувствовал, что Он приглашает меня на Свою Трапезу: Творец Вселенной зовет меня, нищего, на Свой праздник! Я плакал... Через неделю я горел нетерпением вновь обрести моего Иисуса в воскресной Евхаристии.

Однако мое сердце все еще было ранено... Как глубока была эта рана! И однажды в воскресенье, принимая Живое Тело Иисуса, я почувствовал, что Он как бы возложил руки мне на голову. И великий поток Любви излился прямо в мое сердце. Это была подлинная Пятидесятница. Я чуть не упал навзничь, я был как пьяный... Его любовью.

В тот момент я не знал, что это было излияние Святого Духа, я не понимал, что это значило. Все, что я понимал, это что Бог меня любит, и эта Любовь дороже всего, что я мог себе представить. Ибо Бог знал, что мне было нужно. Он всегда предугадывал мои желания.

И так, от Евхаристии к Евхаристии — какое счастье! Какая нежность! Какая радость! Какая Радость! Я чувствовал, как Иисус входит в мою рану... и это было незабываемо. Я чувствовал, что во мне живет Пресвятая Троица, во мне, в моей ране. Мария всегда защищала меня, моя любимая Мама заботилась обо мне, грешном. Мария спасла меня от неописуемого ужаса, от мыслей о смерти... Если можешь, помолись обо мне Господу, чтобы Он никогда больше не допустил в моей жизни таких страшных парижских вечеров, полных одиночества. Тяжелых вечеров, когда я чувствовал, что моя жизнь не здесь, не в этом городе-ловушке... Тяжелых вечеров, когда я чувствовал себя бесполезным.

Я хочу быть с Богом! Я хочу служить Богу моему! Я молю Его опережать мои желания (а они велики); один я не могу ничего!

Та жизнь прошла, обтрепалась... И я ищу счастья — служить Ему.

Антуан, 24 года


Четыре года я был гомосексуалистом — а теперь узнал радость верной дружбы


Я пишу тебе, брат, чтобы сказать: ИИСУС любит тебя! Я живу этим уже два года. Вот как произошла Встреча. Я был в молодежном лагере, и чтобы избежать мытья посуды, записался на адорацию. Первый день — первое впечатление: ковер в часовне удобный. Итак, проблем нет, и на второй день и вновь пришел туда. И тогда Он спросил: «Я тебе нужен?» Я ничего не понимал. Мне было 17 лет, уже 4 года я был «геем», попробовал наркотики, зарабатывал проституцией, вел совершенно лицемерную жизнь. И меня — меня! кто-то мог любить, более того, хотеть моей любви?! И Кто! Сам Бог, Он, Святой, Благой и Совершенный! Иисус, Которого я распинал моими грехами, заметил меня и захотел меня принять.

Я, который в течение четырех лет шел от «опыта» к «опыту», я, который хотел только одного — смерти, я, который все глубже погружался в темницу... и Он одним Взглядом, одним Словом смыл все это и сказал мне: «Не бойся, ибо Я с тобою» (Ис 41:10).

Какое счастье! И теперь я знаю, что если раньше я говорил: «Может быть, тьма скроет меня», то теперь «ночь светла, как день» (Пс 138:11, 12). И я знаю, что Господь спас меня, потому что возлюбил (ср. 2 Цар 22:20), и жизнь, моя жизнь, твоя жизнь — прекрасна.

Может быть, ты думаешь: «Ну, тем лучше для него, но если я даже соглашусь, что Бог есть Путь, Истина и Жизнь, я не смогу следовать за Ним, у меня нет ни возможности, ни благодати, ни сил... и т.д.» О нет! Я не избранный! Ну, может быть, и избранный — как и каждый, кого любит Бог-Любовь. И Он ищет нас там, где мы есть, не отвергая ту или иную часть нашей личности, нашего прошлого: но Он позволяет нам не быть рабами всего этого! И сейчас, по прошествии двух лет, у меня бывают дни, наполненные отвращением после очередного падения, бывают дни одержимости, когда даже молитва, кажется, не способна справиться с этими образами, с непреодолимой жаждой «свежей плоти». Бывают дни плача, когда так хочется, чтобы были объятия, в которые можно броситься. Дни, когда так мало любви, когда ненавидишь себя и жаждешь смерти. Но именно потому, что я пережил все это, я могу сказать тебе: держись, ты не одинок! Доверие, надежда, материнские объятия — все это существует!

«Средства первой помощи»: молитва хвалы, даже, и особенно — когда это трудно, когда кажется, что это неестественно. Ты скажешь: ну я еще могу понять, как можно хвалить Бога за страдание, испытание, которое помогает возрастать в вере, но ведь то, что происходит со мной, — это просто зло! Да, это так, и это наша беда. Но, видишь ли, не надо винить себя. Самая большая опасность — это самобичевание, которое ведет к смерти, которое делает твои цепи еще более тяжелыми. Если чересчур усердно заглядывать в пропасть, есть все шансы свалиться в нее. Итак, надо просить о благодати принять себя и полюбить себя в своей бедности, конечно, в абсолютной честности, без трусливого довольства собой, но все-таки в любви.

Второе — это доверие и самоотдача. Я не могу, я не понимаю, итак, Господи, Твоя очередь: «злое, которого не хочу, делаю» (Рим 7:19), так смилуйся же надо мной, Господи. И Бог, Который хорошо нас знает, предлагает нам чудесное таинство, которое помогает от всех духовных болезней, таинство покаяния. Это таинство — свет, источник радости и истинный праздник, а вовсе не тяжкая и нудная обязанность, как часто думают. И не бойся довериться, прийти сразу после падения, чтобы избежать «заражения крови» (чтобы не возникали мысли типа «ну, один раз или дважды — уже все равно»), а когда ты в состоянии выздоровления, установи для себя ритм, частоту исповеди — этих укрепляющих встреч с Господом[208].

Конечно, угнетает мысль о том, что ничего не меняется, потому что ты просишь прощения каждый раз за то же самое. Но если установить определенный ритм, будет легче держаться от исповеди к исповеди, и эти дружеские встречи станут для тебя желанными. Наконец, не бойся доверять одному и тому же священнику, и тогда он сможет помогать тебе, сопровождать тебя в трудные моменты. Лично я ходил на исповедь сначала раз в неделю, а теперь раз в две недели, и в этом я обретаю огромную радость, мир и способность слышать Духа Святого.

Примирившись с Богом, ты сможешь примириться с самим собой! Если ты хочешь жить в Духе, будь в мире и радости. А для этого вырвись из одиночества, найди братьев. Каких братьев? В первую очередь Того, Кто всегда с тобой: Всемогущего Отца, Спасителя Иисуса, Духа животворящего и укрепляющего. Молись чаще! Он просит только твоей молитвы, и Он, Единый в Трех Лицах, знает тебя лучше, чем ты сам! И Мария, Которая поражает в голову древнего змея, Которая открывает тебе Свои объятия, в каком бы «состоянии» ты ни был, Мария, Которая предстательствует за тебя каждый день, Мария, Матерь Нежности и Милосердия. Думай и о своем Ангеле-хранителе, который может стать твоим самым верным другом, — это зависит только от тебя! — твоим лучшим советчиком (могу сказать, что мой ангел окружает меня утешением и защитой). Наконец, все святые на небесах, твои близкие (усопшие родственники) и все остальные! Общение святых — не общие слова. Молись о том, чтобы найти человека, которому ты сможешь доверять, который не будет судить, но понесет вместе с тобой твое бремя (друг, крестный, родственник, священник...) Вот чем нужно дышать.

Наконец, нужно противостоять искушениям. Существует несколько практических способов «элементарной гигиены», которые кажутся очевидными, Но это не значит, что их так легко соблюдать: избегай определенных мест, где, как ты знаешь, ты можешь поддаться слабости (например, я не хожу один на пляж и даже в газетный киоск), это же касается книг и фильмов. Занимайся спортом. Что еще важнее — обратись к людям. Вспомни друга, который потерял семью в автокатастрофе, подумай о беженцах из Ливана и т.п. И наконец, веди систематическую борьбу с нездоровыми мыслями. Как? Например, прими решение при каждом искушении читать розарий, Иисусову молитву: ты можешь с верой прибегать к Имени Иисуса. («Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю». Ин 14:14). И даже если ты не чувствуешь ни искренности, ни уверенности, проси Бога о помощи, даже если в эту минуту тебе кажется, что ты хочешь чего-то другого. Это не лицемерие, наоборот, это верность. Не ищи так называемой честности с самим собой — это дьявольская ложь. Иди к Истине, несмотря на слабость, с доверием. Бывало, что я повторял: «Иисус, Иисус, Иисус», в тот самый момент, когда шел на поиски «приключений», и в течение двух мучительных часов Он хранил меня, как бы против моей воли (благодарение Богу). Но для того, чтобы это работало, надо заранее отдать Ему все.

Наконец, я могу засвидетельствовать, что если бы не благодать ежедневного принятия Иисуса в Евхаристии, все это было бы невозможно. И в те долгие минуты, когда ты созерцаешь твоего Бога в адорации, твой взор просвещается, и, окунувшись в Его взгляд, ты будешь очищен. Если ты хочешь быть в согласии с Господом, позволь Его Свету, Его Присутствию, источнику всякой благодати, действовать.

Твои братья, Церковь, Мария, ангелы и все святые, Бог в Таинствах, в молитве и Своем Слове — Библия будет светильником на твоем пути, — все это дает возможность проникнуться Любовью. И не забывай, что Он уже избавил тебя Своим Крестом, смерть уже побеждена Его воскресением (маленькая хитрость: носи на шее, поверх одежды, знак твоей принадлежности Иисусу — например, крест; но не крест-украшение, который порой становится даже эротическим символом, а настоящий крест. И если ты почувствуешь, что тебе стыдно и хочется спрятать крест, ты поймешь, что то, что ты делаешь, не от Бога. Это безошибочный признак).

И наконец, НЕ БОЙСЯ! Бог навеки с тобою. Ты — дитя Божие.

Луи, 23 года


Он превратит препятствия в звезды


Я обращаюсь ко всем ребятам, которые делают неизвестно что со своим телом, с сексуальностью, со своим сердцем, которые не уважают себя, а значит, и других. Ко всем, кто издевается над любовью, над самым прекрасным, самым благородным, достойным уважения.

Если ты девушка, может быть, ты лучше поймешь меня, как бы «изнутри», если, к несчастью, ты сама пережила нечто подобное. Пусть эти строчки подарят тебе надежду.

Если ты парень — именно к тебе я особенно хочу обратиться. Пожалуйста, прочти мое письмо без задних мыслей. Я обращаюсь именно к тебе, чтобы попытаться объяснить, какой трагедией для девушки становится изнасилование, какими страшными могут быть психологические и даже физиологические последствия. А главное, я хочу попросить тебя слушаться сердца, а не тела. Ведь ты — не зверь, ты — человек, ты сделан из плоти, сердца, чувств и любви.

Итак, я открываю тебе эту часть моей жизни. Прежде всего, я хочу возблагодарить Господа, Который спас меня, даровал мне возродиться — родиться вновь — в Его Любви, которая превыше всякой любви.

Я хочу попросить тебя, чтобы тыуважал тело, интимный мир другого человека, и уважал себя самого.

Мне 28 лет. Когда это случилось, мне было 13. Прошло уже пятнадцать лет, но я не могу забыть ничего. Эти кадры врезались мне в память, в душу навсегда. Это нормально, ведь все это было записано не на камне, а на мягкой податливой глине. Страница, на которую это записывалось, была совсем чистой... Но сейчас любовь Иисуса преобразила все.

Когда мне было тринадцать, я была еще совсем ребенком. Я была счастлива, я любила жизнь и хотела любить весь мир, и особенно — любить Бога больше всего, всем сердцем. Утопия? — Нет, не думаю. Это именно детская простота. Так что же, это возможно? Да, думаю, возможно, благодаря силе Бога (я думаю так и сегодня, несмотря на всю жестокость, с которой я столкнулась).

Я часто думала: «Я сохраню чистоту до дня свадьбы (если мое призвание — выйти замуж)». Вообще-то я чувствовала призыв всю жизнь любить только Господа. Я понимала, что только Бог может утолить всю мою жажду любви. И вот я иду по улице — и внезапно, без всякой причины, без всякого повода, на меня обрушилась вся человеческая жестокость... Та пятница, тот час, полный боли, все жесты остались в памяти навсегда. Его слова (типа: «Я хочу убить тебя») — страшные, чудовищные слова... Это было между оградой кладбища и лесом. Рядом не было никого, кто мог бы спасти меня. Там, за оградой, были мертвецы, и я хотела быть одной из них... Что может сделать тринадцатилетняя девчонка, чтобы защититься от двадцатипятилетнего парня? Ничего. Я хотела, чтобы меня не было. Я так звала Иисуса — Он что, внезапно оглох? Почему все так?.. Почему столько жестокости?.. Я задавала себе столько вопросов — одиннадцать лет подряд. Одиннадцать лет — это очень долго, поверь. Особенно, если ты совсем одна...

Когда я наконец вернулась домой (родителей не было, они уехали на несколько дней), я думала только об одном: умереть. Я попыталась покончить с собой. Но, проспав двое суток, я проснулась. Однако мысль о смерти не покидала меня еще очень долго. Я стала другим человеком. Было «до того», а впереди — только «после того», и я ненавидела это «после». Я ненавидела саму себя. Я потеряла все. Осталось тело и сердце без всякого желания жить. Да и было ли у меня сердце? Любовь, которая была в моем сердце, сменилась ненавистью ко всему роду человеческому, а особенно — к мужскому полу.

Что-то очень глубокое, очень личное во мне было убито — что-то, что делало меня мной, неповторимой личностью. То, что Бог вложил в меня от начала, теперь исчезло — было разбито, уничтожено. Думаю, что имя этому — Чистота. Без этой сокровенной чистоты я чувствовала себя отвратительно грязной. Я потеряла человеческий облик.

Так зачем же жить, если я потеряла все? Освободить меня может только смерть. Так мне казалось, и эта мысль прочно засела в моей голове. Но время шло, и ничего не происходило. Иисус, моя вера, все, что было важно раньше, — все исчезло в один момент. Во мне не осталось ни капли любви — ни к кому, даже к себе самой. Потом была еще одна неудачная попытка самоубийства. Я построила «башню» и забаррикадировалась в ней. Я укрепляла свою башню, как могла, чтобы никто, никогда не нашел ни единой трещинки. Родители не понимали, что со мной. Мой характер становился все хуже и хуже. Мне было тяжело смотреть на то, что происходило со мной, но я ничего не могла поделать — это почти не зависело от меня. Я была жертвой — и чувствовала себя виноватой. Сколько раз по ночам повторялся тот же кошмарный сон — сцена изнасилования... Забыть об этом было невозможно. Мне хотелось убить того парня. Какая жажда мести переполняла мое сердце! И, вместо того, чтобы направить эту мстительность на других, я обращала ее на саму себя...

Говорить со мной о Боге стало бесполезно: в Нем для меня сосредоточилась вся моя тоска, все мое отвращение к самой себе. Он был виноват в том, что произошло, ведь Он не пришел мне на помощь! Сейчас я уже понимаю, как Он страдал вместе со мной все это время, ведь Он — Бог-Любовь. Он являет нам любовь каждый день, Он явил Свою любовь в моей жизни.

Прошли годы. Мало-помалу я снова начала молиться. Думаю, хотя я и не осознавала этого тогда, это было потому, что я была страшно одинока. Мне нужно было с кем-то поговорить. Сегодня я знаю, что Господь держал меня за руку все время и никогда, ни на секунду не оставлял. Это я бросила Его руку. Ту чистоту, которую я потеряла помимо моей воли, мог вернуть мне только Он. Только Он мог сотворить меня заново.

После одиннадцати лет отвращения и тоски я встретила священника, которому смогла открыться. Через таинство исповеди, через любящее сердце этого священника мне удалось «отдать» Иисусу всю накопившуюся во мне ненависть, и постепенно с Божией помощью я освободилась от нее. Иисус нашел-таки брешь в стенах моей «прекрасной» башни, которую я с таким усердием возводила. Мягко, но уверенно Он совершал Свою «работу» Спасителя. Он все время звал меня по имени. Для Него я по-прежнему была Его ребенком, я была такой, как «до того». И через несколько месяцев, камень за камнем, моя башня развалилась. Он хотел только одного: пребывать в моем сердце, чтобы непрестанно дарить мне Свою Любовь. Он неустанно взывал ко мне: «Ты дорога в очах Моих, драгоценна, и Я возлюбил тебя» (Ис 43:4).

Нужно было, чтобы я позволила любить меня. Но именно это было труднее всего. Мне нужно было снова стать ребенком. В этом мне очень помогла святая Тереза Младенца Иисуса: «Чем беднее ты будешь, тем больше будет любить тебя Иисус; если ты заблудишься, Он пойдет искать тебя далеко-далеко».

Кроме того, я поняла, что Он взял на Себя все мои страдания, вознес их на древо Креста. Его принесенное в жертву страдание помогло мне постепенно принести в жертву мои страдания. Конечно, это произошло не сразу. Нужно было еще очень и очень много Божией нежности, ласки, терпения, чтобы оправдать меня в моих же глазах, примирить меня с самой собой.

Я вновь начала радоваться жизни. Но вот однажды, придя на работу в больницу, я обнаружила, что меня ждал своеобразный сюрприз. Передо мной на больничной койке лежал он. Тот самый парень, который причинил мне столько горя, который хотел убить меня, к которому я втайне питала такую страшную ненависть, — он был здесь, страдающий, несчастный, слабый.

Одиннадцать лет его лицо было выгравировано в моей памяти, хотя все эти годы я ни разу не видела его. И вот оно снова передо мной. Когда первый шок прошел, до меня дошло, что теоретически я должна его лечить. Но на практике мне казалось, что это выше моих сил. Он был здесь, в моих руках, зависел от моей милости, он, как любой больной, ожидал, что я вылечу его.

И вот вся моя ненависть к нему, которая только начала затихать, разгорелась с новой силой, еще жарче, еще реальнее. Я могла отомстить: я могла убить его. И это не пустые слова. Я прекраснейшим образом могла ввести ему смертельную дозу какого-нибудь лекарства. Я думала об этом. С самого начала. Я думала об этом, когда шла домой, зная, что завтра в больнице я снова увижу его. Я думала, что, убив его, я почувствую себя свободной — навсегда.

И все же я не могла на это решиться. Я подолгу беседовала со знакомым священником, и он мне очень помог. Я не могла забыть любовь, которую являл мне Иисус все последние месяцы. Его Любовь во мне становилась все сильнее и сильнее. Да, я хотела любить Иисуса. Я хотела сохранить Друга, Которого я узнавала все лучше и лучше, лучшего из друзей. Я хотела, чтобы в моем сердце был мир. Я понимала достаточно, чтобы осознать, что, убив, или просто причинив вред этому типу, я вернусь в мою башню, в замкнутый круг насилия. Все мои идеи насчет того, что, отомстив, я обрету желанную свободу, были враньем. Только Иисус может освободить нас по-настоящему. Он делает нас свободными, потому что Он любит нас и учит нас тоже любить. Месть провоцирует зло, любовь — добро.

Я хотела пребывать в Его любви. Как этого достичь? Соблюдая Его заповеди (Ин 14:15).

Я чувствовала, что Иисус призывает меня простить. Однако мне казалось, что это выше моих сил. Во мне продолжалась борьба. Простить или не прощать? Я думала, что, даже если я прощу, для меня это не изменит ничего, то, что я пережила, уже никуда не денется. Ну и чего ради прощать? Но я знала, что, отказавшись от прощения, я еще раз закрою дверь моего сердца перед любовью Иисуса. Ведь Он просил прощать врагов... Кроме того, я понимала, что, отказавшись от прощения, я как бы закрою этого парня в его грехе, вдали от Бога. Но... нет, я все еще не могла простить. И тогда я принесла все это в молитве Господу и просила только одного: чтобы я была честной в моем прощении. Чтобы это прощение действительно было исполнением желания моего сердца и Воли Господа. Я доверилась нашей небесной Матери и просила Ее сделать мое сердце послушным Духу Святому.

И вот в один прекрасный день мое прощение расцвело, как цветок, и я сорвала его и подарила Иисусу в таинстве исповеди. Тогда меня охватило невероятное спокойствие. Конечно, я не смогла бы забыть все, что пережила, как по мановению волшебной палочки, но, когда я простила, все преобразилось. Именно Господь Своей благодатью дал мне возможность простить и принести Ему это прощение. Без Него мое сердце никогда в жизни не согласилось бы простить. Я слишком слаба для этого...

Любовь Господа творит чудеса. Веришь, что она превосходит все, что ты можешь себе представить? Веришь, что она всегда здесь, стоит только протянуть руку? Как ты думаешь, стоит идти вместе с Ним, чтобы узнать Его получше?

И вот — самое прекрасное из чудес: Он превратит препятствия в звезды... если ты подаришь Ему свое сердце.

Мари, 28 лет


***


Я никогда не любила девчонок. В детстве я, правда, все равно пыталась дружить с ними, но это скорее была дань традиции, что у девочки должна быть лучшая подруга. Однако, когда мне было лет одиннадцать, я попробовала на вкус то, что ныне зовется лесбиянством. Это не было большой любовью или стремлением отличаться от других, просто нам обеим было скучно. Мы с подругой жили на даче у ее бабушки около недели. Нам быстро надоели все игры, и мы решили попробовать, что же это такое. Мы забрались на второй этаж, пока там никого не было, разделись, стали целовать друг друга, ласкать. Мы быстро вошли во вкус. Пока я жила там, все это происходило почти каждый день. Мне нравилось то, что мы делали, хотя, наверное, я не до конца понимала, что происходило со мной и с ней и вообще что это такое. Потом я уехала. Позже мы уже никогда не вспоминали о том, что мы делали там, и никогда не говорили об этом. А когда я стала старше и поняла, что тогда происходило, мне делалось жутко от мысли, что я, быть может, лесбиянка. Иногда меня начинала мучить жуткая страсть, ужасное желание попробовать еще раз побыть с девушкой. Мне было интересно вновь пережить эти ощущения, понять, действительно ли я такая. Но, слава Господу, со мной больше никогда этого не происходило. Спустя три года я встретилась в новой школе с парнем, который надолго завладел моим сердцем, и о своих лесбийских выходках я почти не вспоминала, тем более что мне было теперь интересно попробовать, что такое быть близкой с молодым человеком. Я тогда совсем не думала о том, что девственность моя священна и что, утратив ее, я утрачу частицу себя. Я просто нырнула с головой в трясину эмоций и страсти. Мне было страшно, но я уже не могла остановиться. Самый ужас начался потом — я жутко боялась забеременеть, а признаки были налицо. Я уже готовилась копить деньги на самый жуткий грех — аборт. Но Господь тогда излил на меня всю Свою милость, Он уберег меня! Тревога оказалась ложной, видимо, я просто перенервничала. Через месяц после этих событий мы расстались с этим парнем, а еще через четыре месяца я пришла в Церковь. Мне открылось, насколько неправильно было все, что я делала. Я месяц не могла подойти к исповеди, молилась и плакала. А потом вдруг мне стало легко, я почувствовала, что Господь простил меня и принял, что Он рад видеть меня вернувшейся к нему блудной дочерью. Хотя все равно я всю жизнь буду просить у Него прощения за то, что натворила.

Тамара


3. СОГЛАСИЕ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Заложить фундамент любви, пронизанной светом


Полгода назад я встретила парня, в которого безумно влюбилась. Мы совершенно чудесно понимаем друг друга, и когда мы вдвоем, мне кажется, что мое тело говорит «радость», а мое сердце говорит «мир». Просто фантастика — так любить друг друга (особенно когда это первый опыт человеческой любви).

Мы все время говорим о будущем, о замечательных планах, но часто мы очень серьезно беседуем о вере и о сексуальности. Это трудно, потому что у нас разное представление о любви. Он считает, что любовь — это слишком прекрасно, чтобы играть с ней, он хочет, чтобы у него за всю жизнь была одна-единственная возлюбленная, но он не видит причин ждать до свадьбы. Мы много спорили, я продержалась месяца четыре. Но человеческая любовь заставила меня забыть о любви Божией. Я больше не молилась. И однажды вечером мы совершили эту глупость... Я страдала от того, что согласилась, но я думала, что это прекраснейший подарок, какой могу ему сделать перед разлукой (я уезжала на три месяца). Но уже на следующий день я почувствовала себя опустошенной. Я разочаровалась сама в себе. Этот опыт сильно впечатлил меня.

В ту ночь я поняла, что сексуальные отношения — это слишком важно, чтобы делать это, не думая. В эти отношения вкладывается все самое сокровенное, все наше сердце. Мы отдаем, приносим другому ВСЁ (намного больше, чем тело).

Я поняла тогда, что требования Церкви — не просто моральные обязательства, которые трудно воплощать в жизнь, но поистине возможность созидать, постепенно закладывать фундамент бесконечной и необыкновенной любви, пронизанной светом!!! Через несколько дней (не знаю уж, что для этого сделал Святой Дух) я оказалась на молодежной встрече с молитвенными размышлениями (их еще называют реколлекциями, ретритами)(...)

Я долго плакала, и священник сказал мне, что через таинство я вновь обретаю девственность!!! Я была поражена, я не верила своим глазам, ушам, сердцу. Так значит, Бог настолько исполнен любви к нам, что ПРОЩАЕТ даже худшие из грехов. (...)

Каждый день я по полчаса молилась за Анри, чтобы его сердце было готово принять мои слова, мое твердое решение пройти путь любви последовательно, не начиная с вершины (что так быстро гасит огонь любви).

Мы разговаривали три часа. В начале он был очень удивлен и даже разочарован, потому что он думал, что если я сделала это один раз, значит, я поверила ему, и теперь вопросов больше нет: я буду соглашаться каждый раз!

Я объяснила ему, что я думаю о любви (истинной любви, которая помогает зародившимся чувствам возрастать), о том, как жить любовью, о красоте нежности, когда человек умеет ждать....

Вечером он сказал мне: «То, что ты говорила, прекрасно. Теперь у меня есть серьезная причина ждать. Часто это будет трудно (физически), но я хочу ждать и постараюсь найти в себе волю жить в этом созидательном терпении!»

Александра, 20 лет


Мы хотим сохранить чистоту!


Антуан: Нам обоим по 23 года, и мы обручены уже почти пять лет. Пять лет — кажется, что это долго, что это странно. На самом деле наша чисто человеческая встреча совпала с нашей встречей с Богом, как бы наложилась на нее. Последний школьный год мы учились в одном классе и просто стали друзьями. Но на самом деле за дружбой очень часто стоит Святой Дух. И в конце года, когда мы расстались, чтобы ехать учиться в разных университетах, мы поняли, что чувство, которое мы испытываем, намного сильнее, чем дружба. Итак, мы встретились, как только смогли. Мы задавали друг другу множество вопросов: «Зачем быть вместе? Чего нам ждать?.. Почему не начать просто жить вместе?.. Почему не расстаться?..» В конце концов мы решили больше не видеться.

Изабель: Это я хотела расстаться с Антуаном. Ему было 18 лет, и все говорили мне: «Но восемнадцатилетний парнишка, который встретил свою первую девушку, — это просто невозможно, ты совершенно сумасшедшая, ему нужно получить нормальный мальчишеский опыт, ему нужно... ну а потом, годика через три, когда он нагуляется, вот тогда, может, что и получится». Я говорила себе: «Конечно, мы, девушки, особенно в 18 лет, мечтаем о человеке, у которого уже есть опыт, о настоящем мужчине, и рано или поздно мы теряем интерес к неопытным невинным мальчикам».

Но в конце концов мы обручились. Перед нами быстро встал вопрос, нужно ли вступать в настоящий христианский брак... заключать союз на всю жизнь для истинной любви, вместе с Богом. Поэтому нужно было принять решение: да или нет, хотим ли мы сохранить чистоту, остаться настоящими обрученными? Или мы будем жить вместе? Мы знали, что этого не надо делать, но у нас столько друзей, которые делают это, и мы живем в мире, где девственность уже не много значит. Мы сказали: «Мы сохраним чистоту». Мы не очень понимали, почему. Мы приняли решение по-настоящему выразить нашу любовь к Богу, и, если уж говорить всю правду, это не всегда было легко. Когда Бог вмешивается в наши дела, Он очень и очень помогает нам, но и требует от нас неимоверно много, но в итоге мы обретаем многое.

То, о чем мы особенно хотим сказать, — что чистота ведет к Богу. И мне кажется, что сейчас в любой среде, даже среди тех, кто получил, скажем так, религиозное воспитание, почти не осталось понятия о чистоте, люди живут, как животные, встречаются, думают, что любят, а потом человек превращается в руины, он уже не знает, где он и кто он. У нас слишком много друзей, которые в буквальном смысле слова саморазрушаются.

Для нас эта чистота — величайшая благодать нашего обручения. Через нее мы поистине встретили Бога.

Антуан и Изабель, 23 года


Подарить мою девственность, прекраснейшее сокровище


Дени: С ранней юности я очень страдал из-за маленького роста, страдал из-за того, что меня отвергали, потому что я отставал в физическом развитии, страдал из-за того, что не мог получить доступ к тайне любви!

Но сегодня я вижу, что избежал большего страдания, которое всегда приходит, если в любви слишком торопиться. Наоборот, в этом ожидании, в этом одиночестве я научился мечтать об истинной, единственной любви. Но с первого свидания все рухнуло: у меня было лишь одно желание — обладать девушкой, любить ее для своего удовольствия, как можно быстрее получить доступ к тому, что до сих пор было мне недоступно, и доказать моим приятелям, что я уже не жалкий тип, который никогда не спал с женщиной.

Да, я был жалким типом, потому что не умел ничего... я подолгу пытался в одиночестве получить удовольствие, возбуждая себя... я стал грязным, я потерял тайну жизни, которая была заложена в меня... Меня достала эта ситуация, я хотел довести до конца отношения с ней, но она не хотела. Сегодня я благодарен ей. Я понимаю, что и мне что-то мешало...

Однажды все рухнуло, она бросила меня... Я остался один, с пустыми руками, ничего, никого... Мой единственный верный друг, Который все время оставался со мной и Которого я действительно решил не покидать больше, — это Иисус...

Все началось сначала: Он вновь сотворил меня Своей любовью. Своим крестом Он омыл все мои грехи, обновил меня целиком, включая тело, и потом научил меня пути истинной любви, Его Любви...

Я не стал ни священником, ни монахом, но я проживаю эту тайну любви с той, кого Он мне подарил. Я встретил ее через четыре года после того неудачного пота влюбленности. Четыре года ожидания, принятия, надежды, исцеления моей эмоциональной сферы. Я увидел ее — и мое сердце забилось сильнее (конечно, вы знаете, как это бывает).

Я не торопился, я ждал: это терпение было мучительным, но я не пытался захватить, взять ту, которая ждала меня, я получил ее в дар, подарок, который я хотел открыть медленно, чтобы не пресытиться слишком быстро, но оценить его подлинную ценность.

Прекраснейший подарок, который я смог подарить ей в день свадьбы, — моя девственность. Нет, это не изъян, но самое ценное сокровище, дороже, чем вся сладострастная роскошь этого мира!

Мари: Я родилась в христианской семье, где все были очень верующими, и потому получила христианское воспитание во всем, в том числе и в вопросах сексуальности.

К счастью, я очень рано поняла, что если играть с любовью, не будет ничего хорошего ни для меня самой, ни для моей способности любить, и я решила сохранить себя для того, кто станет моим супругом.

В то время, когда я берегла себя для будущего супруга, во мне созревало желание отдать себя полностью, и мало-помалу я поняла, что если бы я согласилась на внебрачные сексуальные отношения, я сожгла бы свое сердце и уже не могла бы любить в полноте.

В это время во мне происходила борьба: я открыла для себя любовь Господа ко мне и захотела отдать Ему всю свою жизнь... и я хотела выйти замуж!.. Сегодня я могу сказать, что воплощаю оба желания: я совершаю то, для чего Он меня сотворил, — я собираюсь вступить в брак, — и я полностью принадлежу Ему, потому что Он живет в сердце каждого из нас.

Не всегда было легко и просто хранить себя для будущего супруга (как и все, я хотела отдавать свою нежность, у меня была потребность в нежности другого, и не только родителей), но радость понимания, что я отдам своему мужу то, чего никому раньше не давала, и уверенность в том, что Господь идет рядом со мной по этому пути, наполняли меня силой. Я готовила свое сердце к этой полной самоотдаче: каждый день я молилась о том, кто однажды станет моим мужем.

...Вплоть до дня встречи... Господи, именно для него Ты готовил меня от века... Радость узнавания и долгий путь сближения.

Так начинается узнавание истинной любви... обручение, которое есть дар, забвение себя, которое дарит истинную радость (1 Кор 13:6)... Ибо любить — значит искать не своего счастья, но в первую очередь счастья другого, которое станет источником моего счастья.

Узнавание другого — кто он, какой он... это долго, порой трудно... иногда это было со слезами... муки рождения, личность открывается такой, какая она есть, во всей красоте, но и во всей слабости...! Умереть для себя ради другого мучительно, но сеющие со слезами пожинают в радости!

Мы поняли, что созданы друг для друга, и теперь — зачем еще ждать? Почему не начать сексуальные отношения сразу? И все-таки мы сделали этот выбор. Чтобы лучше узнать друг друга, чтобы сначала отдать друг другу сердце, чтобы потом быть способными отдать себя друг другу под взглядом Бога, в Его благословении, в таинстве брака.

Это трудный путь, и иногда очень велико искушение зайти слишком далеко... Но мы чувствуем, что если будем торопиться, наша любовь замкнется, и мы помешаем ей расти и созревать. Полный дар предполагает не только дар тела, но и, нераздельно, сердца, духа, души. Как воплотить этот дар, если я не знаю другого по-настоящему? Как на самом деле сказать «да» ему, если я не знаю, на что я решаюсь?

Если бы мы пропустили этот этап, мы никогда не смогли бы зайти так далеко в диалоге, в понимании личности друг друга.

Постепенно, проникая в личное пространство друг друга, мы научились позволять смотреть на себя... Видеть во всей красоте, но и, особенно, во всей слабости, в наших грехах. Нелегко позволить другому увидеть меня во всей моей нищете, когда так хочется быть для него только чем-то прекрасным. Но этот взгляд, полный любви, — уже исцеление всех скрытых ран моего сердца. Я любим(а) со всеми моими слабостями, со всем тем, что я сам(а) не могу в себе полюбить... а значит, действительно любим(а), ради меня, а не ради той или иной черты характера или внешности. Этот взгляд может быть исцелением, потому что в первую очередь он — прощение.

В этих отношениях для нас много значили «три основы»: молитва, общение и прощение. В некотором роде это было главным направлением нашей жизни.

Молитва, потому что мы оба влюблены в Бога, и мы не можем даже представить себе нашу любовь без Него, создавшего ее. Именно Он — источник любви, которую мы даем друг другу.

Общение, потому что это необходимое условие, чтобы научиться понимать друг друга.

Прощение... Кто никогда не ссорился с возлюбленной/ым? Кто никогда не причинял ей/ему боль? Если бы мы оставались в своей горечи, в унынии, порождаемом ссорой, мы оказались бы во власти упреков и мстительности... Любить — значит не мстить, но простить... чтобы начать с нуля, с начала, зная о своих слабостях и о слабостях другого.

Нам пришлось учится любить, несмотря на перерывы в общении. Порой мы не виделись по месяцу. Это было нелегко, но позволяло «перечитать» то, что было прожито при последней встрече и смягчить слова упрека, которые хочется сказать, или пережить и простить услышанный упрек. Важно, чтобы было время помолчать. Во время тайм-аута понимаешь, что все не так уж плохо, и я сам тоже должен меняться.

Но при встрече нужно время «настройки». Становясь на молитву, мы встречаемся в Господе, и Он настраивает нас на одну волну — Свою волну!

Когда мы просим прощения и прощаем, мы видим, как наша любовь возрастает, укрепляется, как будто мы закладываем фундамент дома. Мы выросли по отношению друг к другу и пред Богом, и доросли до принятия важного решения. Мы заключаем союз в верности и постоянстве, через таинство брака.

Некоторые думают, что это тюрьма, но для нас это свобода. Мы призваны быть иконой Троицы... Какое счастье, что у нас впереди вся жизнь, чтобы постараться достичь этого... Это так величественно и прекрасно, что мы не жалеем о наших маленьких жертвах, принесенных во время обручения. Мы ждали друг друга, и в день свадьбы каждый из нас не был «взят», но принят, как прекраснейший дар, из руки Божией!

Дени и Мари


Ожидание дало нам невероятное доверие


Ноэль: С того момента, как я в первый раз увидела Эрика, я была уверена, что это он. Хотя я о нем ничего не знала. Я не знала, кто он, чем занимается, но я была уверена, что именно Бог подарил его мне. Я всегда думала, что стану монахиней, и я совершенно не ожидала такого!

Эрик: Со мной все было совершенно иначе! Когда я первый раз увидел Ноэль, я почти не обратил на нее внимания. Я подумал, что она симпатичная, и все. Она была студенткой, я заканчивал службу в армии. Начинались большие каникулы, и мы потеряли друг друга из виду. Я собирался уехать работать в Африку. Но чем ближе был день моего отъезда, тем больше меня смущало странное чувство: я все больше и больше ощущал уверенность, что мы должны быть вместе, но я ничего не мог понять: я уже влюблялся раньше, и каждый раз меня привлекала физическая красота девушек. Но с Ноэль ничего такого не было! Женщина моей мечты — это была блондинка с голубыми глазами... Ноэль черненькая и кареглазая, и в придачу она носит очки! Я действительно ничего не понимал, и тем не менее я горел нетерпением разделить с ней мой пыл. Это было сложно, ведь я не знал, каковы ее чувства, а она хорошо их скрывала. Тем не менее я решился — накануне моего отъезда в Африку. Итак, мы расстались, зная, что наша любовь взаимна. Со временем мы поняли, что этот год разлуки только укрепил нашу любовь.

Ноэль: Когда Эрик вернулся во Францию, мы по-прежнему были уверены, что созданы друг для друга. И все-таки мы решили подождать еще год, прежде чем пожениться. Мы хотели прожить период обручения, как предлагает нам Церковь. Это был наш свободный выбор, потому что наши семьи не особо верующие.

Эрик: Прожить время обручения — значит научиться по-настоящему понимать друг друга, но не вступать в сексуальные отношения. Дело не в том, что сексуальность — это плохо: наоборот, она столь прекрасна, что мы захотели подготовиться, прежде чем отдать себя друг другу в день свадьбы. И для нас не было проблемы в том, чтобы не соединяться телесно. Наоборот, это ожидание позволило нам выражать нежност ь иначе.

Ноэль: Это ожидание дало нам неимоверное доверие друг ко другу. Мы знаем, что в будущем у нас хватит сил оставаться верными нашей любви. И сегодня я знаю, что Эрик любит меня ради меня самой, а не ради моего тела.

Эрик: Благодаря этому ожиданию мы научились говорить и слушать. Для меня самым трудным было говорить с Ноэль о сложном опыте моей юности, особенно о том, что касается сексуальности. Я чувствовал, что я потерял сокровище, и я боялся причинить Ноэль боль, говоря об этом. Но потом — какое облегчение: мне больше ничего не надо было от нее скрывать!

Ноэль: Мы хотели быть искренними друг с другом, и потому старались смотреть в лицо нашему поведению в повседневной жизни. Так я обнаружила, что не выношу некоторые привычки Эрика, например, манеру лезть облизанной ложкой в банку с вареньем! Когда я это увидела, первым движением было замолчать и пойти дуться в одиночестве, Если бы я спрятала это в себе, постепенно я начала бы реагировать агрессивно, и в один прекрасный день я высказала бы ему сразу все. Но после того, как мы вместе обсудили это, у него есть возможность исправиться, а главное, у меня есть возможность попросить прощения за мой гнев. И мы заметили, что каждый раз, когда мы становимся друг перед другом на колени и просим прощения, наша любовь возрастает. На самом деле увидеть недостатки другого — это важно: это помогает нам любить его таким, какой он есть, а не таким, каким я хотела бы его видеть.

Эрик: Но мы знаем, что если мы смогли жить в соответствии с требованиями истины и прощения, то только потому, что нам была дана сила в молитве. Научившись вместе обращаться к Иисусу, мы научились любить друг друга, ибо Он есть источник нашей любви.

Ноэль и Эрик, 23 и 25 лет


Принять друг друга


Вот уже несколько месяцев мы обручены. Мы приняли друг друга из рук Господа, и мы благодарны Ему, ибо мы обрели утешение сверх всякого упования.

Чтобы достичь этого, нам потребовалось сделать шаг: шаг полного доверия Богу в уверенности, что Он хочет нашего счастья. Итак, мы приняли Его призыв оставить все — семью, дом, работу... — чтобы отдать год жизни в служении Богу и Церкви в школе евангелизации "Jeunesse-Lumière" («Молодость-Свет»). Именно там пересеклись наши пути. В течение года мы жили рядом как брат и сестра, мы служили Господу вместе с тридцатью другими молодыми ребятами. Не говоря друг другу о своих чувствах, мы могли узнавать друг друга благодаря жизни в молитве, в учебе, в братском общении, на миссии. Так между нами возникла более глубокая духовная дружба, без вожделения. В конце этого года мы задали себе вопрос, возможно ли какое-то совместное будущее. Через два месяца, в течение которых мы регулярно переписывались, мы снова встретились и во время молитвы перед Богом, у ног Марии, мы сказали «да». Это еще не было «да» таинства брака, но «да», чтобы решительно вступить на совместный путь к браку. Это «да» мы официально повторили перед Церковью и нашими семьями во время мессы обручения.

Чтобы объяснить, как мы проживаем это время обручения, время укоренения и углубления нашей любви, выделим три области: духовную, область чувств и область отношений

1. В сфере духовной жизни, благодаря тому, что установилось между нами в течение года в школе евангелизации, мы совершенно естественно продолжили молиться вместе при каждой встрече. Во время разлуки каждый из нас читал десяток розария каждый день, и обо всем, что с нами происходило, каждый говорил со своим духовным наставником: какая благодать, когда нас поддерживает и ведет Бог и старший брат в вере!

2. Постепенно в нас родилось желание отдаться друг другу телесно (мы не отрицаем, что в нашей любви есть страсть). В твердом решении не доходить до сексуальных отношений прежде чеммы станем зрелыми и будем очищены в таинстве брака, мы все же постепенно открываем «язык тела» для выражения нашей любви, без подражания тому, что, по всеобщему мнению, должны делать влюбленные, но проживая каждый этап в свое время, в той мере и степени, в какой для нас это имеет смысл и становится «языком любви»: каждый этап так прекрасен и так важен! Мы почувствовали, что нам нужно чередовать этапы, когда мы позволяем себе «страстное выражение любви», и периоды, когда мы стараемся не делать этого. Так мы можем убедиться, что мы свободны от этого, и углубить другие способы показывать и взращивать любовь: любовь делает нас изобретательными...

3. И здесь появляется такой аспект, как отношения. Когда любишь, хочешь лучше понять другого. Очень быстро мы захотели делиться друг с другом самыми сокровенными ранами и слабостями: иногда это было унизительно, но так и проверяется подлинность любви. Часами мы спорили, слушали друг друга, говорили обо всем, вспоминали прошлое и особенно обсуждали будущее, со всеми материальными подробностями. Общаться не всегда просто, поэтому мы использовали некоторые «хитрости»: говорили о том, о чем раньше не говорили, задавали друг другу вопросы по очереди. Перед каждым разговором мы выделяли время для молитвы. Кроме того, мы нашли время, чтобы познакомиться с семьей, соседями, узнать что-то о работе друг друга, о других занятиях. Наконец, мы регулярно выбирали время, чтобы «перечитать» все, что пережито, поделиться впечатлениями, прояснить все непонятное, уточнить линию поведения — иногда мы чувствовали, что мы неискренни — и чтобы простить...

Все это позволяет нам подстроиться друг под друга. И в завершение мы хотим вспомнить о Марии и Иосифе, которые так непосредственно присутствуют в нашей жизни. Год отмечен пунктирной линией богородичных праздников, а наш путь усеян зернами благодати, дарованной через Марию, и мы уже видим ее плоды. И пока ничего не закончилось! Наша свадьба состоится через полгода.

Элизабет и Жан-Марк (27 и 26 лет)



Примечания

1. В Римско-католической Церкви все священники латинского обряда дают обет безбрачия. — Прим. пер.

2. По словам свт. Игнатия Брянчанинова, «между христианами, живущими в монастырях, и христианами, живущими посреди мира — теснейшая нравственная связь. Жители монастырей не слетели туда с луны, или с какой другой планеты». — Прим. пер.

3. «Лучшие советы из всех, которые мы с женой получали по воспитанию детей и другим вопросам семейной жизни, нам дали не состоящие в браке люди — мужчины и женщины, миряне, священники и монахи, и точно так же братья-священники просили совета у меня. Семейные люди сталкиваются с теми же проблемами, что и мы, и потому не видят ситуацию со стороны. Мы дополняем друг друга. К сожалению, слишком многие священники стесняются давать советы семейным людям» (здесь и далее примечания автора даются без пояснений; в кавычках без пояснений приводятся свидетельства).

4. В частности, от тех, с кем мне посчастливилось общаться с их ранней юности до вступления в брак или посвящения себя Богу.

5. В этой книге приводится много писем. Тебе может показаться, что некоторые цитаты придуманы просто «для иллюстрации». Я могу подтвердить, что они подлинны (у меня есть оригиналы). Я привожу письма, которые получал, такими, какие они есть. Чтобы сохранить анонимность, я просто изменил имена или (в случае необходимости) слишком узнаваемые обстоятельства.

6. Некоторые куски будут трудными. Иногда мне хотелось проникнуть глубже в смысл вещей — для тех, кто захочет сделать это вместе со мной. Пусть это не обескураживает остальных. Иногда можно перескочить через несколько страниц, чтобы вернуться к ним позже, перечитывая книгу.

7. «Лучшее, что можно сделать для сексуальности, — осветить ее: не рассеянным полусветом, но ярким сиянием. Когда мы увидим ее лицом к лицу, нам придется преодолеть ее, сначала углубив, чтобы достичь самой сокровенной тайны сексуальности — тайны, сокрытой в Самой Троице» (Жан Гиттон. Jean Guitton, France Catholique, № 2093).

8. Вот как говорят о теле двое святых — один восточный, другой западный.

9. «Знаешь, я стыжусь своего лица, я выгляжу совсем ребенком... Бог дал мне его нарочно, чтобы поиздеваться надо мной» (Поль, 15 лет).

10. Пс 138:14.

11. Антенна 2 — второй канал французского телевидения. — Прим. ред.

12. Извержение вулкана в Колумбии, 1985 г.

13. Сначала я написал «умирает». Когда я писал эту книгу, некоторое время я провел в затворе, а он был в больнице — и мне так хотелось быть с ним! Когда я заканчивал главу о гомосексуализме, Господь призвал его. Я мечтал показать ему эту главу... Его свидетельство настолько сильно, что я посвятил ему отдельную книгу: «Франк, или СПИД, побежденный надеждой» (Daniel-Ange. Franck, ou le SIDA vaincu par esperance. Le Sarment Fayard, 1998).

14. Эрос — чувственная любовь, Танатос — смерть (греч.).

15. «Когда начался пожар, первым делом необходимо объединить усилия, чтобы потушить огонь и вылечить раненых. Но нужно и выяснить причины пожара, а чтобы уточнить масштабы бедствия, учитывать силу ветра, который усиливал разрушения» (Кардинал Лео Сюненс).

16. Иногда неверующие разумнее или честнее. Они озвучивают то, что не осмеливаются произнести вслух многие из христиан, стыдящихся своей веры — или не имеющих веры. Профессор Жорж Давид (Georges David), президент и основатель Центра изучения и хранения спермы, утверждает, что первое, что нужно сделать, чтобы остановить распространение СПИДа, — просто вернуться к единственному партнеру, к моногамии. И в заключение: «Конечно, выражая мнение, затрагивающее современные представления о сексуальных отношениях, мы не избежим взрыва негодования. Но почему можно говорить о недопустимости злоупотребления табаком и алкоголем, и нельзя — о сексе? Ведь у этих злоупотреблений есть общее: во всех трех случаях рискует не только субъект, но и окружающие» (Le Monde, 05.08.1987).

17. Сегодняшняя позиция Католической церкви не такая жесткая. — Прим. ред.

18. Каждый день, выходя из парижской больницы, где лежал Франк, я натыкался на киоск с огромными заголовками: «100 гомосексуальных опытов». Реклама гомосексуализма, из-за которого умирал Франк.

19. Серж Генсбур — известный во Франции певец. — Прим. ред.

20. Свидетельство, напечатанное в La Croix15.03.1987.

21. «Я принимаю совет Церкви, как сокровище. Кто-кто, а она хорошо знает людей» (свидетельство молодой пары). Пастырское послание епископов США: «Воздержание до брака и верность в браке — единственные действенные с точки зрения морали и медицины средства предотвращения распространения СПИДа» (1987 г.).

22. При этом тысячи молодых атеистов открывают для себя Церковь, как Татьяна Горичева: «Она стала для нас единственным чистым островком жизни в океане мертвого государства. Она стала противоположностью унизительной, отупляющей идеологии. Мы живем в государстве, где власть идеологии неограниченна. Идеология уродует личность, в то время как в Церкви человек полностью раскрывается» (из книги «Мы, обращенные Советского Союза» (Nous, convertis de l'Union Sovietique ), цит. по франц. тексту).

23. Понятие супружеской пары возникло благодаря тому, что Церковь провозгласила первенство личности по отношению к семье. В течение первого века она вопреки всему и всем защищала женщину и ребенка от отцовского, мужского всевластия. Девушкам, которые хотели посвятить себя Богу, приходилось противостоять деспотизму отцов — порой ценой собственной крови. «Мы свободны!» Именно они решительно проложили путь свободного выбора супруга — по любви. Так же жестко Церковь выступала против убийства детей: римляне часто оставляли в живых всех мальчиков — для военной службы — и одну-единственную девочку — для продолжения рода. Именно Церковь добилась отмены рабства, потратив на это четыре века. Патриции-христиане, освобождавшие своих рабов (порой сразу десятками тысяч) спровоцировали настоящий финансовый кризис и полностью дестабилизировали существовавший миропорядок.

24. Церковь всегда в эпицентре страданий. Кто создавал и создает в Европе, а потом и в Третьем мире, первые больницы, приюты, лепрозории, школы, университеты? Церковь. В Африке я видел это повсюду.

25. «Признаюсь, что в нашем вырождающемся мире этот человек меня поражает. Он воплощает устойчивость в нашем духовном разгроме — и он едва ли не единственный». Это сказала о блаженном папе Иоанне Павле II Мени Грегуар (Ménie Grégoire) — французская журналистка и писательница, которая много лет вела на радио передачи, популяризирующие психоанализ и вопросы, касающиеся пола и сексуальности. «Для нас было очень важно, что Церковь учит истинам, данным Богом раз и навсегда, что заповеди Божии не подвластны суетным переменам времени. Нам нравился максимализм христианского учения: жить ради того, ради чего мы хотели и могли умереть. Мы были невежественны, но у нас зачастую было то, что в наше время, наверное, дороже знаний: безграничное доверие к Церкви, вера в каждое ее слово, движение, требование. Еще вчера мы не признавали никаких авторитетов, никаких норм. Сегодня мы ценим спасение, которое мы обрели чудом, которое есть Церковь, какбезусловную, абсолютную истину, в частностях и в целом». Татьяна Горичева, там же.

26. Вот почему Папа говорит «в общем и целом», и задача пастырей на местах — верно проецировать его слова на конкретную местную и личную ситуацию.

27. Только истина приносит победу. Но победа истины — это любовь» (святой Августин).

28. Начиная с 1984 г., каждые два-три года Католическая церковь проводит Всемирные дни Молодежи. В 1989 г. он проходил в Сантьяго-де-Компостелла. 20 августа 1989 г. блаженный папа Иоанн Павел II совершил Евхаристию на Холме Радости ("monte Gozo") вблизи Сантьяго. — Прим. ред.

29. Сегодня молодежь так многого ждет от семьи, потому что семья удовлетворяет три основных потребности человека. Первая: чтобы тебя признали уникальным в безликом мире. Вторая: быть в безопасности в агрессивном мире. Третья: не быть одиноким в мире одиночества. Семья должна ответить на все эти неудовлетворенные ожидания.

30. Не бойся реагировать — «мягко, но твердо»: не покупай товары, в рекламе которых используется порнография, и призывай к этому других. Покупай журналы там, где выставлено меньше всего непристойных картинок, и объясни продавщице, почему ты покупаешь именно у нее, чтобы поддержать ее. Пиши в журналы, которые остаются приличными, благодари их за это. Напиши автору или издателю и объясни, почему тебя оскорбляет его продукция. Не бойся провозглашать свою веру.

31. Недавно, во время миссии в парижском квартале Сен-Дени, я вспомнил слова из Библии: «Князья ее были в ней чище снега, белее молока; они были телом краше коралла, вид их был, как сапфир; а теперь темнее всего черного лице их; не узнают их на улицах» (Плач 4:7).

32. Из журнала, в котором нет ничего христианского: «Воздержание больше не считается проблемой, а наоборот, рассматривается как обязательная и необходимая фаза сексуальности. Мы вновь открываем, что целомудрие учит нас самоконтролю, самообладанию, уважению к другим, равновесию. Недобровольное воздержание вызывает фрустрацию, но можно выбрать воздержание добровольно. Умирать от голода или по своей воле отказываться от пищи ради здоровья — не одно и то же… То, что они делают — это тихое восстание против давления общества под лозунгом личной свободы. Религия "все ради секса" кажется им не менее идиотской, чем религия запретов. Это такое же невыносимое давление. Свидетельств — множество: "Меня достала эта шумиха вокруг секса. Я решил просто бросить это дело. Результат фантастический, как будто я прилетел с другой планеты, более цивилизованной". "Я выбрала целомудрие, и это абсолютно преобразило меня. Мужчины смотрят на меня по-другому, как будто понимают, что я живу в другом мире. Настоящие человеческие отношения дороже всего". "Воздержание — это церемония подготовки к празднику". "Нужно научиться уважать биологические ритмы, иначе неизбежен стресс. Наша сексуальность по природе своей предполагает фазы активности и фазы отдыха"» (журнал Vital, октябрь 1983 г.).

33. «Пьерина и Антония — свидетели будущей любви для всех вас, всей молодежи. Они умеют видеть поверх человеческого, видеть невидимое, видеть Бога. Они дарованы вам как пример зрелой веры, свободной от компромиссов, как гимн надежды для будущих поколений, которые Дух Святой неустанно призывает к истокам Евангелия. Сегодня они провозглашают радость прославления Христа в собственном теле. Они провозглашают слово жизни с молчаливой силой мученичества. Их юная кровь — песнь Христу, Царю и Господу мучеников вчера, сегодня и завтра» (слова блаженного Иоанна Павла II по поводу канонизации Антонии и Пьерины, 04.10.1987).

34. Свт. Игнатий Брянчанинов пишет: «В Новозаветной Церкви тысячи тысяч прелюбодеев и блудниц, претворившихся в сосуды целомудрия и благодати, неопровержимо доказывают, что подвиг целомудрия не только не невозможен, но и не так труден, как он представляется теоретикам» (Игнатий (Брянчанинов), свт. О монашестве. //Сочинения святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 1. Аскетические опыты. М.: Правило веры, 1993). — Прим. пер.

35. На чудесной фреске в одной романский церкви православный иконописец Николай Грешный изобразил Еву, бросающуюся из раскрытого бока Адама в объятия Христа-Творца, нежно смотрящего на нее и обнимающего. Ее первая любовь — Он!

36. Такое радикальное разделение тела и души в индуизме объясняет парадокс: хотя сам по себе индуизм предполагает полный контроль над сексуальностью и действительно этого добивается, он с легкостью скатывается в чувственность. Хотя хатха-йога превозносит строжайшее воздержание, она может выродиться в почти неприкрытый эротизм — по крайней мере, когда ее практикуют европейцы. Нужно быть честными и признать это. Настоящие йоги, конечно, осудили бы такое искажение (но реклама йоги использует это). Одна из основных целей йоги — подчинить сексуальную энергию, рассматриваемую как основная жизненная энергия, очистив и одухотворив ее (что не следует понимать в смысле преображения). Тем не менее вся система образов индуистского искусства пронизана эротикой настолько, что это неопровержимо свидетельствует о вездесущей в индуизме своеобразной одержимости сексом. Конечно, и йога не могла избежать этого.

37. Следующие страницы кому-то могут показаться слишком трудными. Если ты ничего не поймешь, можешь сразу перейти к следующей главе. Но постараться стоит: ты лучше поймешь, как влияет на сексуальность правильное отношение к телу. Не бойся углубиться: мы и так живем слишком поверхностно, а это разрушительно. Если что-то покажется тебе трудным, возможно, ты поймешь это позже, или перечитаешь снова, когда дочитаешь книгу.

38. В Библии душа-дыхание («нефеш») — синоним жизни, жизни, которую она обретает из Духа, дыхания Бога (Быт 2:7-7:22). «Душа — это человек, это кто-то. Души — плотские существа в которых есть зерно жизни, семя вечности». В отличие от платонизма, душа («псюхе») и дух («пневма») различаются. Дух, обретенный у Бога, делает человека душой живою. «Дух неотделим от тела, которое он животворит. Он указывает на то, как конкретная жизнь проявляется в человеке. Так душа отождествляется с кровью, она и есть кровь». А кровь, по «Словарю библейского богословия» — душа (Vocabulaire de théologie Biblique, Paris, 1991). Для апостола Павла тело выражает личность. Оно вечно. То, что временно, ветхо, тленно (в том числе грех), исходит от плоти (так — труп, никогда не называемый телом). Но поскольку плоть может держать тело в рабстве, Христос освободил нас от плоти, от тела греха, ведущего к смерти. В современном языке (как и в этой книге) то, что в Библии называется душой, мы называем психикой (от греческого — «псюхе»), а словом «душа», или «сердце», «глубина человека», «тонкое острие души» мы обозначаем то, что апостол Павел называл духом, то что само по себе духовно и вечно.

39. «Тело — это первичное таинство, знак, передающий в видимый мир невидимые тайны... Как обладающее полом, оно выражает призвание к взаимности, то есть к любви и к отданию себя друг другу» («Определение направления воспитательной работы о человеческой любви», Рим, 1983). «Человеческое тело — это проявление самой личности. Тело — это сама личность в своей явной видимости» (Введение к энциклике "Donum vitae" («Дар жизни»), Рим, 1987).

40. «Бог прославится в Своем создании, делая его сообразным и подобным Своему Отроку. Ибо руками Отца, т.е. через Сына и Духа — человек, а не часть человека создается по подобию Божию» (Ириней Лионский, Против ересей, V, 6:1).

41. Во французском переводе — «сердце лепит лицо». — Прим. пер.

42. «Когда целомудрие больше не целомудренно, когда девушка не девственна, тело по-настоящему наго» (мать Тереза Калькуттская).

43. «До сего момента мужчина смотрел женщине в глаза, и она видела свое отражение в глазах мужа. Оба они становились прекрасными в отблесках любви Троицы. Открываясь друг другу, во взаимной близости, в том числе и телесной, они открывались Богу. И внезапно — падение. Наверное, женщина первой заметила, что взгляд ее мужа уже не направлен ей в лицо, он спускается ниже, он становится агрессивным и жадным. Она увидела желание, ничем не отличающееся от желания съесть яблоко или устрицу, от желания получить какую-то вещь. Женщина почувствовала, что его вожделение, направленное на нее, унижает ее. Раньше она чувствовала нежность своего мужа. Теперь из его агрессивности рождается ее стыд. Источник стыда — инстинкт самосохранения, протест, утверждение достоинства, неприятие насилия» (Франсис Волль, «Свете тихий», июль 1987. Francis Volle, Joyeuse Lumière, juillet 1987).

44. Всего один шаг отделяет нас от того, что нудизм, который на пляжах становится нормой, приведет к нормализации публичных сексуальных контактов. В Бразилии некоторые пляжи уже официально стали «сексодромами», охраняемыми полицией.

45. Характерно, что в наши дни женщины, все больше и больше обнажаясь, даже не понимают, что они раздеты!

46. Здесь я использовал прекрасный доклад Оливье Клемана, сделанный во время Конгресса православной молодежи (Авиньон, ноябрь 1980), текст которого с некоторыми дополнениями вошел в цикл его статей в France Catholique за февраль-март 1981 г. См. также книгу того же автора «Восстание Духа» (La révolte de l'Esprit ).

47.  Сложить руки, поднять их к небу, возложить их на брата. «Поскольку положения тела бесчисленны, лучше всего выражает в теле образ расположения души в молитве, когда мы поднимаем глаза к небу» (Ориген «О молитве» 31).

48. «Тела индийских скульптур соединяются, но лица остаются разделены, погружены в одинокое созерцание» (O. Clement, La révolte de l'Esprit). В индийской культуре абсолют безличен. Бог, конечное, Высшее Существо, но без слов и без лица. Эта философия в высшей степени монистична: отдельная личность — только иллюзия, майя. Само творение неустойчиво, оно — тоже майя. Я растворяется в безличности, анонимности великого Все, подобно крупице соли в океане. Индийские понятия самадхи, сатори или нирвана в конечном счете означают потерю личности. Человек лишается слова и лица. Ему некого слушать и не на кого смотреть. Ему не с кем враждовать и некому отдать себя. Никто не назовет его по имени и не даст ему возможности быть собой. Головокружение от пустоты, в которую человек бросается, совершая нечто вроде внутреннего самоубийства, «мягкое самоубийство».

49. Генетический код, настоящая точка отсчета существования, состоит из клеток, которые если развернуть их, могли бы составить цепочку, в несколько раз превышающую расстояние от Земли до Луны. В нем уже заложено все, начиная от цвета глаз и заканчивая отпечатками пальцев, которые тоже уникальны. Сейчас полиция способна определить человека по результатам комбинированного анализа спермы, отпечатков пальцев и крови. В нашем генетическом коде уже заложен наш мозг (1500 см3), который содержит 100 миллиардов нейронов и 1015 синапсов (соединений нервных клеток). (По сравнению с такой сложностью галактика из 1011 звезд, в которой нет жизни, подобна кучке камней рядом с Парфеноном!) Но мозг состоит из клеток, которые умирают (сома), в то время как репродуктивные клетки («зародышевая плазма») постоянно и бесконечно обновляются. И несмотря на это невероятно подробное программирование, моя свобода больше, чем свобода животных. Когда пчела рождается, весь рой уже заложен в ее генетическом коде. Ей не нужно учиться. Точно так же и муравей, если вырастить его без родителей и сородичей, уже знает все инстинктивно. Но у сына Моцарта в генетический код не заложено сольфеджио, а в код сына Эйнштейна не заложена теория относительности! Наша свобода — творить. (См. проф. Шоню, «От Большого взрыва к ребенку». Professeur Chaunu, Du Big-Bang à l’enfant, Desclée de Brouwer, 1987, сс. 50 и далее.)

50. Таинство Прощения (или таинство Примирения) — так в Католической церкви называется таинство исповеди.

51. «Утверждать, что половой акт — такое же инстинктивное действие, как сон или утоление голода, — это высшая степень невежества» (Махатма Ганди). См. следующую главу: «Мастурбация: этап созревания или проблема?»

52. «Сексуальность — богатство всей личности: тела, души и духа, она проявляет свое сокровенное значение, когда человек отдает себя в любви. Когда человек фактически сводит сексуальность к инстинкту продолжения рода, становится понятной тенденция обесценивания сексуальности, как если бы сексуальность по природе своей была недостойна человека. Данный документ ставит своей целью противостоять такому обесцениванию» (Orientations éducatives sur l'amour humain, Rome, 1983. Этот документ, разработанный Ватиканом, — прекрасный синтез учения Католической церкви по этим вопросам, далее просто — Orientations).

53. Сексуальность и репродуктивная способность, хотя они и тесно связаны, не следует смешивать. Репродуктивная способность — чисто физиологический аспект передачи жизни, в то время как сексуальность, или половая принадлежность включает в свою сферу всю личность. Короче говоря, сексуальные отношения (т.е. отношения полов) намного сложнее, чем просто совокупление.

54. Кристиан Болье. Молодежь, любовь и сексуальность. Christian Beaulieu. Jeunes, amour et sexualité.

55. «У меня была настоящая большая любовь: я действительно жила, я была другой, я была счастлива… Все кончилось, и теперь даже в дружбе я не могу обрести радости. Но я боюсь начинать снова, боюсь своих реакций, боюсь любви. Я больше не знаю, чего я хочу, жизнь — уже не жизнь!»

56. Франк писал: «Я думаю, что во всех этих бесчисленных партнерах я, на самом деле, искал Бога». Его сердце искало бесконечности.

57. «Сексуальность должна быть направляема, созидаема любовью и составлять с ней одно целое, потому что только любовь делает сексуальность подлинно человеческой» (Orientations, Rome, 1983).

58. Трудно говорить одновременно о мастурбации у мужчины и у женщины, она очень различна. Для мужчины это более простой феномен; женская мастурбация в большей степени задействует волю, действие. Женское самоудовлетворение встречается реже, но ранит сильнее и более опасно. На этих страницах речь пойдет в первую очередь о мужском самоудовлетворении.

59. Кстати, очень часто в сексуальных чатах мальчики выдают себя за девочек — трансвеститы на расстоянии!

60. Жан Ванье. «Мужчину и женщину сотворил их».

61. Четырнадцатилетний мальчик рассказывал мне, что, когда он впервые попробовал мастурбировать, его пронзила мысль: «Если я буду продолжать, я никогда не смогу жениться: я играю с жизнью».

62. Может быть, ты мужественно прервал внебрачные сексуальные отношения, чтобы хранить себя до брака. И вдруг скатываешься в мастурбацию (а иногда еще и с гомосексуальными фантазиями, что для тебя совершенно ново). Тебя это пугает, и ты уже подумываешь о том, чтобы возобновить отношения. Не отчаивайся из-за этого явления переноса, это просто временная компенсация. Она исчезнет сама, как только ты встретишь ту (того), с кем захочешь прожить всю жизнь.

63. «Телевизор привлекателен для детей, и они намного быстрее и глубже, чем взрослые, воспринимают происходящее на экране» (блаженный папа Иоанн Павел II, 23.05.1979). «Графический и аудио-визуальный материал особенно вреден, поскольку он представляет в резкой форме сексуальные подробности, к которым подросток еще не готов и которые травмируют его или провоцируют нездоровый интерес, приводящий к плохим последствиям… Безответственное отношение может нанести непоправимый вред» (Orientations, № 76).

64. Нужно всегда помнить о том, что сексуальное возбуждение может быть вызвано стимуляцией мозга. Это физиологическое доказательство роли мысли, воли, воображения и желания.

65. Имеется в виду адорация — молитва перед Святыми Дарами.— Прим. ред.

66. «Созерцание икон поможет осознать необходимость срочно реагировать против обезличиваюзих и унижающих эффектов многочисленных изображений, картинок, заполняющих нашу жизнь через рекламу и СМИ» (блаженный папа Иоанн Павел II, Двенадцатое письмо, декабрь 1987 г.).

67. Девятнадцатилетний Жан-Мари прислал мне небольшую репродукцию Плащаницы — такая же всегда висит у его постели. Он пишет: «Именно этот Лик дарует исцеление от мастурбации! Об этом нужно помнить».

68. «Причастие! Богоматерь! Сила и Чистота! Вооружитесь этим двойным щитом!» (святой Иоанн Боско).

69. «Возьмите щит веры» (Еф 6:16).

70. «В частом и близком общении с Господом юноши и девушки обретут силу и вдохновение на целомудренную жизнь» (Оrientations №46).

71. «Святой — не тот, кто не падает, но тот, кто всегда поднимается» (святая Тереза из Лизье).

72. Имеется в виду молитва Розария, в Православной Церкви ей соответствует Богородичное правило — молитва по четкам с размышлением о событиях земной жизни Господа Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы. — Прим. ред.

73. Многие святые были настоящими развратниками, пока Господь не призвал их служить Ему. У святого Августина Гиппонского был внебрачный сын. Блаженный Шарль де Фуко сколотил состояние на ночных клубах. Оба они обратились к тридцати годам.

74. Именно так было со мной. Для меня до семнадцати лет огромной проблемой была мастурбация, и я с ужасом спрашивал себя, смогу ли я когда-нибудь с этим справиться. В тот день, когда я поступил в монастырь, я был избавлен от нее навсегда.

75. «Целомудрие до брака как подготовка к целомудрию в браке очень помогает супругам» (Orientations, № 61). Не путай целомудрие и воздержание. Воздержание означает, что ты вообще не имеешь сексуальных контактов. Целомудрие — дух чистоты, в котором должна действовать сексуальность. Сексуальные отношения в браке должны быть пронизаны этим сияющим и радостным целомудрием.

76. Надо сказать, что такие грехи, как гордыня, ненависть, эгоизм, в общем, ничуть не лучше и не легче, чем нецеломудрие.

77. См. свидетельства в конце книги.

78. Во Франции школу заканчивают в 18-19 лет. — Прим. ред.

79. «То, чего мы действительно ждем от Церкви, — Истина и Любовь, которые неразделимы. Да, не следует драматизировать, но нужно говорить честно и объективно» (цит. по Тевено. Мужская гомосексуальность и христианская мораль. X.Thévenot.Homosexualité masculines et morale chrétienne, Paris, Serf, 1985).

80. Следующие страницы я писал, опираясь на разговоры с Жаком Нурисса, моим другом Кристианом Болье и особенно со многими и многими ребятами, приверженными к гомосексуализму. Многие из них и те, кто с ними работает, читали этот текст. Я принял во внимание все их замечания.

81. Записка от школьника: «Как справиться с гомосексуализмом? Это страдание, которое мучит меня и мешает мне быть!»

82. В период полового созревания влечение к своему полу, если оно не связывается с сексуальностью и со временем проходит, — нормальный физиологический этап взросления. Многие подростки в 12-13 лет влюбляются, например, в своих учителей того же пола. Не следует делать из этого вывод, что они гомосексуалисты.

83. Действие может быть и без влечения, как и влечение без перехода к действию.

84. Характерно, что в западном обществе (включая и Японию) идолом стал Майкл Джексон, который сделал несколько пластических операций, чтобы добиться абсолютно андрогинной внешности.

85. Многие юноши оказываются ранены не только в самолюбии, но и в области мужественности, неудачными сексуальным отношениями (в том числе преждевременной эякуляцией, фрустрирующей девушку). Последствием может быть унижение, чувство вины, комплекс неполноценности, презрение к самому себе.

86. «Сегодня я понимаю, как эта извращенная любовь изматывала меня. Только в свете Солнца я понял, какой густой мрак царит в моей тюрьме. Теперь я лучше понимаю, как мы зависели друг от друга в нашей крошечной вселенной, такой замкнутой и ограниченной, такой бесплодной!» (Жан-Мари, 19 лет).

87. Один парнишка рассказывал мне, что большинство его партнеров были женаты, имели детей… Ксавье Тевено пишет, что 84% гомосексуалистов не состоит в браке, 16% состоит. Женатые мужчины «встречаются» с мужчинами, когда жена уезжает, считая, что это не измена, потому что они же не спят с другой женщиной!!!

88. «Это самый страшный удар. Это выбивает почву из-под ног. Я не пожелаю этого и врагу» (Ролан, 22 года).

89. Я знаю мальчика, которого изнасиловали приятели, когда ему было 11 лет. Пятнадцать лет он занимался проституцией. Каждую ночь он просыпался от страха: «Кто я после этого?» Однажды вечером он возвращался домой. И вдруг, после этой безнадежности, он почувствовал, что Кто-то рядом с ним. Он понял, что это Иисус. Теперь он знал, что его жизнь не кончена. Позже он стал монахом.

90. Человек не виноват в своей ориентации, но действия по ее воплощению плохи по сути своей (как воровство для клептомана или поджог для пиромана).

91. И потому не наклеивай на других ярлыки: проститутка, умственно отсталый, лучше говори «женщина, занимающаяся проституцией», «человек, который страдает от своей болезни». Научись говорить о проститутке, как говорил бы о своей маме, о гомосексуалисте — как о брате, о «страдающей тяжелой формой умственной отсталости» — как о сестренке. Избегай термина «леcбиянка».

92. Не случайно в России гомосексуалисты и лесбиянки часто называют людей традиционной сексуальной ориентации «натуралами» — тем самым как бы признавая ненатуральность, неестественность своей ориентации. — Прим. пер.

93. «Я не могу больше вынести страх одиночества, поэтому я начинаю искать партнера, чтобы утешиться в сексуальном плане… и, может быть, найти друга, которого я смогу действительно полюбить».

94. Вследствие распространения СПИДа многие гомосексуалисты ищут стабильных отношений, чтобы не рисковать. В службу знакомств для гомосексуалистов "Duo" в течение года после ее создания обратилось более 500 человек. Каждый сдавал анализы на СПИД. После занятий с психотерапевтом происходит знакомство — сначала через видеозапись. В течение полугода сформировалось около полусотни «псевдосемей». Но долго ли они продержатся?

95. «Когда рождается новый день, я вновь иду по пути одиночества, как усталый клоун. Я ложусь, но не сплю, я думаю о моей безрадостной и смешной любви, об этом мальчике, прекрасном, как бог, который, ничего не сделав, зажег в моей памяти огонь. Мои уста никогда не осмелятся выдать ему мой сладкий секрет, мою нежную драму…» (Шарль Азнавур в песне «Я, как они говорят, голубой»).

96. «Он переходит от одного тела к другому, и ему кажется, что каждое следующее все прекраснее, но его собственное тело увядает, как цветок без воды. Его сосуд, в котором были благовония, пуст, и он стремится наполнить его любой ценой. Какой ценой!» (Кристиан Болье. Надейся, раненое сердце. Christian Beaulieu. Coeur blessé, espère! Charlesbourg, Quebec, 1983).

97. «Иногда я как одержимый, я просыпаюсь и знаю, что сегодня мне необходим секс». Возможно, в некоторых случаях, когда внутренняя зависимость особенно сильна, следует признать некую «связь» с лукавым и призвать на помощь Церковь?

98. Следует уточнить, что обычно страсть становится непреодолимой только после того, как ты в первый раз уступил ей.

99. По данным некоторых опросов, 37% гомосексуалистов хотели бы усыновить ребенка.

100. Как часто половой акт проходит в тишине, без единого слова, которое могло бы сделать его человеческим, без взгляда друг другу в лицо…

101. Прочитав эти слова, одна девушка написала мне: «Трудно не уступать. Мы так ранимы… Можем ли мы бороться до крови в нашем мире, наполненном соблазнами? Чтобы устоять, нужно исцеление, которое может дать Иисус, или особая защита Господа. Но, даже если ты сделал это, еще не все потеряно».

102. Два гомосексуалиста уточняют: «Мы в этом не так уверены! Наоборот, мы думаем, что такой опыт всегда оставляет след, особенно если речь идет о ребенке!» И даже если последствий не будет, может остаться ненависть к тому, кто в этом виноват.

103. Мы знаем, какое влияние на всю последующую жизнь оказывает первый сексуальный опыт. Один жест, запах, прикосновение могут навсегда изменить человека.

104. Иногда подлинный опыт длительного воздержания от каких либо сексуальных контактов открывает новые двери, освобождает и позволяет обратиться к гетеросексуальности.

105. СПИД чаще встречается среди гомосексуалистов, потому что слизистая оболочка ануса, пронизанная множеством мелких сосудов, очень ранима, а частая смена партнеров увеличивает риск повреждений и заражения.

106. Один юноша-гомосексуалист, прочитав эти страницы, написал мне: «Когда действительно встречаешь взгляд Иисуса, уже не можешь говорить, что гомосексуализм — это нормально. Иисус показывает нам, что все наоборот… Но остается тело — его привычки, все прошлое… Ну что ж — есть таинства, Его Тело и Кровь. А еще — сознание, что Он любит тебя постоянно, каждую секунду! Могу сказать, что это помогает иначе смотреть на вещи и начинать каждый раз с новой ступени. И так — до дня встречи с Ним».

107. Ин 5:6.

108. Одна девушка говорила мне: «Но где же эти общины? На них явно не наткнешься на каждом шагу. Я знаю это по опыту. Когда говоришь, что ты голубой, люди скорее пугаются. Я их понимаю. Они не знают, как принять гомосексуалиста, чтобы не ранить его или себя. Я молю Господа, чтобы Он создал общины, которые примут этих бедных ребят, где они смогут восстановиться, потому что эта борьба слишком жестока, чтобы справиться одному».

109. Некоторые гомосексуальные группы не стремятся к исцелению. Лондонский центр «Поворот» и другие, напротив, успешно идут к этой цели. Американский психолог Ирвина Байбер отмечает, что 38% ее пациентов вернулись к гетеросексуальной ориентации: «Любой гомосексуалист может полностью изменить свою жизнь, если этому способствую обстоятельства», — говорит она. Ассоциация английских врачей отмечает важную роль религиозных обращений.

110. Святой Винсент де Поль — католический священник, посвятивший жизнь служению бедным и больным. — Прим. пер.

111. Иногда дружба, начавшаяся с сексуальных отношений, постепенно созревает и становится настоящей, здоровой и чистой дружбой. Никогда не исключай такой возможности — так было с очень многими.

112. Вот что пишет одна девушка: «Не так-то просто дружить с девушками и не подумать о любви. С Богом это возможно, но по-человечески это так трудно!» Я ответил ей: но дружить — не значит просто быть приятелями. Существует дружеская любовь — столь же сильная, как и супружеская, но без сексуального влечения.

113. В «Алфавитном патерике» говорится: «Преподобному Сисою Великому, иноку IV века, некоторый брат исповедал свои непрерывающиеся падения. Преподобный ободрил его, посоветовал ему каждое падение врачевать покаянием и пребывать в подвиге». — Прим. пер.

114. Свт. Игнатий Брянчанинов называет служение больным и увечным составной частью добродетели целомудрия. — Прим. пер.

115. А часто еще только один определенный тип физической красоты! («Красоты» — эстетической, фотогеничной, кинематографической: стройное, загорелое тело и т. д.) Этот культ физической красоты доводит до чувства вины тех, у кого другой тип внешности, строение тела. Многим юношам и девушкам реклама определенного типа внешности создала настоящий комплекс неполноценности.

116. Некоторые молодые люди признавались мне в том, что спали со старыми, или некрасивыми, или даже вызывающими отвращение людьми, которые ничем их не привлекали физически! Неважно с кем, важно было только удовлетворение инстинкта.

117. Прочитай эту историю в Ветхом Завете: 2 Цар 13:1-21. Библия действительно книга нашей жизни. В ней можно найти описание стольких событий и обстоятельств современной действительности!

118. Речь идет об аборте.

119. Человек может применять насилие даже по отношению к своей машине, и это может быть связано с сексуальными ощущениями. Также как и превышения скорости и крутые виражи. Кто знает, возможно, некоторые дорожные происшествия с этим связаны? Дразнить смерть не значит ли в то же время заигрывать с ней?

120. Как часто это пробуждение ускорено, вызвано насильно, плохо прожито. Не нужно винить себя за сексуальные игры, в которые мы, быть может, играли с другими детьми до 10 лет; в этом случае речь не идет о нечистоте, поскольку нет сознания того, как это может повлиять на нас в будущем.

121. Дальше я буду говорить о тебе в мужском роде, чтобы не нагромождать «того/той». Конечно, все это относится и к девушке. — Прим. пер.

122. Слушая, как молодые люди и девушки доверять мне растерянность, смущение, пережитое в отрочестве, я понимаю, что сейчас более чем когда либо необходимо, чтобы ребенка хорошо готовили, информировали не только о биологическом функционировании, но и о смысле происходящих с ним изменений, которые могут обескураживать его или даже вызывать отвращение. Чтобы мальчик во время первых поллюций, девочка во время первых менструаций не чувствовали вины, а знали, что речь идет о нормальных, здоровых, хороших вещах, задуманных Творцом.

123. «На вечеринках мальчики пристают как репьи; они сразу хотят зайти слишком далеко... Я говорю "нет". Я хочу сначала познакомиться, пообщаться хотя бы год, чтобы быть уверенной в том, что мы поймем друг друга. Не нужно падать в объятья к первому встречному» (Натали, 14 лет).

124. «Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела» (1 Кор 6:18).

125. В период полового созревания для нормальной самоидентификации и мальчику, и девочке необходимо присутствие отца, как необходимо присутствие матери в первые годы жизни.

126. Иногда шантаж превращается в психологическое насилие: «Если ты не согласишься — я покончу с собой!»

127. Если ты поторопишься перейти улицу, не дождавшись, пока машины проедут, ты можешь попасть в аварию и остаться инвалидом. Потому что не подождал. Попытавшись сэкономить две минуты, ты потеряешь годы. Так же поступает тот, кто перескакивает необходимые этапы, не обращает внимания на красный свет, не смотрит, куда идет. Нужно думать, куда свернуть на перекрестке.

128. «Некоторые отношения сексуального характера, предполагающие соитие, хотя и не реализующие его, тем не менее представляют собой проявление моральной распущенности, поскольку находятся вне контекста подлинной брачной любви» (Orientations, № 96).

129. «Подросток любит свое чувство к партнеру больше, чем самого партнера. Возлюбленный(ая) выбирается по нарциссическому принципу. Партнер идеализируется на основании тех черт и качеств, которые подросток хотел бы видеть в себе самом. Преждевременные сексуальные отношения выполняют защитную функцию, и личность блокируется на уровне незрелой позиции. Зрелость создается вовсе не сексуальными отношениями. Наоборот, чтобы сексуальные отношения стали возможными, некий "базовый" уровень зрелости должен быть уже достигнут. Когда любовь — лишь защита, человек становится очень хрупким. Сексуальные отношения часто представляют собой лишь поиск свободы от себя, независимо от качеств партнера. Этот вызов — симптом незащищенности. Когда человек пытается реализовать едва зародившуюся чувственность, он уже к 30 годам стареет» (Тони Анатрелла (психотерапевт). Tony Anatrella,La Croix, 05.10.1983).

130. А вот обратный пример:

131. Как часто сексуальные отношения между подростками — просто взаимная мастурбация, где один пользуется другим как машинкой для получения удовольствия. Школа антилюбви, всегда оставляющая в глубине души неудовлетворение, горечь и фрустрацию.

132. Хрупкая эмоциональная близость может, наоборот, укрепится, благодаря браку, способствующему возрастанию в любви, зрелости.

133. Некоторые психологи и сексологи уточняют, что такая установка на «наблюдение» может способствовать импотенции и фригидности.

134.  Эрих Фромм, психоаналитик. Цит. по: Erich Fromm, L'art d'aimer. L'Epi, 1968.

135. France Quéré. La Croix, 27.10.1983.

136. «Главное в жизни: рождение, зачатие, смерть — это то, что нельзя сделать на пробу, это всегда окончательно. Это же касается и брака, потому что брак тоже принадлежит к числу жизненно важных событий/главных составляющих бытия» (Д-р Т. Бовер, Лозанна. Dr. Th. Bover, Lausanne).

137. А шестнадцатилетняя Коринна пишет: «Во время этих двух дней я все-таки дважды не выдержала. Я не могла все время отказывать ему в этом удовольствии. Но даже в то мгновение, когда я ему отдавалась, я почувствовала между нами огромную дистанцию. Мы совместно решили отказаться от близости (хотя мне ее немного не хватает). И при этом моя любовь к нему не умерла и не умрет так скоро: я все еще люблю его, но по-другому. То, что между нами было в последнее время было уже не любовью, а привычкой, необходимостью, обязанностью, как наркотик — больная любовь. Я счастлива, я вновь обрела свободу».

138. Почитай об этом в Библии, в прекрасной книге Товита (она считается второканонической и есть не во всех русских изданиях Библии. — Прим. пер.).

139. Оливье Клеман. Olivier Clément, La France Catholique, mars 1982.

140. «Сексуальные отношения вне брака — это рабство! Чтобы выбрать, нужно быть свободным. А чтобы быть свободным, нужна дистанция. Если я должен выбрать одну их трех фотографий, не надо совать их мне под нос!» (Морис, 19 лет).

141. «Быть влюбленным — состояние. Любить — действие. Состояние — то, в чем ты находишься, действие — то, на что решаешься» (Cristian Beaulieu).

142. На следующих страницах для простоты, чтобы не повторять без конца «другой» или «он/она», я буду называть юношу Эрик, а девушку — Клер. Это более личное обращение. Я прошу прощения у всех Эриков и Клер, что я позаимствовал их прекрасные имена, а все остальные пусть мысленно заменяют эти имена на свои.

143.  В брачных агентствах требуется указать все свои достоинства и качества и назвать все положительные стороны, которые должны быть у будущего партнера. Но когда любовь пытаются строить только на чьих-то достоинствах, эта любовь изначально ложна. Это ложь, потому что у любого положительного качества есть оборотная сторона.

144. О. Молинье. Поклонение или отчаяние. Père Moliniè. Adoration ou désespoir, Ed. C. D. l.

145. Гюстав Тибон (Gustave Thibon, 1903-2001), французский философ-крестьянин, друг философа Симоны Вейль. — Прим. ред.

146. Когда Иисус был распят на кресте.— Прим. ред.

147. Почитай в Библии чудесные отрывки о встречах влюбленных, которые потом вступят в брак. Например, как юная Ревекка нашла своего супруга. Сначала — через посредничество раба-посланника: «Вышла Ревекка, и кувшин ее на плече ее; девица была прекрасна видом, дева, которой не познал муж. Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой и пошла вверх. И побежал раб навстречу ей и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего». Потом раб привел ее к своему хозяину. Вечером Исаак вышел погулять. Ревекка подняла взор — и увидела его. Она спустилась с верблюда, взяла покрывало и покрылась. Исаак ввел ее в свой шатер и возлюбил ее» (ср. Быт 24).

148. Во французском языке слово "fiancaille" (обручение) и "confiance" (доверие) — однокоренные и происходят от латинского слова "fides" (вера). — Прим. ред.

149. В Католической церкви есть практика «духовных упражнений», или говения, когда человек, семья или группа людей проводят вместе какое-то время, от трех дней до месяца, как правило — в молчании, совместной молитве, и слушают поучения опытного в духовной жизни человека, чаще — священника или монаха. Такие духовные упражнения могут быть тематическими, могут быть привязаны к церковным праздникам и т. д. — Прим. ред.

150. «Открыть другого как личность означает открыть его в процессе становления, не только в момент эротики, игры соблазнения. Это значит принять его прошлое, возможно, с болью, но с уважением, которое не позволит ревновать, выслушать повесть о детстве, признания, касающиеся детства. Понять другого в процессе становления — это стать терпеливым, в то время как страсть, стремящаяся к слиянию, или "обмен двух фантазий, контакт кожи" не могут не быть нетерпеливы» (Оливье Клеман).

151. Многие семейные пары, пережившие опыт настоящего обручения, говорят об этом периоде, подчеркивая трудность, но в первую очередь — величайшее богатство; в то же время многие пары, не прожившие достаточно долгого периода углубления и приспособления друг к другу, признаются, что первые годы брака были трудными, тяжелыми.

152. Недавно в Милане я слышал свидетельство двоих обрученных. Сильвано: «Мы живем как брат и сестра. Анна-Мария принадлежит в первую очередь Богу, а потом уже мне. Я принадлежу Богу, а потом — ей. Мы стремимся прожить период нашего обручения в молитве. Наш опыт — это Господь прежде всего, а об остальном позаботится Он».

153. Стан Ружье. Люби, и будешь жить. Stan Rougier. Aime et tu vivras, p. 129.

154. Семинарист не служит мессу до рукоположения: он горит нетерпением, но умеет ждать. Он знает, что в этом не будет ни малейшего смысла, пока ему не будет дана благодать и право служить ее.

155. Я знал одну пару в Квебеке: они пережили потрясающий опыт. Незадолго до свадьбы она попала в катастрофу, после которой навсегда лишилась возможности вступать в сексуальные отношения. И он не подумал бросить ее — он женился на ней, несмотря ни на что, зная, что соглашается на воздержание на всю жизнь! Любовь — и воздержание!

156. Быт 2:23.

157. Жорж Аллер. George Allaire, France Catholique, №2131.

158. «Уважение одновременно приближает и отдаляет того, к кому его испытываешь: отдаляет на то расстояние, которое приходится признать. Приближает к самому лучшему, самому высокому, самому редкому в нашей душе, с помощью незаметного, тайного, но подлинного уподобления. Тот, кто не умеет уважать, никогда не сможет пожертвовать собой. Черта гения — это молния любви в уважении» (Владимир Гика, румынский князь, ставший католическим священником, умерший мученической смертью в Бухаресте в 1954 г.).

159. Кана — деревня, в которой Иисус захотел совершить свое первое чудо, превратил воду в вино, просто ради радости жениха и невесты, чтобы не допустить их унижения. Таким образом Он освятил брак, сделав его «Таинством».

160. Горы в центре Франции. — Прим. ред.

161. Служба Венчания в Католической церкви более свободно устроена, чем православное последование. Например, жених и невеста могут сами выбирать Евангельское и апостольское чтение. — Прим. ред.

162. В Католической церкви таинство Венчания, как правило, совмещено с таинством Евхаристии. В Православной церкви также существует практика Венчальной литургии, но сейчас она почти забыта.— Прим. ред.

163. Греческое слово «евхаристия» означает «благодарение».

164. Не следует заводить слишком далеко это сравнение брака и рукоположения, каким бы ярким оно ни было. Рукоположение накладывает вечный «отпечаток», абсолютно неизгладимый, навеки. Брак связывает супругов лишь до предполагаемого момента, когда смерть разлучит их. И в случае вдовства возможен повторный брак. Но в таинстве священства «супруг» — Сам Христос, Который умереть не может (см. об этом далее).

165. «Во взаимодействии язык тела становится языком литургии. Эта литургия выводит супружеский договор в измерение тайны: и в то же время этот договор реализуется через язык тела» (блаженный папа Иоанн Павел II).

166. Один из тех монахов XII века, которые были так чувствительны к красоте любви, нарисовал такую простую и прекрасную картинку: «Если святой труд для каждого — сделать другогосоучастником жизни своего тела, не означает ли это сделать его участником жизни своей души? И будутдвое в одном сердце. Они добровольно свяжут себя обещанием, что отныне, во всей искренности любви, во всей заботливости, поддержке и верной самоотверженности, они будут постоянно отдавать себя друг другу: каждый будет считать, что его лично касается все, что происходит с другим, в счастье или в горе. Наконец, каждый заботится о телесных потребностях другого, как о своих собственных, и так же заботится и о внутреннем мире и спокойствии супруга. В этом совершенном взаимном общении каждый живет уже не для себя, но для другого. И оба обретают в этом самое совершенное счастье. Таков счастливый удел тех, кто живет в чистоте любви, соединяющей их» (Гуго де Сант Виктор. Hugues de Saint Victor, 1141).

167. Ср. Мишель Ларош. Плоть едина. Michel Laroche. Une seule chair.

168. Есть периоды церковного года, когда нам даруется особая сила для поста (поста от какой-то пищи, табака, алкоголя, телевидения или сексуальных отношений): Рождественский пост (перед Рождеством) и Великий пост (перед Пасхой).

169. Кардинал Даниэльс (Cardinal Daneels). Беседа с учениками школы "Jeunesse-Lumière" («Молодость-Свет»). La Ramee. 18.02.1988.

170. «Все величие жизни проявляется в истинной встрече двух личностей и обретает через эти две личности великое Божественное благословение, которое было от начала: восхищенные мужчина и женщина, лицом к лицу, которые становятся "одною плотью" (Быт 2:24; Мф 19:6). Это единство плоти означает не только единение тел, но соединение двух жизней. Только очень старые супруги, когда сексуальность уже покинула их, на самом деле знают, что такое "одна плоть"» (Оливье Клеман, там же).

171. Литания — форма молитвы в Католической церкви. похожая на православную ектению, а также на литию в конце вечерни.— Прим. ред.

172. Святой Людовик Французский, Томас Мор (Англия), Бригитта Шведская, Ядвига Краковская, Елизавета Венгерская и Елизавета Португальская, Анна-Мария Таиги (Италия), Кончита (Мексика), Джанна Беретта Молла (Италия), как и многие другие, были счастливыми супругами, отцами и матерями семейств.

173. Прекрасная форма обряда причащения для мессы, на которой совершается венчание, или для семейных духовных упражнений.

174. «Дух, Которого изливает Господь, делает мужчину и женщину способными любить друг друга, как Христос возлюбил нас» (блаженный папа Иоанн Павел II, Familiaris consortio, 13).

175. См.  «Любить — учиться быть вместе», стр. 111 настоящего издания.

176. «Знак великой любви — не сдержать, но поддержать божественное обетование. Ибо мы любим не в той мере, в которой обладаем, но в той, в которой ждем» (Гюстав Тибон).

177. В начале каждой строки следует добавлять это «в большей степени», поскольку в каждом человеке есть частицы и мужского, и женского, более или менее уравновешенные.

178. Жан Ванье. Jean Vanier, La communauté, Editions Fleurus, p. 206.

179. Кардинал Люстиже. Сороковая годовщина UNICEF, 17.06.1986. Cardinal Lustiger, 40ème anniversaire de l’UNISEF, 17.06.1986.Documentation catholique, 05.10.1986.

180. Во французском языке это игра слов Humilite+amour=humour. — Прим. ред.

181. Слушая рассказы молодых влюбленных и ребят, ощутивших призыв к безбрачию, я восхищаюсь тем, как похожи эти ситуации — и то, и другое — вопрос любви!

182. «Брак и девственность, и то, и другое — это конкретизация глубочайшей истины о человеке и его сущности по образу Божию» (блаженный папа Иоанн Павел II, Familiaris consortio).

183. «Монашеское состояние и, симметрично, состояние в браке, представляют собою две формы царственного священства» (Павел Евдокимов, православный богослов).

184. Гора, на которой в день Преображения Тело Иисуса осветилось Его славой. — Прим. пер.

185. «Природа брака и безбрачия — в супружестве. Оба пути стремятся выразить значение сочетания в теле, запечатленное в личностной структуре мужчины и женщины с самого начала» (блаженный папа Иоанн Павел II, R.M.C. 3, 16).

186. «Девственное сердце в большей степени свободно для бескорыстной братской любви. Девственность есть отказ от формы любви, типичной для брака, но цель отказа — глубже принять динамизм жертвенной открытости, которая заложена в сексуальность человека, и открыться преображающей силе присутствия Духа, Который учит любить Отца и братьев, как Господь Иисус» (Orientatoins, 31).

187. «Нужно честно и в евангельской смелости подтвердить, что девственность и безбрачие ради Царствия освобождают особенно плодотворную силу, чтобы провозглашать Евангелие и совершать дела милосердия» (блаженный Иоанн Павел II епископам Европы, октябрь 1985).

188. «Монах, отказавшись от секса, может познать главное: его цель и завершение. Отказ от удовольствия дает ему возможность сразу обрести то, что раб удовольствия ищет безнадежно. Многие думают, что монахами становятся от несчастной любви. На самом деле ими становятся от восхищения»(Стан Ружье. Люби, и будешь жить. Stan Rougier. Aime et tu vivras, p. 116).

189. «Ваше монашество отмечено подобием той любви, которая в Сердце Христа соединяет в себе искупительную и супружескую любовь. Посвященная Богу девственность — выражение супружеской любви к Самому Искупителю. Это харизматический выбор Христа как единственного Супруга». (Блаженный Иоанн Павел II, «Монашеская жизнь» (La vie Religieuse), 84).

190. Только Тот, кто изобрел способность передавать жизнь и сексуальность, может осмелиться попросить человека отказаться от самой фантастической силы, от самого захватывающего наслаждения. И это навеки, потому что человек не воплотит свою сексуальность ни разу — ни на земле, ни на небесах! Потрясающе!

191. «Возвести нам, о Ты, прекраснейшая из добродетелей, где Ты пасеши овцы твоя? Где почиваеши в полудне (Песн 1:6)? Просвети нас, напой нас, наставь нас, руководи нас: ибо мы жаждем придти к Тебе. Ты владычествуешь над всеми. Ты уязвила душу мою, и не может стерпеть сердце мое пламени Твоего. Итак, воспев Тебя, иду.» (Преп. Иоанн Лествичник. Лествица. 30.36).

192. Брюно, умерший от миопатии в 17 лет, прошептал мне [о. Даниэль-Анжу], за несколько часов до смерти: «Смотря на то, как радостно ты проживаешь безбрачие, я смог подарить Богу мое состояние, не позволяющее мне иметь сексуальные отношения, вместо того, чтобы мрачно претерпевать его».

193. «Это духовное возрождение и обновление супружеской жизни умножается в десятки раз и укрепляется, если мы разделяем его, передаем братьям и сестрам, осознающим себя детьми единого Отца. Братская жизнь и братская любовь облекают эту христианскую семью сияющим ореолом. Церковь — это всемирное братство, знак которого — общины и братства, разделяющие друг с другом материальные и духовные блага, поддерживающие и научающие друг друга» (молодые супруги).

194. Недавно, когда я обращался к 700 школьникам-выпускникам, самые бурные аплодисменты вызвали мои слова о том, как я счастлив, что дал обет безбрачия из любви к Богу.

195.  В Католической церкви причащают облаткой — Телом Христовым под видом круглого хлебца, который иногда, как в и Православной Церкви, кладут причастнику прямо в рот, а иногда — в руку, и причастник принимает Тело Христово сам. — Прим. ред.

196. Арс — место, где жил очень любимый французскими католиками святой, священник Жан-Мари Вианне. Место постоянного паломничества. — Прим. ред.

197. Ин 11: 40.

198. Noёl — Рождество (франц.) По-французски это и мужское, и женское имя. — Прим. пер.

199. Целибат любви — это отказ не только от сексуальных контактов, но и вообще от романтических отношений. — Прим. пер.

200. Жан Ванье — основатель «Ковчега», общины, объединяющей умственно-отсталых людей и «ассистентов», живущих с ними вместе, и «Веры и света» — общины, оъединяющей семьи с умственно-отсталыми детьми.

201. Ги Жильбер — священник-воспитатель, посвятивший свою жизнь трудным подросткам.

202. Марта Робэн — французская подвижница XX в.

203. Книга о. Даниэль-Анжа «Тело твое создано для любви» по-французски издавалась много раз, и данное свидетельство приводится автором, начиная со второго издания (1990). — Прим. ред.

204. В современной Католической церкви есть разница между духовным сопровождением и духовным отцовством. Духовно сопровождающий может быть священником, монахом или монахиней или просто опытным мирянином, ты можешь делиться с ним проблемами, сомнениями на твоем духовном пути, он может тебя выслушивать, изредка давать советы, но тебя не связывает с ним послушание, и эти отношения не на всю жизнь. Духовный отец — это человек, по отношению к которому ты. ради своего духовного роста, выбираешь послушание на всю жизнь (за редким исключением). В православии больше распространено духовное отцовство, в католичестве — духовное сопровождение. — Прим. ред.

205. Имеется в виду молитва перед святыми Дарами.— Прим. ред.

206. «Меня зовут Никто» (англ.) — Прим. пер.

207. Это игра слов: nоbоdу означает никто, nо bоdу — нет тела.

208. В современной Католической церкви таинство исповеди не обязательно связано с таинством причастия. Можно причащаться ежедневно, исповедуясь один раз в месяц или даже реже. Еженедельная исповедь, о которой пишет автор данного свидетельства, для современного католика необычно частая и вызвана борьбой с его проблемами.— Прим. ред.

Комментарии

1. Я не буду здесь говорить о заражении через иглу наркомана, или из-за переливания крови. Заражению через переливание крови сейчас положен конец, благодаря систематическому выявлению. Я говорю только о намного более распространенном заражении ВИЧ-инфекцией половым путем. (Во Франции, по данным 1980-х гг., 60% случаев заражения происходит в результате гомосексуальных связей). Даже в Африке, где причины более разнообразны, специалисты уверяют, что большая часть заражений связана с развитием западных нравов. 50% зараженных африканок — проститутки. Хотя также много заражений в Африке происходит из-за нестерильных шрицов для прививок от малярии.

2. «Мальчики умирают быстрее — улица, жестокий родитель». Из сообщения отца Брюса Риттера, францисканца, на 9-м международном конгрессе Семьи (Париж, сентябрь 1986 г.). На миллион детей, убежавших из дома в США в 1986 г., 25000 оказались в приютах, созданных отцом Брюсом Риттером. Среди этих детей 95% занимались проституцией, 50% совершили попытку самоубийства. См. об этом также M.J. Coloni,Sans toit ni frontiere. Les enfants de la rue. Fayard, 1987.

3. По данным статистики на 1988 г., 6 млн. детей становятся жертвами международной торговли. По данным ООН на 1988 г., 35 млн. женщин и детей в мире находятся в публичных домах. В США 14% порнографических фильмов используют детей. В специализированных публичных домах можно снять на ночь мальчика или девочку нужного вам возраста, цвета кожи на какое хотите время: "rent a girl, rent a boy". А что сказать о чудовищной несправедливости: детей-инвалидов автоматически стерилизуют (частая практика в США и Канаде) — настоящее уродование?

4. По данным статистики на 1988 г., в США 2 млн. детей в год становятся жертвами абортов. Во Франции 2 млн. за 10 лет. 1976-1983: 1308216 абортов на 10835 жертв автокатастроф. То есть один аборт каждые 2 минуты. К тому же это приносит деньги, при помощи индустрии косметики. Целые грузовики замороженных эмбрионов (некоторые из которых убиты между 12-й и 21-й неделями) импортируются из стран Восточной Европы для производства продуктов красоты (на таможенном паспорте надпись: «отбросы родов»!). Реклама в "Quotidien de Paris" («Парижский ежедневник»): «Ампулы С... с человеческими эмбрионами увлажнят вашу кожу». Животные эмбрионы защищены различными обществами. С мая 1968 г. (по данным на 1988 г.) во Франции не позволили родиться 3500000 детям, по отношению к порогу обновления популяции.

5. Сколько попыток самоубийства связаны с опытом любви, приведшем к разочарованию, фрустрации — как на эмоциональном, так и на сексуальном уровне. Сколько сексуальных извращений и отклонений, например гомосексуальность. Многие молодые гомосексуалисты говорили мне о своей склонности к суициду.

6. Один журналист в конце 1980-х гг. посадил перед шестью телевизорами людей, которые должны были в течение целой недели круглосуточно, сменяя друг друга, смотреть все передачи шести французских каналов. В итоге — статистика: за неделю по французскому телевидению показано 670 убийств, 15 изнасилований, 20 сексуальных сцен, 27 сцен пыток...

7. В скандинавских странах и в северной Америке многие секс-шопы и порнографические журналы обанкротились (1972 г.: 72 млн. читателей «Плейбоя», 1986 г.: 3,4 млн.). Само слово «чистота» возвращается на страницы некоторых изданий, в которых нет ничего христианского. В «сексуальной почте» журнала «Подиум» (ноябрь 1987 г.): «Ничего нет постыдного в том, что вы девственница в 20 лет. Вы вовсе не одна такая, ведь все больше девушек сегодня хранят себя для того юноши, которого по-настоящему полюбят». Девочке 16-и лет: «Ваша мать совершенно права, выступая против Вашего брака с 50-летним мужчиной». Софи, 13 лет, которую парень заставляет вступать в сексуальные отношения со своими друзьями: «Немедленно прекратите всякое общение с Вашим парнем, его можно назвать сутенером. Это стыдно. Любовь не должна быть слепой!». Это совершенно новый тон для журнала, который еще недавно поощрял беспорядочное сексуальное поведение. На последней кампании против СПИДа в Нью-Йорке (1989 г.) официально и публично говорилось о том, что лучшая защита — целомудрие и верность в браке.

8. Нервный центр, отвечающий за сексуальность, находится в мозге. Стимуляция мысли провоцирует сексуальную стимуляцию. «Тридцать лет назад ученые обнаружили, что наш мозг, визуально представляя себе человеческое тело, видит сексуальные органы отделенными от тела. Как если бы это были единственные части тела, напрямую связанные с эмоциями.» Профессор Лежен, конгресс в Страсбурге, 9 апреля 1989 г.

9. Важное физиологическое уточнение: нервные центры, отвечающие, с одной стороны, за эрекцию, а с другой — за секрецию спермы и за эякуляцию, различны и относительно независимы друг от друга. Первый находится в нервном центре в районе поясничного отдела спинного мозга, а второй — в головном мозге. Соответственно, эрекция часто является чисто автоматическим действием, тогда как секреция спермы и эякуляция в значительной степени зависят от воображения и поддаются некоторому рациональному контролю. Это означает, что эти феномены могут быть отделены друг от друга. Спонтанная эрекция вовсе не означает, что сейчас же выработается сперма и произойдет эякуляция. Множество эрекций (например, во сне) происходят без генитального возбуждения и связаны просто с непроизвольным сокращением мышц. И возможны очень быстрые эякуляции, фактически без эрекции. Хотя, чаще всего, эти явления совпадают и происходят одновременно. Воображение играет большую роль в переходе от одного к другому. Умение разделить их очень помогает не мучиться от чувства вины за спонтанную эрекцию и не думать, что она обязательно приведет к выделению спермы.

10. В результате опроса гомосексуальных христиан, 34% сообщили, что их идеалом является «совместная жизнь с одним другом на всю жизнь, без половых сношений с другими партнерами». Только 8% говорили, что мечтают о «нескольких глубоких эмоциональных и сексуальных связях в течение жизни». 17% заявили, что стремятся к «жизни с одним другом, которого любят, но с периодическими сексуальными отношениями с другими». (Тевено. «Мужская гомосексуальность и христианская мораль». X. Thévenot. Homosexualité masculines et morale chrétienne, Paris, Serf, 1985. Цит. произв.)

11. «В пастырской деятельности, нужно принимать гомосексуалистов с пониманием и поддерживать их с надеждой на преодоление их личных трудностей и недостаточной социальной адаптации. С осторожностью говорить об их вине, но ни в какой пастырской методе не оправдывать их действий с моральной точки зрения. С точки зрения объективной морали в гомосексуальных отношениях не хватает основного и необходимого измерения». (Persona humana, 8; декларация Ватикана по некоторым вопросам этики сексуальности. Рим, 29.12.1975).

12. Невозможно вычеркнуть из посланий апостола Павла то, что он говорит о «постыдных страстях», унижающих человека! (Рим 1:26). Разврат, царивший на улицах Коринфа, не уступал тому, что можно встретить в некоторых наших городах... «В Слове Божием есть фраза, в книге Левит: "Не ложись с мужчиною, как с женщиной: это мерзость". В течение шести лет моей христианской жизни эта фраза днем и ночью преследовала меня, пока я не понял, зачем Бог говорит об этом. Для гомосексуалиста, мужчина становится идеалом, идолом, он обожествляет его. А идеалом должен быть Бог, только Его можно ставить на первое место» (из письма гомосексуалиста из Квебека). Гомосексуалист часто близок к идолопоклонству: «Педераст ставит подростка, в его еще детском изяществе, на пьедестал, обожествляя его. Любовь к подросткам часто больше похожа на религию, чем на простые человеческие отношения. Возлюбленный становится юным богом, которому все дозволено и которого почитают с поклонением». (Журнал Arcadie, март 1978 г.).

13. Во многих журналах традиционная «любовная почта» стала «сексуальной почтой».

14. Это только совпадение? В странах с самым высоким эротическим потенциалом также больше всего самоубийств среди молодежи. (Конечно, важны и другие факторы). После 1985 г. самоубийство — самая частая, после автомобильных аварий, причина смерти среди молодых.

15. Целомудрие, фундаментальная составляющая личности, может считаться пробужденным сознанием, защищающим подлинную любовь... Это действенный способ дать расцвести истинной любви, соединить эмоционально-сексуальную область в своеобразной гармонии личности. (Orientations, №90).

16. «Сексуальные отношения, которые не проживаются в контексте полной вовлеченности и верной любви, на первый взгляд напоминают любовь, но отличаются от нее так же, как срезанный цветок от живого: срезанный цветок может казаться прекрасным и полным жизни, в то время как он обречен, хотим мы этого или нет, на скорое увядание». (Кардинал Л. Сюненс. L.J. Suenens).

17. Сексуальные отношения вне брака — это серьезная проблема, потому что это выражение реальности, которое еще не существует, язык, который нельзя проверить подлинной жизнью двух человек, не ставших еще окончательным сообществом. (Orientations, №95).

18. Несмотря на то, что статистические данные, чаще всего, неверны, по данным 80-х гг, опроса Софрес-лаборатории Органон (были опрошены 529 подростков) 15-19 лет: 65% говорили, что ищут в первую очередь нежность и верность, 18% говорили, что им важнее всего секс. Однако в этой области лучше не очень доверять опросам и общественному мнению, в особенности в том, что касается процента подростков, уже имевших сексуальные отношения. Многие хвастаются опытом, которого у них не было. Для мальчика это способ заявить о мужественности. Для девочки — страх насмешек. «Если бы я сказала правду, меня бы сочли отсталой, многие сказали неправду в опросе» (Исследование газеты La Croix: «Молодежь и любовь», октябрь 1983).

19. Сожительство, или жилье? Массовое явление сожительства часто связано просто с экономическим и социальным положением. Как можно навязывать молодой паре, где двое любят друг друга и собираются пожениться, ждать 6-7 лет, чтобы смочь, наконец, это сделать? Иногда оба должны, чтобы начать зарабатывать, закончить долгую учебу. В некоторых странах даже проблема аборта связана с жилищными трудностями. Как семья может планировать детей, если квартиры нужно ждать лет двадцать? И сколько можно выдержать совместную жизнь с родителями, своими или супруга? Тогда вопрос не в сексуальности, а в обществе. Например, французское законодательство устроено так, что паре экономически выгоднее проживать совместно, не оформляя отношений. И налоговая система, и система государственного социального страхования напрямую способствуют сожительству. Я даже знаю «пары», которые только ради этой выгоды и живут вместе! В любом случае, это чудовищная институциональная несправедливость, за которую несут ответственность авторы законов и правительство.

20. Отрывки из книги «Спид и молодежь» доктора Диксона (Dr Dixon. Le S.I.D.A. et les Jeunes, p. 97). «Некоторые полагают, что сексуальные отношения до брака нужны для того, чтобы понять, совместимы ли вы физически. Понятно, что те, кто так говорят, мало что понимают в жизни. На самом деле фактически не бывает мужчин, непропорциональных относительно женщины, и наоборот. Даже если мужской половой член будет размером с детскую голову, в конце концов, дети выходят тем же путем, которым мужчина проникает в женщину! Юноши озабочены размерами члена: слишком маленький или слишком большой? Когда женщина возбуждена, ее органы меняют форму, так что даже если органы мужчины не соответствуют ей идеально, они подойдут друг другу. Мы хорошо устроены!

21. «Дружба — это вершина эмоциональной зрелости и отличается от простого товарищества внутренним масштабом, общением, способствующим подлинной сопричастности, благодаря взаимной щедрости и устойчивости. Дружба, соединяющая лиц разного пола, если они остаются в рамках нормального выражения чувств, помогает взаимному пониманию и уважению. Если, наоборот, чувства начинают выражаться сексуальным образом, они теряют аутентичное значение зрелой дружбы и ставят под вопрос достигнутые возможности отношений и будущие перспективы возможного брака; также они делают человека менее внимательным к возможному призыву к монашеской жизни» (Orientations, №93).