вернуться к началу

Миротворчество и христианское разрешение конфликтов

Этот сборник состоит из перевода статей и глав из книг, написанных различными американскими христианскими авторами. Эти авторы принадлежат к анабаптистам Север­ной Америки. Основные темы, которые они затрагивают в своих работах, — миротворчество и церковь, библейское понимание конфликта, разрешение конфликтов в церкви и христианское лидерство. Авторы этих статей и книг впервые делятся своими идеями и переживаниями по проблеме церковного конфликта с русскоязычными христианами, проживающими как в странах бывшего СССР, так и в Америке. Материалы этого сборника рассчитаны на широкую христианскую аудиторию, включая пасторов и лидеров церквей, а также верующих, которые заинтересованы в том, чтобы понимать природу церковных конфликтов и пути их эффективного разрешения.

Содержание


Посвящение

Посвящается моим первым студентам, ныне выпускникам Донецкого христианского университета, которым мне посчастливилось преподавать курс «Христианская психология» в 1999 году. Их пытливые вопросы о разрешении конфликтов послужили стимулом для создания этого сборника. «И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому мы и призваны в одном теле» (Колоссянам 3:15).


ЧАСТЬ 1. ВСТУПЛЕНИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

ГЛАВА 1. ВСТУПЛЕНИЕ


Этот сборник состоит из перевода статей и глав из книг, написанных различными американскими христианскими авторами. Эти авторы принадлежат к анабаптистам Север­ной Америки. Основные темы, которые они затрагивают в своих работах, — миротворчество и церковь, библейское понимание конфликта, разрешение конфликтов в церкви и христианское лидерство. Авторы этих статей и книг впервые делятся своими идеями и переживаниями по проблеме церковного конфликта с русскоязычными христианами, проживающими как в странах бывшего СССР, так и в Америке. Материалы этого сборника рассчитаны на широкую христианскую аудиторию, включая пасторов и лидеров церквей, а также верующих, которые заинтересованы в том, чтобы понимать природу церковных конфликтов и пути их эффективного разрешения.

Большинство материалов для этого сборника было предоставлено Центром миротворчества и изучения конфликтов при университете Фрезно Пацифик с разрешения бывшего директора Центра и соавтора этого сборника Долтона Раймера. Читатель познакомится с историей образования Центра миротворчества в конце первой главы. Этот Центр тесно связан с Меннонитской братской церковью, которая, в свою очередь, исторически принадлежит к анабаптистской традиции. Чтобы лучше понять историю образования Центра миротворчества, необходимо прежде рассмотреть историю возникновения анабаптизма и, в частности, историю Меннонитской братской церкви, которая может быть неизвестна нашим читателям.


История анабаптистского движения


Для того чтобы познакомить читателя с возникновением и развитием анабаптистского движения, мы должны начать с истории протестантской Реформации, начавшейся в XVI веке. Ниже предлагается краткий исторический обзор, основанный на книге американского историка церкви Джона А. Тевза (1912 — 1979) «История Меннонитской братской церкви: пилигримы и пионеры» (1975).

Анабаптистское движение явилось продолжением протестантской Реформации, инициатором которой в 1517 году был Мартин Лютер. Группы анабаптистов, или «перекрещенцев», возникли в таких европейских странах, как Швейцария, Моравия, Южная Германия и Голландия. Анабаптисты, которых историки часто относят к радикальным реформаторам, были согласны с реформаторами (в основном Лютером и Цвингли) по основным христианским доктринам спасения и оправдания верой по благодати. Однако анабап­тисты настаивали на более радикальных переменах в доктринах и церковной практике. Наиболее спорными между анабаптистами и реформаторами были следующие вопросы: свободная церковь или государственная церковь? Крещение верующих или крещение младенцев? Религиозная терпимость или преследование еретиков?

Лидеры анабаптистского движения нашли сторонников и сформировали свои собственные общины в нескольких европейских странах. Эти общины столкнулись с преследованием, исходящим как со стороны католиков, так и протестантов (лютеранских и реформатских церквей). Ниже приводится история одной из таких групп, члены которой назвали себя меннонитами.


Менно Симонс и меннониты

История меннонитской церкви тесно связана с именем ее основателя и духовного лидера голландца Менно Симонса (1496–1561). Менно Симонс был католическим священником в Голландии. Под влиянием идей Реформации он начал сомневаться в истинности некоторых католических доктрин. Менно не нашел подтверждений для этих доктрин (доктрина пресуществления хлеба и вина в тело и кровь Иисуса Христа во время мессы и доктрина крещения младенцев) в Новом Завете. Он убедился, что римская католическая церковь ошибалась в отношении этих учений. В 1536 году Менно Симонс прекратил свое служение в католической церкви и стал лидером и пастором одной из преследуемых групп мирных анабаптистов в Голландии.

Менно был не согласен не только с католической церковью, но и с теми анабаптистами, которые прибегли к оружию и насилию. Эта революционная группа, или, как они сами себя называли, «пророки Духа», захватила Мюнстер, город в северо-западной Германии, и образовала «Мюнстерское царство» в 1535 году. Члены этой группы насильно крестили жителей города, практиковали многоженство и убивали тех, кто не исполнял их приказаний. В этом же году это движение было подавлено с помощью армии. Менно Симонс осудил насилие в Мюнстере. Он и его последователи настаивали на отказе от войн и насилия. Последующие двадцать пять лет своей жизни Менно посвятил служению в общине мирных анабаптистов, которые стали называться меннонитами в 1540-х годах. Тевз подвел итог служению М. Си­монса в своей книге: «Менно проповедовал Евангелие, обучал новообращенных, организовал общину, защищал их веру от внешних и внутренних атак и направлял все братство по пути к более глубокому пониманию благодати и истинного христианского учения» (1975, с. 10).

После смерти М. Симонса в 1561 году меннониты продолжали увеличиваться численно, образовав новые общины в Голландии, северной Германии и Польше. Среди меннонитских доктрин центральное место было отведено доктрине истинной церкви, которая учила о спасении по благодати, крещении верующих, добровольном членстве в церкви, жизни в Духе Святом и ученичеству. Главное место в жизни и ученичестве меннониты отводили «этике любви и непротивлению во всех человеческих отношениях» (Тевз 1975, с. 12).


Переселение и увеличение численности меннонитов

Интенсивные преследования меннонитов со стороны правительства Голландии вынудили их стать беженцами и переселиться в Германию и Пруссию. В 1780-х годах прусский император запретил меннонитам покупку земли в Пруссии в ответ на их практику непротивления и отказ платить налоги, которые шли в поддержку государственной церкви и армии.

В этот же исторический период русская императрица Екатерина II издала манифест 1763 года, который разрешил иммигрантам из Европы покупку земли в Украине и России и гарантировал иностранцам полную религиозную свободу и освобождение от военной службы. В результате такой мягкой колониальной политики многие меннониты из Пруссии переселились в Украину и Россию в конце XVIII и начале XIX века. Две меннонитские колонии — Хортица и Молочная — были образованы соответственно в 1789 и 1804 годах. В 1830-х годах в этих колониях насчитывалось 58 меннонитских деревень, которые были независимы от местного населения, так как имели свою собственную администрацию, систему образования и религию. Некоторые из историков отмечают, что с течением времени религиозная жизнь в этих колониях постепенно пришла в упадок и характеризовалась низким уровнем морали и духовности. Например, в некоторых меннонитских церквях крещение верующих превратилось в крещение взрослых, которое не учитывало личное посвящение Иисусу Христу как условие для крещения. Частичное затухание духовной жизни было вызвано религиозной и культурной изоляцией меннонитских колоний от окружающего мира и недостатком духовного руководства.


Рождение Меннонитской братской церкви

В 1860-х годах религиозная жизнь меннонитских колоний возродилась под влиянием немецких пиетистов[1], баптистских проповедников и путешествующих евангелистов, которые произносили пламенные проповеди перед верующими колоний о свободной благодати, ученичестве и миссионерстве. Это способствовало ряду религиозных пробуждений в различных старых меннонитских церквях в Молочной и Хортице и привело к организации Меннонитской братской церкви в 1860 году. Несмотря на преследования (аресты и административные запреты), которые последовали со стороны старых меннонитских церквей и местной администрации колоний, Меннонитская братская церковь продолжала свое развитие и в итоге была признана царским правительством в 1866 году, получив полные религиозные и гражданские привилегии.


Меннонитская братская церковь в южной России с 1860-х по 1914 год

С 1860-х и по 1914 год социально-экономическая и религиозная жизнь меннонитских колоний, и в частности Меннонитской братской церкви, переживала период расцвета и быстро­го развития. Церковь испытывала большой рост, насаждала церкви в таких районах России, как Кавказ, средняя Волга и Сибирь, где были образованы новые меннонитские поселения. С самого начала своего существования Меннонитская братская церковь подчеркивала евангелизм и миссионерское служение.

Несмотря на то что царское правительство строго запрещало евангелизм среди русского и украинского населения, меннонитские братья в содружестве с немецкими баптистами начали свидетельствовать местному населению. В результате в 1869 году Абрам Унгер, старейшина меннонитских братьев, крестил украинца Ефима Цимбала, который «без приглашения [по собственному желанию] примкнул к группе крещаемых [меннонитов]» (Вордин 1993, с. 106)[2]. Однако, как заме­чает П. Тевз: «Миссионерская работа меннонитских братьев не привела к образованию меннонитских братских церквей среди русских» (с. 98). Новообращенным среди русских и украинцев меннонитские братья советовали присоединяться к баптистской церкви. Одной из причин такого совета было то, что меннониты и русские верующие имели значительные культурные и этнические различия (например, меннониты проводили свои служения на немецком языке или диалекте). Другая причина, по которой русским советовалось стать членами баптистской церкви, состояла в том, что меннонитские братья старались уважать царское постановление о запрещении проповедования среди русских людей и обращения их в свою веру. Меннонитские братья понимали, что царское правительство могло их наказать за миссионерскую работу, лишив привилегии, освобождающей от военной службы. После манифеста 1905 года, который принес религиозную свободу для русских и украинских евангельских христиан и баптистов, меннонитские братья расширили свое миссионерское служение среди русского населения. Они оказывали поддержку нескольким русским братьям и распространяли Библии и религиозные трактаты среди русских и украинцев.


Сложные послевоенные годы

После начала Первой мировой войны в 1914 году меннониты, проживающие на территории Российской империи, столкнулись с серией трагических событий (война, революция, террор, голод, эмиграция и высылка из страны), которые привели к полному исчезновению всей организованной религиозной и экономической жизни в украинских и русских меннонитских колониях. Особенно тяжелые страдания пришлось пережить меннонитам после Октябрьской револю­ции 1917 года. В послереволюционные годы (1918 — 1921) меннониты сначала столкнулись с анархией — банд Махно, а позднее они пострадали от террора гражданской войны. Было подсчитано, что более чем 2200 меннонитов погибли в этот период от рук махновских бандитов, а также в результате эпидемий. Кроме этого, в 1920 — 1921 годах мен­нониты пережили страшный по своим размерам голод, который развился в результате засухи и хищения посевного зерна. К счастью, многие меннониты, а также украинцы и русские были спасены от голода усилиями благотворитель­ной   организации   Центральный   меннонитский   комитет (Mennonite Central Commitee, MCC). Эта организация была образована в 1920 году в Америке. Комитет организовывал доставку продуктов питания для тысяч голодающих людей в России и Украине, невзирая на их национальность или ве­роисповедание.


Массовая эмиграция в Канаду и Северную Америку

Все вышеперечисленные события, включая подавление религиозной свободы со стороны коммунистического режима, явились причиной массовой эмиграции меннонитов из России в Канаду (1923 — 1930 гг.). Это была вторая по масштабу волна эмиграции. Первая группа меннонитов эмигрировала в США и Канаду в 1870-х годах.

С 1923 по 1930 год 20 тысяч меннонитов выехали из Рос­сии и Украины и расселились в Канаде. В 1930 году небольшая группа беженцев (256 человек) смогла переселиться в Соединенные Штаты, где их встретили другие меннонитские группы, которые эмигрировали ранее (некоторые из них эмигрировали из Германии и Швейцарии в XVIII веке и из России — в XIX веке).

Во время советского периода меннонитские братья, оставшиеся в России, присоединились к баптистской церкви и были зарегистрированы вместе с Союзом баптистов. В Советском Союзе насчитывалось около 22 тысяч братских меннонитов, которые посещали служения и поклонялись Богу вместе с евангельскими христианами и баптистами в Казах­стане, Киргизии и Западной Сибири.

Этот краткий исторический обзор, рассказывающий о развитии Меннонитской братской церкви, показывает, что ее образование уходит корнями в XVI век и связано с ана­баптистским движением, сложное развитие которого происходило в Западной и Восточной Европе с XVII по XIX век. С самого начала группа мирных анабаптистов-меннонитов отличалась от других протестантских групп тем, что отвергала «власть меча», отказываясь от насилия при самозащите и от военной службы. Эти идеи позднее стали называть термином «непротивление». Несмотря на преследования, страдания и угрозы их физическому выживанию, меннониты сохранили свою веру и понимание христианства. Их учение о религиозном плюрализме и терпимости, отказ от государственной церкви и установление добровольного членства в церкви позже были приняты другими христианскими группами.


Современная Меннонитская церковь и развитие миротворчества


Этот параграф описывает основные события и явления, которые повлияли на развитие миротворчества в современной Меннонитской церкви. Факты, приведенные ниже, основываются на исследовании историка Пола Тевза (1996) «Меннониты в американском обществе, 1930 — 1970».

С 1930-х по 1960-е годы меннониты в Америке столкнулись с политическими, экономическими и социальными переменами. Им пришлось пережить Вторую мировую войну, войны с Кореей и Вьетнамом и холодную войну. Эти события, а также послевоенные изменения в экономике и движение по защите гражданских прав, бросали вызов меннонитскому мировоззрению и традициям.

Основным учением меннонитов, которое выделяло их из американской культуры, была теология непротивления. Вышеперечисленные события волновали меннонитов и заставляли их задумываться об их мирной теологии, а также о значении роли Иисуса Христа и Его воплощении на земле. Меннониты вновь ставили вопросы: «Достаточно ли тихого, пассивного христианского свидетельства? Могут ли они требовать от своего правительства, чтобы оно действовало в соответствии с христианской этикой?».


Миротворчество и меннонитская теология

В 1960-х и 1970-х годах некоторые из меннонитских теологов пытались ответить на эти сложные вопросы. Наиболее известным среди них был Джон X. Йодер. Позиция Йодера предлагала более активную «мирную теологию». Он верил, что христиане должны активнее свидетельствовать государству, следуя примеру пророков Древнего Израиля. В своих сочинениях Йодер указал несколько причин, исходя из которых христиане должны свидетельствовать своему правительству: (1) Иисус Христос является Господом всей человеческой истории; (2) Иисус заповедал любить своих ближних; и (3) христиане должны увещевать согрешающих братьев и сестер, то есть американских национальных лидеров, которые в большинстве своем считают себя христианами.

Согласно Йодеру, Иисус Христос пришел установить царство и мессианское сообщество среди Своих последователей, которые будут продолжать обличать несправедливости угнетателей. В соответствии с тем, как Йодер понимает роль Иисуса Христа, христиане обладают полномочиями противостоять насилию и принуждению в обществе, организации или семье. Они также должны свидетельствовать против расовой дискриминации, социальных и экономических несправедливостей и политической коррупции посредством отказа поддерживать эти несправедливые практики, применяя методы ненасильственного сопротивления (протесты, бойкоты, забастовки и т. д.). Йодер считает, что методы не­насильственного сопротивления сложны и требуют специальной подготовки при их использовании. Более того, плата за применения этих методов иногда может быть высокой, потому что она включает страдания и даже смерть. Для Йодера это и составляет смысл подражания Иисусу Христу и несение Его креста.


Новые инициативы в миротворчестве

В 1970-х годах меннонитское понимание непротивления, которое включало сознательный протест против войны и отказ от службы в армии, было трансформировано и дополнено новыми методами миротворчества. Как уже упоминалось выше, несколько причин (политические, социальные и теологические) повлияли на возникновение активного миротворчества. Долтон Раймер в своей статье «К целостному пониманию мира: путь XX столетия» хорошо суммировал новые инициативы миротворчества периода семидесятых:

Семидесятые были периодом плодотворных нововведений. К этому времени относится возникновение и повсеместное распространение термина «разрешение конфликта»... Тогда же начала расти популярность посредничества как альтернативного пути для разрешения конфликтов... Начали возникать программы примирения подростков, которые обучали школьников разрешать их собственные конфликты. В городах начали открываться общественные центры посредничества, где добровольцы-посредники разрешали конфликты местного масштаба.

В середине 70-х в меннонитских кругах Канады и Америки была начата «Программа по примирению жертв преступлений и обидчиков»... В 1979 году при участии «Центрального меннонитского комитета» была образована «Меннонитская служба примирения», а декадой позже — «Международное служение примирения» (1989). В 1984 году... была сформирована «Христианская команда миротворцев» (с. 7)[3].

В 1990-х годах в ответ на вышеперечисленные инициативы в области миротворчества, а также в ответ на растущее число христиан, желающих быть посредниками, в некоторых меннонитских учебных заведениях были введены предметы по разрешению конфликта. Одним из первых был Восточный меннонитский университет в Вирджинии, который открыл факультет конфликтологии в 1993 году. Подобный факультет был открыт в университете Фрезно Пацифик в Калифорнии.

Во вступлении к этому сборнику читателям было обещано познакомить их с историей возникновения факультета конфликтологии, а также с историей развития Центра миротворчества и изучения конфликтов при университете Фрезно Пацифик. Ниже приводится интервью, бывшего директора этого Центра профессора Долтона Раймера, в котором он рассказывает об истории и развитии Центра и о его программах.


Интервью с бывшим директором Центра миротворчества и изучения конфликтов Долтоном Раймером


Когда и кем был организован Центр миротворчества и изучения конфликтов?

Центр был образован при университете Фрезно Пацифик, который является меннонитским высшим учебным заведением, расположенным в городе Фрезно, штат Калифорния (США).


Почему был организован Центр?

Рон Клаассен и я совместно возглавляли этот Центр. Еще в 1980-х годах мы начали встречаться с Роном и делиться информацией о том, чем мы тогда занимались, — Рон как посредник, работающий с людьми, и я как преподаватель и администратор университета. В конечном итоге эти встречи и обсуждения привели к образованию Центра.

С начала 1980-х годов Клаассен работал директором Про­граммы по примирению жертв преступлений и их обидчиков, одной из первых программ, открытых в городе Фрезно. Эта программа организует встречи жертв с теми, кто совершил преступления против них. Встречи проходят под руководством посредника, который помогает провести переговоры и исправить ситуацию, насколько это возможно. В то время как Клаассен образовывал и возглавлял эту программу, я, как профессор и администратор университета, разрабатывал учебную программу, включающую предметы по разрешению конфликта и по миротворчеству.

Продолжающиеся обсуждения и разговоры между нами привели к разработке плана, который мы предложили университету и который объединил бы работу, проводимую мной в университете, с практической работой, проводимой Роном Клаассеном. Руководство университета приняло наше предложение, ив 1990 году Центр был образован под нашим совместным руководством.

Центр преследовал несколько целей: (1) углубить изучение конфликтов и миротворчества; (2) обеспечить преподавание предметов в области конфликтологии; (3) проводить семинары и консультации для руководителей, церковных лидеров и лиц, заинтересованных в разрешении конфликтов, как во Фрезно, так и в окрестных городах; (4) содействовать и проводить посредничество для частных лиц и организаций, вовлеченных в конфликты.


Использовали ли вы какие-либо существующие на то время модели, когда образовывали Центр?

Мы следовали модели организация центра или института. Центр или институт отличается от факультетов в университетах тем, что центр имеет больше свободы, чем факультет, в том, чтобы объединить преподаваемые теории с практической работой.

В нашем случае Центр координирует работу университетского факультета по конфликтологии, проводит занятия со студентами-бакалаврами, магистрами, а также оказывает практические услуги церквям и жителям. Услугами Центра так­же пользуется Меннонитская братская библейская семинария, которая включает наш семинар «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество» в свои программы.


Каковы главные задачи Центра?

С самого начала основная деятельность Центра была направлена на разрешение конфликтов и миротворчество в сферах, тесно связанных с повседневной жизнью людей, а именно в семьях, школах, церквях и в коллективах.

В своих семинарах и образовательных программах Центр стремится дать студентам необходимые теоретические знания, а также и практические навыки. Академические про­граммы Центра соединяют в себе библейское, историческое и социальное понимание конфликта, миротворчества и методов разрешения конфликтов.

Программы Центра позволяют проверить предлагаемые теории на практике, что, в свою очередь, стимулирует их практическое применение.


Какие программы и услуги предлагает Центр?

Прежде всего Центр несет ответственность за все семинары и преподаваемые курсы в области конфликтологии, предлагаемые университетом. Центр также предлагает услуги преподавания своих курсов Меннонитской братской библейской семинарии. Курсы и семинары проводятся для студентов-бакалавров и магистров, а также для тех, кто желает повысить свою квалификацию в области разрешения конфликтов.

Во-вторых, Центр предлагает услуги по программе восстановления справедливости[4]. В рамках этой программы Центр выступает спонсором ежегодной конференции по теме «Восстановление справедливости», а также устраивает собрания для участников Программы по примирению жертв преступлений и их обидчиков. Центр проводит семинары, консультации и оказывает организационную поддержку людям и организациям, заинтересованным в развитии новых программ по примирению между потерпевшими и их обидчиками. Центр совместно с организацией «Фрезно за восстановление справедливости» помогает местному населению воплотить в действие принципы восстановительного правосудия и применять их в государственных и частных организациях, школах, учреждениях города Фрезно и прилежащих районах.

В-третьих, Центр принимает участие в Программе по урегулированию конфликтов в школах. Участвуя в этой программе, Центр тесно сотрудничает со школьной администрацией города и учителями, для того чтобы на практике применять принципы восстановления справедливости, принципы, помогающие поддержать школьную дисциплину.

В-четвертых, Центр проводит семинары и предлагает услуги посредничества как для частных лиц, так и для местных организаций, включая церковь, школы, предприятия, судебные инстанции и т. д.

И последнее. Центр имеет международную программу, которая готовит лидеров и преподавателей для учебных заведений, связанных с церквями или церковными организациями в других странах. Работники Центра непосредствен­но проводят семинары и тренинги в других странах, в основном с целью подготовки местных кадров.


Какие достижения Центра вы считаете наиболее важными?

С точки зрения областей, в которых работает Центр, я считаю особенно важной деятельность в области «Программы восстановления справедливости» и в области школьной дисциплины. С точки зрения учреждений, на которые центр пытается повлиять, наиболее важными являются церковь, судебная и школьная системы.


Какое положительное влияние Центр оказывает на местных жителей?

Центр оказывает положительное влияние на людей разными путями. В настоящее время Центр направляет свои основные усилия на поддержку организации «Фрезно за восстановление справедливости», которую я уже упоминал. Центр уже много лет поддерживает местную «Программу по примирению жертв преступлений и обидчиков», направляет работу этой программы и предоставляет помещение при университете для сотрудников, работающих в рамках этой программы. Как уже было замечено, Центр делает большой акцент на работу в школах. Центр также положительно влияет на людей и местные учреждения посредством проведения семинаров и оказания посреднических услуг по раз­решению конфликтов.


Как вы себе представляете будущее Центра?

Уважение и доверие приходят со временем, и они необходимы для успеха в будущем. За время своего существования Центр приобрел уважение и доверие в глазах церковных лидеров, образовательных учреждений и местных жителей. Для успешного будущего необходимо продолжать зарабатывать это уважение и доверие.

Центр будет продолжать строить свою деятельность исходя из прошлых достижений, развивая свою работу в области «Программы восстановления справедливости» и восстановления дисциплины в школах, проводя курсы и семинары, научные исследования и публикуя свои материалы.

Центр также продолжит свою работу по подготовке преподавателей и лидеров из других стран в области разрешения конфликтов. Центр будет оказывать помощь вновь образующимся учебным программам и центрам в других странах, чтобы они могли адекватно развиваться.


Как, по-вашему, опыт Центра и его материалы могут обогатить русскоязычных христиан?

Я полагаю, что эти христиане не отличаются от всех остальных христиан. Мы знаем, что должны любить друг друга и жить в мире, но часто разногласия отдаляют нас друг от друга.

Мой отец был плотником. Я стал преподавателем, но я также люблю делать предметы из дерева. Однако мой ящик с инструментами не такой большой, как у моего отца. Я также знаю, что без необходимых инструментов мне трудно сделать хорошую вещь. Иногда я беру взаймы инструменты из ящика моего отца, чтобы сделать свою работу хорошо.

Конфликты и миротворчество подобны этому примеру. Я знаю, что хочу построить мир, но мне не хватает нужных инструментов. Я должен, образно говоря, иметь ящик с инструментами. Поэтому в нашем Центре миротворчества мы создаем и совершенствуем инструменты для разрешения конфликтов и миротворчества. Мы с радостью делимся этими инструментами с другими людьми. Когда мы это делаем, то знаем, что инструменты, требуемые для работы в другой культуре, могут отличаться от наших. Поэтому мы приглашаем людей из других стран и культур подумать вместе нами, какие инструменты могут понадобиться в их культурном контексте. Мы обязуемся работать совместно с теми, кто, как и мы, заинтересованы в создании и усовершенствовании инструментов, которые необходимы в созидании наших домов, церквей, школ, сообществ и наций.


Заключительные комментарии


Из всего вышеизложенного мы можем заключить, что меннониты имеют богатые традиции в миротворчестве, которые уходят корнями в XVI столетие и которые продолжают развиваться в настоящее время. Возникает следующий вопрос: как миротворческие инициативы, возникшие в американской культуре, могут применяться в других культурах? Миротворцы-меннониты, которые работают в других странах (например, Рон Крэйбилл и Джон Пол Ледерах), часто повторяют в своих публикациях, что их метод подходит не для всех культур. Иногда то, что работает в одном месте, не работает в другом. Меннонитские специалисты в области управления конфликтами напоминают своим коллегам и читателям, что они не имеют готовых ответов, а вместо этого предлагают местным лидерам и всем интересующимся пропускать предлагаемые идеи через их культурный фильтр и адаптировать материал в соответствии с местной культурой. Этот совет также распространяется на материалы, включенные в этот сборник.

Другой вопрос, который могут поднять наши читатели: существовали ли миротворческие традиции и инициативы в русской культуре? Один из современных российских ученых, А. Дмитриев, в своей книге «Конфликтология» (2003) анализирует историю развития конфликтологии в России. Ниже приводятся некоторые из его выводов.

1. Демократические традиции, учреждения и процессы, которые необходимы для более эффективного управления конфликтами, отсутствовали в русской до- и послереволюционной политике. Русские цари и позднее коммунистическая партия часто прибегали к насилию как средству контроля над людьми. Русские люди стали верить в то, что насилие является наиболее простым и коротким путем для разрешения конфликтов и достижения поставленных целей.

2. С начала XIX столетия точка зрения на конфликт в России основывалась на марксистском понимании конфликта, которое вытеснило все другие, немарксистские, теории конфликта (например, теорию Вебера). Марксистская теория объясняет социальные конфликты существованием противоположных социальных классов (например, капиталистов и рабочих), которые сражаются за свои интересы и политическую власть. Маркс и позже Ленин считали, что конфликт исчезнет в бесклассовом обществе. Более того, Ленин верил, что только насильственная революция может ликвидировать социальные классы и исключить социальные конфликты в будущем. Однако эта утопическая мечта не сбылась, и люди в советском обществе часто вступали в конфликты. Наиболее острым был конфликт между элитой коммунистической партии, имевшей определенные льготы и привилегии, и рядовыми членами общества, которые этого не имели.

3. В результате адаптации марксистской социологии и конфликтологии коммунистическое правительство запретило конфликтологические исследования в социологии и психологии. Однако в 1990-х годах, после падения коммунистического режима, такие исследования были начаты в Российской академии наук (Москва). В Академии наук и в российских университетах конфликт в основном изучается различными учеными с точки зрения юриспруденции.

4. Несмотря на столетия политического насилия и его применения при разрешении конфликтов, в русской культуре существовала традиция ненасилия и пацифизма. Наиболее выдающимся представителем этой традиции был известный русский писатель Л. Н. Толстой (1828 — 1910). Свое учение о непротивлении злу насилием Толстой изложил в книге «Царство Божие внутри вас», написанное в 1893 году. Пацифизм и традиции ненасилия были характерны для молокан и духоборов, предшественников русских протестантов, а также для евангельских христиан, баптистов и адвентистов седьмого дня. В конце XVIII и начале XIX века многие мужчины, принадлежащие к этим религиозным группам, отказывались от военной службы в армии из-за своих религиозных убеждений[5]. Толстому было известно об этом движении верующих-пацифистов. Он поддерживал его и вел переписку с 32 заключенными, отбывающими тюремное наказание за отказ от воинской службы. Более того, Толстой помог группе пацифистов-духоборов (7000 человек) эмигрировать в Канаду в 1899 году, спасая их от правительственного преследования. Благодаря публикации книг Толстого за рубежом, его учение о ненасилии и поддержка пацифизма были известны в других странах мира. В частности, учение Толстого повлияло на выдающихся деятелей и миротворцев, Мохандаса Ганди и Мартина Лютера Кинга.

Изучая материалы этого сборника, читателю полезно помнить о том, что идея ненасилия не была чуждой для русской культуры и что участие русских верующих в движении против насилия имело ценность для мирового сообщества.

Таким образом, составители надеются, что материалы, включенные в этот сборник, написанные меннонитами и другими авторами «мирных церквей», помогут обогатить понимание конфликта и познакомят с новыми методами или предоставят средства для эффективного разрешения конфликтов, которые читатели смогут применять в их личной, семейной и церковной жизни.


ЧАСТЬ 2. БИБЛЕЙСКИЙ ВЗГЛЯД НА КОНФЛИКТ

Предисловие


 Вторая часть сборника включает в себя главы 2 и 3. Вторая глава «Библейская идея мира» открывается отрывком книги Рональда Крэйбилла «Восстанавливая разрушенное: оказание помощи в конфликте». Эта книга была написана в 1981 году, когда Крэйбилл был руководителем Меннонитского служения примирения. В то время издавалось мало литературы, посвященной теме миротворчества. Крэйбилл был одним из первых, кто описал свой опыт работы в качестве миротворца. Для нашего сборника мы избрали главу «Библия о примирении», в которой Крэйбилл дал теологическое обоснование служения примирения.

Вторая глава сборника продолжается статьей «Шалом: избранный путь», написанной Долтоном Раймером. Эта статья входит в книгу «Посредничество и содействие: учебное пособие», которая была опубликована в 2000 году. В своей статье Раймер напоминает современным христианам о важности Божьего видения мира и о библейских путях ответа на конфликт.

Статья «Избранные отрывки из Библии на тему конфликта» написана Кэролин Шрок-Шенк и также взята из указанной книги.

Третья глава второй части сборника «Понимание конфликта» содержит статьи и главы из книг, которые дают общее представление о конфликте, включая его определение, структуру, динамику, причины конфликта и уровни его выраженности. Статьи, написанные Роном Клаассеном и Полом Ледерахом, принадлежат к материалам семинара «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество» (2001). Эти статьи содержат краткую информацию и диаграммы по перечисленным темам.

Шрок-Шенк — автор статьи «Представление о конфликте и его преобразование», которая является частью книги «Миротворчество и конфликт: практические навыки для преобразования конфликта» (1995). Шрок-Шенк поясняет и иллюстрирует теоретические принципы конфликтологии.

Статья «Уровни сложности конфликта» написана Спидом В. Лизом и входит в его книгу «Прохождение вашей церкви через конфликт», изданную в 1996 году. Этот материал можно использовать как средство для понимания уровней сложности и выраженности конфликта в вашей церкви.

Далее приведены статья и глава с толкованием главы 18 Евангелия от Матфея. Этот текст трактуется как библейское руководство по разрешению конфликтов. Элэйн Эннс анализирует Матфея 18 в статье «70 х 7: теология примирения», извлеченной из книги «Посредничество и содействие: Учебное пособие».

Марлин Джешке является автором статьи «Метод приобретения учеников», входящей в его книгу «Приобретение учеников в церкви: восстанавливая евангельское служение», которая была опубликована в 1988 году. В этой работе обсуждаются важные вопросы церковной дисциплины, а также практическое применение Матфея 18. Несмотря на то что книга была написана почти двадцать лет назад, она все еще остается важной в области церковной дисциплины. Ведущий христианский журнал «Христианство сегодня» (август, 2005 г.) признает Джешке одним из авторитетных экспертов в области церковной дисциплины и называет эту его книгу «наиболее известной современной публикацией по церковной дисциплине».

Мы надеемся, что главы 2 и 3 сборника познакомят наших читателей с некоторыми теологическими и теоретическими идеями, связанными с пониманием конфликта. В целом, представленная точка зрения на конфликт разделяется «мирными» церквями Северной Америки и Канады. Мы думаем, что этот материал может быть полезен для ознакомления с тем, как христиане в этих странах понимают конфликт.

О.Бевз


ГЛАВА 2. БИБЛЕЙСКАЯ ИДЕЯ МИРА

Рональд Крэйбилл. Библия о примирении.

(Из книги «Восстанавливая развалины: оказание помощи в конфликте»)


I. Введение

 «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Луки 2:14).

Возможно, что при чтении этого отрывка мы меньше всего внимания обращаем на союз «и», произнесенный ангелами в восклицании по поводу рождения Иисуса Христа. Намного проще принимать только первую половину утверждения или вторую, а именно: воодушевлять людей к священному поклонению Богу и избегать ответственности за поддержание мира среди людей. Другое искушение — бороться за совершенство в мире, отрицая Создателя.

Большинство христиан слышат только первую половину восклицания ангелов. Как и дети Израиля, мы склонны верить, что наш Создатель в основном желает хвалебного отношения, или поклонения, создающего чувство глубокого почитания среди Его детей.

Это не означает, что мы не обсуждаем проблему мира. Христиане, уверяю вас, много говорят о мире. Сегодня популярное христианское радио, телевизионные каналы и христианская литература наполнены словами о мире. «Когда мир, как поток, возносит мой путь...» — поем мы в песне. И мы пылко свидетельствуем о мире с Богом, или о мире в нашей душе.

Нет ничего неправильного во внутреннем мире с Богом. Я высоко ценю мир с Богом. Проблема в том, что понимание мира, которое демонстрируют многие христиане сегодня, не совпадает с тем, что под этим понимается в Писании. Мир в современных христианских кругах зачастую описывается как только личный, глубоко субъективный опыт, который является только тенью библейского понимания мира. Мир в современном смысле — это внутренний покой, уравновешенность, приятные чувства, спокойная совесть, которые возникают, когда Бог избавляет грешника от вины.

Без сомнения, мир в этом узком смысле является важной частью опыта христианина. Однако если это тот предел понимания мира, о котором провозгласили ангелы, то в этом случае христианство предлагает не более чем модную технику релаксации, которая сегодня рекламируется на каждом углу. Я знаю нехристиан, занимающихся медитацией, хвалящихся низкой частотой пульса, которую они имеют по сравнению со многими христианами. Если бы внутренне спокойствие было целью христианского учения, то, конечно, Иисус Христос предложил бы надежную технику релаксации уже в первых стихах Нагорной проповеди.

Разумеется, христиане не всегда говорят о мире в таком узком смысле. «Мы обязаны молиться за мир во всем мире!» — это призыв, с которым согласилось бы много христиан, подразумевая мир среди народов. Но даже в этом случае христиане редко употребляют слово «мир» в том глубоком смысле, которое придается этому слову в Писании. Мир волнует христиан, как это волнует и всех людей доброй воли, но он является вторичной заботой, призывом, который находится на периферии евангельского учения. Установление мира там, где господствуют предвзятость, конфликт и несправедливость, видится как важное дело, но оно не представляется неотъемлемой частью дела спасения, исполненного Христом на кресте. К миротворчеству приступают после провозглашения Благой Вести, а не относятся к нему как к неотъемлемой части данного послания.

В результате этого теряется жизненность самого послания. Отделите понятие миротворчества от провозглашения Евангелия, и само содержание Евангелия изменится. Благая Весть в этом случае становится чем-то таким, что можно выражать словами, но не исполнять, рассказывать кому-то и верить в это, но не жить и не действовать по этому учению. Евангелие в этом случае исцеляет сердца, а не взаимоотношения. В результате провозглашение Благой Вести пострадает. Наблюдатели уже не могут сказать: «Смотри, как они любят друг друга», но только: «Слышишь, как они говорят, что они счастливы».

Суммируя сказанное о том, как мы понимаем мир, и то, что мы делаем с библейским призывом к миру, можно заключить, что эти понятия влияют на нас в областях, которые по мнению многих христиан, являются критическими для нашей веры. Эти критические области: наше понимание спасения, открытость к его получению, наша жизнь в церкви и наша миссионерская активность. Все это напрямую связано с тем, как мы относимся к теме примирения в Библии.


II. Мир в Ветхом Завете

Точкой отсчета для рассмотрения темы примирения в Библии является ветхозаветное слово шалом, которое обычно переводится с еврейского как «мир». Встречающееся более 300 раз в Ветхом Завете, слово шалом имеет много значений и появляется во многих контекстах, от простого приветствия до выражения завета между Богом и Его людьми.

Шалом — это всеобъемлющий термин. Он описывает намного больше, чем только «отсутствие конфликта», и простирается намного дальше, чем субъективный внутренний опыт. Шалом описывает состояние полного благополучия: здоровье, счастье, материальную безопасность, гармоничные отношения с соседями, справедливость, экономическое равенство и духовную целостность.

Можно указать следующее о понятии шалом в Ветхом Завете.

1. Шалом является центральным Божьим намерением для человеческого существования. Когда земные писатели стараются выразить словами заветное желание Бога для Его творений, тогда из-под их пера появляется слово шалом(Числа 6:24-26; Левит 26:3-10; Иеремия 29:10-11; Псалтирь 33:15).

2. Шалом и «спасение», в сущности, являются синонимами (Псалтирь 84:8,9; Псалтирь 118:165,166; Исайя 32:15-18).

3. Шалом используется, когда говорится об отношении к другим и о том, как достичь благосостояния (Иеремия 29:7; Псалтирь 33:15).

4. Шалом включает в себя справедливость, и Божьи дети должны быть активными в поддержании справедливости (Исаия 32:16,17; Иеремия 6:14; 8:11).

5. Шалом более важен для Бога, чем торжественное поклонение (Исайя 58:1-12; Амос 5:21-24).

6. Новый Завет Бога будет «заветом шалома» (Иезекииль 37:26,27; Исайя 2:2-4; Михей 4:1-4). Божий страдающий слуга будет «Князем мира» (Исайя 9:6).

Некоторые из этих пунктов заслуживают сегодня особого внимания христиан. Например, то, что шалом являет центральным аспектом по отношению к спасению в Ветхом Завете. Это основная цель Божьих детей, а не вторичная, необязательная задача. Во-вторых, шалом является состоянием, характеризующим взаимоотношения с другими людьми а не только состоянием сердца человека. Разумеется, решение быть соучастником Божьего намерения возникает в сердце отдельного человека. Но это решение быстро перемещается во вне, по направлению к другим людям. Значение и действительная проверка этого решения совершается в области человеческих взаимоотношений.

В-третьих, Бог ожидает от Своих детей, чтобы они были соучастниками в создании и поддержании шалома. Действительно, активное посвящение шалому рассматривается как особенная проверка послушания (см. пункты 4 и 5). Там, где Божий народ пренебрегает служением шалому, Бог является как гневающийся или совершенно отсутствующий. И последнее. Я считаю это важным для понимания учения Христа и хочу заметить, что шалом в Ветхом Завете ограничен обращением к народу Божьего завета. Таким образом, имеющиеся в Ветхом Завете поразительные контрасты между призывами к шалому и призывами к войне направлены против тех, кто находится за пределами завета с Богом.


III. Иисус как носитель мира

 Ветхий Завет указывает на шалом как на выражение Божьего желания для Его искупленного народа. Пророки предвидят приход Мессии и наступление времени шалома. В соответствии с этой традицией Новый Завет предлагает достаточные доказательства того, что Иисус и Его окружение разделяли это видение. Это означает, что установление шалома, в полном смысле его значения в Ветхом Завете, было в центре миссии Иисуса.

А. Предсказания людей, ожидавших рождения Христа, описывают Иисуса как носителя мира. Из четырех евангелий Евангелие от Луки сообщает нам о предсказаниях тех, кто ожидал Христа. В повествовании Луки убедительно показано, что Иисус предлагает полное изменение социального и духовного состояния Израиля, которое могло быть описано только как состояние шалома в том значении этого слова, которое представлено в Ветхом Завете.

Мария радуется приходу Избавителя, который «низложил сильных с престолов и вознес смиренных; алчущих исполнил благ, а богатящихся отпустил ни с чем» (Луки 1:52-53). Захария предвидит избавление от угнетателей (Луки 1:73-75) и явление Того, кто призван «просветить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира» (Луки 1:77). Так же и Иоанн Креститель утверждает, что путь Мессии — это делиться тем, что имеешь, и обращаться честно и по-доброму с другими (Луки 3:10-14).

Б. Иисус представляет Себя как приносящего ветхозаветный образ шалома.Слова Иисуса во время Его первого публичного выступления в синагоге Назарета были ясными и волнующими для слушателей: «Дух Господень на Мне, ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное» (Луки 4:18-19). В тот день Иисус сказал Своим слушателям о том, что эти слова древнего пророчества исполнились.

В. Жизнь Иисуса была служением шалома. Нет необходимости в том, чтобы излагать подробно путь жизни Иисуса, который был согласован с Его провозглашением шалома. Его служение сосредоточивалось во многих случаях на исцелении как определенном акте, который приносит целостность другим людям. Он считал Своими друзьями тех, кого презирали в обществе. Иисус подчеркивал служение другим и любовь к врагам. Он часто увещевал Своих слушателей в том, что первый шаг к покаянию состоит в восстановлении отношений с другими. Он учил, что решающим вопросом, который будет задан Его последователям при последнем суде, будет вопрос о том, накормили ли они голодных, одели ли нагих и дали ли жилье бездомным. Возможно, более всего Иисус демонстрировал любовь, которая приносит себя в жертву, провозглашая Божье Царство мира.

В Иисусе призыв к покаянию и служению шалома неразрывны. Покаяние не искренно до тех пор, пока нет посвящения шалому. Миссия шалома безжизненна до тех пор, пока нет покаяния, поворота от себя к Богу и другим.

До самого конца Иисус свидетельствовал о Царстве, начинающемся там, где прославление Бога и примирение с врагом, даже в ущерб своим интересам, являются неразрывными действиями. Даже смерть не смогла разъединить эти действия в жизни Христа.


IV. Примирение в ранней Церкви

 Возможно, что самое убедительное доказательство понимания жизни и учения Христа, как призыва к примирению, состоит в том, что ранняя Церковь явно подчеркивала примирение. Социологически и теологически ясно, что те, кто жил после Христа, рассматривали задачу примирения с наибольшей серьезностью.

А. Примирение евреев и язычников было основным интересом ранней Церкви.Новозаветная церковь потратила много времени и энергии, чтобы примирение между евреями и язычниками стало реальностью. Еврейские христиане совершили примирение, которое им досталось дорогой ценой. Им пришлось отказаться от определенных религиозных традиций и выносить насмешки со стороны семьи и друзей. Книга Деяния апостолов отражает эти усилия. У меня нет другого объяснения для настойчивости ранней Церкви в попытке примирения, за исключением того, что они были убеждены в центральной важности примирения между народами в учении Христа.

Б. Авторы Нового Завета неоднократно представляют природу Бога и Христа в терминах примирения. Многие авторы Нового Завета называют Бога «Богом мира» (Римлянам 15:33; 16:20; 2 Коринфянам 13:11; Филиппийцам 4:9; 1 Фессалоникийцам 5:23; Евреям 13:20) и описывают Иисуса как «Господа мира» или «Царя мира» (Ефесянам 2:14; 2 Фессалоникийцам 3:16; Евреям 7:2), а также называют Евангелие «посланием мира» (Деяния 10:36; Римлянам 10:15; Ефесянам 6:15).

В. Апостол Павел представляет теологию примирения. Павел часто рассуждает о значении Иисуса Христа как Мессии в письмах к Церкви, которая все еще пытается осознать значение необыкновенных событий, сопровождавших жизнь и смерть Иисуса Христа. Тема примирения между Богом и людьми, а также между одним человеком и другим является главенствующей в учении Павла как первого христианского теолога.

Рассмотрим три следующих отрывка, в которых Павел интерпретирует служение Христа:


«Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное. И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Колоссянам 1:19-22).


Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения; потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом (2 Коринфянам 5:17-20).


А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою. Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем; и, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким (Ефесянам 2:13-17).


Мысль о том, что Иисус есть Примиритель, является общей для всех трех отрывков. Иисус примиряет мир с Собою, примеряет людей друг с другом и поручает Церкви служение примирения.

Может показаться, что тема примирения в этих отрывках надумана. Может, это является отступлением от благодати, попыткой возложить бремя спасения на действия человека? Наш ответ — нет. Павел ясно говорит об источнике нашего спасения: «Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с собою и давшего нам служение примирения» (2 Коринфянам 5:18). Понятно, что служение примирения среди людей не спасает само по себе, оно скорее является первым плодом спасения.

Ключевая мысль заключается в том, что спасение приводит к новому творению во Христе. Павел писал: «И облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего Его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Колоссянам 3:10-11; также с 1 Коринфянам 12:13; Галатам 3:28). Эта фраза: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужско пола, ни женского...» (Галатам 3:28), является формулой, которую Павел употребляет повторно, чтобы описать земные результаты спасения, видимые характеристики искупленных людей. Примирение среди людей является характерным знаком для человека как нового Божьего творения!

Однако для Павла это еще не конец. Недостаточно быть просто примиренным с другими людьми. Церковь призвана брать на себя ответственность за примирение. «Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения» (2 Коринфянам 5:18). Мы призваны быть примирителями, потому что мы примирены.


V. Примирение: повестка дня на сегодня

 Если призыв к примирению действительно является центральным для библейского послания, то что из этого следует для христиан, стремящихся быть верными Божьей цели? Послушание библейскому призыву требует самопроверки. Я верю, что эта проверка должна относиться, во-первых, к тому, как церковь относится к диспутам среди верующих, а также к тому, как она понимает свою миссию.


А. Служение примирения: центр церковной жизни

 Апостол Павел относился со всей серьезностью к спорам в церкви. Реальное значение написанного им по этому в росу имеет смысл только тогда, когда мы понимаем, что концепция примирения была ключевой для его понимания спасения во Христе. Несмотря на различие членов, Церковь является одним телом во Христе, пишет Павел в 1 Коринфянам 12. Споры в Церкви угрожают единству во Христе, утверждает Павел, ослабляя, таким образом, то, что мы считаем основным доказательством спасающей силы Христа.

Поэтому разрешение диспутов среди верующих является делом особой важности для Церкви.

Интересно, что Павел не настолько озабочен существованием споров и конфликтов среди христиан, как тем, каким образом они разрешаются. Например, в отрывках Галатам 6 и Филиппийцам 4 Павел не осуждает за несогласие. Вместо этого он просто требует назначения посредников, или «сотрудников», как он называет их в Филиппийцах 4:3. Схожая ситуация появляется в 1 Коринфянам 6, где Павел знал о существовании несогласия в Церкви. Беспокоит Павла и сильно гневит то, что христиане обращались в мирские суды, вместо того чтобы решать споры с помощью посредников-христиан. «Как смеет кто у вас, имея дело с другими, судиться у нечестивых, а не у святых?.. Неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими?» (1 Коринфянам 6:1-7). Церковь должна проводить собрания по разрешению споров среди сообщества верующих.

Павел не развивает здесь новых идей, но, скорее, выражает учение, знакомое со слов Иисуса и записанное в Матфея 18. Многие современные христиане знакомы с формулой для разрешения споров, описанной в Матфея 18. Меньше христиан признают то, что Иисус считал это разрешение конфликтов основным в деле Церкви. Это то, что Иисус называл процессом «связывания и разрешения» (Матфея 18:15-20) — Его слова для описания применения власти в Церкви (Матфея 16:13-20). Иисус также подтвердил, что это дело имеет неизменную важность. Интересно заметить, что только в этих двух отрывках (Матфея 18:15-20 и 16:13-20), имеющих дело с конфликтом и властью авторитета, из уст Иисуса исходит слово «церковь».

Сегодня наибольшая ошибка происходит от неправильного толкования Матфея 18:20, где Иисус обещал, что «где двое или трое собраны во имя Мое, там я посреди них». Современные читатели обычно понимают это как предписание для совершения молитв в малых группах.

Исследование контекста не оставляет места для этой интерпретации. Вся глава концентрируется на взаимоотношениях между людьми и их разногласиях, и этот отрывок явно связан с этими темами! Кроме того, фраза «двое или трое собраны» звучит знакомо, так как она употребляется в Ветхом Завете, когда речь идет о слушании судебного дела и разрешении спора. В частности, эта фраза указывает на общепринятое число свидетелей (Второзаконие 17:6; 19:15; Евреям 10:28). Следовательно, кажется ясным, что слова Иисуса предназначены для миротворцев. Там, где верующие собираются для разрешения споров и конфликтов во имя Его, — Христос присутствует «посреди них».

Можно заключить, что внимание Павла к теме споров и значение его слов происходит из источника, который находится глубже, чем простая озабоченность лидера о гармонии между членами его паствы. Павел прежде всех понял, что Иисус приходил для примирения. Примирение является основополагающим признаком искупления. Без сомнения, что Павел извлек это из традиции, записанной в Матфея 18, а именно, что разрешение конфликтов является центральным по отношению к самому пониманию Церкви и указывает на присутствие Духа Христа. Говоря коротко, Павел поднимает тему конфликта в Церкви, потому что он последователь Христа, посвященный служитель Церкви. Чтобы следовать за Христом, быть истинной Церковью, необходимо примирение с братьями и сестрами.


Б. Служение примирения — центр миссии

 Если примирение действительно является центральным по отношению к Божьим целям для спасения и Церковь несет ответственность за служение примирения, то христианам нужно пересмотреть связь между миротворчеством и миссией. Основная задача состоит в том, чтобы по-новому заявить о видении шалома, установленного Богом для Его творения. Мы должны переместить служение примирения с периферии христианских интересов в центр, где оно должно находиться.

Это означает, что когда Церковь призывает неверующих к покаянию, призыв будет направлен не только к внутреннему миру, но и к примирению между людьми. Церковь должна принять ответственность за приглашение новых верующих не только творить добрые дела, но и участвовать в конкретных задачах примирения, которые являются первостепенными целями человека как нового Божьего творения.

Вторая важная задача состоит в том, чтобы продумать связь между тем, чему мы учим, — Евангелию мира — и тем, как мы учим. Миссионеры наблюдают, что новообращенные придают особое значение тем делам, которым свидетельствовавшие им посвящали больше всего времени.

Иисус не просто объявил, что Добрая Весть состоит в том, что больные могут быть исцелены. Он исцелял и этим действием провозглашал Царство Божье. Слово и дело — это одно неразрывное целое! Примирение является центральным в Евангелии, и христиане должны быть активными в примирении, чтобы этим провозглашать Благую Весть.

Ветхий Завет обещает, что во время служения примирения Божьи дети сами будут обновлены. «Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительно, и отдашь голодному душу твою, и напитаешь душу страдальца... застроятся потомками твоими пустыни вековые... и будут называть тебя восстановителем развалин, возобновителем путей для населения» (Исайя 58:9-12).


© 1981, Гералд Пресс, США. Печатается с разрешения издательства.


Долтон Раймер. Шалом: избранный путь. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


Я люблю взбираться на вершину холма, где моему взору открывается пространство во всех направлениях. Поворот пути на шоссе, расположенном над долиной, или высотное здание тоже создадут подобный эффект. На этих возвышенностях я тяготею к тому, чтобы смотреть на места внизу, показывая, где я и те, кто со мной путешествует, уже побывали, а также указывать на места, которые мы только собираемся посетить.

Этот новый год-декада-век-тысячелетие является подходящим временем, чтобы посмотреть назад на нашу жизнь и историю, а также вперед, на наше будущее. Мы только что закончили период, который по праву можно назвать одним из кровопролитных веков в человеческой истории. Более чем 100 миллионов людей потеряли свои жизни за последний век только в результате войн. А убийство, по мнению писателя Колина Уилсона, «не привлекало внимания ученых как отдельно существующая проблема до XX века». Сегодня даже дети убивают.

С самого начала творения Бог имел образ шалома как мира для всего существующего. Через все Писание мы встречаем упоминания о желании Бога установить Его шалом на земле. Как слуги Бога, мы находимся на пути к этому сообществу шалома. Как же мы, как христиане, реагируем сегодня на насилие и конфликты? Что нам дает образ шалома для настоящего и будущего?

Чтобы узнать нашу позицию по отношению к этим проблемам, я не знаю лучшего указателя, чем Библия. Что Библия говорит нам о применении силы, конфликте и миротворчестве? Библия дает нам широкую и детальную перспективу по этим вопросам.


Вначале

Так же, как мы иногда вспоминаем места, где уже побывали, мы видим в далеком прошлом начало путешествия человечества. «В начале сотворил Бог небо и землю» (Бытие 1:1) — утвердительно начинает Книга Бытие свое повествование. И Божье творение было «хорошо». Бог как художник, оценивающий свой шедевр, видел Свое творение и провозгласил его «хорошим» семь раз, более того, на седьмой раз Он назвал его «хорошим весьма» (Бытие 1:4, 10,12, 18, 21, 25, 31).

Но вскоре добродетель Божьего творения была искажена грехом. Адам и Ева не послушались Бога, и шалом идиллического райского сада, который сотворил Бог и где Он поместил первых людей, был разрушен.

Шалом — еврейское слово, часто переводится как «мир», но оно означает намного больше, чем простое отсутствие напряжения. В книге «Шалом — библейское слово для спасения, справедливости и мира» (1987) Пэрри Йодер выделяет три главных значения слова шалом в Ветхом Завете. Шалом иногда обозначает «материальное благосостояние и процветание» (Бытие 37:14; Псалтирь 37:4; Иеремия 33:6-9), иногда «справедливость и хорошие отношения» (3 Царств 5:12; Исайя 32:16-17), а иногда «прямоту» в разговоре (Псалтирь 33:14-15). В целом, шалом описывает состояние добра, где все правильно, справедливо, правдиво, целостно, закончено и гармонично. Это состояние рая перед грехопадением и Божье видение для мира после грехопадения.

Каким образом Божье видение шалома реализовалось в падшем мире? Оглядываясь назад, на библейскую картину, мы можем найти некоторые ответы на этот вопрос.


Указатель 1: «Разве я сторож брату моему?»

Первая часть пути человечества, начавшаяся после грехопадения, характеризовалась длительным путем насилия, который начался с убийства Каином его брата Авеля (Бытие 4:1-16) и окончился потопом (Бытие 6:9).

Бог был явно недоволен. Мы не должны поступать, как Каин: «Не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего» — говорится в Новом Завете (1 Иоанна 3:12). Мы также должны сказать «нет» насилию как нарушению шалома.

Мы должны ответить «да» на оборонительный вопрос Каина: «Разве я сторож брату моему?» (Бытие 4:9). Подразумеваемый Каином ответ на этот вопрос был «нет», но Божий ответ есть явное «да». Наши братья, сестры и семья — это самые близкие для нас люди, и мы должны быть «сторожами» друг для друга. Иосиф, в заключительной истории книги Бытия, демонстрирует нам пример, наилучшим образом представляющий «сторожа». Он простил своих братьев и заботился о них, несмотря на то что они нанесли ему большой вред в прошлом (Бытие 50:15-21).

«Разве я сторож брату моему?» — это наш первый указатель на пути к восстановлению Божьего шалома на земле после грехопадения.


Указатель 2: Возлюби Бога и ближнего своего

 Второй знак указывает на нашу совместную жизнь в обществе. В историческом путешествии человечества Бог после потопа предопределил начать все заново, избрав для себя особый народ, через который могли бы быть благословлены все племена земли. Он также решил сотворить мир, где шалом мог бы быть реализован. Бог призвал Авраама и Сару стать прародителями Своего избранного народа (Бытие 12:1-3).

Всем людям земли необходима этика, или правила, по которым они живут. Обычно существует некоторое «учредительное собрание», которое устанавливает нравственные законы. В случае древнего Израиля Бог освободил их от этого процесса и просто дал им закон.

Этот закон, хотя и детально разработанный, был основан на двух фундаментальных принципах: «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими» (Второзаконие 6:5) и «люби ближнего твоего, как самого себя» (Левит 19:18).

«А кто мой ближний?» — спросил однажды у Иисуса законник (Луки 10:29). Подобно Каину, законник тоже следовал своему человеческому инстинкту, желая установить пределы любви. Он сам должен был знать ответ на этот вопрос. Закон, который законник, как предполагается, практиковал, ясно указывал, что слово «ближний» включает больше, чем его собственный род. Закон предписывал любить странника и пришельца в своей земле (Левит 19:33-34; Второзаконие 10:17-19). Но Иисус терпеливо отвечал, рассказывая притчу о презираемом самарянине, который стал ближним для человека, принадлежащего к другой этнической группе и религии (Луки 10:25-37). Быть ближним — это значит не устанавливать пределы для любви.

Возлюби Бога и возлюби своего ближнего — это наш второй указатель на пути к Божьему шалому.


Указатель 3: Сложи оружие, возьми свой крест

Развилка на дороге принуждает нас к выбору пути. Пойти нам налево или направо? Наш третий знак призывает нас сделать подобный выбор.

Когда мы оглядываемся на историю человечества, мы видимчто древний Израиль неоднократно совершал ошибки, не следуя Божьему плану шалома. Божье наказание за их ошибки было тяжелым, но Бог не оставлял Свой народ без надежды. Он обещал им послать Мессию, который среди прочего будет и «Князем мира» (Исайя 9:1-7). Но когда Иисус пришел, люди увидели, что подобный образ Мессии сбивает их с толку.

В течение длительного времени в недрах древнего Израиля развивались конкурирующие представления и модели, по которым Бог будет устанавливать шалом на земле. Во время исхода Израиль пережил одну из таких моделей. Бог, который осудил семейное насилие между братьями в Книге Бытие, выбрал насилие как средство для освобождения Его народа из египетского плена. После этого Бог следовал стратегии военного захвата, чтобы обеспечить место проживания для Своего народа в земле, которую Он им обещал. Несомненно, модель исхода представляет Бога как побеждающего и торжествующего воина (Исход 15:3). Во главе с Богом древний Израиль маршировал под музыку священной войны. Священная война была преобладающей моделью завоевателей, судей и царей Израиля.

Однако во времена поздних пророков в Израиле начало возникать иное представление о войне и мире. Мы находим, что это представление более ясно выражено пророком Исайей. В этой модели восстановление Божьего шалома осуществляется не царем-захватчиком, а страдающим слугой (Исайя 53). Страдающий слуга и царь-захватчик поразительно отличаются друг от друга. Это различие в моделях Божьего шалома оказало влияние на представления евреев I века по Р. X., которые были сбиты с толку учением Иисуса. Он не соответствовал их образу Мессии. Они ожидали, что Мессия, как и в прежние времена древнего Израиля, будет их освободителем.

Поэтому когда Иисус начал делиться Своим пониманием мессианства, говоря о служении, страдании, смерти и воскресении, Петр быстро отозвал Его в сторону и упрекнул за это (Матфея 16:13-28; Марка 8:27-9:1; Луки 9:18-27). Иисус, в свою очередь, строго осудил Петра: «Он же обратившись сказал Петру: отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Матфея 16:23; Марка 8:33).

Этот поразительный обмен мнениями дал дальнейшее направление всему, что последовало после. На этой развилке дорог Иисус выбрал узкий путь креста вместо широкого пути меча. Американский поэт Роберт Фрост сказал о подобном выборе: «Это явилось причиной всех дальнейших различий».

К сожалению, Петр был не самый способный ученик. Когда, во время ареста Иисуса в саду, он воинственно вынул свой меч и отсек ухо слуги первосвященника, Иисус ясно выразил свою позицию: «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матфея 26:52). Более того, Иисус сказал, что Он мог бы призвать армию из двенадцати легионов ангелов, если бы Он захотел, но это был не Его путь (Матфея 26:53-54).

Крест — это путь к Божьему шалому. Область влияния креста — весь мир. Через Христа «благоугодно было Отцу, чтобы в нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собой все, умиротворив через Него, кровию креста Его, и земное и небесное» (Колоссянам 1:19-20).

Иисус также воззвал к Своим последователям, чтобы и они выбрали путь креста. «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Матфея 16:24; Марк 8:34; Лука 9:23). В книге «Цена ученичества» Дитрих Бонхёффер сказал, что когда Христос призывает нас, Он приглашает нас прийти и умереть. Крест возвышается на развилке дорог. Новый путь к Божьему шалому начинается с креста.


Указатель 4: Входи Его путем

Новый путь требует новой этики или правила, и учение Христа устанавливает это новое правило.

Новое правило Христа нигде не выражено столь ясно и четко, как в Нагорной проповеди (Матфея 5—7). Иисус дал понять, что Он пришел не отменить, но исполнить старый закон (Матфея 5:17). Первые уроки любви к Богу, братьям, сестрам и соседям, которые записаны в Ветхом Завете, были основополагающими для Иисуса. Он строил свое учение на этом основании. Но Иисус также не колебался, чтобы придать новую форму старому учению.

Примирению придается особое значение. Иисус поднял семейную жизнь на более высокий уровень. Братоубийство было недвусмысленно запрещено с самого начала, и это подтверждено Иисусом. Однако Он еще добавил, что таить злобу и ненавидеть брата или сестру — подобно убийству. Он призывал к скорому примирению между братьями и сестрами (Матфея 5:21-26). Смысл прелюбодеяния, как физического действия, был расширен и стал также включать наклонности нашего сердца и ума. Легкодоступный развод был ограничен (Матфея 5:27-32).

Ненависть, прелюбодеяние и развод разрушают шалом. Примирение творит шалом.

Прямота должна стать стандартом. Иисус сказал, что отношения с другими людьми должны быть отмечены новым стандартом прямоты и искренности. Вместо клятвы, подтверждающей правду сказанного человеком, Иисус предписал: «Но да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого» (Матфея 5:33-37).

Побеждайте зло добром. Справедливость, основанная на старом принципе равноценности «око за око и зуб за зуб», была радикально трансформирована Иисусом. «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и если кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» (Матфея 5:38-42).

Такая стратегия отнюдь не выглядит пассивной. Она призывает взять инициативу в свои руки при столкновении с угнетением, но при этом демонстрировать доброту вместо мести и насилия. «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» — это краткое изложение апостолом Павлом принципа Иисуса (Римлянам 12:22).


Границы любви расширены

В заключение Иисус расширил границы любви, включив в них даже любовь к врагу (Матфея 5:43-45).

Братья и сестры важны, но Иисус также сказал: «И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете?» (Матфея 5:47). Ветхозаветная традиция, предписывающая: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего», не отражает характер Бога, Который «Повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Матфея 5:46). Подобно Богу, Который разделяет со всеми Свою доброту, Иисус призывает Своих последователей: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного» (Матфея 5:44-45). «Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» (Матфея 5:48).

В Своем учении Иисус сформулировал новый путь к достижению Божьего шалома на земле. Ангелы сравнили рождение Иисуса с приходом мира на землю: «Слава в вышних Богу, и на земле мир» (Луки 2:14). Также и Его смерть, воскресение и учение указали нам на путь мира.


Предстоящий путь

Развитие Божьего шалома когда-нибудь достигнет своей высшей точки — «нового неба и новой земли». Старое станет новым и доброта будет снова господствовать. Как нам предсказано в видении апостола Петра: «Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петра 3:13). Это и есть наша надежда.

Но наше ожидание не может быть пассивным. Бог призвал нас пребывать в служении примирения в этом сокрушенном, падшем мире (2 Коринфянам 5:16-21). Через века перемен Божье видение пути человечества остается неизменным. Как и всегда, Он призывает Свой народ устраивать стоянки на том пути, где пребывает Божий шалом.


© Долтон Раймер.


Кэролин Шрок-Шенк. Избранные тексты из Библии на тему конфликта. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


 Библия содержит много текстов, где говорится о различиях, конфликтах, указаниях на мнения, действия и способы разрешения конфликтов. В Библии также упоминаются истории о положительно решенных конфликтах и истории о конфликтах, полных насилия. Нижеприведенные тексты относятся к теме конфликтов и являются инструкцией для тех из нас, кто посвятил себя делу прекращения конфликтов.

Важно заметить, что данный список является только отправной точкой для изучения конфликтов, а не полным руководством по этой теме. Это те тексты, которые были убедительны для многих работников Меннонитского служения примирения, включая меня. Важно также отметить, что сам процесс отбора этих текстов отражает определенную культурную установку. Если бы этот список был составлен другими людьми, принадлежащими к другому культурному контексту или группе, он бы, без сомнения, выглядел иначе.


Конфликт является неизбежным в жизни людей как в церкви, так и вне ее пределов

Бытие 1-3: Бог сотворил очень разных людей, которые имеют свободу выбора и власть быть творцами своей жизни. Эти факторы могут порождать конфликт.

Деяния 6 и 15; 1 Коринфянам 1; Галатам 2; Филиппийцам 3: конфликты существовали в ранней Церкви.

Римлянам 14:1-7: разные мнения о пище и праздниках.


Библия дает руководство об отношении к конфликту и процессу его разрешения

Бытие 33:1-11: будь готов просить прощение и прощать другого человека.

Бытие 31:54: совместное принятие пищи может стать символом и действенным средством примирения.

Притчи 18:13; Иоанна 7:51; Иакова 1:19: необходимо выслушивать проблемы и беспокойства других людей и видеть их точку зрения.

Матфея 7:1-5; Римлянам 14: не осуждайте других. Возьмите ответственность за свою часть вины в конфликте или грехе.

Матфея 18:15-20: разрешайте конфликтную ситуацию сразу и откровенно. Используйте при необходимости постороннюю помощь. Используйте помощь церкви. Продолжайте поиск примирения, несмотря на холодность другого человека. Бог присутствует среди нас.

Деяния 6 и 15: собирайтесь для обсуждения проблем вместе как Божий народ. Признавайте существование конфликта. Разработайте план действий по разрешению конфликта. Будьте способны выслушивать друг друга. Сосредоточьтесь на решении проблем. Пытайтесь прийти к соглашению. Воплощайте в жизнь принятое решение.

Римлянам 14:17; Ефесянам 4:1-6: помните о нашем единстве, о том, что и Кто связывает нас вместе.

1 Коринфянам 13:4-7: любовь лежит в основе всего. Будьте созидательными в конфликте. Помните, что мы владеем только частью истины.

Галатам 6:1-5; 1 Петра 3:8,16: будьте смиренны, милосердны и дружелюбны.

Ефесянам 4:15, 25-32: говорите правду. Будьте созидательны в отношениях с другими и будьте добрыми в своих поступках. Прощайте друг друга.


Конфликт может стать местом Божьего откровения. Он может послужить для научения, роста и изменения

Деяния 6:1-7: конфликт был разрешен посредством на значения дьяконов.

Деяния 15:1-12: серьезный конфликт, в результате которого была открыта важная истина о включении язычников в Царство Божье.

Деяния 15:36-41: конфликт закончился разногласием и разлукой, но Божья работа продолжалась.


Конфликт становится грехом, когда наше поведение является деструктивным, причиняющим боль или насилие

Бытие 4:3-7; 37:5; 18-28: гнев обращается в ненависть и приводит к убийству.

1 Коринфянам 6:1-8: неразумно судиться с другими в суде.

Ефесянам 4:25-27,29: не позволяйте гневу доводить вас до греха. He употребляйте оскорбительные слова.


Примирение является центральным в миссии Христа на земле. Это и наша миссия, и отличительное качество как последователей Христа

2 Коринфянам 5:17-20: наше призвание быть примирителями вместе с Христом.

Ефесянам 2:13-17: Иисус сломил стену враждебности между нами.

Колоссеянам 1:19-22: наше примирение с Богом происходит через Христа.

Колоссянам 3:10-11: наш «новый человек» преодолевает разделения.


Прощение является ключом к восстановлению справедливых отношений

Бытие 33:1-11; 45:4-6, 10-15: прощение среди братьев.

Матфея 6:14-15; 18:21-22; Ефесянам 4:32; Колоссянам 3:12-15: прощайте и вы будете прощены «до седмижды семидесяти раз», как Господь вас простил.

Луки 15:11-32: блудный сын и прощающий отец.


Нам заповедано любить наших врагов

Матфея 5:38-48; Луки 6:27-36: люби тех, кто тебя не любит.

Луки 22:47-51: Иисус дает пример любви к врагам.

Римлянам 12:14-21: благословляйте преследующих вас, накормите и оденьте ваших врагов.


Мы ищем присутствие шалома — мира, основанного на справедливости

Исаия 58: справедливость дается Богом как награда.

Амос 5:21-24: все бессмысленно, если справедливость и праведность отсутствуют.

Михей 6:6-8: Богу нужна не жертва, а справедливость, доброта и смиренное хождение перед Ним.

Матфея 23:23-24: справедливость, милость и вера являются самыми вескими принципами.

Луки 4:18-19: миссия Иисуса провозглашает Благую Весть, свободу и справедливость.


© 1995, «Меннонитское служение примирения», США.

Печатается с разрешения издательства.


ГЛАВА 3. ПОНИМАНИЕ КОНФЛИКТА

Рон Клаассен. Конфликт и миротворчество. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликта и посредничество»)


Определение

Конфликт существует тогда, когда участвующие стороны воспринимают свои позиции как несовместимые, а также когда налицо нехватка собственных ресурсов. Кроме того, действия, предпринимаемые одной из сторон, блокируют, создают препятствия, или, до некоторой степени, делают менее вероятным достижение целей второй стороны.


Что мы думаем о конфликте?

Мы часто бываем подавлены из-за наличия конфликта и поэтому полезно размышлять о нем, пытаться лучше определить его составляющие.


Люди:

* Внутренний конфликт

* Межличностный

* Конфликт в малой группе

* Конфликт в большой группе

* Межгрупповой конфликт


Проблемы:

* Территория

* Расписание

* Методы

* Процедуры

* Личные предпочтения

* Традиции, обычаи

* Ценности, верования


Если мы посмотрим на последний пункт каждого из этих списков, то увидим, что вероятность положительного решения конфликта в этих случаях будет невысокой. Положительный исход может произойти, но потребует больше планирования и даже посторонней помощи.

Большинство конфликтов не происходит из-за злых намерений той или другой стороны. Сами изменения — это наиболее частая начальная стадия конфликта.

Никакие человеческие отношения не могут существовать очень долго без разочарований одного человека в другом.


Изменения — это часть нашей жизни

* Люди стареют

* У людей появляются новые взгляды

* Группы увеличиваются или уменьшаются

* Члены группы уезжают или умирают

* Лидеры меняются


«Конфликт рождается из-за изменений, происходящих в мировоззрении человека, а также из-за изменений в его действиях, которые препятствуют, блокируют, сталкивают, наносят вред или каким-то иным образом делают достижение целей другого человека менее вероятным» (Шоучак).


© Рон Клаассен.


Джон Пол Ледерах. Понимание конфликта: опыт, структура и динамика. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликта и посредничество»)[6]


Конфликт — это назойливая мысль. Он понуждает нас к наблюдению и воспоминанию. Он побуждает нас к изобретательству. Он выводит нас из робкой пассивности и заставляет нас обращать внимание на окружающее и думать творчески. Конфликт — это непременное условие для размышления и изобретательности (Джон Дьюи, 1930).


Образы и метафоры конфликта

Большинство дискуссий о конфликте начинается с определения конфликта. Мы предпочитаем начать с вопроса: «Чему вы уподобите конфликт?». Подумайте одну минуту и закончите следующие фразы:


Конфликт похож на...

Моя семья переживает конфликт как...

Я переживаю конфликт как...


Какие образы приходят вам на ум? Какие символы или метафоры? Посмотрите, например, на значительные различия, которые существуют между западным и восточным пониманием конфликта. В западной культуре «конфликт» происходит от латинского слова confligere, что буквально означает «зажигаться вместе». Это предлагает нам образы искр, жара и огня. «Жар или накал» — это одна из наиболее распространенных метафор для конфликта. Как часто вы слышали или использовали одну из следующих фраз: «жаркая дискуссия», «кипятиться», «разгорячился», «внутри все кипит». Китайцы, с другой стороны, формируют понятие слова «конфликт», сочетая два термина: опасность и возможность. Такая точка зрения не воспринимает конфликт в терминах столкновения, силы и накала, но скорее понимает его как вызов.

Когда люди говорят о своих конфликтах, они описывают их с помощью метафор. Метафоры — это важный источник понимания того, как люди воспринимают и переживают отдельное событие или отношение с другим человеком. В течение некоторого времени мы собирали метафоры о конфликте, используя их для анализа и с целью вмешательства при разрешении конфликта. Например, недавно на одном из семинаров женщина описала ее конфликт в семье как землетрясение:


Ничего не предвещает конфликта. Напряжение, которое растет изнутри, незаметно. Конфликт случается внезапно. Земля трясется и разламывается. Шум обрушивающихся эмоций длится долго. А после разрушения наступает глубокая тишина. Теперь никто не доверяет прочности почвы под ногами, и расчистка развалин кажется невозможной.


Власть метафор состоит в их внутренней способности проникать в наш опыт и чувства, связанные с определенной ситуацией. Метафоры пробуждают эмоции, образы и прозрения, которые мы неспособны извлечь из буквального описания или анализа. В приведенной выше метафоре мы можем чувствовать неуверенность, уязвимость и боль, которую эта женщина испытала в семейном конфликте. Выраженную в нескольких словах, мы имеем ее точку зрения на ситуацию, описание проблемы, которую иначе трудно определить, и мы можем видеть начало того вмешательства, которое может помочь. Эти описания, которые естественно возникают в попытке человека рассказать о своих проблемах, дают важную информацию для посредника, помогающего разрешить конфликт.


Структура конфликта

Конфликт часто кажется непреодолимым, запутанным, неуправляемым для тех, кто непосредственно в него вовлечен и для возможных посредников. Мы считаем, что простой, но полезный подход состоит в том, чтобы рассматривать конфликт как состоящий из трех элементов: люди, процесс и проблемы. Какой-либо из этих элементов или их комбинация может явиться причиной для конфликта и всегда будет присутствовать в процессе развития спора. Давайте рассмотрим каждый из них по отдельности.

Элемент люди относится к категории психологических элементов конфликта и включает в себя отношения с другими людьми. Этот элемент также включает чувства, эмоции, самооценку, индивидуальное восприятие, осмысление проблем и т. д. Говоря о возможных последствиях конфликта, элемент люди предполагает возможность положительного разрешения конфликта и межличностного примирения. Как посредники, мы должны знать и анализировать, как элемент люди влияет на взаимоотношения сторон в конфликте. Наши усилия нацелены на:


* Понимание и выявление эмоций и чувств.

* Признание человеческой потребности в объяснении, оправдании и выражении этих чувств.

* Слушание и выказывание уважения к личности и ее человеческому достоинству.

* Поддержка, а не угроза самооценке личности.

* Более глубокое исследование восприятия людей, осмысление их ситуации и отношений к другим людям.

* Определение того, как поведение других людей и ситуация в целом воздействуют на них и их жизнь.


Элемент процесс относится непосредственно к тому, какими путями принимаются решения и что люди чувствуют по этому поводу. Мы часто не определяем процесс принятия решений как ключевую причину возникновения конфликта. Однако на этом этапе могут возникать чувства обиды или несправедливости, а также бессилия. Люди, которые ощущают себя исключенными или чувствуют, что они не могут повлиять на принимаемое решение, влияющее на их жизнь, редко будут сотрудничать и поддерживать такое решение. Они могут не отвергать это решение открыто, но их поведение будет подрывать отношения с другими людьми скрытыми и незаметными путями. Целью разрешения конфликта является наделение людей силой, чтобы они могли действовать как равноправные стороны. Другая важная цель — это структурирование процесса принятия решений, который должен включать тех, на кого он влияет. В этом случае принятие решения будут восприниматься более справедливыми. Наши усилия должны быть нацелены на:

* Поиск моделей общения, имеющих отношение к принятию решений.

* Знание о том, что люди думают о принятых решениях.

* Понимание баланса или дисбаланса сил во взаимоотношениях.

* Разработка процесса, который будет восприниматься справедливым, и включение в него людей, на которых повлияют принимаемые решения.


Элемент проблема относится к специфическим проблемам и различиям, которые люди имеют между собой. Ими могут быть: отличные ценности, противоположные мнения о том, как принимать решения, несовместимые потребности или интересы и определенные различия, касающиеся употребления, распределения или доступа к недостаточным ресурсам (земля, деньги, время). Эти проблемы часто принимаются за настоящие причины конфликта, и люди склонны запирать себя в определенной позиции. Стороны концентрируются на этих проблемах, помещая себя в безвыходное положение. В идеале творческое разрешение конфликта помогает определить истинные потребности и интересы, которые стоят за определенными мнениями людей. Вместо того чтобы продолжать спор о решениях, основанных на позициях или мнениях, наши усилия должны быть нацелены на:


* Выяснение беспокойств и специфических проблем, которые разделяют людей.

* Раскрытие основных потребностей и интересов, лежащих в основе их проблем.

* Установление взаимоприемлемых критериев и процесса для принятия решений.

* Определение общих принципов и ценностей, которых люди придерживаются.


Динамика конфликта

Исследователи предполагают, что конфликт на всех уровнях имеет определенную предсказуемую динамику. Обратите внимание на выводы, приведенные ниже, которые также содержат информацию об упомянутых нами элементах: люди, процесс, проблемы.

1. Часто то, что начинается как несогласие, перерастает в личный антагонизм. Расхождение по поводу специфических проблем разрастается до обвинений в адрес другого человека. Другая сторона приходит к необоснованным выводам о характере, намерениях и мотивах своего соперника. Вместо того чтобы концентрироваться на общей проблеме, одна из сторон видит другую сторону как проблему.


1. Люди имеют общую проблему и ответственны за нее.



2. Другая сторона (человек) воспринимается как проблема.



2. В большинстве конфликтов наблюдается изменение первоначальной проблемы по мере усиления конфликта. В начале конфликт возникает из-за одной проблемы, но позже, спустя какое-то время, новые проблемы выходят на поверхность. Разговор людей о проблемах становится менее конкретным и более общим. Это происходит из-за добавления и разрастания проблем. Такая ситуация создает ощущение растерянности и неразрешимости конфликта.

3. Общение становится менее открытым и ясным. Люди меньше контактируют друг с другом и избегают вступать в диалог со своими оппонентами. Вместо этого они общаются с теми, кто их поддерживает. Усиление напряженности и эмоциональное вовлечение снижают способность сторон слушать друг друга и общаться. Рассмотрите схему, приведенную ниже. Здесь сравниваются интенсивность конфликта и точность понимания в общении.

Пункт А на схеме показывает, что низкий уровень конфликта и эмоционального вовлечения соответствуют малому количеству общения и взаимопонимания. Когда конфликт усиливается, то мы начинаем больше размышлять о ситуации. Это помогает нам разобраться в том, во что верит другая сторона.

Пункт Б представляет идеальную картину. Здесь мы видим максимальную интенсивность конфликта и эмоционального вовлечения, с которыми человек способен разрешить свой конфликт положительно. Наше понимание и общение находятся на высшей отметке. Однако если интенсивность конфликта будет увеличиваться, то это принесет меньше и меньше понимания.



Пункт В символизирует высокую интенсивность, эмоциональное вовлечение и совершенную неспособность слушать, общаться и понимать.

4. Возникает динамика, построенная на принципе «око за око». Это то, что некоторые ученые называют принципом взаимной причинности. Люди реагируют не на первоначальную проблему или беспокойство, но вместо этого на последнее действие, произведенное противником. Усиление ненависти и личностного антагонизма ведет к возникновению нового витка конфликта, недоверию и плохому пониманию.

5. В группах, таких как церковь или сообщество людей, конфликт часто привносит изменение в структуру организации и руководства. Когда проблемы усиливаются, возникает поляризация и люди чувствуют себя обязанными примыкать к той или иной группе. Трудно стоять в стороне или находить нейтральную позицию. Умеренные, занимающие нейтральную позицию люди имеют меньше влияния. В то же время влияние экстремистов увеличивается, и они становятся ключевыми фигурами.

В итоге вся эта динамика конфликта дает результаты, которые являются деструктивными для отношений и которые редко способствуют разрешению ключевых проблем удовлетворительным путем. Оставленные неразрешенными наиболее вредные компоненты конфликта становятся неуправляемыми и вытесняют тех людей, которые могли бы урегулировать отношения в конфликте. Экстремизм замещает умеренность, антагонизм приходит на место простого несогласия. Предположения и приписываемые мотивы замещают диалог и слушание. Начальные проблемы забываются, и человек занят тем, чтобы ответить на недавно нанесенное оскорбление. В этом случае проблемой становятся люди.


© 1992, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Рон Клаассен. Неуправляемый конфликтный цикл



© 1999, Рон Клаассен (адаптировано из книги Шоучака)


Кэролин Шрок-Шенк. Представление о конфликте и его преобразование. (Из книги «Устанавливая мир с конфликтом: практические навыки для преобразования конфликта»)


Вступление

Эксперты обычно определяют конфликт следующим образом: конфликт — это несогласие между зависящими друг от друга людьми, когда стороны в конфликте воспринимают нужды и цели друг друга как взаимоисключающие и несовместимые.

Говоря более простым языком, конфликт подобен формуле: различия плюс напряженность. Это та напряженность, которую мы испытываем, когда выявляется несогласие. В любом конфликте различают три важных элемента: люди, проблемы и процесс. Любой из этих элементов может быть источником конфликта. Все эти элементы присутствуют в развитии и разрешении конфликта.

Элемент люди определяется вопросом: Кто? Этот элемент включает тех, кто непосредственно вовлечен в конфликт и выражает его в видимой форме. Элемент люди так же включает тех, кто менее заметен, но может быть ключевой фигурой в конфликте, а также тех, кто вовлекается в конфликт, когда он разрастается, и тех, кто затронут, или находится под влиянием последствий конфликта. В этот элемент также включены взаимоотношения между участвующими в конфликте. Какова природа этих взаимоотношений? Что причиняет боль и сокрушенность? Каковы сильные стороны отношений, на которых может быть построено примирение?

Элемент проблемы в конфликте определяется вопросом Что? Этот элемент включает конкретные обстоятельства, вокруг которых возникают несогласия. Критическое и разрушительное обострение конфликта может произойти, если фокус с проблемного вопроса переносится на людей, которые в этом случае становятся проблемой. Жизненно важная цель в преодолении конфликта — это понимание проблем, забот и нужд, которые всегда стоят за определенной позицией каждого участника. Что в действительности имеет для них значение? Ответ на этот вопрос часто дает почву и семена, которые могут быть посажены и взращены и которые приведут к разрешению проблемы.

Элемент процесс в конфликте отвечает на вопрос Как?, то есть как принимаются решения и как представляются проблемы. Элемент процесс является наиболее незаметным, он часто игнорируется при разрешении конфликта. Часто сам процесс может стать главной проблемой. Обычно люди могут жить с решением, которое, быть может, не является для них лучшим, если они имели право голоса при обсуждении и принятии этого решения. Люди, которые чувствуют себя неспособными воздействовать на решение, влияющее на их жизнь, часто не будут поддерживать и исполнять это решение. Они могут подрывать это решение, открыто противясь или скрыто искажая его. Чувствуя себя исключенными, люди испытывают чувство бессилия, незначительности и неуместности. Это относится и к отдельным личностям, и к целым группам, которые не берутся в расчет. Продолжительное положение бессилия с течением времени приводит к цинизму и безнадежности. Один из ключевых моментов в преобразовании конфликта является принятие процесса, который даст возможность высказаться каждой личности, вовлеченной в конфликт.

Конфликтные ситуации обычно сложны. Чтобы лучше понимать, что происходит в конфликте, надо задавать вопросы. Помогают тактично поставленные вопросы о том, кто вовлечен в конфликт, что они чувствуют и думают, каковы их нужды и понимание конфликта, во что они верят и что они ценят. Элемент проблема включает вопросы о том, что беспокоит людей, какие конкретные проблемы и различия должны быть разрешены, какие из проблем являются основными и какие второстепенными.

В конце беседы должны быть заданы вопросы о процессе. Какой тип процесса разрешения конфликта используется, как и кто принимал решения до настоящего момента, кто был лишен внимания, было ли предоставлено достаточно информации и как процесс может быть продолжен, чтобы все могли в нем участвовать?

Задавая эти вопросы, необходимо также обсудить вопрос о власти, так как власть и конфликт часто связаны. Каковы источники власти тех, кто участвует в конфликте? Наблюдается ли существенный дисбаланс власти? Как может менее властный участник увеличить свою власть? Имеются ли злоупотребления властью? Что этот межличностный конфликт сообщает нам о более широких социальных структурах в терминах власти и возможного злоупотребления ею? Власть, ее употребление и злоупотребление являются всегда важными факторами, особенно когда конфликт становится опасным и появляется насилие. Когда кто-либо или какая-то группа принуждены были молчать и были подвергаемы преследованиям, тогда конфликт уже не нейтрален и не просто «различие плюс напряженность». Конфликт в этом случае становится разрушительным и иногда даже гибельным.


Единство — сущность жизни

1. Скрытый потенциал конфликта

Как это ни иронично, но конфликт является возможностью узнавать что-то новое. Без конфликта мы склонны держать себя закрытыми от Бога и от других людей. В то время как мы закрываемся, мы часто глухи к голосу Бога и ограждены от возможности научиться чему-то новому. Столкновение с конфликтом может сделать нас уязвимыми, обострить наши чувства, оно помогает нам увидеть наши недостатки, узость ума и представить нас пред Богом и другими в новом свете. Книга Псалтирь показывает ясную связь между конфликтом и знанием. В то время как псалмопевец страдает, он высказывает свои жалобы, гнев, обвинения и сомнения, искренне раскрывая свои чувства перед Богом. Кто-то может подумать, что конфликты псалмопевца и его искренние признания о них могли бы разрушить его отношения с Богом. Напротив, такое признание конфликтов усиливает его познание Бога и приводит к пониманию новой истины, так что он воспринимает Бога по-новому и с новой силой. То же верно и для человеческих отношений. В конфликтах мы становимся более уязвимыми и видим в других то, что было скрыто от нас в хорошие времена. Конфликт может укреплять отношения с другими.


2. Страх разъединения

Так же как конфликт может принести интимность и единение, он может отчуждать и разъединять, как это и случилось в первом конфликте, описанном в главе 3 Книги Бытие. Запретный плод притягивал Адама и Еву. Я подозреваю присутствие борьбы и противостояния между стихами 2 и 6, в то время как конфликт созревает внутри и, возможно, между Адамом и Евой. Они съели запретный плод и немедленно обнаружили свою уязвимость, и спрятались друг от друга и от Бога. Действуя в конфликте, Адам и Ева выбрали собственное удовольствие, которое принесло разъединение и боль.

Мы были созданы в единстве с Богом и друг с другом. Мы боимся потерять это единство, когда конфликт врывается в наши жизни. Мы боимся этого из-за веских причин. Насилие и грех, которые внутри нас, противостоят уединению и интимности. Они толкают нас на негативные и разрушительные ответные реакции. Другими словами, конфликт может приносить боль, насилие и разъединение. Но он так же может привнести удивительный новый рост, интимность и понимание в наши взаимоотношения.


Ключевые принципы понимания конфликта

1. Конфликт естественно присутствует в жизни

Первый ключевой принцип состоит в том, что конфликт естествен. В первых строках книги «Дорога, по которой мало путешествуют» М. Скотт Пэк утверждает: «Жизнь — сложная штука». Книга Пэка, в сущности, повествует о сложности жизни. Не нужно ожидать от жизни чего-то другого. Точно так же и с конфликтом. Жизнь наполнена конфликтами. Более того, конфликт это то, что часто делает жизнь трудной.

Верно, что мы можем научиться избегать некоторых неприятностей, так же верно и то, что умение хорошо справляться с конфликтами не страхует нас от их появления в нашей жизни.

Наше понимание конфликта является для нас решающим, так как это определяет, как мы отвечаем на конфликт. Если мы верим, что конфликт с супругом, коллегой или в церковной общине неестествен, не должен иметь места или неправилен, тогда мы стыдимся и смущаемся, если находим себя в конфликтной ситуации. Когда что-либо кажется нам постыдным или смущающим, мы в основном пытаемся избегать, отрицать присутствие того, что неприятно, или делаем, что нужно, чтобы только побыстрее выйти из щекотливой ситуации. Последствием этого является то, что мы не имеем достаточно мотивации, чтобы научиться эффективным навыкам и процессу разрешения конфликта. Почему мы должны учиться справляться эффективно с тем, что вообще не должно иметь места в нашей жизни?

В главе 1 Книги Бытие рассказывается история творения. Здесь Божий план по сотворению различных тварей завершается особым созданием двух людей, обладающих индивидуальным разнообразием, подобно всему остальному творению. Сверх того Бог дал этим первым людям свободную волю. Они способны думать сами за себя и принимать решения. Все эти качества являются благоприятными условиями возникновения конфликта. И конечно, Бог знал об этом.

Быть может, уместно предположить, что конфликт не только природен, но существовал и до возникновением зла, и что Адам и Ева, являясь такими разными и имея свободу выбора, конфликтовали между собой. Но так как грех еще не проник в мир, то их реакция на эти конфликты была положительной и созидательной в сотрудничестве друг с другом. Возможно, что грех и зло вошли в мир в то время, когда Адам и Ева выбрали негативный ответ на конфликт, с которым они столкнулись.


2. Созидательный или разрушительный конфликт — это наш выбор

Второй ключевой принцип конфликта состоит в том, что мы не всегда выбираем конфликты, которые вторгаются в жизнь, но можем выбирать наш ответ на эти конфликты. Наш ответ предопределяет, будут ли конфликты, с которыми мы сталкиваемся, созидательными или разрушительными, будут ли они приносить единение или отчуждение, и будут ли они вести нас к открытию новой истины или к негибкости и узости мышления. Тот факт, что в моей жизни есть конфликт, просто говорит о том, что я жив и здоров. Количество конфликтов может сообщить обо мне больше информации. Количество конфликтов может указывать на профессию, которую я имею, на диапазон моего взаимодействия с другими людьми или на что-то, свойственное моему характеру. Более всего о моем характере говорит качество моих конфликтов и как я на них отвечаю.

Несмотря на то, как мы можем чувствовать себя в момент конфликта, мы имеем возможность выбрать, как нам отвечать. Не нужно следовать нашему первому импульсу или бесполезным моделям, которые мы выучили в своей семье или обществе. Замечание о том, что дьявол (или еще кто-то) заставил меня это делать, является жалкой отговоркой. Никто не заставляет нас что-либо делать.

Ключ к принятию конструктивного решения лежит в различении чувств и действий. Гнев, обида, ревность, боль и страх являются естественными чувствами, возникающими при увеличении напряженности. Они становятся вредными, когда мы накапливаем их или применяем с разрушительной целью. Действия, которые мы выбираем, а не наши спонтанные чувства, предопределяют, будет ли конфликт конструктивным или деструктивным. Имеется несколько решающих обстоятельств, в зависимости от которых развиваются определенные ответы на конфликт.

Во-первых, деструктивный ответ рождает более бесполезный и разрушительный конфликт. Например, мой выбор ответить с осуждением и обвинением на незаконченные дела моего мужа вызывает у него защитную реакцию и усиливает деструктивный конфликт. Разрастание конфликта будет продолжаться до тех пор, пока один из нас не выберет более конструктивный ответ.

Как грибы после дождя, конфликты вырастают из обиды и недостаточного доверия. Напротив, мое решение реагировать конструктивно, например выражая сожаление, а не осуждение, не будет разжигать конфликт с мужем или другими людьми. Вместо этого такой ответ внесет нужные элементы понимания и сопереживания в почву наших взаимоотношений, увеличивая вероятность того, что мы будем решать более позитивно наш следующий неизбежный конфликт.

Во-вторых, ряд факторов может ограничивать наш выбор конструктивных реакций на конфликт. Некоторые люди сталкиваются с огромными препятствиями, которые трудно контролировать. Например, цветные (люди, принадлежащие к таким этническим группам, как индейцы Северной Америки, выходцы из Африки, Азии и Латинской Америки и Ближнего Востока) имеют меньше возможностей в обществе, которое больше ценит белый цвет кожи. Этнические меньшинства рассматриваются как менее способные, и им меньше доверяют. Женщины имеют меньше возможностей, так как от них ожидается молчание и подчинение. Люди с ограниченным материальным доходом также имеют меньше возможностей, так как не всегда могут удовлетворить свои самые основные нужды. Дети тоже имеют меньше возможностей, потому что они неспособны видеть дальше своего непосредственного окружения и близких им людей. Среди таких ограничений выбор конструктивных ответов все еще остается возможным, но более затруднительным.

В-третьих, в ситуациях дискриминации, подавления или насилия даже конструктивный ответ на конфликт сначала вызовет увеличение напряженности и обострение конфликта. Несмотря на этот риск и имеющийся страх, нам нужно себя к этому готовить и планировать возможные выходы из трудной ситуации. Это относится и к межличностным отношениям. Например, решение женщины оставить супруга, который ее избивает, представляет для нее угрозу, так как ее обидчик может стать более агрессивным. Такое усиление напряженности в отношениях не означает, что уход от агрессивного партнера это деструктивный ответ на конфликт. Так же в ситуациях систематического угнетения ненасильственный организованный ответ вначале обычно приводит к усилению угнетения со стороны власть имущих. Это усиление конфликта не должно стать для нас неожиданностью,

Степень конструктивности конфликта не в том, что конфликт уменьшается. Критерии конструктивности состоят в том, что ответ на конфликт направляет ситуацию на путь большей справедливости, а вовлеченных в него людей к открытым и равным отношениям.


3. Часть истины

Третий ключевой принцип понимания конфликта состоит в том, что в каждом конфликте я обладаю только частью истины. Это один из самых трудных принципов, который необходимо помнить, находясь в конфликте. Каждый из нас привносит свою собственную перспективу, свое собственное видение, и это предопределяет то, что мы видим. Я часто пытаюсь помогать людям, имеющим конфликты, и иногда думаю: «Кто-то здесь говорит неправду, так как истории этих людей противоречат друг другу». Действительно, я допускаю, что временами люди говорят ложь. Но чаще я обнаруживаю, что люди не лгут, а просто описывают ситуацию такой, какой она выглядит для них и какой они ее ощущали, так как одни и те же обстоятельства воспринимаются каждым по-разному.

Многие из нас, проходя через конфликт, возможно, находят, что требуются немалые усилия, чтобы правдиво воспринимать действительность, которая заключается в том, что существует истина, которая больше, чем наше понимание ее. 1 Коринфянам 13 говорит, что мы только «отчасти знаем» (стих 9) и «видим... сквозь тусклое стекло» (стих 12). Два аспекта в отношении этого вопроса одинаково важны. Во-первых, есть часть истины, которую я переживаю. Это неподдельно и реально, и я имею право и ответственность передавать эту истину ясно и по доброй воле. Второй столь же важный аспект состоит в том, что вы, как мой оппонент в конфликте, тоже имеете действительный и законный взгляд на истину, которую вы желаете передать. Чтобы иметь диалог, построенный на уважении, и прийти к взаимопониманию, мы должны знать о существовании разных сторон истины, даже если (или особенно если) они являются диаметрально противоположными.

Это не случайно, что в середине известной «главы любви» (1 Коринфянам 13) помещена фраза: «мы отчасти знаем» (стих 9). Один мой друг называет это «благодатью неизвестности». Это все относится к любви. Я стремлюсь любить и слушать другого, так же как я люблю и слушаю себя. Мы все сотворены по образу и подобию Божьему.

Это не означает, что во всех ситуациях каждый из нас обладает одинаковыми частями истины. Бывает много криминальных ситуаций и состояний угнетения, в которых перспектива одной личности или группы преобладает, а перспективе или переживаниям других людей недостаточно или вовсе не уделяется внимания. Это происходит в обществе, как в случае с расовой дискриминацией, и это проходит на межличностном уровне, как в случае с плохим отношением к ребенку. Общение Иисуса с бедными и лишенными власти — это призыв обеспечить законность и доверие тем, чьи мнения и переживания не брались в расчет в достаточной степени. Это не означает, что в таких конфликтах мы умалчиваем истину, принадлежащую группе, стоящей у власти, или обидчику, совершившему насилие. Скорее это означает, что мы больше говорим о переживаниях жертв и угнетенных людей. Только после этого мы можем начать справедливо разрешать конфликтную ситуацию.


Плохие отзывы о конфликте

Если конфликт сам по себе нейтрален, если он имеет как позитивный, так и негативный потенциал, и если мы все владеем только частью истины в конфликтной ситуации, то почему наше видение конфликта часто такое негативное? Когда я прошу людей описать или нарисовать картину конфликта, почему в большинстве случаев она содержит боль, горечь, ненависть, разделение, месть и даже смерть? Почему те, кто упоминает о конфликте как позитивном явлении, часто произносят это с улыбкой или с оговоркой, указывая на то, что это мнение о конфликте является недавним нововведением. Есть несколько возможных, связанных друг с другом причин, являющихся результатом общих неверных представлений.


Если конфликт разрешен успешно — это не конфликт

Мы часто называем конфликтом только те ситуации, которые включают такие негативные элементы, как горечь, боль и разделение. В таких ситуациях конфликт действует в реальности, порождая физическое нездоровье. Однако в ситуациях, имеющих мало негативных аспектов, мы колеблемся назвать наши разногласия конфликтом. Когда процесс принятия решений является вполне здоровым, мы можем не осознавать многих и глубоких конфликтов, которые присутствуют и разрешаются. Хотя конфликты, решаемые положительно, встречаются все время. Это происходит и в широких масштабах, например сокращение различных общественных программ. Это также происходит и в малых масштабах. Например, мой муж и я согласились после интенсивного разговора, что мы составим список и расписание для оставшихся дел по ремонту дома и о том, как мы их завершим. Подобным образом мой сын и я разрешили наше несогласие о времени и количестве потребления им сладостей после длинной дискуссии и уговоров с моей стороны. Мой коллега и я периодически делим работу, исполнять которую нам не доставляет удовольствия. Все это конфликты, решаемые относительно просто и окончившиеся положительно. Наше восприятие конфликта может значительно изменяться, когда мы начнем замечать ситуации, в которых мы успешно разрешаем несогласия.


Если конфликт нас ранит, он негативный

Многие из нас воспринимают боль и страдание только негативно. Мы пытаемся избегать ситуаций, которые могут приводить к ощущению боли. Напряженность или гневный ответ приводят нас к заключению, что тут что-то нехорошо. Многие из нас были научены тому, что негативные эмоции, такие как гнев, страх, боль и ревность, являются по сути своей проблемными. Поэтому мы пытаемся их избегать. Конфликт, однако, редко приятен и симпатичен или полон теплых, приятных чувств. В конфликте больше беспорядка, хаоса и тревожности. Не важно, насколько мы компетентны или насколько наши намерения чисты, нам все равно приходится сталкиваться с неприятными чувствами гнева, соперничества и подозрения.

Часто присутствие этих реакций заставляет нас верить в то, что конфликт негативен, так как он способствует усилению этих чувств. Не считая, что это нормальные реакции, при которых можно избрать позитивные действия, мы полагаем, что их существование означает, что Бог отворачивается или гневается, когда происходит конфликт.


Конфликт как грех

Многие из нас были научены тому, что Бог отсутствует в конфликте. Мы часто пытались достичь фальшивого единства, основанного на единообразии мыслей и действий, а не на духовном единстве. Такое понимание нарушает взаимоотношения и разрушает религиозные общины. Эта точка зрения препятствует честному выражению своих эмоций и ведению диалога о различиях. Это часто приводило нас к тому, что мы говорили и действовали так, как будто мы обладаем всей истиной. После этого мы не чувствуем себя в безопасности, становимся подозрительными, когда сталкиваемся с отличными от своих убеждениями или мнениями.

Различия должны нами ожидаться, признаваться и подтверждаться. Конфликт открывает нам новую истину и понимание. Попробуйте изъять все конфликты из Библии, нашей книги истины. В результате она будет выглядеть как тоненькая брошюра. Если мы вполне поверим в то, что конфликт может открывать новую истину и понимание, то мы начнем воспринимать конфликты как ситуации, в которых Бог присутствует в полной мере и могуществе. Представьте, как бы изменились наши конфликты, если бы мы могли от восклицания: «О, Господь, как это ужасно!», перейти к восклицанию: «Господь, что Ты хочешь мне сказать через эту ситуацию?».

Справляясь с конфликтом конструктивно, мы продвигаемся на шаг вперед к зрелости. Мы начинаем видеть конфликт в лучшем свете, даже если он приносит боль и огромные трудности.


Жить мирно — это легко

Жить, мирно проходя через конфликты, должно быть, легко, думаем мы иногда. Слова Родни Кинга после расовых беспорядков в Лос-Анджелесе в 1992 году: «Разве мы не можем просто мирно сосуществовать друг с другом?» — продолжают жить и находят отзыв внутри многих из нас. Из-за того что мы не готовы к сложности конфликта, мы не уделяем достаточно внимания задаче по преобразованию конфликта и миротворчеству. Мы часто сравниваем эту задачу со сложным процессом воспитания детей и думаем, что наши добрые чувства и воля могут автоматически помочь нам с этим справиться. Однако такое мышление не видит настоящих трудностей, с которыми мы сталкиваемся. При отсутствии адекватного обучения мы научились от общества таким ответам на конфликт, как «сражайся, убегай или судись». Из-за того что сражение или обращение в суд не соответствуют вере в то, что мы должны «подставить другую щеку», наша церковь часто призывает нас убегать от конфликта, избегать, подавлять наши нужды и чувства и отвергать наши различия. Мы редко бываем обучены тому, как вести себя в конфликтах, и не понимаем, что преобразование конфликта является глубокой духовной задачей и требует посвящения, дисциплины, новых навыков, много практики и постоянного внимания каждого из нас.


Заключение

Барух Буш и Джозеф Фолгер в книге «Что мы ожидаем от посредничества?» (1994) заключают, что одной из целей изменения поведения в конфликте является приобретение больших полномочий при разрешении конфликта. Часто в конфликте мы чувствуем себя слабыми, а именно поставленными в тупик, боязливыми и неуверенными в том, что нам нужно делать. Наша цель в конфликте — стать менее тревожными, выражаться ясно, быть уверенными и организованными. Нам необходимо расширить свои полномочия и способности справляться с жизненными проблемами. Другими словами, нам нужно стать сильными.

Второй по важности целью, как пишут Буш и Фолгер, является понимание интересов других. Часто в конфликте мы поглощены собой, пытаемся защищаться, становимся подозрительными и неспособными видеть нужды и интересы других людей. Изменение поведения в этом случае включает отказ от поглощенности собой и признание интересов других. Необходимо быть более открытыми, внимательными, отзывчивыми к мнению и ситуации другого человека.

Эти две цели: приобретение полномочий и признание интересов других в действительности выражают светским языком духовные цели в конфликте. Я должен любить моего ближнего, как самого себя. Это означает, что я люблю себя и вдумчиво прислушиваюсь к своему собственному сердцу, к своим чувствам, нуждам, ценностям, взглядам и к Духу Божьему, который во мне. Таким образом, я становлюсь сильнее. Таким же образом я стремлюсь любить и глубоко прислушиваться к сердцу другого человека и Духу Божьему в нем. Я признаю другого человека. Ни одна из этих задач не является легкой при наличии конфликта, так как мы склонны быть слабыми, поглощенными собой, неспособными услышать наши собственные сердца или сердца других.

Несмотря на это, мы должны помнить, что в глубине наших отрицательных тенденций находится сильный потенциал, способный преобразовать конфликт.


© 1999, Гералд Пресс, США. Печатается с разрешения издательства.


Спид В. Лиз. Уровни сложности конфликта в церкви. (Из книги «Прохождение вашей церкви через конфликт»)


Когда конфликт происходит в местной общине, руководство церкви часто не только не согласно по вопросу об имеющихся проблемах, но и о степени или уровне серьезности происходящего конфликта. Некоторые будут заявлять, что конфликт несерьезный, что он пройдет сам по себе, если не обращать на него внимания. Другие будут глубоко озабочены по поводу любого напряжения и станут жаловаться на то, что конфликт слишком серьезен. Они будут уверены, что если не предпринять немедленных мер, то произойдет разделение в общине и церковь потеряет своих членов и их пожертвования.

Материал этой книги основан на трех предположениях.


* Не все конфликты одинаковы.

*  Чье-либо «предчувствие» не является важным показателем степени серьезности и сложности конфликта.

* Ответная реакция на конфликт должна соответствовать уровню его сложности.


Литература по конфликту мало помогает в определении сложности конфликта. Большинство авторов учебников по усовершенствованию структуры организации (дисциплина, изучающая построение и развитие организации), говоря о разрешении конфликта, сталкивается с теми же проблемами, что и лидеры поместных церквей. Отрасль знания, изучающая организации, предлагает существование только трех типов конфликта: (1) отсутствие конфликта, (2) конфликт, в котором выигрывает А, проигрывает Б, и (3) конфликт, в котором выигрывают А и Б. Конфликт, в котором выигрывают А и Б, также называется конструктивным подходом к разрешению конфликта, а конфликт, в котором выигрывает А, проигрывает Б, называют деструктивным подходом, в котором преобладает соперничество. Ниже приведен список, предложенный Дэвидом и Фрэнком Джонсонами в книге «Быть вместе: теория групп и групповые навыки» (1975), для различения между конструктивным и деструктивным конфликтом.


Признаки конструктивного конфликта

(выигрывают А и Б)


* Описание противоречий как взаимной проблемы.

* Участие в разрешении проблемы всех членов группы

* Открытое и честное выражение идей и чувств.

* Все выслушиваются, каждому уделяется внимание, каждого принимают всерьез, ценят и уважают.

* Молчаливые члены группы поощряются к участию.

* Применяются эффективные навыки коммуникации (слушание и произнесение речи).

* Разница во мнениях найдена и прояснена.

* Основные предположения и точки зрения открыто высказываются и обсуждаются.

* Несогласие не воспринимается как непринятие личности кем-либо или всей группой.

* Позиции различаются адекватно; различия ясно понимаются.

* Эмоции соответствуют степени вовлечения в конфликт.

* Равное распределение власти среди всех участников.

* Умеренный уровень напряжения.


Признаки деструктивного конфликта

(выигрывает А, проигрывает Б)


* Участники определяют разногласия и оценивают ситуацию как возможность выигрыша или потери.

* Участие в разрешении конфликта только небольшого числа членов группы.

* Сдержанность и отстранение участников.

* Закрытость и неискреннее выражение идей и чувств.

* Содействие многих участников игнорируется, не ценится, не уважается, и к ним относятся несерьезно.

* Молчаливые члены группы не поощряются к участию.

* Эффективные навыки коммуникации не практикуются.

* Различия во мнениях и идеях игнорируются или подавляются.

* Основные предположения и точки зрения не обсуждаются открыто.

* Несогласие воспринимается как неприятие личности кем-либо или всей группой.

* Позиции различаются неадекватно; различия понимаются неясно.

* Участники проявляют равнодушие; эмоции игнорируются.

* Неравное распределение власти среди членов группы.

* Уровень напряжения слишком низок или слишком высок для продуктивного разрешения проблемы.


Как нам показывает этот список, конфликт либо существует (выигрывает А, проигрывает Б), либо его нет (выигрывают А и Б). Другими словами, конфликт либо включен, либо выключен, и никакого промежуточного состояния между этими крайностями не существует. Более того, большинство авторов, пишущих о разрешении конфликтов, предполагают, что конфликт поддается управлению, даже если он включен. Различие между простыми, сложными, а также неразрешимыми конфликтами редко обсуждается в литературе, посвященной организациям. Есть некоторые виды конфликтов, для разрешения которых был разработан стандартный метод, применяемый в организациях, который предложен известными американскими социологами-практиками. К сожалению, этот метод не работает в церкви, так как авторы метода предполагают, что стороны, вовлеченные в конфликт, будут руководствоваться высшими интересами организации и придерживаться правил маркиза Квинсбэрри (набор правил в современном боксе). Например, метод, предложенный Ренсис и Джейн Г. Ликерт в их книге «Новые правила управления конфликтом» (1976), предполагает, что игра будет вестись справедливо, а именно с уважением к различиям между людьми в организации, с применением навыка слушания, с ориентацией на согласие, а также невзирая на статус и не переходя на личностный уровень.

Применение этого метода разрешения конфликта в организациях будет под большим вопросом, если стороны не станут преследовать интересы организации и если не захотят или не будут способны вести себя в рамках приемлемых этических стандартов. Это утверждение верно и для поместной церкви, так же как для бизнеса или власти. Когда уровень церковного конфликта не высок, он может быть разрешен без посторонней помощи или с минимальной помощью со стороны. Некоторые церковные проблемы могут перерастать в сложные конфликты. Тогда группы или отдельные личности берут дело в свои руки; захватывают финансовые документы церкви, меняют замки на входных дверях, баррикадируют проходы в здание, прерывают собрания, начинают новую церковь или подают на общину в суд.

В этом случае у церкви или организации возникают вопросы: насколько серьезен существующий конфликт? Возможно ли с ним справиться своими силами — с небольшими потерями для общины и руководства? Понадобится ли посторонняя помощь? Можно ли в данном случае применить конструктивный метод разрешения конфликта (выигрывают А и Б)? Поможет ли в данном конфликте применение навыков активного слушания? Нужно ли более активное вмешательство со стороны?

Чтобы ответить на эти вопросы, я прибег к теории Малколма Лири, который считает, что есть несколько стадий в развитии конфликта, которые мы можем различать, и к каждой стадии конфликта должна применяться специальная стратегия. Я значительно изменил основные постулаты Лири и сомневаюсь, что он бы узнал их в таком виде. Во-первых, я избегаю слова «стадии» в описании уровней сложности конфликта. В настоящее время теории, описывающие поведение или развитие мышления человека по стадиям, критикуются и могут не подходить для описания конфликта. Теория деления на стадии предполагает упорядоченное чередование каких-либо признаков, например определенных эмоций, поведения, мышления, как в теории Кублер-Росс, описывающей процесс потери и горя, где чередуются отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Другой подобный пример — стадии развития веры Фоулера или стадии этического развития Колберга. Я сомневаюсь, что будущие научные исследования в области конфликта откроют какую-то определенную структуру. В зависимости от уровня риска, страха, испытываемого людьми, от их навыков общения и других подобных факторов конфликт может обостриться внезапно и не проходить через начальные стадии развития. Более того, иногда можно наблюдать быстрое снижение уровня конфликта с очень интенсивного до незначительного уровня и удивляться, как мог такой серьезный конфликт окончиться положительно.

Во-вторых, теория Лири, выделяющая 9 стадий конфликта, является слишком сложной для разрешения конфликтов в реальной жизни, так как приходится удерживать в голове все эти различия между стадиями, и практическая эффективность снижается. Наконец, я старался описывать уровни сложности конфликта в терминах поведенческих реакций. Я описал то поведение в конфликте, которое лично наблюдал в моем опыте работы с религиозными организациями.

В любой организации, будь она церковной или светской, благотворительной или коммерческой, маленькой или большой, не все конфликтующие стороны будут на одном уровне оценки сложности конфликта. В одном и том же конфликте некоторые люди могут быть глубоко взволнованы происходящим, другие только слегка расстроены, а часть людей (всегда найдутся таковые) считать, что весь конфликт — это буря в стакане, и о нем не нужно беспокоиться.

Знать, сколько людей находится на том или ином уровне конфликта, практически важно для пастора, дьякона, консультанта или администратора в общине. Если только один или два человека имеют проблемы, этот конфликт может быть решен индивидуально, без вовлечения в него всей организации. Если в конфликт вовлечено много людей, нужно использовать более масштабные стратегии. Все дело в том, чтобы реагировать на отдельных личностей или группу людей на их уровне. Не следует полагать, что если некоторые личности испытывают высокий уровень конфликта, то остальные члены организации находятся на том же уровне. Подобный конфликт не стоит разрешать так, как будто он распространен на всю организацию.


Определение уровней сложности конфликта


Я установил пять уровней сложности конфликта, которые пронумеровал и озаглавил в порядке восходящей сложности. Эти уровни следующие.

1. Проблемы, требующие решения.

2. Несогласие.

3. Спор.

4. Ссора.

5. Неуправляемые ситуации.


Уровень 1: Проблемы, требующие решения

Первый уровень конфликта означает существование реального конфликта, когда стороны имеют разногласия. В уровень 1 не входят проблемы в коммуникации или простое недопонимание, где стороны из-за неверной интерпретации сказанного чувствуют себя неловко. На этом уровне реальные различия существуют, стороны понимают друг друга, но имеют конфликтующие цели, ценности, нужды и план действий.

На уровне 1 конфликтующие стороны чувствуют себя неудобно в присутствии друг дуга. Возможны короткие вспышки гнева, но в основном чувства неприязни не выказываются. Однако чувства не главный показатель уровня конфликта. Гнев может вспыхнуть на любом уровне. На уровне 1 гнев будет кратковременным и контролируемым. Более длительное проявление гнева будет указывать на более высокие уровни конфликта (в особенности на уровнях 3 и 4).

Два ключевых фактора, определяющих уровень конфликта: (1) цель, которую преследует конфликтующая сторона; и (2) язык общения, используемый сторонами. На уровне конфликта основной целью является решение проблемы и применение разумных методов в определении несправедливости. На данном уровне стороны ориентированы на решение проблемы, а не на выяснение личных отношений. Стороны быстро продвигаются по пути к разумному решению проблемы и настроены оптимистично при столкновении с трудностями (не вовлекая личностные проблемы). Обычно на уровне 1 люди верят, что им доступны конструктивные методы решения. Они пытаются быть открытыми, свободно делятся информацией и поощряют к участию каждого члена группы (каждого, кто находится на уровне 1).

Язык общения на уровне 1 можно определить как ясный, конкретный, ориентированный на настоящее, без неприятных намеков и не обвиняющий. Такой язык еще называют «языком взрослого», следуя терминологии, предложенной Эриком Берном. Люди на уровне 1 хотят знать точку зрения других о существующей проблеме и об их желаниях, также поощряют других как можно полнее делиться информацией, относящейся к делу. Стороны интересуются мнением друг друга по поводу того, что именно создает данную проблему.


Уровень 2: Несогласие

Второй уровень конфликта сложнее по сравнению с уровнем 1, но он не достигает степени деструктивного конфликта (выигрывает А, проигрывает Б). На уровне 1 стороны беспокоятся о решении определенной проблемы. На уровне 2 их цели меньше связаны с решением проблем и больше направлены на самозащиту. На уровне 2 возникает беспокойство о собственной личности. Человек рассуждает: «Я бы хотел решить проблему, но я не хочу, чтобы мои чувства ранили или чтобы меня чернили в процессе разрешения конфликта. Короче говоря, я хочу выйти из этого положения достойно».

На уровне 2 человек демонстрирует признаки дальновидности и расчета. Участники конфликта встречаются с друзьями, чтобы обсудить свои проблемы и попросить совета. Они также планируют стратегию решения проблемы, если она вновь будет поднята во время встречи с другой стороной.

Язык общения, используемый для описания проблемы на уровне 2, переходит от специфического к общему. Участники конфликта перестают называть друг друга по именам, вместо этого используют косвенное обращение, например, «некоторые люди». Каждый становится в оборонительную позицию, беспокоясь о себе и о других людях. Вместо того чтобы указывать на причины, поддерживающие конфликт (кто-то сделал или не сделал что-то), стороны сообщают: «У нас нет доверия. У нас проблемы с общением. Нам нужно быть более открытыми. Мы должны вести себя по-христиански». За каждым из этих утверждений стоят конкретные события, но конфликтующие стороны предпочитают отделять себя от реальности и друг от друга, прибегая к общим фразам. На уровне 2 они не испытывают ненависти, но ведут себя осторожно. Эта осторожность может увеличивать дистанцию между людьми и препятствовать обсуждению их различий.

Другие признаки поведения также характерны для уровня 2. Участники конфликта осторожны в том, чтобы делиться имеющейся у них информацией об их трудностях. Конфликтующие стороны пытаются утаивать информацию, которая может дать преимущество противнику, а им повредить. В этом случае для решения конфликта часто предлагается компромисс, хотя он может быть неуместен или невозможен. Идея о компромиссе обычно кратковременна и не возникает на уровнях 3 и 4.

Также характерны для уровня 2 недружелюбный юмор, остроты, сарказм, которые не способствуют решению проблемы, а только унижают и высмеивают других и то, во что они верят.


Уровень 3: Спор

Признаки, характерные для конфликта «выигрывает А, проигрывает Б», не встречаются, пока участники не достигают уровня 3. Конфликт «выигрывает А, проигрывает В» представляет собой достаточно высокий уровень конфликта, но ему еще далеко до уровня 4 (ссора) с его выраженной ненавистью и противоборством. К сожалению, большинство литературы (в том числе и то, что я сам написал) не помогает человеку осознать, что хотя конфликт «выигрывает А, проигрывает Б» жесткий, но он не такой разрушительный для организации и личности человека, как конфликт ссора.

Как предполагает название уровня 3, цели сторон в конфликте на этом уровне перемещаются от самосохранения к желанию выигрыша. В это время участникам не выгодно ранить противника или избавляться от него. Многие люди на уровне 3 стимулируются присутствием достойного противника и будут расстроены отступлением противоположной стороны без боя. Цели сторон на уровне 3 обычно более сложны, чем на уровнях 1 и 2. Чаще всего в этом конфликте имеется более чем одна проблема. Часто возникают различные группировки, и в канву конфликта вплетаются вместе несколько причин и проблем. Когда эти проблемы сталкиваются, то конфликтующие стороны находят себе сторонников, которые поддерживают их по большинству вопросов. Затем эти люди объединяются и образуют группировки (фракции), придерживающиеся одинаковой позиции и сходных интересов. Эти фракции стремятся к победе, доказывая, что им принадлежит больше власти и полномочий. Такова динамика конфликта «выигрывает А, проигрывает Б».

Язык общения на этом уровне отличается от уровней 1 и 2. Искажение смысла сказанного становится проблемой на уровне 3. Либо человек действительно имеет искаженное восприятие, либо он только описывает окружающее в искаженном виде — это проблема по типу «яйца и курицы». Однако, как показывают исследования и теории в области конфликта и восприятия, искажения восприятия являются серьезной проблемой для людей, имеющих умеренную или высокую степень внутреннего конфликта, а также конфликтующих с другими людьми и окружающим их миром. Некоторые важные искажения происходят на уровне 3, а также на уровнях 4 и 5: самовосхваление, разделение, чрезмерное обобщение, произвольные заключения.


Самовосхваление — это склонность видеть себя более великодушным, чем это есть на самом деле, а другого человека более злым, чем это есть в действительности.

Разделение — это склонность разделять всех и вся на две отчетливые, изолированные части: они или мы, правильно или неправильно, оставайся или уходи, сражайся или убегай и т. д. При таком разделении почти невозможно различить оттенки между крайностями или найти другие альтернативные возможности.

Чрезмерное обобщение. На уровне 2 наблюдается тенденция видеть определенное поведение других людей (доверие, дружелюбие и т. д.) как отражающее некоторые события или мнения. На уровне 3 выводы о событиях и поведении окружающих становятся чрезмерными и выходят из-под контроля. Слышатся обидные обвинения в адрес другого человека: «Ты всегда... ты никогда... ты как все».

Произвольные заключения. На уровне 3 стороны обманывают себя, считая, что они могут угадывать мысли других и мотивы своих противников. Они часто полагают, что знают другого человека лучше, чем те сами: «Я знаю, ты просто пытаешься разрушить церковь». Заметьте, что они не только судят о последствиях (возможно, неверно), но и заявляют, что знают о причинах того или иного поведения.


В дополнение к вышесказанному о языке общения и целях в конфликте на уровне 3 добавим другие встречающиеся типы поведения. Например, более вероятно, что на этом этапе стороны будут против мирного урегулирования. Почему-то им кажется, что достижение выигрыша в их случае несовместимо с тем, чтобы попытаться выработать решение проблемы с участием противника. Каждая сторона ведет себя сдержанно и ждет, когда противник покажет свои слабые стороны. Они признают существование проблем, но отказываются объединить свои усилия по прекращению напряжения.

Для этого уровня также характерны личные выпады против противника, которые выдаются за попытку определить проблему. В неформальной обстановке стороны не чувствуют себя комфортно друг с другом и не переступают границ общения, установленных рамками приличия. Более того, на уровне 3 стороны в споре колеблются в выборе между применением разумных аргументов и эмоций. Хотя эмоциональные призывы (например, «мы тебя поддерживали, а ты посмел пойти против нас») почти не влияют на присутствующих, их количество возрастает на данном уровне конфликта.


Уровень 4: Ссора

На уровне 4 цели сторон в конфликте переходят от желания выигрыша к желанию причинить вред или избавиться от противника. Поведение на этом уровне также отличается от поведения на уровне 3, потому что сторонам уже не достаточно того, чтобы противник или ситуация поменялись. На самом деле участники конфликта больше не верят в то, что другая сторона сможет или будет изменяться. Следовательно, они верят в то, что их единственный выбор — это удаление противника из их окружения. Примерами уровня 4 являются: попытка уволить пастора или принуждение выйти из общины тех, кто проявляет несогласие. Цели на уровне 4 значительно изменяются. Основной заботой становятся интересы не организации, а группы (фракции), которая может быть меньшинством или большинством. Показать свою правоту и наказать другую сторону становится главной целью.

На этом уровне фракции укрепляются. Четкие границы установлены между конфликтующими лагерями. Появляются сильные лидеры, и члены фракций следуют за желанием лидера и волей группы. На данном этапе групповая сплоченность более важна, чем благополучие всей организации.

Не только фракционное членство укрепляется, но и язык общения кристаллизуется и превращается в идеологию.

 Члены фракций говорят больше о принципах, чем о проблемах, они ссылаются на такие вечные ценности, как правда, свобода и справедливость. Они говорят о неоспоримых правах: праве собственности, праве на жизнь, праве на ношение оружия и т. д. Участники конфликта применяют эти принципы для своего оправдания. Это также помогает им меньше беспокоиться о нравственности избранных ими средств и, как Саул Алински, заявлять: «Если не цели, то что же оправдывает средства?».

Четвертый уровень конфликта является ссорой. Он отражает примитивные реакции выживания, характерные для обороны и нападения. Между побегом или атакой нет середины. Атакующий неспособен различать между теми, кого он атакует, и своими идеями, которые он предлагает и защищает.

Другое поведение, характерное для этого уровня, включает отчуждение сторон друг от друга. Это препятствует осознанию боли, которую они причиняют другим. Они также не замечают свое непрощающее, равнодушное поведение и самооправдание. Участники на данном уровне пытаются привлечь людей на свою сторону. Они хотят сторонников, которые действительно желают разделить их позицию, а не нейтральных наблюдателей, которые могут помочь им в разрешении конфликта. Они также хотят сторонников, которые будут помогать им наказывать или избавляться от «плохих людей». В дальнейшем конфликтующие стороны, находясь в одной комнате, не будут разговаривать друг с другом, их поведение будет не дружелюбным, но выражающим ненависть.


Уровень 5: Неуправляемые ситуации

Я назвал этот уровень неуправляемым. Пятый уровень конфликта не может контролироваться его участниками. Они конфликтуют в порыве безумия.

В то время как цель конфликтующих сторон на уровне 4 наказать или удалить противника из организации, на уровне 5 цель каждой стороны — уничтожить противника. Оппозиционная сторона видится не только как вредная для организации, но и как вредная для общества в целом. Следовательно, ее необходимо устранить. Пример подобного конфликта в церкви — когда церковь сняла с поста пастора и препятствует тому, чтобы его приняли на служение в другую церковь.

На уровне 5 каждая сторона обычно воспринимает себя как исполняющую роль божественного провидения, борющегося за универсальные принципы. Поскольку их цели очень важны, они верят, что должны за них сражаться, и не имеют права прекратить борьбу. Они убеждены в том, что прекращение сражения нанесет непоправимый вред обществу, истине и Богу. Они уверены в том, что попытка одержать победу даже ценой продолжительного конфликта есть меньшее зло. Поэтому продолжение сражения — это их единственный шанс, ни одна из сторон не способна прекратить борьбу.


© 1985, The Alban Institute, Inc., США.

Печатается с разрешения издательства.


Элэйн Эннс. 70 х 7: теология примирения. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


Текст Матфея 18:15-17 хорошо известен в христианских кругах как описание процесса разрешения конфликтов в церкви или между членами церкви. Этот отрывок, к сожалению, слишком часто интерпретируется в отрыве от контекста. Когда рассматривается контекст всей главы, мы замечаем, что в ней открыто обсуждаются вопросы власти, унижения и прощения. Текст Матфея 18 настоятельно советует читателям быть примирителями, а церкви быть примиряющим сообществом в противовес к преобладающему в мире карающему обществу.


Вызов Иисуса иерархическим системам власти

(Матфея 18:1-5)

Текст Матфея 18 начинается с вопроса о власти. Мы не должны быть шокированы вопросом учеников относительно «величия» (18:1). В действительности их стремление к власти отражает озабоченность, общую для всех нас. Иерархические учреждения и социальные структуры, в которых мы живем и работаем, рождают в нас тревожность в отношении вопросов статуса, престижа и продвижения по службе. Иисус призывает ребенка и говорит: «Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном» (18:4). Иисус обращает здесь внимание не на невинность ребенка, но на его социальное положение. В Палестине I века по Р. X. дети находились на низшей ступени социальной лестницы, не имели прав и были собственностью своих родителей. В то время как ученики стремятся возвыситься, Иисус предлагает им умалиться.


Наставление и предупреждение для

потенциальных обидчиков (Матфея 18:6-10)

В стихах 6-10 Иисус еще больше подчеркивает вопросы власти, наставляя и предупреждая учеников не брать верх над теми, у кого меньше власти. В то время как ученики озабочены вопросом: «Кто больше?», Иисус заботится о том, чтобы кто-нибудь не соблазнил «одного из малых сих» (буквальный перевод: «самого маленького»). Употребляем ли мы нашу власть на добро или злоупотребляем властью, это может быть определено по тому, как мы относимся к слабым и отверженным.

Наши церковные общины подобны телесному организму, где мы все зависим друг от друга. Когда люди злоупотребляют властью, они ущемляют чьи-то права, наносят вред и оставляют кого-то без внимания. Иисус начинает свои наставления с того, что предупреждает вероятных обидчиков, что они могут поплатиться за свои действия (18:6). Иисус не наивен, Он признает, что несправедливость и нарушения будут происходить в этом мире из-за злоупотребления властью (18:7). Но церковь призвана воплотить альтернативную модель, в которой такое злоупотребление властью есть ненормальное и неприемлемое явление.

Далее следует предупреждение для христиан, чтобы они не практиковали скверного поведения (рука, нога и глаз символизировали власть в древности). Стихи 8-9 утверждают, что лучше лишить себя чего-либо, чем получить желаемое за чужой счет. Иисус увещевает нас не быть равнодушными к отверженным людям, не пренебрегать ими и не обращаться с ними как с недостойными (18:10).


Притча о заблудшей овце как основа

сообщества (Матфея 18:12-14)

Центральная притча этой главы — притча о заблудшей овце (18:12-14) может быть истолкована как относящаяся к обидчику (18:6-9) или как относящаяся к жертве (18:15-35). Те, кто злоупотребляет властью в церковных общинах, и те, кто страдает от этого, могут быть «заблудшими». В том или ином случае мы должны восстанавливать в общине отчужденных или исключенных членов. Притча Иисуса о заблудшей овце предлагает альтернативную точку зрения на то, как власть должна быть распределена в сообществе. Здоровье и целостность сообщества не зависят только от влиятельных людей или от большинства, но определяются благосостоянием самых слабых членов.


Наставления и предупреждения для

потенциальных жертв (Матфея 18:15-22)

1. Процесс конфронтации,

ответственности и восстановления (18:15-17)

В стихах 15-17 Иисус описывает необходимый процесс восстановления обидчиков в сообществе. Моральный авторитет и, следовательно, инициатива находятся в руках у пострадавшей стороны. Первая попытка дает возможность обидчику сохранить свою репутацию в частном разговоре с жертвой (18:15). Дальнейшее зависит от пострадавшей стороны, которая решает, была ли она услышана и восторжествовала ли справедливость. Если пострадавший не ощущает себя услышанным и понятым обидчиком, он приглашает в поддержку одного или двух свидетелей. Так предписывал закон раввинов. «Всякое слово» свидетельства пострадавшего и обидчика должны быть подтверждены. Свидетели также могут помочь в определении последствий проступка и его влиянии на жизнь пострадавшего. Если это не ведет к исцелению и справедливости, следующая степень состоит том, в чтобы привлечь к разрешению проблемы группу людей. Важно заметить, что в тексте не упоминается о таких промежуточных участниках, как обвинитель, судья или присяжные. Церковная община в целом рассматривается как защитник для обидчика и пострадавшего и призывает стороны к ответственности, покаянию, справедливости и прощению. Если обидчик продолжает отвергать сотрудничество, церковь относится к нему как к постороннему, к тому, кто нуждается в Благой Вести и искуплении (18:17). Это не стратегия наказания, но новый подход церкви к обидчику.


2. Совместное обсуждение

и неограниченное прощение (18:18-22)

Стихи 18-20 указывают на то, что церковная община, имеющая пострадавшего и обидчика, судит о справедливости иначе, чем гражданские власти. Община решает о возмещении убытков и примирении на основании обоюдного согласия сторон. Исследователь Евангелия от Матфея Эндрю Овэрмен пишет, что слова «свяжете» и «разрешите» относятся к политической и судебной власти, которая вправе наказывать или миловать, заключать в тюрьму или освобождать. Эти слова бросают вызов установленным гражданским судебным процессам того времени. Если церковь содействует тому, чтобы пострадавший и обидчик могли вместе прийти к решению, которое будет справедливым и восстанавливающим, тогда церковь принимает Божью благодать (2 Коринфянам 5:18-6:1). Когда церковь серьезно относится к преобразованию конфликта, Иисус всегда присутствует в этом процессе (18:20).

Однако каждый из нас имеет предубеждение о том, что справедливость имеет карательный характер. Это мнение отражено в вопросе учеников о прощении и его границах (18:21-22). Мы понимаем, что нам нужно прощать, но есть, конечно, такие вещи, которые простить нельзя! В отличие от проклятия, данного Ламеху о том, что ему «отмстится... семьдесят раз всемеро» (Бытие 4:24), Иисус отвечает, что мы должны прощать «до седмижды семидесяти раз». Христиане не должны вовлекаться в гонку насилия и мщения, начатой Каином и продолженной Ламехом. Если мы отказываемся прощать и «связываем» Божью благодать, мы становимся частью системы наказания и возмездия. Жестокость этой системы описана в заключительной притче.


3. Последствия ограниченного прощения:возмездие и иерархия преобладают (18:23-35)

Эта притча сравнивает прощение с избавлением человека от денежного долга. Согласно исследователю Нового Завета Вильяму Герцогу, эта притча описывает систему отношений между господином и подчиненным, характерную для древнего царского суда. Высокопоставленный слуга должен своему царю непомерную сумму в 10 тысяч талантов (1 талант составлял более чем 15 годовых зарплат). Господин приказывает, чтобы этого раба и его семью продали (18:25). Когда раб умоляет о милости, царь дарует ему амнистию, делая исключение из правил, им самим установленных. Но слуга, выйдя от царя, требует немедленной выплаты от своего должника (18:28). Из-за того что люди принадлежат к системе отношений, где каждый должен другому человеку, один жест благодати и прощения недостаточен, чтобы изменить всю систему. Когда царь узнает о поступке слуги, он действует по правилам возмездия (18:34).

Эта неприглядная история служит для нас как предупреждение о последствиях возмездия. Только следуя истине неограниченной Божьей благодати и прощения в процессе разрешения конфликтов, церковь может противостоять всемирной гонке насилия.

Матфея 18 предоставляет важное теологическое обоснование для современного вовлечения церкви в преобразование конфликтов и восстановление справедливости. Церкви необходимо практиковать эти принципы в ее собственном служении и быть моделью для окружающего общества.


© 2000, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Марлин Джешке. Метод наставничества. (Из книги «Наставничество в церковной жизни: восстановление евангельского служения»)


«Пойди и обличи его»


Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего;


Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово.


Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.


Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе (Матфея 18:15-18).


Подход церкви к наставничеству (будет ли это увещевание, наставление, выговор, вразумление или исправление) должен представлять Благую Весть.


Инструкция, данная в Матфея 18, о применении церковной дисциплины утверждает: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего».

Лука говорит об этом же в краткой форме: «Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему» (Луки 17:3). Еще более краткий призыв выражен в подзаголовке этой главы: «Пойди и обличи его».


Кто должен идти?

Можно спорить без особой необходимости о том, кто ответствен за обличение обидчика, если быть придирчивым к некоторым словам текста: «Если же согрешит против тебя брат твой» (слова выделены автором). Ясно, что в этом случае не просто нанесено личное оскорбление, на которое можно не реагировать и не идти к обидчику. Иногда мы можем быть свидетелями трагедии, происшедшей с другим человеком. В этом случае любой присутствующий будет делать то, что каждый делал бы на его месте, — предлагать помощь.

Большинство христиан согласны с тем, что кто-то должен идти к верующему брату или сестре, имеющим проблему. Те, кто знает о их грехе, но не чувствует себя способным пойти к ним, определенно не должны распространять слухи об этом. Они также не должны говорить, что проблемы не существует, считая это частным делом брата или сестры. Вместо этого они должны пойти к ответственным за дисциплину лидерам церкви. Игнорирование проблемы ничем не может быть оправдано.

Вопрос о том, кто должен идти к обидчику, влечет за собой еще один вопрос. Должны ли за это быть ответственными только рукоположенные служители или также и рядовые члены церкви? Временами эта ответственность возлагалась на служителей, и они принимали ее с желанием или без желания как специальную обязанность. В настоящее время служители часто имеют специализированную подготовку, навыки и дарование для такого наставления, но они не обладают привилегированным положением и авторитетом, которые позволяют им быть всецело ответственными за церковную дисциплину. В настоящее время, как правило, поддержание дисциплины не рассматривается как обязанность служителей.

Требование идти к ошибающемуся верующему — не просто предложение. Это заповедь! Это такая же заповедь, как и великое поручение, записанное в Матфея 28:19-20: «Итак научите все народы... уча их соблюдать все, что Я повелел вам». Этот текст не делает различия между служителями и рядовыми членами церкви. Великое поручение дано для всей церкви. Подход, который применяется к тому, кто имеет духовную проблему, называется увещеванием. Титу 3:10 говорит о первом и втором вразумлении (увещевании), а некоторые традиции упоминают о тройном вразумлении. Это, возможно, совпадает с указанием Матфея 18, где предлагается использовать три стадии дисциплинарного процесса.

Указания для церковной дисциплины кажутся довольно простыми. К сожалению, эта простота стала камнем преткновения для христиан. Эти указания слишком упрощенные, думает кто-то, потому что они не учитывают сложности различных ситуаций. Иногда увещевание видится как слишком строгая мера, иногда слишком мягкая. В течение долгого времени церковь также проявляла разногласия по поводу дисциплины.


Немедленное отлучение

Некоторые авторы считают, что увещевания не применимы в определенных ситуациях. В этих случаях церковь имеет право применить немедленное отлучение. Те, кто так думает, находят для этого библейское подтверждение. Они цитируют Деяния 5. В этом отрывке Петр явно не медлит с увещеванием Анании и Сапфиры, и в 1 Коринфянам 5 Павел не одобряет дальнейшую задержку в отлучении безнравственного человека.

Имеются также и другие случаи немедленного отлучения в истории церкви. Согласно документу ранней церкви, который называется «Апостольские установления», ранняя церковь не использовала правило тройного увещевания, по крайней мере не по отношению к серьезным грехам. Этот документ наставляет епископа следовать следующему установлению.


Когда ты видишь обидчика в общине... ты должен приказать, чтобы он был исключен из нее... Позже ты должен приказать привести его в церковь; после проверки истинности его покаяния и решении о возможности восстановления его в полном членстве ты должен назначить для него период поста и смирения длительностью в... две, три, пять или семь недель в зависимости от природы его преступления и после некоторого увещевания должен его отпустить (или простить).


Последовательность, которую предлагает этот документ: отлучение, а затем увещевание, является противоположной последовательности, данной в Матфея 18. В этом отрывке Иисус наставляет церковь отлучать только тогда, когда брат или сестра не раскаиваются в содеянном.

Во время Реформации некоторые считали, что церковь может обходиться без увещевания в определенных случаях. Согласно анабаптисту Питеру Ридеману, грехи делились на две группы: «те, которые являются причиной для увещевания, и те, за которые возможно отлучить без увещевания, последние есть прелюбодеяние, пожелание чужого добра, идолопоклонство, злоречие, пьянство, воровство и грабеж». Этот список представляет собой расширенный список нравственных грехов, принятый ранней церковью. Ридеман нашел основание для этого в 1 Коринфянах 5 и 6.

Менно Симонс сначала не делал различия между грехами и не упоминал о тройном увещевании. Позже, однако, он решил, что в некоторых случаях было совсем неуместно применять трехкратное увещевание для некоторых аморальных личностей перед их исключением. Он объяснял свои соображения следующим образом: «Этим трехкратным увещеванием грубых отвратительных злодеев мы произведем на свет много великих лицемеров».

Один из пуританских документов придерживается сходной точки зрения по этому вопросу:


Но если преступление изначально является публичным, шокирующим и криминальным по своей сущности, а также признанным противным природе вещей, тогда церковь должна изгнать преступника без процесса увещевания[8].


Таким образом, побуждение опустить стадию увещевания и немедленно отлучить обидчика не является необычным в истории церкви. Это побуждение сильно, и в основе его лежит забота об ограждении церкви и ее доброго свидетельства от зла, предотвращение дерзкого поведения со стороны грешника. Но действительная опасность для церкви состоит не в серьезности содеянного греха, а в неспособности церкви предпринять какие-либо действия по этому поводу.

Было бы на самом деле странно думать об увещевании как о проявлении терпимости к греху, в то время как цель увещевания прямо противоположна этому и состоит в том, чтобы вернуть грешника на правильный путь. Часто спешное отлучение вредит свидетельству церкви больше, так как в этом случае люди видят лицемерие церкви, ее озабоченность своим имиджем, а не восстановлением согрешившего человека. Если обидчик не раскаивается, церковь все еще может его отлучить.

Следовательно, церковь не должна игнорировать стадию увещевания. Каждому согрешившему человеку должна быть дана возможность для покаяния и получения прощения. Если только станет ясно, что обидчик отвергает эту возможность, тогда отлучение необходимо. В этом случае отлучение обидчика от церкви будет основано на его отречении от благодати, которая только может смыть вину человека и избавить его от власти греха.

Что же тогда мы можем сказать о 1 Коринфянам 5? Ясно, что в этом случае Павел не следовал принципу увещевания, изложенному в Матфея 18. Ссылка на его предыдущее письмо (1 Коринфянам 5:9-13) это подтверждает. Внимание, которое Павел уделил обидчику, говорит о том, что у того было достаточно времени, чтобы отречься от греховного пути.

В действительности, в некоторых случаях эти процессы могут длиться недолго, особенно когда становится ясно, раскаивается обидчик или нет. Поэтому продолжительная терпимость к нераскаявшемуся человеку не будет угрожать репутации церкви.


Отказ от увещевания

Некоторые опасаются использовать слово «увещевание», выражая этим реакцию против практики церковного осуждения на протяжении длительного времени. Разве Иисус осуждал грешников? Разве Он не сказал: «Не судите, да не судимы будете» (Матфея 7:1)?

Некоторые христиане воздерживаются от визита к человеку, имеющему духовную проблему из-за того, что они хотят следовать, как они думают, примеру Христа. Они стремятся избегать самоправедности, ошибочного суждения или боятся обидеть людей и, думая так, могут сделать больше вреда, чем добра. Эти люди часто полагают, что наиболее верный путь для исправления греха в церкви — это самодисциплинированность. Каждый человек, согласно этой точке зрения, должен решать свои собственные моральные проблемы.

По общему согласию, элемент суждения присутствует при увещевании, и в случае отлучения от церкви. Предварительное суждение производится по отношению к поведению и духовному состоянию человека, жизнь которого не совпадает с христианским путем. Это первоначальное суждение подлежит дальнейшей проверке согласно учению Матфея 18. Ответ человека, поведение которого под вопросом, подтверждает или изменяет эту оценку. Кроме того, первичное суждение всегда подлежит дальнейшей проверке «двумя или тремя свидетелями», а также всей общиной, а при необходимости и объединением церквей.

В любых обстоятельствах тип суждения, лежащий в основе увещевания, в принципе не отличается от суждения, применяемого при евангелизации и миссионерстве, потому что евангелизация также начинается с предварительного суждения о ком-то, кто нуждается в ученичестве. Это суждение в последующем подтверждается или изменяется в зависимости от результатов.

Отказ от увещевания может казаться некоторым членам церкви лучшим путем к неосуждению других людей. На самом деле, — это бессердечность и отказ в помощи. Проблема, против которой выступал Иисус, заключалась в осуждении других людей, которое не оставляет места для благодати. Отказ в предложении благодати, освобождающей от греха, равносилен отказу в предложении Божьей благодати спасения неверующему во время евангелизации. Это непонимание благодати.

Имеется хорошая причина не отказываться от увещевания. Согласно одному из пасторов, который брал интервью у других пасторов: «Когда усилие сделано, для того чтобы немедленно воздействовать на видимый грех, тогда дисциплина в виде отлучения редко становится необходимостью»[9].


Легализм (законничество) вместо увещевания

Наиболее распространенная тенденция на протяжении истории церкви заключается в появлении ложных суждений о морали, свойственных также и светскому закону. Это случается, если церковь распределяет грехи по степени тяжести и устанавливает меру наказания за каждый содеянный грех. При таком подходе небольшие грехи заслуживают увещевания, более серьезные грехи, возможно, заслуживают публичного выговора, и еще более серьезные — отлучения от церкви. Очень серьезные грехи заслуживают полного отлучения, а грехи, состоящие в совершении тяжких преступлений, — преданию анафеме.

Документ о баптистской дисциплине от 1774 года упоминает о «различных церковных порицаниях, которые должны согласовываться с природой и степенью проступка»[10]. Также один современный автор говорит о «мягкой форме» дисциплины, которая проводится в форме бесед. В более серьезных случаях церковь предлагает провинившемуся человеку не принимать участия в братских встречах. В очень серьезных случаях церковь объявляет человеку перед собравшимися братьями, что он отлучается от участия в хлебопреломлении, от присутствия в собраниях и что он не отпускается с миром.

Церковь, конечно, может и должна признавать различия в совершенных грехах. Нападение на кого-то явно более серьезно, чем мелкая кража в магазине. Но важно, чтобы церковь уделяла внимание обоим случаям, чтобы каждый обидчик мог покаяться и изменить свое поведение.

Более того, попытки дисциплинировать верующих имеют тот же характер, что и работа с неверующими. При евангелизации неверующих никто не устанавливает им наказаний в соответствии с тяжестью их грехов. Если цель церкви иметь людей преобразованных «обновлением ума» (Римлянам 12:2), тогда подход церкви к дисциплине должен состоять в провозглашении Благой Вести.

Если цель церкви — простое контролирование группы людей, тогда члены церкви должны себя спросить: является ли эта цель подходящей для церкви? Но даже в этом случае Благая Весть, вступая в действие, способна вызвать глубокие преобразования в общине.


Увещевание как провозглашение Евангелия

Новый Завет действительно использует различные слова, чтобы описать подход к дисциплине в церкви. Апостольские послания говорят об обличении (1 Тимофею 5:20; Титу 1:13; 2:15) или об исправлении (2 Тимофею 3:16). На основании того, что в Новом Завете употреблены разные слова дисциплины, некоторые предлагают сложную систему наказания различных грехов, о которой было упомянуто выше. В этом случае пропускается главный и фундаментальный принцип.Первоначальный подход к церковной дисциплине, называемый увещеванием, наставлением, выговором, вразумлением, исправлением или любым другим словом, должен заключаться в провозглашении Благой Вести.

Мы ранее уже сказали, что увещевание согрешившего верующего аналогично евангелизации. Как в евангелизации покаяние и вера заканчиваются прощением и братскими отношениями, так и в области дисциплины положительный ответ на увещевание оканчивается прощением и продолжением братских отношений.

При евангелизации церковь уважает право человека отвергать Благую Весть и тогда не включает его в число членов тела Христова. Подобным же образом церковь уважает право личности отвергать увещевание и формально признает за личностью ее решение не следовать за Христом. Различие в том, что увещевание грешника производится в церкви, а евангелизация грешника происходит вне церкви.

Возможно формальное соблюдение трехкратного увещевания, но оно может не быть в духе Евангелия. Тогда трехкратное увещевание может превратиться в три стадии судебного разбирательства, которое установит вину и вынесет приговор. Обычно признаком такого отхода от христианства является использование таких выражений, как протокол, церковный суд или разбирательство.

Конечно, начало такого процесса может быть упорядоченным, структурированным и даже формальным до некоторой степени. Опасность состоит в том, что такая организация дисциплины может препятствовать той самой цели, для которой она была создана, то есть для цели утверждения Благой Вести. Матфея 18:15 не учит, что выявленный грех должен привести в движение «жернова» машины церковной дисциплины. Этот отрывок нас просто приглашает пойти к человеку, имеющему проблему. Церковная дисциплина требует личного участия и заботы, потому что Благая Весть всегда имеет личную направленность. «Если и впадает человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такового в духе кротости», — пишет апостол Павел (Галатам 6:1).

Это предупреждение об опасности легализма не подразумевает, что церковь не заботится об истине или о точности фактов в определенном случае. Те, кто практикует церковную дисциплину, должны избегать действовать по фальшивым обвинениям, вызванным простым подозрением или наговором.


В то же время церковная дисциплина это совершенно иное, чем закрытое расследование или попытка доказать чью-то невиновность или вину. Увещевание направлено на поиск признаков истинной христианской жизни в поведении человека. Если таковые присутствуют, тогда выяснение деталей конкретного случая — пустая трата времени. Если признаки истинной христианской жизни отсутствуют, то нет смысла в выискивании «фактов». Основной и решающий факт уже ясен.

Как в евангелизации, так же и в практике дисциплины есть только одно Евангелие. Это истина, которая не зависит от вины людей в большом или малом грехе. Евангелие не устанавливает меру наказаний для определенных видов греха, но предлагает освобождение от греха как такового. Повторные увещевания дают уверенность в том, что ни одному обидчику в церкви не отказано в приглашении вернуться на путь веры. Церковь никого не отлучает, за исключением тех, кто с полным осознанием отклоняет это приглашение.

Печально отметить, что этот евангельский взгляд на увещевание отсутствовал в истории церкви. Время от времени церковь была более снисходительной, терпимой к греху и не применяла метод увещевания. Либо церковь отлучала немедленно, без увещевания, или она навязывала легализм с наказаниями по проступкам. Ни одна из этих альтернатив не отражает истинного учения Евангелия, потому что Благая Весть выступает за наставничество. Где церковная дисциплина верна Евангелию, она будет неизменно начинаться с увещевания.


Конфиденциальность (секретность)

Матфея 18 содержит важный принцип, который необходимо соблюдать при увещевании человека. Он гласит: увещевание должно быть «между тобою и им одним» (Матфея 18:15). Джей И. Адамс называет это «принципом секретности». Идти к другому человеку — не значит распространять сплетни.

Но секретность не должна быть абсолютной. Если человек, совершивший проступок, не раскаивается в содеянном, то в этом случае необходим совет других людей или даже всей общины. Обещание сохранять секретность будет препятствием для более широкого рассмотрения дела. Также и вовлечение большего количества людей нарушит обещание секретности. Конечно, рассмотрение дела группой людей должно быть конфиденциальным для этого круга участников. Церковь не заинтересована в том, чтобы порочить людей перед обществом. Нужно понимать, что церковь работает по законам, которые отличны от законов окружающего общества, массовой коммуникации или светских судов.

Более того, пострадавший выносит дело на рассмотрение группы только в случае, если обидчик не раскаивается или «если же он не послушает» (Матфея 18:16). Если человек раскаивается в проступке, дело прекращается на уровне частного, межличностного разбирательства. В этом случае дальнейшее распространение информации зависит от действий обидчика, за исключением ситуаций, в которых грех был публичным изначально. Рассмотрение дела в группе предпринимается не для того, чтобы выставить человека напоказ. Участие церкви в разбирательстве дела демонстрирует ее верность указаниям, данным в Матфея 18, и ее желание разрешить проблему.


Два или три свидетеля

Матфея 18 рассматривает возможность, при которой обидчик отвечает отрицательно на увещевание. В этом случае предлагается взять с собой «двух или трех свидетелей» (Матфея 18:16). Эта же терминология употребляется и в еврейском законе. Описание суда над Иисусом иллюстрирует, как закон предписывает иметь двух свидетелей для признания Его вины.

Привлечение дополнительного числа людей там, где это необходимо, не просто является продолжением древней еврейской традиции для определения виновности. Цель дополнительного участия людей состоит прежде всего в том, чтобы оценить ситуацию в целом. Это делается для прояснения фактов в конкретном случае, во избежание ложных обвинений. Это также помогает определить позиции обеих сторон и удостовериться, что проблема не просто в том, что одна личность хочет контролировать других. Участие других людей предотвращает личные столкновения и помогает определить, является ли ситуация последствием серьезной духовной проблемы.

Консультации в малой группе также помогают избежать поспешных или предвзятых действий и предоставляют достаточно времени для положительного разрешения ситуации. Может понадобиться несколько встреч в малой группе с участием лидеров церкви, для того чтобы достичь ясности и определенности в разрешении конкретной ситуации.

Более того, «два или три свидетеля» при необходимости подтвердят, что обидчик не раскаивается в проступке, если это произойдет во время увещевания. Но чаще всего люди, которые поначалу отрицают свою вину или пытаются ввести в заблуждение другую сторону в частном разговоре, подходят к делу более серьезно, когда они имеют дело с несколькими людьми. Убежденные другими в случае положительного исхода дела, они искренно раскаиваются и возвращаются на путь христианского послушания. Участие малых групп также дает людям знать, что забота церкви о восстановлении человека не прекращена, но идет до конца. Слишком много случаев заходит в тупик из-за недобросовестности и при отказе доводить дело до конца. Неполное разрешение является вредным решением, кончающимся полной неудачей, потому что оно не требует от обидчика раскаяния и не предупреждает его против самообмана. Люди для дополнительного участия в проблеме должны избираться с тщательностью.


Так как эти люди должны предложить свой совет и станут свидетелями, если их совет будет отвергнут, то наиболее разумно пригласить тех, которые более других способны предложить мудрый совет и чьи слова свидетельства будут уважаемы церковью[11].


Людям, подвергающимся исправлению, должно бы дозволено в соответствующих ситуациях приглашать своих свидетелей. Один из авторов, например, советует церкви не требовать от женщины, чтобы она предстала перед дисциплинарным советом, который состоит только из мужчин. Также не стоит выставлять авторитетное церковное руководство против одинокого и заслуживающего сожаления члена церкви, который в такой ситуации может пострадать от злоупотребления властью.


«Скажи церкви»

Если согрешивший человек не послушается совета двух или трех свидетелей, тогда, как гласит отрывок Матфея 18:17: «Скажи церкви». Два основных пункта должны быть отмечены в данной стадии увещевания. Во-первых, обострение конфликта не означает изменения в подходе или отношении к конфликту. Дополнительный уровень вовлечения в конфликт не означает отклонения от сострадательного, вежливого, неугрожающего стиля обращения с человеком. Официальные, структурированные, организованные действия церкви не должны выходить на личный уровень или становиться жесткими и нехристианскими.

Во-вторых, присутствие церкви и ее участие важно на этой стадии, потому что теперь проблема касается членства в общине. Этот вопрос, как и крещение, является по натуре церковным, так как каждый член церкви должен выразить свое отношение к человеку, подвергающемуся исправлению. Следовательно, когда ситуация приближается к этой критической стадии, решение должно вбирать в себя мудрость и авторитет всей церкви. Вся церковь должна быть об этом проинформирована, так как она является местом для принятия совместных важных решений.

Один из вопросов, который повторно возникает при обсуждении церковной дисциплины, касается того, как много времени должно отводиться каждой стадии увещевания. Джим Стэффорд[12] описывает случай, в котором упорная, упрямая и изнурительная борьба одного пастора, длящаяся несколько недель, помогла предотвратить угрозу прелюбодеяния и развода у двух молодых пар. Некоторые из участников этой истории заявляли о том, что они хотят оставаться христианами. Это поддерживало пастора и не позволило ему сдаться. Его терпение окупилось сторицей.

Один из теологов отмечает, что «недостаток времени может привести к процессу, который становится скорее наказанием, чем восстановлением»[13]. Он говорит, что важно «предоставить достаточно времени для покаяния и изменения после каждой стадии».

Основным критерием является присутствие или отсутствие видимого прогресса, или видимого ответа на увещевание и наставление. Если обидчик демонстрирует признаки смягчения во время увещевания с помощью Слова Божия, то ему должно быть дано время на то, чтобы Дух Христа сделал Свою работу... Если после достаточного времени обидчик не раскаивается или ожесточает свое сердце, тогда те, кто проводит исправление, должны переходить к следующей стадии[14].


Человек, подвергающийся исправлению, должен всегда иметь возможность выйти из членства в церкви. Однако такой человек должен быть предупрежден о важности такого решения, и если решение принято, то церковь обязана его уважать. Акт выхода из членства в каком-то смысле подводит случай к завершению. Община должна знать о выходе из членства какого-либо члена. Выход из членства может рассматриваться, а может и не рассматриваться как отлучение от церкви, которое равносильно потере веры. Та или иная интерпретация будет частично зависеть от стадии, на которой это происходит, частично от того, как церковь оценивает духовное состояние человека, и частично от его причин выхода из членства.


Часто люди, отказавшиеся покаяться, меняют церкви, для того чтобы избежать дисциплинарных взысканий. В подобных ситуациях церковь, принимающая нового члена, должна навести справки о его прошлом членстве в какой-либо церкви... После этого предыдущая церковь должна подтвердить, что человек, о котором запрашивают сведения, ушел из церкви с плохой репутацией и что существовавшие в связи с этим проблемы не были разрешены[15].


Учение Матфея 18 о том, что нужно идти к согрешившему брату или сестре, не является неизменным и не допускающим изменений процессом, которому церковь должна рабски следовать. Однако принципы этого учения заслуживают внимательного рассмотрения.

1. Если какая-либо ситуация подает сигнал опасности в отношении чьей-либо духовной жизни и духовного здоровья, то церковь должна протянуть руку помощи этому человеку.

2. Xристиане должны делать повторные попытки, призывая согрешающих верующих принять благодать, которая может освободить их от разрушительных последствий греха.

3. Если это необходимо, то церковь должна расширить сферу изучения фактов и проверки. Церковь должна честно признавать и уважать решения тех, кто отказывается от покаяния и оставляет христианский путь.

Современная церковь могла бы уделять больше внимания тексту Матфея 18 и заповедям, которые в нем содержатся, чтобы идти и освобождать христиан, попавших под власть греха. Это не менее важная миссия, чем идти и проповедовать Евангелие неверующим. Как уже было показано, служение приобретения учеников среди верующих в церкви логически вытекает из миссии церкви по приобретению учеников среди всех народов.


© 1981, Гералд Пресс, США. Печатается с разрешения издательства.


ЧАСТЬ 3. НАВЫКИ ОБЩЕНИЯ И РАЗРЕШЕНИЕ КОНФЛИКТА

Предисловие


 Третья часть сборника включает в себя главы 4, 5, 6, материал которых в основном рассматривает практические вопросы по разрешению конфликтов. Не стоит относиться к представленному материалу, как к не допускающим изменений техникам или правилам, которым нужно слепо следовать. Приведенные материалы следует рассматривать как общие принципы, которые могут быть видоизменены, приспособлены к определенной ситуации, а может быть, и отвергнуты как непрактичные в вашем собственном культурном контексте. Мы даем нашим читателям свободу в принятии решений о том, какие навыки общения для них являются наиболее важными, и какие подходы к разрешению конфликта они хотят использовать в своей культуре. Мы надеемся, что, несмотря на культурные различия, этот материал все же предоставит читателям полезную и ценную информацию.

Четвертая глава «Навыки общения» обращает внимание на общение как на одну из важнейших сфер человеческих отношений. Навыки общения важны для разрешения конфликтов. Важность общения подчеркивается в первой статье «Роль общения», написанной Рональдом Крэйбиллом (статья извлечена из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»). Основные навыки общения — это слушание и речевые навыки. Поэтому мы включили несколько статей, посвященных этим темам. Кори Лимэн-Миллер предлагает полезные советы по активному слушанию в статье «Слушание», взятой из книги «Миротворчество: практические навыки для преобразования конфликта».

Дэвид Аугсбургер перечисляет «Ступени активного слушания, а Рон Клаассен предлагает «Упражнение: навыки активного слушания», которые помогут читателям практиковать их навыки.

Важность того, как мы говорим, подчеркивается в статье «Дар речи», написанной Валери Вивер-Зерчер, извлеченной из книги «Миротворчество». Последние три статьи главы 5 представляют собой материалы семинара «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество». Эти материалы помогут читателям развить навыки речи, необходимые для эффективного разрешения конфликтов.

Пятая глава «Четыре подхода к урегулированию конфликта» содержит статьи, написанные различными авторами, которые говорят о четырех подходах к разрешению конфликта, включая описание и главные принципы этих подходов. Некоторые из статей более детально описывают два подхода — переговоры и посредничество. Этот материал извлечен, в основном, из семинара «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество» и из книги «Посредничество и содействие». Пятая глава также содержит диаграмму «Модель миротворчества», предложенную Роном Клаассеном, одним из организаторов «Центра миротворчества» при университете Фрезно Пацифик. «Модель миротворчества» объединяет библейское понимание конфликта с основными принципами переговоров и посредничества.

Шестая глава «Гнев и прощение» поднимает проблему гнева, одной из важных человеческих эмоций. Несмотря на то что первые пять статей написаны различными авторами (Клаассен, Долтон Раймер, Аугсбургер и Кэролин Шрок-Шенк), все они объединены одной темой: как контролировать и справляться с гневом в конфликте. Последняя статья главы 6 написана Дэвидом Аугсбургером и является сокращенной версией некоторых глав его книги «Свобода прощения». Аугсбургер излагает библейское понимание прощения, которое позволяет по-новому взглянуть на эту тему. Автор верит в то, что прощение должно всегда завершаться восстановлением отношений между людьми, вовлеченными в конфликт.

Четвертая часть сборника представлена седьмой главой, содержащей три статьи, которые раскрывают связь, существующую между стилями общения, методами разрешения конфликтов и формами руководства в церкви. Д. Раймер и У. Винк иллюстрируют на примере Иисуса, какими качествами должен обладать руководитель в церкви. Авторы напоминают нам, что Иисус призывал своих учеников отказаться от принудительного стиля руководства и следовать Его модели, в которой руководитель является слугой и другом.

Мы надеемся, что материалы глав 4, 5, 6 и 7 помогут читателям приобрести эффективные навыки для разрешения конфликтов, с которыми мы сталкиваемся в разных сферах нашей жизни, включающих церковь, семью и место работы. Мы вновь предлагаем нашим читателям свободно выбирать те техники и подходы в разрешении конфликтов, которые будут работать в их уникальном культурном контексте.


ГЛАВА 4. НАВЫКИ ОБЩЕНИЯ

Рон Крэйбилл и Элис Прайс. Роль общения. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Общение находится в центре личных отношений, которые имеют место в семье, между друзьями, на рабочем месте или в каких-либо других областях. Успех и удовлетворение от повседневных отношений часто зависят от эффективного сопутствующего общения. Плохие навыки слушания и речи более всего способствуют недопониманию между людьми. Они также затрудняют конструктивное разрешение конфликтов, если таковые возникают.

Независимо от личного стиля, образования или опыта хорошим навыкам общения можно научиться и практиковать их в жизни. Эти навыки, вместе с лучшим пониманием нашего собственного личного стиля и стиля других людей, позволяют нам управлять своим общением более конструктивно. Это, в свою очередь, открывает возможность для сотрудничества при совместном разрешении проблем и споров.

Общение имеет решающее значение для человека, потому что оно:

* Может являться причиной конфликтов.

* Выражает содержание конфликта.

* Является средством для преобразования конфликта (позитивного или негативного).

Следующие представления лежат в основе навыков общения при сотрудничестве.

1. Все люди сотворены по образу Божьему; кем они являются и что они говорят, заслуживает нашего уважения.

2. Различие в стилях общения, дарах и мнениях является нормальным явлением.

3. При хороших навыках общения, несогласия могут содействовать здоровому росту личности и улучшать взаимоотношения.

4. Большинство людей искренне хотят быть полезными в разрешении конфликтов, но могут иметь недостаточно навыков, чтобы этого достичь.

5. Большинство людей будут вести переговоры более разумно, если они почувствуют, что их точка зрения услышана и уважается.

6. Недостаток искренности в отношении выражения своих чувств, верований, предпочтений может быть причиной замешательства и ощущения, что тобой манипулируют.

7. Общение при сотрудничестве может быть неэффективным, когда принимающий сообщение человек имеет значительные эмоциональные проблемы или поступает недобросовестно. Однако такие ситуации встречаются в конфликте намного реже, чем предполагают.


© 1989, Меннонитская служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Кори Лимэн-Миллер. Слушание. (Из книги «Миротворчество: практические навыки для преобразования конфликта»)


Типы слушания

Человек использует разные типы слушания в течение дня. Мы можем слушать новости по радио, переключая свое внимание между утренними делами и сообщением репортеров. Если какой-либо репортаж заслуживает нашего внимания, мы слушаем его более сосредоточенно. Мы также внимательно слушаем информацию, которая сообщает о том, как нам добраться в определенное место, и когда мы учимся делать что-то новое.

Когда мы общаемся с другим человеком, мы можем слушать просто для того, чтобы провести время, поддержать отношения или узнать что-то новое из жизни этого человека. В общении мы иногда используем подход, который можно образно сравнить с настройкой радио. При слушании, особенно в группе, мы как бы настраиваемся на определенную станцию на несколько минут, а потом меняем настройку, переходя к другому интересному обстоятельству (внутреннему или наружному). Позже мы возвращаемся к прежней «станции», чтобы быть уверенными, что мы ничего не пропустили.

Критическое слушание предназначено для тех ситуаций, когда ваш собеседник хочет получить от вас отклик в отношении его идеи или речи. Мы также употребляем критическое слушание, когда мы не соглашаемся с тем, что кто-то говорит. Во время слушания при несогласии с кем-то мы выстраиваем наши аргументы, ожидая своей очереди, чтобы возразить своему собеседнику.

Мы прислушиваемся к себе. Наш организм общается с нами, если мы уделяем ему внимание. Когда наш желудок урчит, мы признаем, что мы голодны. Когда мы зеваем, то вспоминаем, что не выспались накануне. Когда болят наши мышцы, мы понимаем, что это последствия нашего возраста.

 Кроме этого, внутри себя мы имеем непрестанно звучащий внутренний голос. Мы также используем внутренний голос, чтобы подумать аналитически о какой-либо ситуации, например, почему я из-за этого расстроен.


Активное слушание

Стремление понимать

Существует еще один тип слушания — активное слушание. Цель активного слушания — понимание, изучение того, что другой человек думает и чувствует, а не желание выиграть спор. Поиск понимания других людей не подразумевает согласие со всем, что они говорят. Вместо этого данный поиск говорит о том, что мы достаточно заботимся о том, чтобы понять их переживания. В лучшем случае, активное слушание может также способствовать и новому пониманию для того, кто говорит. Хороший слушатель может помочь нам открыть истину о нас самих, о которой мы прежде не имели ясного представления.

Китайский иероглиф для глагола «слушать» состоит из символов уха, глаза, безраздельного внимания и сердца[16]. Эти намеки намекают на то, как вырабатывается этот трудный навык. Мы слышим слова своими ушами. Мы уделяем внимание говорящему человеку своими глазами. Мы направляем внимание на содержание его послания. Мы понимаем и симпатизируем сказанному им в своих сердцах.


Работая вместе

Активное слушание является взаимным процессом, общением лицом к лицу, оно включает сопоставление, при котором вы стараетесь понять верно ли значение, которое вы придаете словам вашего собеседника, в сравнении со значением, которое он подразумевает. Активное слушание имеет место тогда, когда люди слушают, чтобы понимать друг друга.

Можно также считать, что мы слушаем телевизионные новости, чтобы понимать, но в данном случае наше слушание не сопровождается взаимным общением (можно кричать на телевизор, но это не в счет). Слушание в конфликте или разговоре может быть названо взаимным общением, но оно не обязательно сопровождается поиском понимания. Мы можем слушать достаточно долго, чтобы в уме лишний раз подтвердить, что другой человек совершенно неправ.


Активное слушание и конфликт

Активное слушание можно употреблять в разных ситуациях, например при сборе информации или при оказании психологической поддержки своим друзьям, детям или близким в трудный час принятия решений. Если мы хотим добраться в нужное нам место, мы тоже применяем активное слушание, задавая уточняющие вопросы. Психологи также владеют навыком активного слушания и часто его употребляют.

Активное слушание полезно для анализа и разрешения конфликта тогда, когда вы являетесь его участником, либо когда вы выступаете в роли посредника. Этот вид слушания позволяет выйти на поверхность проблемам, лежащим в основе конфликта, и тогда с ними легче справиться. Xотя активное слушание является сложным процессом, оно может оказать преобразующее влияние. Один из важных элементов активного слушания состоит в том, что мы должны проявлять наш искренний интерес к собеседнику, а не просто использовать активное слушание как технику.


Власть услышанного слова

Чтобы активно слушать, мы должны освободить место в своем перегруженном уме. Когда чаша нашего ума переполнена, то есть наш ум наводнен своими собственными проблемами, тогда у нас нет времени, чтобы позаботиться о других. В такие моменты значение произносимых слов не может проникнуть в наш ум, и, следовательно, мы не можем слушать. Когда мы выделяем время, чтобы активно слушать человека, и отводим в своем уме место для его сообщения, мы используем нашу власть, которая может приводить к удивительным последствиям.

Активное слушание может менять человека, преобразовывая его ощущение отсутствия в ситуации на чувство присутствия с нами. Когда мы решаем выслушать кого-либо, то мы показываем этому человеку, что он для нас peaльно существует. Активное слушание само по себе является даром, и кроме того воспринимается говорящим как одобрение. Активное слушание преобразует конфликты. Уши решают больше конфликтов, чем слова.

Мой бывший наставник сравнивал конфликт и общение с айсбергом. Только крошечный процент разногласий или эмоций можно увидеть вначале. Активное слушание помогает вскрыть подводную часть интересов и эмоций, которые спрятаны от нашего взгляда. В этой подводной массе мы можем отыскать необходимую информацию для последующего разрешения конфликта.


Слушать Бога

Часто ли мы произносим во время молитвы: «Говори, Господь, раб Твой слушает»? Чаще, я думаю, мы говорим: «Слушай, Господь, Твой раб говорит!»[17].

Многие авторы, пишущие о духовной жизни, начиная с монахов-пустынников и продолжая современными авторами, такими как Энтони де Мэлло и Сью Монк Кидд, говорили о важности молчания и слушания во время молитвы. Даже в общении с Богом применимы слова Иакова: «Всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев» (Иакова 1:19).

Де Мэлло говорит, что мы не можем узнать Бога, потому что мы думаем, что уже знаем Его[18]. Он считает, что наши предубеждения о Боге, на самом деле являются барьерами в нашей молитве. Преодолеть этот барьер мы можем, придя к Богу не со списком своих нужд и желаний, а в молчании. Только через услышанное слово можем мы преобразить нашу духовную жизнь[19].


Почему нам трудно слушать!

Об активном слушании легче писать, чем применять его в жизни. Активное слушание не всегда практически возможно и уместно. Иногда мы не можем его применить, даже когда мы этого очень хотим. Что же нам препятствует?


Внутренний шум

Однажды мой трехлетний сын вошел в ванную комнату, когда я сушила свои волосы. Прошло несколько минут, прежде чем я заметила, что мой сын что-то говорит, так как шум фена заглушал его голос. Пустой разговор, который звучит внутри нашей головы можно иногда сравнить с таким феном. Наш разговор с собой такой громкий, что мы не способны слышать что-либо помимо него. Наши воспоминания о предыдущем общении с кем-то, мысли о каком-то деле, которое нужно выполнить, или размышления о том, что нам надо кому-то сказать, — все это более важно для нас, чем слова, исходящие из уст другого человека.

Одна из причин, из-за которой нам сложно контролировать наш внутренний разговор, — это наша физиология. Мы способны понимать до 600 слов в минуту, но обычный человек говорит меньше чем 140 слов в минуту[20]. Наш ум при такой ситуации имеет время отвлекаться на посторонние размышления.


Предубеждения

Наш внутренний разговор частично слагается из наших переживаний, предрассудков и предположений, которые делают нас такими, какие мы есть. Мысль Де Мэлло о том, что у нас есть барьер, сформированный нашими предубеждениями о Боге, также применима к нашим отношениям с людьми. Мы часто начинаем общение, предполагая, что мы знаем, что другие думают, чувствуют и скажут. Особенно это случается тогда, когда говорящий человек — это тот, кого мы хорошо знаем. Если мы встречаемся с тем, кого мы не знаем и кто отличается от нас, то наши предрассудки и стереотипы также могут блокировать нашу способность к слушанию.


Внешний шум

В дополнение к пустому разговору внутри нашей головы наше внимание блокируется шумом радио, телевизора, бытовой техники, дорожного движения, а также разговором других людей. Этот список можно долго продолжать. Мой бывший профессор, который работает с больными, перенесшими сердечные приступы, по снижению уровня их стресса, утверждает, что шум — это один из главных стрессовых факторов. Меня, к примеру, раздражает даже спокойная музыка, если общий уровень шума в моем доме превышен.


Мотивация

Хотя мы и подвергаемся воздействию шума изнутри и снаружи, почти все могут применять активное слушание, когда это для них важно. Мотивация — это все, что нам нужно. Подумайте, например, о свидании. Когда мы разговариваем с кем-то, к кому мы ощущаем симпатию, мы можем слушать внимательно, даже если он или она читают нам что-то из телефонного справочника. Мы также способны к активному слушанию, когда нам нужно добраться до какого-либо места, куда мы очень хотим попасть. В этом случае мы будем слушать и задавать уточняющие вопросы.

Мы знаем, как слушать активно, когда это совпадает с нашими целями. Проблема в том, что мы часто бываем слишком уставшими, проголодавшимися, занятыми, находящимися под стрессом или еще как-то умственно озабоченными, и все это препятствует тому, чтобы слушать хорошо.


Что нам нужно делать, чтобы слышать других людей?

Слушание — это не природная способность. Это то, чему мы учимся и переучиваемся всю свою жизнь. Что мы должны делать, чтобы услышать собеседника?


Выделите время для слушания

Активное слушание — это особая деятельность. Мы не можем это делать, если наш ум поглощен приготовлением ужина, слушанием радио, решением собственных проблем (однако, спокойная прогулка не помешает слушанию). Когда мы выбираем активное слушание, мы должны освободить умственное пространство для чувств, мыслей и проблем другого человека, которые войдут в наше сознание. Нам нужно отложить наши дела, выключить радио и сконцентрироваться на другом человеке.

Когда отвлекающие мысли вновь всплывают в голове, нужно это заметить и постараться избавиться от них. Когда мы практикуем активное слушание и настроены на говорящего, тогда мы неожиданно начинаем слышать не только то, что люди говорят, но и понимать смысл сказанного. Слушание направлено на то, чтобы слышать слова и то, что стоит за словами, а также глубоко вникать в сущность каждого послания. Это означает, что мы должны отложить на время слушания все наши дела, мнения, чувства и сконцентрировать все внимание на другом человеке и том, что для него важно[21].

Бывают времена, когда наши проблемы нас так поглощают, что мы находим невозможным оставить наши собственные дела. Мы просто не можем слушать, не можем найти для этого время и посвятить себя другому человеку. Это важно признавать. Мы делаем другому человеку добро, когда мы честно говорим ему, что мы неспособны быть хорошими слушателями в данный момент.

Чтобы дать человеку возможность высказаться, не нужно ничего особенного предпринимать, а просто дождаться удобного момента. Ожидание тяжело для многих из нас, принадлежащих к культуре, в которой любят слова. Мы можем заметить, что ожидание в молчании производит мягкое давление на другого человека. Задавая вопросы, которые ограничиваются ответом «да» или «нет», и просто ожидая ответа на них, можно потратить необходимое время, за которое возникнет новое понимание. Ваш собеседник будет проверять вас глазами, чтобы увериться, что вы действительно присутствуете, слушая его. Оставайтесь с ним. Часто после такой визуальной проверки человек раскрывается.


Перефразирование

Несколько лет назад я приняла участие в семинаре по разрешению конфликтов. Инструктор объяснял употребление техники перефразирования. В это время одна из женщин поднялась со своего места и сказала: «Я не выношу, когда кто-либо повторяет то, что я только что сказала. В такой ситуации я чувствую, что со мной обращаются, как с ребенком». Инструктор ответил: «Вы имеете в виду, что когда люди, как попугаи, повторяют то, что вы им сказали, вы чувствуете, что вас не принимают всерьез?». Женщина без колебания ответила: «Да, точно так!». Группа разразилась смехом, когда женщина села на свое место, убежденная в том, что она была услышана и понята, в результате мастерски сделанной инструктором перефразировки.

Эта история иллюстрирует два важных момента относительно перефразирования. Когда это сделано хорошо, оно эффективно. Но как указала женщина в выше приведенном примере, иногда перефразировка звучит фальшиво или даже обижает, если она применяется как техника, а не с искренним интересом. Активное слушание не означает полного молчания. Когда мы подготовили почву в нашем уме для слушания, другие навыки тоже могут содействовать качественному общению. Перефразирование — это наша реакция, которая позволяет говорящему человеку почувствовать, что мы присутствуем в общении с ним. Перефразирование попросту означает выражение слов собеседника вашими собственными словами, чтобы увериться в том, что вы их верно понимаете.


Задавайте вопросы

В русском языке существует несколько сотен тысяч слов, хотя большинство из нас употребляют только 2000. Пятьсот наиболее распространенных слов имеют несколько тысяч определений в словаре. И это еще не все, мы меняем значение предложения, ставя ударения на разные слова в предложении. Если учитывать все эти варианты, то как быть уверенным в том, что мы получили то послание, которое нам намеревался сообщить наш собеседник?

Очевидный ответ — задавать вопросы. Этот совет может показаться слишком упрощенным, но эта та техника, которую мы не так часто используем в общении. Мы полагаем, что мы понимаем то, что кто-то пытается выразить словами, но в тоже время мы часто находим себя непонятыми другими людьми. Задавание вопросов — это замечательный способ увеличить наше понимание и проявить наш интерес к личности говорящего человека. Мы можем задавать вопросы, чтобы прояснить дело и помочь другим выразить их проблему более точно, а также проникнуть глубже в суть их проблем.

Иногда вопросы могут быть неуместными. Это происходит, если мы задаем вопросы, чтобы удовлетворить свое любопытство, что только отвлекает собеседника. Мы также можем начать критиковать или давать советы говорящему, маскируя это как вопрос: «Ты уверен, что это решение было наилучшим?». Этот тип вопроса намекает на то, что вы достаточно хорошо знаете, как решить проблему этого человека. Это путь, чтобы захлопнуть дверь для самораскрытия человека.


Будьте уверены, что ваши жесты и мимика согласуются с вашими словами

Активное молчание, перефразирование и вопросы не будут являться слушанием, если ваше тело не согласуется с вашими словами. Кивок, визуальный контакт, поворот тела в сторону говорящего, нахождение на одном уровне с говорящим человеком (сидя, если человек сидит, наклонясь, чтобы быть на одном уровне с ребенком) — это пути подготовки почвы для общения. Если ваш невербальный язык (язык жестов и мимики) не согласуется с вашей речью, то ваш собеседник будет больше доверять вашему языку тела, а не тому, что вы говорите. Когда мы действительно общаемся с кем-то, то мы неосознанно подражаем положению тела говорящего человека. Необходимо также помнить, что нормы поведения и язык тела будут отличаться в разных культурах.


Заключение

Дуглас Стир написал: «Услышать душу другого человека в состоянии искреннего раскрытия и исповеди — это, возможно, величайшее служение, которое человек может совершить для другого». Слушание — это дело всей жизни. Когда мы выделяем время, чтобы выслушать другого человека, мы вручаем этому человеку и самим себе — подарок. Мы переживаем этот таинственный момент, который имеет власть преобразовывать наши отношения.


© 1999, Гералд Пресс, США. Печатается с разрешения издательства.


Дэвид Аугсбургер. Ступени активного слушания. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)[22]


1. Решите, действительно ли вы хотите слушать то, что другой человек хочет сказать. Если да — продолжайте.

2. Уделите собеседнику 100 процентов своего внимания.

3. Исключите осуждение.

4. Продемонстрируйте понимание и принятие своим невербальным поведением:

* Тоном голоса

* Выражением лица

* Жестами

* Визуальным контактом

* Положением тела

5. Представьте себя на месте другого человека, чтобы понять, что он говорит и как себя чувствует.

6. Перефразируйте наиболее важные мысли и чувства говорящего человека.

7. Не прерывайте, не предлагайте совет или решение. Не упоминайте о похожих чувствах или проблемах из вашего собственного опыта.


© Дэвид Аугсбургер.


Рон Клаассен и Долтон Раймер. Упражнение: навыки активного слушания. (Из материалов к семинару: «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


 Под каждым утверждением напишите ваш вариант ответа, как если бы вы действительно слушали говорящего человека. Что, по-вашему, говорящий человек думает и чувствует? Перефразируйте слова говорящего так, как вы их понимаете.

Пример: Вечно мне приходится убирать за тобой. Меня раздражает этот беспорядок.

Ваш ответ: Ты злишься на меня, потому что я оставляю вещи не на своих местах, и ты недовольна тем, что тратишь свое время на уборку, правильно?


1. Не лезь не в свои дела. У меня достаточно проблем и без тебя, и не суй свой нос в мои дела.

Ваш ответ:_____________________________________________________________________________


2. Слушай, деловой, видали мы таких, которые думают, что им все можно, и лезут без очереди.

Ваш ответ:_____________________________________________________________________________


3. Мне надо ремонтировать машину, еще у меня завтра важная встреча, и сыну надо помочь с домашним заданием, а ты пристаешь ко мне с покупкой продуктов. Почему бы тебе не оставить меня в покое?

Ваш ответ:_____________________________________________________________________________


4. У тебя неприятности, а ты скрываешь от меня истинное положение дел. Какие же мы друзья после этого?


Ваш ответ:_____________________________________________________________________________


5. Каждый раз, когда я что-то предлагаю, ты или не обращаешь на это внимание, или ведешь себя со мной как с идиотом.

Ваш ответ:_____________________________________________________________________________


6. Слушай, мы уже обсуждали эту ситуацию. Сколько еще раз я должен повторять о том, что надо делать?

Ваш ответ:_____________________________________________________________________________


© Рон Клаассен и Долтон Раймер.


Валери Вивер-Зерчер. Дар речи. (Из книги «Миротворчество: практические навыки для преобразования конфликта»)


Мы часто не задумываемся о даре речи до того момента, когда мы его лишаемся. Потеря способности высказываться, то ли в результате незнания иностранного языка, психологической, социальной или политической изоляции, или простого ларингита (воспаление гортани), может быть пугающей и разрушительной. На первом году пребывания в Германии я испытала, что незнание языка часто сопровождается утратой чувства безопасности и растерянностью. Речь делает нас способными не только общаться с другими, но и общаться с самими собой. Действительно, мы часто способны понимать определенные идеи, эмоции или события только после того, как мы попытались объяснить их другим людям.

Разговор может таить в себе опасность так же, как и слушание. Он может вынудить нас столкнуться с реальностью, которую мы предпочитаем не знать. Разговор может принести намеренный или ненамеренный вред другим людям. Мы пользуемся речью, чтобы ранить и исцелять, выражать или скрывать наши чувства, убеждать других или самих себя, бороться с кем-то или избегать борьбы, утверждать или умалять себя.

Почему потеря речи так парализует, а использование речи так опасно? Речь обладает почти сверхъестественной властью. Одной короткой речью: «Да будет свет» (Бытие I), Бог создал свет и тьму, день и ночь, которые стали сценой для дальнейшего процесса творения. Простые слова, просто произнесенные, обладали властью, в результате которой были образованы море и земля, солнце и луна, твари в воде, на земле и в небе и даже первые люди. Бог говорил — вещи создавались. Творение было так же просто и так же сложно, как речь.

Хотя мы и не можем производить природные объекты, мы имеем власть, чтобы созидать и разрушать посредством речи. Это можно уподобить тому, что делал Бог, твори через речь. Знание об этой власти есть первая ступень к тому, чтобы начать учиться говорить правдиво и испытывать сострадание к другому человеку, особенно в ситуации конфликта. Действительно, говорить в конфликте, значит иметь власть разрушать или поднять моральный дух другого человека. Чтобы повернуть конфликт от застоя к преобразованию, мы должны говорить то, что у нас на уме и на сердце. Перед тем как мы рассмотрим определенные виды речи в конфликте, давайте посмотрим на причины, которые заставляют людей говорить или молчать. Почему некоторых людей парализует мысль о произнесении речи? Почему другие люди много говорят?


Почему я не говорю более часто и более убедительно?

1. Я не могу облечь свои чувства в слова

Иногда люди хранят молчание, особенно в конфликте, потому что они не могут выразить словами эмоции, кипящие внутри них. Лучше не рисковать, сказав, что-то, о чем будешь позже сожалеть, поэтому такие люди говорят мало или молчат. Это молчание может быть истолковано другой стороной, как апатия, гнев или стратегическое поведение. Такое восприятие может вести к непониманию и дальнейшему конфликту.


2. Я хочу, чтобы ты сам догадался, о чем я думаю

Некоторые люди хранят молчание в конфликте, особенно со своими близкими, так как они думают, что другие должны догадаться о том, что они думают, и что они чувствуют. Многие из нас были введены в заблуждение мифом о «магической близости»: если ты действительно любишь меня, ты должен знать, что я чувствую, даже если я не говорю об этом. Такое чтение мыслей не только невозможно, но и нежелательно. Если я хочу, чтобы ты знал, что происходит в моей душе, то я должен сказать тебе об этом. Только в результате такого обмена, когда я говорю, а другой человек слушает, это труднодостижимое и священное явление, называемое интимностью, может зародиться.


3. Мне не позволяли говорить в прошлом

Отрицательный опыт в прошлом, когда кто-то не был услышан как личность или как член группы, едва ли является поощрение для того, чтобы говорить в настоящем. Иногда люди молчат, потому что пережитое унижение и история насилия лишают их речи. Такой дисбаланс отнимает у человека способность высказывать то, что у него на уме и в сердце. В результате такого злоупотребления властью остальные члены группы обманываются на счет тех, кто не высказывает своих идей и перспектив. Важно обращать внимание на причины, по которым единственная женщина, находящаяся в комнате, наполненной .мужчинами, не говорит, или чернокожий хранит молчание среди белых людей.


Почему я говорю слишком много и самоуверенно?

1. Я не могу облечь свои чувства в слова

Если я не знаю о своих эмоциях и не могу их определить, я могу стать самоуверенным, и даже подавлять других людей, вместо того чтобы молчать. Удаленность от моего собственного эмоционального центра может сделать меня также не чувствительным к эмоциям других. Это, в свою очередь, может подтолкнуть к тому, что я проталкиваю свои идеи перед другими людьми, не слушая их. Чувство опасности повсеместно и часто правильно рассматривается как причина для молчания. Но это чувство также может вести к несдержанному выражению мнений и не принимающей возражений форме общения. Часто, когда человек подавляет другого человека или набрасывается на него, осознанно или неосознанно у обеих сторон возникает агрессия, связанная с глубоким чувством боли, уязвления или сомнениями в себе.


2. Я хочу, чтобы ты сам догадался, о чем я думаю

Большинство суждений в средствах массовой информации и публичных выступлениях являются спорными и вызывают разногласия. Воспитываясь в американском обществе, дети учатся тому, что цель спора — это выигрыш. Вследствие этого цель каждого разговора — убедить другого человека в своей правоте. Если я говорю слишком часто и настойчиво, значит я действую по правилам общества, которое ценит искусного спорщика и принижает (или, по крайней мере, игнорирует) того, кто пытается сотрудничать.

В нашей, любящей спорить культуре мы научены представлять факты, доказательства того, что случилось или не случилось, и утверждать свою правоту. Другими словами, мы учимся записывать факты, защищаться и отстаивать себя. Все это упрощает для многих из нас ситуацию, позволяя нам заявлять другим людям то, что мы думаем, и не слушать того, что они хотят нам сказать.


3. Мне всегда позволяли высказываться

Если я являюсь членом группы, имеющей историю господства над другими людьми, или я принадлежу к группе, которая в данный момент обладает большей властью, то я могу иметь привычку к свободному высказыванию мыслей. Я уверена также, что могу влиять на других и доминировать в разговоре. Я могу выглядеть высокомерно, не предполагая этого. Необходимо, признавая свою собственную власть, предоставлять другим время и возможность высказаться, вместо того чтобы говорить только о себе. Такая тактика может значительно улучшить общение.


Как же мы должны говорить?

1. Задавайте вопросы

В своей книге «Грифы и бабочки», Сюзен Классен[23] пишет о своем столкновении со следователем из сальвадорской армии. Подозреваемая в том, что она преподает марксизм бедным, с которыми она работает, Классен была задержана на два дня и повторно допрашивалась. «Как зовут Маркса? Расскажите мне все, что вы знаете о Марксе, — допытывался следователь. — Что вы изучаете в вашем библейском классе? Почему вы говорите, что бедные должны работать вместе? Почему вы учите бедных, что Бог их любит?» Хотя на некоторые вопросы было трудно отвечать, Классен недолго думала перед ответом на последний вопрос: «Я учу бедных, что Бог любит их, потому что это правда», — ответила она просто.

Большинство из нас не будет проходить через такой допрос в своей жизни. Мы можем, однако, научиться многому из честной, ясной и открытой манеры, в которой Классен отвечала следователю. Хотя мы не рискуем своей жизнью и свободой в повседневных разговорах, наша речь все же может являть убедительность и ясность, с которой говорила Классен. Действительно, говорить честно — значит говорить за себя, говорить ясно и просто, говорить вовремя и говорить, не пытаясь себя защищать.


2. Говорите за себя

Нас привлекает возможность обращаться за поддержкой к другим во время конфликта. Бессчетное количество раз, когда я работала в Общественном центре примирения, яслышала следующие реплики: «Все в группе согласны со мной, что эти люди должны уйти» или «Не только я один это испытываю, у всех с ней те же проблемы». Как посредник или как конфликтующая сторона, мое дело говорить только за себя и поощрять других людей делать то же самое.

Послания «Я» (предложения, начинающиеся с местоимения «Я») — один из путей, чтобы говорить за себя. Всем известные послания «Я» стали заезженными и часто употребляются как формулы. Несмотря на это, принципы, на которых они основаны, важны для эффективного общения и особенно при разрешении конфликта. Формула для послания «Я» может быть следующей: «Я чувствую себя... (опишите свое чувство), когда ты... (опишите поведение другого человека), потому что... (опишите последствия)».

Цель посланий «Я» — информировать другого человека о своих чувствах и реакциях таким образом, чтобы ему не пришлось защищать себя. Послания «Я» противоположны обвинительным утверждениям, которые делают акцент только на поведении другого человека. Они часто приводят к тому, что человек вынужден защищаться. В то время как перефразирование необходимо, чтобы услышать другую личность, послания «Я» нужны для того, чтобы я услышала себя и поняла, что я чувствую в данный момент. Только в этом случае я могу выразить другому человеку свои чувства. Я даю ему возможность, при которой он может рассмотреть возможные решения нашей общей проблемы, вместо того чтобы провоцировать его на защиту своего поведения.

Легко ошибиться в первой части послания «я чувствую», используя ее как осуждение, чтобы сказать людям, что я думаю о них или об их ситуации. Например: «Я чувствую, что ты несправедлив и груб, потому что ты перекладываешь на меня всю работу и ожидаешь, что все будет готово на следующий день» или «Я чувствую, что ты переврал мои слова и неправильно меня понял, когда ты передал Юлии то, что я тебе сообщила по секрету». Эти высказывания не являются истинными посланиями «Я». Они могут маскироваться под таковые, так как они начинаются со слов «я чувствую», но они выражают осуждение и мнение вместо эмоций. Я с таким же успехом могу сказать: «Ты несправедлив и груб» и «Ты сплетник. Ты нарочно истолковал мои слова превратно».

Намного радикальнее и труднее, не говоря уже о чувстве неудобства, раскрыть то, что мы действительно чувствуем, и признаться в этом другому человеку. Труднее, хотя и полезнее, сказать: «Я чувствую досаду, когда ты даешь мне работу в последний момент и просишь, чтобы все было готово завтра. Потому что мне для этого приходится работать допоздна» или «Мне было больно и неприятно, когда я узнала, что ты сказал Юлии то, что должно было остаться между нами. Теперь я боюсь, что это станет известно всем». Независимо от строгого соблюдения формулы, искренние послания «Я» всегда в какой-то степени звучат как откровения. Они признают чувства, которые часто спрятаны под гневом или напускным внешним видом.

Наиболее частое недоразумение, связанное с применением посланий «Я», состоит в том, что они якобы пресны и не эмоциональны. Кому захочется разрешать конфликт с кем-то, кто держится на дистанции и способен заявлять выводящим из терпения, спокойным голосом: «Я чувствую досаду, когда ты...»? Послания «Я» должны исходить из вашего любящего сердца и желания искреннего общения с другим человеком. Они должны произноситься с интонацией, которая соответствует накалу эмоций в конфликте.

Использования послания «Я» есть признак сосредоточенной, концентрированной речи. По утверждению специалиста по конфликтам Рона Крэйбилла: «(Сосредоточенная, концентрированная речь) требует знания себя... своих слабых мест... осторожности в размышлении и самодисциплины». Он также пишет: «Только те, кто мотивирован зрелой любовью, готовы вложить свои усилия в эту эмоциональную и духовную тренировку, которая становится легче с опытом»[24].


3. Ясно и просто

Концентрированная речь также включает разговор о частностях вместо обсуждения вопросов общего характера. Полезно, чтобы другие люди могли лучше узнать точнее о том, что меня беспокоило прошлым вечером, и какие из их слов и высказываний показались мне обидными.

Специфичность в речи снижает желание других людей защищаться и продвигает решение конфликта вперед, вместо того чтобы погружать его в трясину абстрактных обобщений.

Простота — это другой признак сконцентрированной речи. Другая хорошая идея — стараться избегать в речи жаргона. Юридический жаргон, употребление теологических или каких-либо других терминов обычно раздражают людей. Когда Иисус сказал: «"Да, да", "нет, нет", а что сверх этого, то от лукавого» (Матфея 5:37), Он, возможно, говорил не только о клятвах. В конфликте лучше допустить промах, придерживаясь принципа простоты, чем запутывать дело и вводить других людей в замешательство. Очень часто многословие служит только тому, чтобы затуманить проблему.


4. «Время говорить» (Екклесиаст 3:76)

Иногда речь необходимо заранее продумывать, особенно при определенных ситуациях и для определенных людей. Не всегда возможно и желательно говорить о своих мыслях и чувствах, не подумав о них прежде. Особенно в конфликте людям иногда необходима спокойная обстановка и время, перед тем как они могут выразить свои эмоции, нужды и идеи так, чтобы они были правдивыми и учитывали состояние собеседника. Вместо того чтобы бросать другому человеку упреки и оскорбления, или становиться молчаливым и отстраненным, лучше договориться и поговорить позже, когда обе стороны будут способны ясно мыслить о том, что с ними произошло. Это не означает, что конфликт всегда должен быть рассудочным и лишенным эмоций. Суть в том, чтобы думать ясно и уметь адекватно выражать свои чувства во время конфликта. Только время может прояснять мысли и чувства, перемешанные в беспорядке. Это часто невозможно, когда конфликт в самом разгаре.

С другой стороны, иногда мы думаем о конфликте слишком долго, позволяем ему выйти за рамки и стать неуправляемым. «Солнце да не зайдет во гневе вашем» (Ефесянам 4:26) — это не указание против выражения наших эмоций, за их скорейшее подавление, а скорее, мудрое предложение об откровенном общении и искреннем разрешении споров.

Несмотря на то что сильный гнев может пугать окружающих, и поэтому многие люди стараются подавлять свой гнев, Рут Кох и Кеннет Хок пишут о том, что подавленный гнев может быть столь же опасным, так как он причиняет вред эмоциональному состоянию человека. «То, что люди скрывают и отрицают, будет господствовать над ними» — пишут эти авторы[25]. На самом деле невыраженный гнев может вылиться в депрессию, пагубную привычку или физическую болезнь. Как отмечают Кох и Хок, отрицательные эмоции становятся преобладающими.

Конечно, трудность состоит в том, чтобы верно угадать время, когда можно говорить. Иногда лучше подождать, иногда нужно говорить не откладывая, в настоящий момент. Учиться слушать то, что сообщает чей-то ум, сердце и язык жестов, — это лучшая тренировка, для того чтобы научиться говорить своевременно.


5. Без оправданий

Сколько раз я высказывала кому-то свои чувства, а потом извинялась за них? Или, быть может, я извинялась за то, что вообще позволила другому человеку узнать о своих чувствах? Наверное, это происходило чаще, чем мне хотелось бы. Разговор требует риска. Возможный риск заключается в том, что людям может не понравится то, что я должна им сказать. Если я действительно стараюсь употреблять концентрированную речь, выражая истину в любви, то мне не нужно извиняться и оправдываться в том, что я чувствую, даже если это не нравится другим людям.

Теолог Элоиз Рэнич Фрэйзер пишет: «Когда я говорю о проблемных темах, я могу рассчитывать на напряженность, непредвиденное затруднение, недопонимание, смущение, тревогу и стресс не только в моих партнерах по разговору, но и во мне самом. Я также могу рассчитывать на возможность того, что я узнаю точку зрения других людей, и на то, что с Божьей помощью мы сможем найти лучший путь для разрешения проблемы»[26].


Где технические приемы заканчиваются и начинается реальная жизнь

Эти приемы не будут работать в моем окружении

«Вы не понимаете, эти приемы не будут работать там, где я вырос и живу», — заявил один из молодых людей во время моего семинара на тему: «Навыки общения и послания "Я"». По всей классной комнате раздались голоса в его поддержку. «Может быть, если бы я вырос в каком-нибудь более приличном районе города, где каждый говорит вежливо, то это бы сработало. Но если я начну говорить так, как вы нас учите, в моем районе, то знаю точно, что это добром не кончится. Единственный язык, который люди понимают там, где я вырос, — это кулаки».

Я начала говорить неуверенно, стараясь оправдать полезность приемов общения. В то же время я ясно осознавала, что, как белая женщина, принадлежащая к среднему классу, я не знакома с трудной жизнью человека, выросшего на улицах бедного района. Внутри я даже осуждала себя за то, что я думала, будто способна чему-то научить этих молодых людей. Наверное, эти приемы и идеи чужды их культуре и неуместны в ней. «Я не должна была соглашаться вести этот семинар, — думала я. — Почему же они должны меня слушать?»

Затем другой студент, сидящий в первом ряду, начал говорить, слегка развернувшись к группе своих ровесников: «Вам не нужно говорить, точно повторяя ее слова. Например, "я чувствую то-то", "когда" и "потому что", и все остальное, — сказал он. — Но вы все еще можете дать людям понять, как их поведение на вас влияет, особенно тем, кто вам не равнодушен. Будьте правдивы и не ведите себя грубо все время». Студент продолжал говорить, предлагая искренние, в меру вежливые и сдержанные послания «Я», — совершенно не похожие на формулы, которые мы перед этим обсуждали. 

Другие молодые люди начали кивать в ответ. Какое-то время мы все сидели в тишине. Я благодарно улыбнулась студенту, сидевшему в первом ряду. И он, и я, и каждый из присутствующих студентов знали, что его слова двинули гору, которую мои слова сдвинуть не могли.


Заключительный комментарий

Наша речь (словарный запас) включает все то, что мы выучили за нашу жизнь в своих семьях, церковной общине и от окружающих людей. Признание того, что одни и те же слова могут иметь разное и даже противоположное значение для людей, принадлежащих к разным группам, может помочь нам понять одновременную слабость и силу речи.

В конечном итоге, воздействие наших слов на кого-либо будет больше зависеть от нашего искреннего желания общаться, чем от применения разных приемов и техник. Действительно, сильная и постоянная жажда искреннего, и благожелательного общения является первым и последним условием для успешного общения с другими людьми. Это желание помогает нам услышать людей, а также содействует разговору с Богом, что, в свою очередь, влияет на послушание Его слову и исправляет нас.


© 1999, Гералд Пресс, США. Печатается с разрешения издательства.



Коллектив «Меннонитского служения примирения». Навыки сотрудничества. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликта и посредничество»)[27]

Сотрудничество, на первый взгляд, включает два взаимоисключающих действия: отстаивание своей позиции и поддержку другого человека. Мы отстаиваем свои собственные нужды и интересы, и в то же время поддерживаем нужды и интересы других людей. Трудность состоит в том, делать это одновременно, чтобы эти усилия могли уравновешивать друг друга как физические явления притяжения и отталкивания. Многие люди имеют навыки в одном из этих действий, меньшее количество людей способно сочетать оба действия. Совместное применение усилий по отстаиванию своих нужд и поддержке интересов других — необыкновенно эффективно. Имея достаточно практики, каждый может этому научиться.


Навыки поддержки; слушание


1. Перефразирование

2. Открытость

3. Достижение согласия


Навыки отстаивания; речь


1. Послания «Я»

2. Утверждение предпочтений

3. Формулирование цели


Навыки поддержки: притяжение


I. Перефразирование: пересказ своими собственными словами того, что сказал ваш собеседник.


Как перефразировать

* Концентрируйтесь на собеседнике, которого вы перефразируете. «Ты чувствовал...», «ты говоришь...», «ты считаешь...».

* Пересказывайте своими словами, а не просто повторяйте слова говорящего.

* Будьте краткими, ваш пересказ должен быть короче, чем речь собеседника.

* Перефразируйте содержание сказанного или чувства говорящего человека, или то и другое.

* Пытайтесь согласовать ваши эмоции с эмоциями собеседника.


Преимущества перефразирования

* Показывает другому человеку, что вы его понимаете или, по крайней мере, пытаетесь понять.

* Помогает вашему собеседнику прояснить свои мысли.

* Подтверждает достоинство человека и то, что вы его цените.

* Помогает вам выиграть время, если вы не готовы отвечать.

* Замедляет быстрый или гневный разговор, помогая уменьшить интенсивность конфликта.


Примеры

* «Вы по-настоящему испугались, когда...»

* «Вы почувствовали, что я был с вами несправедлив, когда...»

* «Я хочу быть уверенным, что понимаю то, о чем вы говорите. Итак, вы сказали...»


II. Открытость: будьте открытыми к чувствам вашего собеседника и его нуждам, даже если он вас критикует или пытается вас обойти.


Примеры

* «Расскажите мне об этом поподробнее...»

* «Объясните мне, пожалуйста, то, что вы только что сказали...»

* «Скажите мне то, что вы думаете...»

* «Приведите мне какой-нибудь пример...»


III. Достижение соглашения: не забывайте, что вы можете быть в чем-то согласны с вашим оппонентом, даже если вы с ним в конфликте.


Примеры

* «Я согласен с тобой, что...»

* «Я понимаю то, о чем ты говоришь...»

* «Я разделяю твое беспокойство по этому поводу...»


Навыки отстаивания: отталкивание


I. Послания «Я» заключаются в том, чтобы во времястолкновения с каким-либо человеком говорить о себе, а не о нем. Особенно делайте акцент на том, какое влияние оказывают на вас чьи-либо эмоции и действия. «Я чувствую себя (эмоция), когда ты (проблемное поведение), потому что (как это на меня влияет)».


Примеры

* «Я был зол, после того как ты сказал мне встретить тебя в полдень, а сам не пришел на встречу и не позвонил, потому что я отказался от своих планов, чтобы тебя увидеть».

* «Меня очень огорчает, когда ты не заканчиваешь свои проекты вовремя. Я из-за этого тоже не успеваю делать свою работу в срок, и ответственность за невыполненную работу возлагается на меня».


II. Утверждение предпочтений заключается в том, чтобы говорить ясно о своих предпочтениях или желаниях, вместо того чтобы выставлять их в виде требований или принуждать других людей строить о них догадки.


Примеры

* «Я бы предпочел, чтобы...»

* «Если бы я был на вашем месте, то я бы...»

* «Что мне хочется, так это...»

* «Мне помогло бы, если бы...»


III. Формулировка цели: проясните ваши намерения, чтобы интересы других людей не пересекались с вашими интересами из-за незнания. Если вы сообщите о ваших целях, то это поможет другим понять, к чему вы стремитесь, и поможет достичь этой цели без всякого недопонимания.


Примеры

* «То, чего я пытаюсь достигнуть — так это...»

* «Я надеюсь на...»

* «Я собирался...»

* «Я в процессе...»

* «Мое намерение заключалось в том, чтобы...»


© 2000, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Рон Клаассен. Послания «Я» и послания «Ты». (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Послания «Я» являются важной частью общения и необходимы при разрешении конфликта с применением метода сотрудничества и поддержки.


Послания «Я»

* Произносятся в утвердительной форме. Говорящий осознает, что несет за них ответственность.

«После того как ты меня прервал, я расстроился и потерял свою мысль».


Послания «Ты»

* В некоторых ситуациях, касающихся нашей безопасности, они могут быть очень полезны. Они также помогают предотвратить хаос в экстремальных случаях.

«Пожар! Немедленно покиньте помещение! Выполняйте инструкции, данные вам во время тренировочных занятий».

* Зачастую эти послания звучат враждебно, осуждают других людей или чего-то от них требуют.

«Не перебивай. Ты должен знать это лучше меня».


Послания «Я»

* Послания «Я» сообщают что-либо о нас самих. Они часто включают краткое описание того, что случилось, и как это на нас повлияло (факты и чувства).

Вчера во время нашего разговора ты неожиданно ушел, и я был этим сбит с толку и обиделся на тебя, потому что я думал, что мы договорились и решим наш конфликт положительно».


* Послания «Я» не вызывают у собеседника желания защищаться, потому что они делают акцент на переживаниях говорящего человека.

* Послания «Я» могут приводить к положительным изменениям, потому что они эффективно передают информацию о проступках других людей, минуя осуждение, и возлагают ответственность за принятие решения на собеседника.

«Когда ты превышаешь скорость, я боюсь, что мы можем попасть в аварию».

* Послания «Я» вызывают в ответ послания «Я». Услышав о том, как проступок того, с кем мы говорим, повлиял на нас, этот человек, в свою очередь, хочет рассказать, как это повлияло на него.

«Я на тебя обиделась, потому что ты меня проигнорировал на вчерашней встрече».

«Я тебя проигнорировал на вчерашней встрече, потому что я подумал, что ты скажешь что-нибудь такое, о чем впоследствии будешь сожалеть».

* Послания «Я» заключают в себе больше, чем просто заученный навык. Употребляя послания «Я», говорящий берет ответственность за проблему на себя.

«Ты бы лучше сделал домашнее задание, а то у тебя будут неприятности» (послание «Ты»).

«Когда ты не делаешь домашнее задание, я боюсь за тебя, потому что это грозит неуспеваемостью в школе. Моя задача в том, чтобы объяснить тебе это. Давай поговорим об этом, когда у тебя будет время».


Послания «Ты»

* Послания «Ты» часто провоцируют раздоры и обоюдные оскорбления.

«Ты такой медлительный».

* Послания «Ты» часто наносят вред самооценке человека, особенно если они исходят от того, кто уважаем как авторитетное лицо.

«Ты должен был это предвидеть», часто воспринимается человеком как «ты дурак».

* Послания «Ты» часто выражают неуважение к человеку.

«Ты ведешь себя, как ребенок».

* Послания «Ты» иногда необходимы. Например, в экстремальных ситуациях они полезны для поддержания порядка и безопасности. Однако если они используются часто, то провоцируют борьбу за власть.

«Сядь сейчас же!»


© Рон Клаассен.


Элэйн Эннс и Рон Клаассен. Упражнение: послания «Я». (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Каждое из приведенных ниже предложений является посланием «Ты». Попытайтесь представить себя в каждой из этих ситуаций и измените свой ответ таким образом, чтобы он был построен по типу послания «Я».


Пример

Послание «Ты»: «Ты выводишь меня из терпения, когда опаздываешь на встречу».

Послание «Я»: «Я бы хотел, чтобы наши встречи начинались вовремя. Когда ты приходишь на 30 минут позже, чем мы договорились, я недоволен, потому что ты пропускаешь важные объявления, или мы все сидим и ждем тебя».


Упражнения

1. Послание «Ты»: «Ты выставляешь меня глупцом. Каждый раз, когда я что-то предлагаю, ты меня игнорируешь».

Послание «Я»:__________________________________________________________________________


2. Послание «Ты»: «Ты создаешь невозможную обстановку для работы. Посмотри, какой у тебя беспорядок. Ты что, думаешь, что твоя работа важнее, чем моя?»

Послание «Я»:__________________________________________________________________________


3. Послание «Ты»: «Ты вмешиваешься в мою жизнь. То, что мы работаем вместе, вовсе не означает, что ты можешь совать нос в мою личную жизнь».

Послание «Я»:__________________________________________________________________________


4. Послание «Ты»: «Ты портишь мою репутацию. Мне надоело, что ты всем обо мне говоришь».

Послание «Я»:__________________________________________________________________________


5. Послание «Ты»: «Ты ужасная неряха! Почему ты не убрала со стола и не вымыла посуду?».

Послание «Я»:__________________________________________________________________________


6. Послание «Ты»: «Ты опять получил плохую оценку по математике? Ты лентяй и тупица!».

Послание «Я»:


7. Послание «Ты»: «Ты почему так поздно пришел домой? Где тебя носило?».

Послание «Я»:__________________________________________________________________________


© Элэйн Эняс и Рон Клаассен.


ГЛАВА 5. ЧЕТЫРЕ ПОДХОДА К УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОНФЛИКТОВ

Рон Клаассен. Система урегулирования конфликтов. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Модель сокращения эмоциональных и финансовых затрат во время разрешения конфликта

Существует четыре основных пути, которые мы применяем с целью разрешения конфликта.


№ 1 Властное принуждение

Это происходит, когда один человек или конфликтующая сторона имеет возможность принудить другого человека делать что-либо, чего тот не хочет.


[Кружок означает того, кто осуществляет решение.]


№ 2 Внешний авторитет

Это происходит, когда чьи-либо навыки, закон или другой внешний источник, не вовлеченные в этот конфликт, используются участниками конфликта и помогают им принять решение.



№№ 3 & 4 Совместное разрешение конфликта

Это происходит, когда стороны в конфликте самостоятельно приходят к соглашению о том, как им лучше разрешить конфликт. Иногда им необходима помощь со стороны, но это только посредническая помощь. Соглашение не принимается до тех пор, пока участники не договорятся по принятому решению.



Существующие социальные системы (семья, школа, предприятие, нация, суд) обычно используют все четыре перечисленных пути для разрешения своих конфликтов. Опыт и исследования показывают, что каждый из этих четырех методов по-разному влияет на эмоции, а также финансовые затраты людей, участвующих в конфликте.

Схема показывает, что когда предпочтение отдается методам №1 и 2, то уровень стресса при разрешении конфликта увеличивается, а эффективность падает. И, наоборот, если чаще применяются методы №3 и 4, то уровень стресса при разрешении конфликта понижается, а эффективность возрастает.



Существует четыре главные причины, из-за которых совместные методы разрешения конфликта не применяются.


1. Потому что сторонам в конфликте не хватает необходимых навыков и стратегий.

2. Потому что людям и предприятиям недостает организованности и структуры.

3. Потому что никто не предлагает, не поощряет, и не помогает сторонам применять методы 3 и 4.

4. Потому что мы смотрим на конфликты через призму нашего предубеждения, которое состоит в том, что тот, кто совершил проступок, нарушил правила, — должен быть наказан.


© 1995, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Рон Клаассен. Четыре подхода к разрешению споров. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Властное принуждение

Властное принуждение определяется как способность принудить кого-либо делать то, чего тот предпочел бы не делать.



Форма: агрессивные действия или атака, лишение людей каких-либо преимуществ, которыми они обладают.

Решение вопроса о том, кто имеет больше власти, часто заканчивается разрушительным противоборством. Никто не может заранее знать, как далеко может зайти одна из сторон в своем нападении или отступлении.

Примеры: война, забастовка, борьба за занимаемое положение, уход со встречи.


Внешний авторитет

Мы прибегаем к помощи внешнего авторитета, когда мы полагаемся на существующий стандарт или авторитетную личность, которые для нас являются олицетворением законности и справедливости, и которые могут определить того, кто прав, и то, что нужно делать.



Форма: выработанные правила, свод законов, контракты, документы, судьи (иногда это могут быть неофициально принятые стандарты, такие как договор о сотрудничестве или паритет, прецедент, равноправие сторон, традиция старшинства).

Иногда обе стороны согласны использовать этот метод, но иногда случается, что одна из сторон к этому принуждается.

 Временами стороны имеют разное понимание стандарта, или разные правила, которые они применяют в одной и той же ситуации.


Совместное разрешение конфликта

Совместное разрешение конфликта происходит тогда, когда каждая из сторон участвует в принятии решения, которое не становится окончательным до тех пор, пока обе стороны его не одобрят. Иногда этот процесс может быть неформальным, а иногда он проходит в форме формальных переговоров или посредничества. Существует два системных метода для совместного разрешения конфликтов: «Примирение несправедливостей» и «Примирение интересов».



Интересы — это нужды, ценности, волнения, страхи, желания. Интересы лежат в основе чьей-либо позиции. Ваша позиция в конфликте — это то, что вы уже решили сделать. Ваши интересы — это то, что послужило причиной для вашего решения.

Примирение интересов, а не позиций, действует по двум причинам: (1) для каждого интереса может быть выработано несколько возможных позиций, которые могут его удовлетворить, (2) за несовместимыми позициями находится больше совместимых интересов, чем несовместимых.

Примирение несправедливостей — это процесс прощения, в котором стороны: (1) взаимно признают несправедливость, (2) восстанавливают равенство до возможного уровня, и (3) принимают соглашения, которые проясняют будущие намерения.


© 1996, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Рон Клаассен. Упражнение: модель четырех подходов. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Ниже приведены примеры того, как я понимаю модель четырех подходов применительно к некоторым конфликтам, или в ситуациях принятия решений. Попробуйте определить, какая из четырех моделей (№1 — властное принуждение, №2 — внешний авторитет, №3 и 4 — совместное разрешение конфликта) подходит к данным ситуациям, a затем проверьте, совпадают ли ваши ответы с моими. Каждом утверждение обозначено заглавной буквой; ключ к ответам приведен в конце статьи.

A. Начальник говорит подчиненному: «Делай, как я тебе сказал, иначе будешь уволен». Если работник не хочет потерять работу, он знает, что ему ничего не остается, как подчиниться приказанию.

Б. Два сельских жителя спорят о том, где должна проходить граница, разделяющая их огороды. Они решили обратиться за помощью к местному начальству.

B. Два ученика спорят о том, кто должен быть дежурным по классу. Староста класса помогает им разрешить эту проблему, и они приходят к совместному решению, которое устраивает обоих.

Г. Два друга решили взять видеокассету напрокат и посмотреть фильм. Но, как выяснилось, они хотят смотреть разные фильмы. После короткого обсуждения они решили, что в этот выходной они посмотрят один фильм, а в следующий выходной другой фильм. Когда друг спросил об этом споре, они сказали, что разрешили его успешно.

Д. Двум работникам дали деньги и поручили купить компьютер для офиса. Но они не смогли согласиться в том, какую модель компьютера покупать. Они поговорили об этом с начальницей отдела и попросили ее решить вместо них.

Е. Два товарища не могут решить, в какой закусочной им поесть. В конце концов, один из них не выдерживает и уходит, говоря другому: «Позвони мне завтра».

Ж. Два партнера по бизнесу спорят о том, как им поделить деньги, оставшиеся после ликвидации их дела. Они просят их общего друга прийти и помочь им договориться об этом. Во время встречи с другом оба партнера принимают решение, которое они считают справедливым и которое позволит им разделить деньги по-дружески.

З. Ребенок собирается перебегать через дорогу на красный свет и может попасть под машину. Взрослый пешеход, видя надвигающуюся опасность, хватает ребенка на руки и несет его к зазевавшимся родителям.

И. Два студента, которые вместе оформляют плакат, не согласны насчет правописания слова. Они находят это слово в словаре, где дается правильное написание. Их спор разрешается.

К. Два партнера, организовавших бригаду по ремонту квартир, решили расширить свой бизнес. Каждый из них подумал, как это сделать, но они пришли к разным заключениям. Один из них предложил нанять еще одного маляра, а другой — мастера по кладке плитки. В конце концов, они решили, что должны принять в свою бригаду маляра.

Л. Грабитель держит пистолет у головы женщины и требует, чтобы она отдала свою сумочку. Женщина отдает сумочку, и тот убегает.

М. Милиционер арестовал и доставил в отделение мужчину, который намного превысил скорость вождения своего транспортного средства, находясь в нетрезвом состоянии.

Н. Супруги хотят куда-нибудь поехать на выходные. Жена хочет выехать в пятницу вечером, а муж в полдень в субботу. После некоторого обсуждения о том, почему они хотят выехать в свое время, они договорились, что лучше всего поехать в субботу утром.

О. Одно государство угрожает другому войной и сообщает, что войска приведены в боевую готовность и могут выступить в любое время. Политический лидер, уважаемый обеими сторонами, встречается с руководителями этих стран и помогает им выработать несколько соглашений по конфликтным вопросам, и военные действия удается предотвратить.

П. Во время игры в футбол два школьника не согласны в том, как продолжать игру, если мяч попал в линию. Они спрашивают школьного тренера и следуют правилам, которые он им объясняет.

 P. Девочка-подросток и ее родители спорят о том, в какое время она должна возвращаться по вечерам. Они выслушивают друг друга и стараются найти путь решения проблемы сообща. В конце концов, они находят компромиссное и обоюдно устраивающее их решение.

С. Мальчик разбил окно в доме у соседа. Из-за этого соседи, которые раньше были друзьями, больше не разговаривают друг с другом. Другой сосед пригласил к себе домой мальчика, его семью и соседей, чье окно было разбито, и помогает им поговорить о том, что случилось, и решить, как исправить эту ситуацию.


Ключ: А-1; Б-2; В-3; Г-4; Д-2; Е-1; Ж-3; 3-1; И-2; К-4; Л-1; М-1; Н-4; О-З; П-2; Р-4; С-3.


Общей чертой всех примеров, которые относятся к модели №1, является то, что только одна сторона имеет возможность контролировать ситуацию, а другая сторона либо не имеет выбора, либо должна подчиняться.

Общей чертой всех примеров, относящихся к модели №2 является то, что они имеют внешний критерий или человека, которые помогают им в принятии решения, или определяют курс дальнейших действий.

Общей чертой всех примеров, относящихся к модели №3, является то, что стороны в конфликте достигают обоюдного решения или соглашения о дальнейших действиях с помощью третьей стороны.

Общей чертой примеров, относящихся к модели №4, является то, что стороны в конфликте достигают обоюдного решения или соглашения без посторонней помощи.


© 1996, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Марк Чапп. Переговоры. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


Каждый из нас ведет переговоры. Когда двое или более людей хотят прийти к соглашению, они вступают в переговоры. Многие люди склонны думать о переговорах только как об официальном процессе, на который приглашаются представители сторон, работающих над соглашением по поручению. Примером таких переговоров являются переговоры о контракте между профессиональным союзом и руководством предприятия или переговоры о торговле между двумя странами.

Наиболее распространенный взгляд на переговоры в американском обществе состоит в том, что переговоры рассматриваются как соревнование, где побеждающий присваивает все. Прибыль для одной стороны означает убыток для другой стороны. Этот взгляд на переговоры основан на подходе к конфликту «выигрывает А, проигрывает Б», когда делается акцент на агрессивные стратегии, властное воздействие и манипуляцию. К этим методам прибегают, чтобы достигнуть преимуществ над противником. Недостатки такого подхода очевидны, так как одна из сторон находится на грани того, чтобы потерять все, и отношения между сторонами страдают независимо от того, кто выигрывает.

Неудовлетворенные переговорами по типу соревнования, многие считают, что для них остается только одна альтернатива — компромисс. В этом случае компромисс выражает для них сущность переговоров. Каждая сторона должна предпринять серию шагов, чтобы достичь соглашения и договориться о некоторой середине. Вы уступаете немного, следовательно, вы немного получаете. Хотя этот подход менее деструктивный, он игнорирует много творческих предложений. Кроме того, не все проблемы могут быть решены методом компромисса. Когда два человека решили пожениться, но хотят жить в разных городах, то их компромиссное соглашение жить в городе посередине, не является подходящим решением, которое можно было бы воплотить в жизнь.

Более творческий подход к переговорам — это сотрудничество или интеграция.Вместо того чтобы пытаться обыграть противника, или найти компромисс, этот подход нацелен на принятие решений, которые удовлетворяют целям и интересам обеих сторон. Вместо соревнования друг с другом стороны подчеркивают свою общность и работают совместно, чтобы устранить различия. Это подразумевает взаимозависимость, при которой обе стороны работают вместе, стремясь сохранить их отношений. Сотрудничество основано на доверии и свободном доступе к информации. Решения принимаются, когда разногласия разрешаются положительно. Имеется совместное авторство в принятии любых решений и коллективная ответственность за будущие пути развития. Такой тип переговоров также называется «принципиальные переговоры». Этот метод, ставший классическим, был разработан в 1981 году американскими социологами Роджером Фишером и Уильямом Юри[28].


Переговоры как сотрудничество

Стадии, принципы процесса переговоров из книги Фишера и Юри «Путь к согласию».

1. Установите и определите проблему; отделите людей от проблемы.

2. Определите и обсудите интересы и нужды каждой стороны; концентрируйтесь на интересах, а не на позициях.

3. Предложите варианты и альтернативные решения; предлагайте варианты перед принятием решения.

4. Оцените и выберите подходящие альтернативы, изберите объективные критерии и стандарты.


© 2000, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Рон Клаассен. Переговоры: примирение интересов. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


1-я ступень: знакомство и основные правила

1. Знакомство.

2. Коротко сформулируйте конфликт, который вам нужно разрешить (пользуйтесь определениями).

3. Обсудите модель четырех подходов и договоритесь, что вы хотите использовать подход №4 — совместное разрешение конфликта или подход №3 — переговоры. (На диаграмме обведен «субъект» решения конфликта.)



4. Осудите схему «Обязательство быть конструктивным» и договоритесь, что вы будете конструктивны, и сосредоточьтесь на решении проблемы. (См. схему на с. 177).

* Позвольте (одной из сторон) вести переговоры. Дайте знать, если процесс ведения переговоров вам не представляется справедливым. Не прерывайте говорящих.

* Будьте искренни, насколько это возможно.

* Не употребляйте оскорбительных слов, прозвищ или ругательств.

* Будьте готовы обобщить или перефразировать сказанное вашим оппонентом.


2-я ступень: определите интересы

1. Одна из сторон просит другую сторону коротко описать имеющуюся проблему. (Установите определенное время, 2 — 3 минуты для каждой стороны).

* Сторона А описывает, а сторона Б суммирует сказанное.

* Сторона Б описывает, а сторона А суммирует сказанное.

2. Попросите каждую из сторон собственноручно написать на листе бумаги свои интересы. Есть определенные причины, из-за которых каждый участник конфликта придерживается своей позиции. Есть вещи, которые важны для участников этого конфликта.

3. Составьте список на отдельном листе бумаги (чтобы каждый мог его видеть), записывая по одному интересу от каждого участника, до тех пор пока все интересы, перечисленные каждой стороной, не будут внесены в этот список. Участники могут не включать все интересы, которые они записали. Они могут использовать некоторые дополнительные интересы, которые придут им на ум, во время того как пишется список. Не записывайте дважды один и тот же интерес.

4. Спросите у присутствующих, есть ли среди записанных интересов те, которые исключают друг друга. Если ответ «нет», что случается чаще всего, то перейдите к пункту 5, приведенному ниже. Если ответ «да», то попытайте договориться о несовместимых интересах, либо приостановите обсуждение, чтобы решить противоречие другим путем, возможно используя вмешательство авторитетных лиц. Очень часто, когда интересы кажутся несовместимыми, они, на самом деле, являются утверждением позиции, а не лежащего в ее основе интереса, который должен отвечать на вопрос: «Почему вы придерживаетесь этой позиции?». О тех интересах, которые кажутся несовместимыми, вновь задайте вопрос: «Почему?».

5. Спросите, будут ли найденные решения удовлетворять всем интересам сторон, приемлемы для участников и для разрешения их конфликта? Если ответ «да», перейдите к 3 ступени. Если ответ «нет», то спросите, имеются ли дополнительные интересы (это значит, что не все интересы были включены в составленный ранее список).


3-я ступень: составьте список возможных

вариантов решения проблемы

1. Попросите каждую сторону составить список самостоятельно. Это время для творческого мышления. Пусть каждый из участников разработает свои варианты, которые будут удовлетворять всем их интересам (предлагаемое правило: если участник думает включить в свой список только один вариант, то посредник должен предложить ему выработать минимум 3 варианта). Предлагаемые варианты могут удовлетворять только части, или всем перечисленным интересам. Некоторые из вариантов могут быть юмористическими, либо предлагающими необычный выход из положения.

2. Попросите участников перечислить все их варианты. Пусть они вначале перечислят их без обсуждения. Посредник должен вести себя осторожно на этой ступени, чтобы не оценивать, не критиковать и не хвалить какой-либо из предлагаемых вариантов.


4-я ступень: оцените и выберите

подходящий вариант

1. Оцените все перечисленные варианты, основываясь на том, чтобы они удовлетворяли всем интересам сторон.

2. Выберите один или несколько вариантов решения, которые бы удовлетворяли всем интересам (или наибольшему числу интересов, если не всем), изменяя, приспосабливая и сочетая варианты, которые были предложены. Если вы в конце этой ступени будете иметь более, чем один приемлемый вариант, то сделайте ваш окончательный выбор посредством жребия.


5-я ступень: договор

1. Запишите договор (соглашение) на листе бумаги. Прочитайте его еще раз, делайте необходимые изменения до тех пор, пока стороны не будут согласны с тем, что договор отражает то, о чем они договорились.

2. Спросите каждого участника, считают ли они этот договор продуманным, приемлемым и укрепляющим их отношения в будущем?

3. Пусть участники предложат дату, время и место для последующей встречи. Если они предлагают разные даты, то выберите наиболее раннюю дату. (Объясните им заранее то, как вы будете принимать решение, если они не будут согласны о дате их последующей встречи). Включите дату последующей встречи в договор.

4. Пусть каждая сторона подпишет договор.

5. Поздравьте и поблагодарите друг друга за напряженную работу и сотрудничество, приведшие к этому договору. Подчеркните, что доверие растет, когда достигнутые соглашения исполняются. Доверие снижается, если мы не желаем приходить к соглашению или если мы не выполняем наши обещания по заключенному договору.


6-я ступень: последующая встреча

1. Прочтите договор.

2. Спросите, сохраняются ли все договоренности?

3. Если ответ «нет», то попросите человека, говорящего «нет», указать на ту часть договора, которая не выполняется. Попросите другую сторону суммировать сказанное таким образом, чтобы человек, сказавший «нет», сказал: «Да, это то, что я имел в виду». Спросите, предусматривает ли настоящий договор, как поступать в этом случае. Или задайте вопрос: «Нужно ли изменить договор?». Также спросите: «Должны мы рассматривать данную ситуацию, как новую проблему и конфликт?».

4. Если стороны согласны, что договор исполняется, то поздравьте друг друга, прославляя Бога. Напомните сторонам, что доверие растет, когда принятые соглашения соблюдаются.


© 1999, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


«Меннонитское служение примирения». Позиции против интересов. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


Содействовать сторонам в конфликте, чтобы они могли сосредоточиться на интересах, а не на позициях, — это важная стратегия, лежащая в основе всех стадий переговоров и посредничества.


Определение позиций и интересов

Позиции

Позиции — это утверждения или требования, которые выдаются за решение проблемы. Стороны в конфликте думают и говорят по привычке, используя терминологию позиций, утаивая друг от друга важную информацию, планы и истинное положение дел. Попытки договориться с точки зрения позиций ведут к тупику или компромиссу, но редко к творческим решениям, при которых обе стороны выигрывают.



Интересы

Интересы более откровенны, чем позиции и отражают важнейшие нужды каждой стороны, которые должны быть удовлетворены и урегулированы. Интересы — это причины, стоящие за позициями, и они включают такие понятия, как нужды, беспокойства, и надежды. Интересы могут возникать, исходя из реального положения дел, административных факторов или эмоций конкретного человека.



Анализ интересов помогает конфликтующим сторонам в следующем.

* Понимание собственных интересов увеличивает знание о себе и своих возможностях.

* Понимание собственных интересов помогает прийти к новым идеям.

* Понимание интересов другой стороны ведет к признанию основных нужд других людей.

* Стороны понимают, что они разделяют много общих интересов, например необходимость финансовой безопасности, прекращение враждебности, безопасность жизнедеятельности и т. д.


Стратегии для определения интересов

* Сделайте список интересов каждой стороны в порядке их внесения, включая основные гуманитарные потребности.

* Перефразируйте принятые позиции как интересы. «Вы не должны держать собаку» станет: «Нас беспокоит громкий лай вашей собаки, когда мы спим».

* Спросите, почему выдвигается определенное требование, чтобы обнаружить глубинный интерес. Например: «Скажите мне, почему это так важно для вас?», «Что именно вас беспокоит в этой ситуации?», «Чем вы обеспокоены больше всего?».

* Спросите, почему определенные предложения не удовлетворительны, чтобы лучше понять, чем обеспокоена другая сторона. Например: «Помогите мне разобраться, почему вы думаете, что предлагаемое решение не подходит?», «Скажите, что в данном случае вам кажется несправедливым?», «Объясните мне, как это на вас влияет?».

* Укажите человеку, что некоторые из его интересов совпадают с интересами его противника в конфликте. Например: «Выглядит так, что вы оба обеспокоены тем, что...», «Для вас обоих является важным эффективное общение...».

* Проверьте новые решения, которые удовлетворяют совместным интересам. Продумайте заранее, как они будут работать. Например: «Скажите мне, что вам может помочь в этой ситуации?», «Как бы вы хотели разрешить эту проблему, если она повторится снова?».


© «Меннонитское служение примирения».



Примеры позиций и интересов


Примеры позиций                        Возможные интересы


Закрой окно!                                    Устранить сквозняк или шум снаружи,

                                                           так как человеку нужно

                                                           сконцентрироваться на чем-то.


Заплатите деньги за                      Человеку нужно оплатить собственные

квартиру немедленно,                   счета, он нуждается в деньгах, или он

или я подам на вас в суд!              хочет иметь надежный доход со

                                                           сдачи жилья.


Либо мы пойдем смотреть           Человек не хочет смотреть фильм,

кино, которое я хочу, либо            демонстрирующий насилие, он хочет

мы никуда не пойдем!                    хорошо провести время.


Я хочу, чтобы вы подняли            Человек хочет зарабатывать столько

мою зарплату!                                 же, сколько и другие, исполняя ту же

                                                           работу, он хочет справедливого

                                                           отношения.


© 2000, Меннонитское служение примирения,

США. Печатается с разрешения издательства.


Рон Клаассен. Как мы примиряем интересы. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Как определять основные интересы?

Одним из основных препятствий, мешающих определить наши интересы, является страх раскрыть важную информацию о себе. Следуя стилю соперничества, мы осторожно удерживаем информацию, которой владеем, раскрывая только то, что поддерживает нашу правоту. Когда мы придерживаемся стиля сотрудничества, мы верим в то, что чем большей информацией располагают все участники конфликта, тем к лучшему решению они смогут прийти.

Наши интересы и нужды являются причиной, из-за которой мы принимаем какую-либо позицию. Эти, лежащие в основе нашей позиции, нужды и беспокойства могут быть невыраженными, неясными и, возможно, противоречивыми. Подумайте о своих нуждах, страхах, желаниях, страстях и т. д. Напишите их на листе бумаги, сначала только для себя лично. Затем задайте вопрос относительно каждого интереса: «Какие будут для меня последствия, если я раскрою эту информацию другой стороне, или если я утаю эту информацию?».

Не беспокойтесь о точности на этом этапе процесса. Попытка разрешить конфликт — это не точное математическое вычисление. Столкновение с конфликтом включает смешанные чувства и изменяющиеся ощущения. Осознайте, что каждая сторона в конфликте имеет многочисленные интересы.

Поймите, что наиболее важные интересы — это наши основные потребности, такие как:

* Безопасность

* Экономическое благосостояние

* Чувство связи с близкими людьми

* Признание нас другими людьми

* Руководство собственной жизнью

* Вера и ценности

* Справедливость и законность

 Попросите людей, с которыми вы не согласны, рассказать вам об их переживаниях, связанных с вашим несогласием. Слушайте внимательно, так, чтобы вы могли суммировать то, что они вам сказали. (Помните, слушание и перефразирование не означают, что вы согласны с вашим собеседником.)

Поговорите о ваших переживаниях и интересах. Сосредоточьтесь на описании ваших переживаний, относящихся к несогласию, и ваших интересах, лежащих в основе вашей позиции. Если вы сосредоточитесь на описании ваших интересов и переживаний, вы избежите проблемы, которая случается, когда интересы другой стороны не ценятся, или выставляются неважными. Попросите другую сторону суммировать ваши переживания и интересы.

Когда вы описываете свои переживания и определяете интересы, запишите их на листе бумаги, чтобы присутствующие могли их видеть.

Если вы хотите, чтобы другие люди учитывали ваши интересы, то помогите им определить их собственные интересы.


Основные препятствия в представлении вариантов решения

Преждевременное осуждение (наше критическое чувство, готовое обрушиться на любую идею).

Поиск одного ответа (мы стремимся уменьшить расхождение в позициях, вместо того чтобы расширить число предлагаемых вариантов решений).

Предположение, что решение может быть в пользу только одной стороны (вы либо получаете его, либо его получает ваш соперник — ничьих не бывает).

Мнение, что другая сторона сама должна решать свою проблему, поэтому вы не обязаны предлагать им свои варианты.

Узость ума (изменить свое мнение при получении новой информации — это достоинство, а не слабость). Открытый ум — не поверхностный ум.


Как придумывать варианты

Будьте уверены, что каждый участник понимает разницу между предложением вариантов, их обсуждением и окончательным принятием решения.

Идеи, которые могут быть полезны при предложении вариантов, следующие.

* Составьте список интересов и нужд на листе бумаге, чтобы каждый участник мог его видеть.

* Смените обстановку (найдите такое место, где вы можете сосредоточиться).

* Сначала работайте над вашим вариантом лично. Пусть каждый из участников записывает свои идеи.

* Запишите все свои идеи так, чтобы другие участники могли их видеть, и напомните всем присутствующим, чтобы они воздержались от критики. Сядьте не напротив друг друга, а лицом к доске или стене, на которой помещен список.

Разработайте варианты, различные по силе действия.


Сильные                                         Слабые


Реалистичные                                 Административные

Долговременные                            Временные

Всесторонние                                 Частичные


Как выбирать оптимальное решение

Начните оценивать предложенные варианты в свете основных интересов или нужд. Предложен ли такой вариант, который удовлетворяет всем основным интересам? Если ни один из вариантов не удовлетворяет всем интересам, то попробуйте совместить разные варианты или измените решение таким образом, чтобы оно учитывало основные интересы сторон.

Если вы не можете найти один вариант, который учитывает все интересы, то изберите те, которые приведут ко взаимной выгоде участников.

Если вы не можете выбрать вариант, который удовлетворяет всем вашим интересам, изберите тот, который более важен для вас и для другой стороны. Есть ли среди предложенных вариантов такой, который удовлетворяет вашим основным интересам?

Теперь время еще раз хорошо подумать о внешних авторитетах, которые могут оказать помощь в принятии решения (изучение Библии, воспоминание о разрешении похожих ситуаций, предыдущие решения или совет мудрых консультантов). Может быть, вы захотите, чтобы какой-то авторитетный человек, которому вы доверяете, мог предложить свой вариант, основанный на списке с вашими интересами и вариантами.

Рассмотрите последствия каждого варианта. Рассмотрите также последствия на тот случай, если вы не достигните соглашения.

Проверьте свою позицию и мотивы, а не взгляды стороны. Остаетесь ли вы конструктивным?

Если вы не можете выработать сильные варианты (смотрите выше), то, может быть, вы согласитесь на более слабые?

До этого момента вы все еще идете путем совместного разрешения конфликта (модель №3 — 4).

Если вы все же не можете согласиться на какой-либо вариант, то, возможно, вам нужно перейти к модели №2 «Внешний авторитет». Так как вы не можете прийти к какому-либо решению, то вы, возможно, согласитесь на выбор человека, которого вы считаете способным принимать справедливые решения. Возможно, вы последуете его совету. Вы можете попросить этого человека вынести подходящее решение вместо вас, пользуясь вашим списком интересов и вариантов. Либо вы можете начать весь процесс сначала, предоставив вашему сопернику более веские аргументы в защиту своей правоты. И, наконец, вы можете пригласить юриста, который рассмотрит ваш случай. Этот подход называется «арбитраж». Это подход в духе соперничества, но он менее официален и обычно проходит быстрее, чем официальное рассмотрение дела в суде.

Помните, что в любой момент переговоров вы можете возвратиться к модели №3 — 4 «Совместное разрешение конфликта», если другая сторона тоже на это согласна.


© 1999, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Рон Клаассен. Упражнение: конфликт в офисе. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Задание


1. Внимательно прочтите текст, описывающий конфликтную ситуацию, и описание проблемы каждым сотрудником.


Участники конфликта


Сотрудница А

Сотрудник Б


Конфликтная ситуация


Сотрудница офиса А и сотрудник Б работают вместе уже 2 года. Они выполняют разную работу, но иногда они делают совместные проекты, для которых им нужно получать информацию друг от друга.

Поначалу они работали вместе хорошо, но по прошествии времени их начало раздражать поведение друг друга, и их отношения ухудшились.

Несколько раз они жаловались друг на друга начальнику, который давал им советы о том, как они могут работать совместно, но это не помогало.

За последнюю неделю каждый из них побывал у начальника и потребовал, чтобы другой работник был переведен в соседний отдел, либо им придется уйти самим.


Сотрудница А считает, что:

* Сотрудник Б много говорит. Даже, если он говорит по делу, то он не может остановиться.

* Б часто мешает А, когда она пытается сосредоточиться на выполнении работы.

* Б сплетничает о сослуживцах.

* А попросила Б записывать для нее важную информацию по работе, но Б этого не делает.


Сотрудник Б считает, что:

* А ведет себя недружелюбно, не обращает на него внимания, избегает его во время перерыва. В прошлом он любил с ней поболтать.

* А не сопереживает сослуживцам, которые имеют бытовые проблемы, и которым можно помочь.

* А предложила записывать важную информацию по работе и отдавать ей, но Б считает, что это пустая трата времени, потому что он все это может ей сказать устно за пару минут, а не тратить время на писанину.

2. Постарайтесь представить себя на месте одного из сотрудников. Допустим, что вы решили урегулировать ваш конфликт с сослуживцем, используя процесс «Переговоры: примирение интересов» (с. 151-154).

3. Возьмите лист бумаги и ручку. Приступите к разрешению вашего конфликта, следуя инструкциям по каждому пункту схемы (ступени 1 — 5). Запишите возможные диалоги между вами и другой стороной в конфликте.

Если у вас есть возможность, то вы можете выполнить это упражнение в паре с другим человеком.


© 1999, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Элис Прайс. Посредничество: краткий обзор. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


В то время как различные формы посредничества уже много лет существовали в некоторых странах, популярность посредничества в Северной Америке начала быстро возрастать только в начале семидесятых годов. Влияние посредничества распространилось на международные переговоры высшего уровня, а также и на переговоры местного масштаба, которые разрешают ссоры между соседями. Сторонников посредничества можно найти в системе судопроизводства, среди университетских профессоров, местных активистов и среди школьников, которые добровольно проводят посредничество в школе.


Что такое посредничество

Используя более простую терминологию, посредничество — это процесс, в котором участвует третья сторона, с ее помощью участники конфликта обсуждают свои проблемы и спорные вопросы и находят взаимно удовлетворяющее решение. В типичных случаях это добровольный процесс, в котором стороны выбирают третью сторону или посредника. Посредник не должен вставать на сторону участников конфликта или настаивать на решении. Его роль состоит в том, чтобы помогать сторонам в определении их нужд и интересов, выработке вариантов решений и составлении письменного договора. Среди распространенных моделей для разрешения конфликтов посредничество — это форма переговоров при содействии третьей стороны, назначаемой самими участниками конфликта. Посредничество отличается от арбитража, судебного процесса и других разбирательств, включающих сбор фактов и оценку, в которых присутствует атмосфера противостояния, а решения принимаются третьей стороной.


Почему посредничество привлекает людей

Некоторые люди считают посредничество более практичным. Споры, диспуты требуют массу времени и средств, чтобы решать их традиционными законными путями. Они могут разрешаться быстрее и с меньшей затратой средств посредством программ по альтернативному разрешению конфликтов. Такие программы финансируются американскими судами, предприятиями, частными агентствами или местными добровольческими центрами. Степень разрешения споров в этих программах посредничества высокая, достигает 80% и выше.

Других людей посредничество привлекает не только по утилитарным (практическим) причинам. Разрешение диспута — не единственная цель посредничества. Оно также является средством поднятия авторитета отдельных людей или групп, которые могут высказать свои нужды и принять собственное решение в ходе посредничества. Так как посредничество включает внимательное слушание и диалог, его потенциал для изменения людей и преобразования проблем больше, чем прямая работа на достижение результата. Разрешение конфликта путем посредничества укрепляет отношения людей, поощряет понимание и приносит взаимную выгоду, что в свою очередь изменяет сообщество людей к лучшему.


Почему именно эта модель

Процесс посредничества далее является достаточно типичным процессом, который развился в Северной Америке за несколько последних десятилетий. Подобный процесс посредничества может быть найден в учебных пособиях, публичных, частных и общественно организованных программах по всей Америке и Канаде (сегодня посредничество проникает и в другие зарубежные страны через распространение литературы и учебных пособий).

«Меннонитское служение примирения» полагает, что в основе преобразования конфликта лежат наши убеждения, включающие понимание самих себя, других людей и окружающего мира, построенные на вере. По мере роста нашего понимания других людей и их культур мы сталкиваемся с трудностями в передаче модели посредничества как рецепта для расовых и этнических групп в Америке и за ее пределами. Мы также выступаем против применения посредничества как метода быстрых решений в сложных спорах или в ситуациях несправедливости и беззакония властей.

Мы надеемся, что процесс посредничества, предложенный ниже, будет использоваться разумно, с учетом более широкого контекста, во избежание неверного истолкования этого материала и работы «Меннонитского служения примирения». Мы приглашаем читателей заимствовать, изменить или, возможно, отвергнуть эту модель, с учетом: (1) определенной обстановки и культуры, (2) с учетом вашего собственного таланта как миротворца, (3) с учетом вашего собственного, а также других людей, понимания посредничества.


© 1995, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Рон Классен. Процесс посредничества: общее представление. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


1. Определите суть конфликта и кто должен быть вовлечен в его разрешение.

2. Организуйте встречу с каждой из сторон в частном порядке, чтобы выслушать их взгляд на конфликт. Объясните им, как будет проходить процесс разрешения конфликта. Пригласите каждую из сторон к добровольному участию в совместном разрешений конфликта. Получите подтверждение о том, что стороны обязуются быть конструктивными, делать все, что в их силах для успешного разрешении проблемы.

Если какая-либо из сторон не желает добровольно участвовать в совместном разрешении конфликта и быть конструктивной, то это значит, что эта сторона не готова к вашему посредничеству.

3. Установите время и место для совместной встречи.

4. Проведите эту встречу.

а) Знакомство.

б) Посредник кратко объясняет суть посредничества.

* Цель — успешно разрешить проблему.

* Определить конфликт, который должен быть решен.

* Подтвердить добровольное участие и обязательство найти наилучшее решение для обеих сторон.

* Объясните свою роль как посредника.

в) Объявите основные правила

* Стороны доверяют посреднику вести посредничество.

* Стороны должны дать знать посреднику, если они считают посредничество несправедливым.

* Стороны говорят по очереди, не перебивая друг друга.

* Стороны должны суммировать, сказанное друг другом.

г) Придерживайтесь стадий процесса «Примирение интересов» (см. материал на с. 151-154) или «Примирение несправедливостей» (с. 170-172), либо совместите ступени этих процессов по своему усмотрению.

Применяйте процесс «Примирение несправедливостей», когда одна из сторон считает, что она пострадала от проступка другой стороны.

д) Запишите договор, включив в него дату последующей встречи. В некоторых случаях письменный договор может не составляться. В этом случае попросите каждую из сторон своими словами сказать то, о чем они договорились друг с другом.

е) Договоритесь о последующей встрече и поздравьте стороны с разрешением конфликта.


© 1999, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Рон Клаасен. Посредничество: примирение несправедливостей. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


I стадия: индивидуальная встреча с каждой стороной

1. Обсудите определение конфликта (конфликт — это нормальное явление, он таит в себе как положительные возможности, так и опасности).

2. Обсудите четыре возможных пути ответа на конфликт (№1 — Властное принуждение; №2 — Внешний авторитет; №3 — 4 — Совместное разрешение конфликта). Подтвердите готовность использовать урегулирование конфликта через посредничество.

3. Кратко опишите суть процесса посредничества (II стадия, пункты 2 — 6).

4. Выслушайте точку зрения участника на его конфликт (используйте активное слушание). Сформулируйте суть конфликта в его понимании.

5. Пригласите участника к совместному разрешению конфликта (модель №3).

* Если он согласен, то обсудите последующие ступени посредничества.

* Если он не уверен или не согласен, то обсудите другие альтернативы (I стадия, пункт 2).


II стадия: совместная встреча сторон и посредника

1. Выступление посредника.

а) Сделайте общее вступление о цели встречи.

б) Определите конфликт, который нужно разрешить (используйте определение).

в) Обсудите четыре пути разрешения конфликта и готовность каждой стороны использовать модель №3 — Совместное разрешение конфликта.

г) Объясните свою роль как посредника.

д) Объявите основные правила.

* Стороны доверяют посреднику вести посредничество.

* Стороны должны дать знать посреднику, если посредничество кажется им несправедливым.

* Стороны не должны прерывать друг друга.

* Участникам предлагается быть, насколько возможно, искренними друг с другом.

* Стороны должны суммировать сказанное друг другом.

2. Укажите на несправедливость, совершенную по отношению к другой стороне и опишите свои переживания.

а) Первый участник (А) описывает, а другой участник (Б) суммирует.

б) Стороны меняются местами: участник Б описывает, а участник А суммирует.

3. Восстановите равенство.

а) Что необходимо предпринять в данный момент, чтобы исправить несправедливое положение дел? (Возможные варианты: принести извинения, уплатить за повреждение, предоставить публичное объяснение и т. д.).

б) Оцените предложенные варианты. Являются ли они приемлемыми для сторон и содействующими укреплению их будущих отношений?

4. Обсудите будущие планы.

а) Какие договоренности необходимы, для того чтобы в будущем такие проблемы не возникали, или решались конструктивно?

б) Обсудите ответственность каждой стороны в случае нарушения договора в будущем.

в) Как стороны будут поступать при возникновении нового конфликта?

г) Обсудите дату последующей встречи.

5. Напишите договор.

а) Запишите, как проходил процесс посредничества: указание на несправедливость, восстановление равенства, обсуждение будущих планов.

б) Прочитайте договор вслух. Изменяйте его до тех пор, пока каждый участник не будет согласен, что соглашение точно отражает достигнутую ими договоренность.

в) Каждая сторона дает оценку договору. Является ли принятое решение продуманным, приемлемым и укрепляющим будущие отношения сторон?

6. Заключение.

а) Стороны должны подписать договор. Подписи на договоре важны, так как они обязывают стороны хранить их соглашение.

б) Поздравьте стороны с успешно принятым договором.


III стадия: последующая встреча

1. Прочтите договор. Спросите у обеих сторон, сохранялись ли договоренности?

2. Если ответ «нет», то определите проблему и обсудите возможности ее разрешения. Если стороны достигли нового соглашения, то назначьте еще одну встречу.

3. Если ответ о сохранении договоренностей «да», то поздравьте стороны с их успехом.


© 1999, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Дэвид Брубэйкери, Рон Крэйбилл. Когда применять посредничество. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


Чем руководствоваться, решая вопрос о проведении посредничества

Растущая популярность посредничества как альтернативного метода разрешения споров ускорила проникновение этого процесса во все сферы американского общества. Посредничество используется в деловых спорах, при разрешении общественных и семейных проблем, конфликтах в церкви, для примирения пострадавшего и обидчика, в школах, в вопросах о защите окружающей среды, в переговорах между фермерами и арендаторами, в международных и этнических конфликтах и в урегулировании конфликтов между рабочими и работодателями. Однако посредничество не является панацеей. Хотелось бы, чтобы посредничество использовалось чаще, но необходимо помнить, что не все конфликты могут быть разрешены с помощью посредничества. Нужно знать, какой процесс применять в определенном споре, и когда его применять. Это будет способствовать более успешному разрешению проблем.

Ниже приведены руководящие принципы для решения вопроса о применении посредничества.


Посредничество не может заменить консультацию христианского психолога

Когда одна или более сторон в конфликте эмоционально нездоровы, или находятся в стрессовой ситуации, при которой разумное обсуждение проблемы невозможно, посредничество нужно отменить или отложить. Но будьте осторожны, не позволяйте какой-либо стороне скоропостижно заключать, что их противник умственно нездоров или имеет злые намерения. В случае, когда необходима психологическая помощь, Кристофер Мур[29] предлагает направлять человека к соответствующим специалистам. Мур в «Коде поведения профессионального посредника» утверждает: «Посредничество не должно проводиться с участниками, находящимися под воздействием алкоголя или других наркотических веществ, а также с тем, кто страдает психическим заболеванием и неспособен мыслить ясно».

Это не запрещает посредничество как добавочное средство наряду с психологическим консультированием. Как сказал посредник Джоси Медина: «Хотя посредники и не психологи, но посредничество может приносить исцеление». Процесс разрешения конфликта может содействовать выздоровлению. В этом случае нужно учитывать следующий вопрос: «Возникла ли эмоциональная проблема у данного человека как результат конфликта, или она существовала у него и раньше?». Посредничество хорошо помогает при разрешении остро возникших проблем, но не решает проблемы, которые имеют хронический характер.


Посредничество не должно использоваться под принуждением

Посредничество — добровольный процесс (исключая криминальные случаи). Людям не должны приказывать или требовать от них участия в посредничестве. Примирение происходит только в случае добровольного участия сторон. Доступно объясняйте, что если человек не желает посредничества, то у него есть другие альтернативы. Угрозы и принуждение несовместимы с посредничеством.


Посредничество не должно применяться там, где нарушен закон

Когда были нарушены законы или пострадали люди, то общество и церковь должны остановить преступление. Действия в этом случае неизбежно приводят к конфликту, так как обидчик осуждается за его поведение. Спешить проводить посредничество в этом случае нежелательно, хотя оно и может быть уместно на более поздних этапах. К примеру, «Программа по примирению пострадавшего и обидчика» успешно проводит посредничество, восстанавливая отношения между пострадавшим и обидчиком. Однако такое посредничество проводится только после того, как обидчик признает свою вину за совершенное преступление.


Посредничество не проводится при отсутствии квалифицированных посредников

Посредничество — это особый процесс, который требует подготовки и практики. Человек, не владеющий навыками посредничества, может быть полезен в роли помощника, защитника или даже участника обсуждения при решении конфликта. Однако эти роли не следует путать с ролью посредника. Каждый человек должен временами выступать в роли миротворца, помогая своим друзьям или членам семьи, которые конфликтуют, но это не является профессиональным посредничеством. Ложное истолкование посредничества исказит понимание самого процесса, введет в заблуждение участников конфликта и мнимого посредника.


Посредничество не проводится, если имеется дисбаланс власти

Посредничество эффективно, в частности, потому что оно помогает достичь равновесия власти у конфликтующих сторон. Например, это происходит, если поставить президента компании на один уровень с посредником, избранным рабочими. Для большого числа споров, особенно в обществе, которое ценит демократию, баланс власти помогает в принятии решений. В других ситуациях и культурах такой баланс власти может отсутствовать.

Рассмотрим, например, какую-либо традиционную культуру, в которой житель нарушает строго соблюдаемое правило этого сообщества. Согласно обычаю, старейшины деревни собираются для обсуждения и решения возникшей проблемы. Но вместо этого приезжий посредник из Северной Америки понуждает конфликтующие стороны провести посредничество. Старейшины разрываются между желанием ублажить приезжего и своим обычаем подчиняться авторитету. Если старейшины поведут себя с обидчиком на равных, то это принизит их в глазах жителей деревни. Мы также не можем рассчитывать на то, что в будущем старейшины захотят изменить свой обычай.


Посредничество не должно проводиться с целью подавления или революции

 «Посредничество уместно для разрешения общественных конфликтов, если обе стороны хотят перераспределить ресурсы, разрешить трудный спор или снизить напряжение в отношениях. В других случаях посредничество может содействовать авторитетной группе людей добиться принудительного сотрудничества от другой стороны (Джим Лу).

Говоря об эффективности посредничества в разрешении споров, необходимо учитывать, что этот процесс может быть противопоказан, если он применяется слишком рано, для разрешения поверхностных вопросов, а не основных причин конфликта. Меньшинства или зависимые группы особенно страдают от неверно применяемого посредничества. Джон Пол Ледерах считает, что сущим кошмаром будет попытка применить этот метод для разрешения столкновения между Розой Парк (темнокожая американка, объявившая протест в 60-х годах против правила, запрещающего чернокожим сидеть на местах, предназначенных для белых) и автобусной компанией Монтгомери, которая пыталась принудить ее следовать этому правилу. Если пострадавшей стороне не предоставлена возможность заявить о причиненной несправедливости посредством сопротивления, которое обостряет конфликт, такая сторона будет еще больше угнетена посредником, даже если у последнего хорошие намерения.

Шесть приведенных выше причин против проведения посредничества отнюдь не являются полным списком. Так же мы не думаем, что эти предупреждения являются полной инструкцией, подходящей для любой ситуации. Вместо этого наша основная цель — предупредить читателя, что посредничество, как и любой другой метод, не может применяться во всех спорах и конфликтах.


© 1988, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Рон Клаассен. Обязательство быть конструктивным. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)



© 1995, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Рон Клаассен. Обязательство быть конструктивным. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


В любом конфликте можно выделить три главные составляющие: люди, проблемы и процесс.

Иногда кто-либо из участников конфликта говорит: «Давайте просто решим эту проблему. Давайте оставим в стороне все наши личные проблемы». Я не думаю, что это возможно. Я думаю, что каждый раз, когда вы решаете проблему, отношения между вами и тем, кто вовлечен в конфликт, будут также подвергаться влиянию. И наоборот, если работать над улучшением отношений, то это будет оказывать влияние на решение проблемы. Я наблюдал на практике, что взаимодействие между этими двумя факторами не может и не должно игнорироваться.

Зачастую попытка найти совместное решение конфликта между двумя людьми или в группе выглядит как процесс, требующий большой затраты времени и сил. Иногда это может привести к разочарованию. Мы можем быть намного результативнее и эффективнее, если во время разрешения конфликта будем сами себе напоминать об обязательстве быть конструктивными. Я выбрал этот аспект отношений в конфликте, потому что верю, что это более значимо, чем простое напоминание о важности отношений.

Давайте вместе рассмотрим схему. Вертикальная линия на этой схеме обозначает проблемы в конфликте. Слова «высокий уровень» означают, что данная проблема для меня важна. Слова «низкий уровень» означают, что эта проблема для меня не является важной. Обсуждая какую-либо проблему, мы все находимся на этой вертикальной линии, между отметками высокого и низкого уровня.

Горизонтальная линия обозначает мое обязательство быть конструктивным в связи с проблемой, которую мы обсуждаем. Слова «высокий уровень» означают, что я желаю действовать таким образом, чтобы найти конструктивный путь решения проблемы для всех сторон. Слова «низкий уровень» означают, что я не хочу действовать путем, который указывает на мое желание находить конструктивное решение для обеих сторон. Это значит, что мои действия будут разрушительными, по крайней мере, для одной из сторон.


Конструктивные переговоры

Я использую эту схему, чтобы помочь моим студентам определить их готовность к применению метода посредничества для урегулирования конфликтов. Эта схема помогает определить возможность продолжения посредничества, особенно если оно наталкивается на какие-либо препятствия.

Во время моей первой встречи с конфликтующими сторонами, индивидуально или совместно, я рисую эту схему и объясняю ее присутствующим. В конце моего описания я предлагаю каждому участнику постараться поддерживать высокий уровень на вертикальной линии, в отношении решаемой проблемы, и на горизонтальной линии, в отношении обязательства быть конструктивным. С помощью этой схемы я даю знать участникам, что у них есть возможные варианты поведения в споре.

Затем я спрашиваю их о готовности придерживаться поведения, соответствующего правому верхнему квадранту моей схемы. Я говорю им, что понимаю, как время от времени они могут забывать об этом и оказываться на левой половине схемы, поэтому я прошу их разрешить мне напоминать им о правой половине диаграммы во время посредничества.

Я говорю конфликтующим сторонам, что для меня как посредника важно, чтобы стороны были согласны придерживаться правого верхнего квадранта схемы. В этом и состоит смысл посредничества, что люди согласны решать свои проблемы совместно и конструктивно. Часто во время индивидуальных встреч один из участников конфликта говорит мне, что он мог бы вести себя соответственно правой половине схемы, но он не уверен, что его противник будет делать то же самое. В таком случае я напоминаю, что это моя ответственность. Я начинаю посредничество только тогда, когда обе стороны пообещают, что будут придерживаться позиции, соответствующей правой половине схемы.

После этого я вновь прошу стороны подтвердить, что они готовы работать конструктивно. Если обе стороны дают положительный ответ, то я начинаю процесс посредничества, рисуя на бумаге схему, и говорю: «Я встречался с вами по отдельности, и каждый из вас уверил меня, что он будет придерживаться позиции правого верхнего квадранта схемы, не так ли?». Если кто-либо скажет «нет», то посредничество начинать не следует.

Одна из проблем, которую я наблюдаю в моей практике состоит в том, что когда мы не приходим к соглашению по проблеме (за разумно короткое время), то часто думаем, что нам надо сделать выбор между обязательством быть конструктивными и решением проблемы (то есть отстаиванием своих убеждений).

Другая проблема, которую я наблюдал, — это затруднение в отношении чувств, которые мы испытываем, и решением о том, как нам действовать. Иногда, когда у меня нет достаточно конструктивных (положительных) чувств, решение действовать конструктивно выглядит как игра, как что-то не настоящее, фальшивое или, по крайней мере, не соответствующее моему внутреннему состоянию. Я считаю, что это нормальное явление, и что по мере разрешения проблемы мои чувства придут в соответствие с обязательством быть конструктивным. Иногда, если проблема скоро не решается, то жить с раздвоенными чувствами становит все труднее.

Я думаю, что такое чувство похоже на то, что подразумевал Иисус, говоря: «Любите врагов ваших». Иисус считал, что это для человека возможно, и это есть воля Божья, чтобы оставаться конструктивным даже с теми, кто имеет другие цели и воззрения по решаемой проблеме.


Конструктивное миротворчество

Я думаю, что любое миротворчество начинается с решения, хотя бы одного из участников, быть конструктивным. Самая легкая ситуация в достижении мира — когда вторая сторона тоже решит быть конструктивной. Я всегда могу решить, что я буду конструктивным, независимо от того, находится ли другой участник на конструктивной стороне, или нет.

Библейский мир шалом определяется как мир, который возникает в результате хороших отношений. Библия не говорит, что мир существует тогда, когда нет никаких различий или конфликтов. Вместо этого, мир шалом — это такой вид мира, при котором возникший конфликт будет решаться конструктивным путем. Здесь важно подчеркнуть, что я не предлагаю сдавать свои позиции относительно проблемы, которая вас беспокоит. Я предлагаю лишь помнить о том, что обязательство решить проблему тоже находится на нашей схеме. Это означает, что можно оставаться верным обязательству быть конструктивным, а также и решению проблемы.

У меня нет гарантии, что все будет так, как я планирую или желаю, но мой выбор поддерживать безусловное обязательство быть конструктивным — это, в моем понимании, значит следовать Божьей заповеди любви. Слова из отрывка 1 Иоанна 4 гласят: «Бог есть любовь» (агапе — любовь без условий). Те, кто любит (агапе — это и есть безусловное обязательство быть конструктивным), — знают Бога. Те, кто не любит (не агапе — не следует обязательству быть конструктивным), — не знают Бога.


© 1995, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Рон Клаассен. Модель миротворчества



Когда соглашения достигнуты и сохраняются,

тогда доверие возрастает.


Модель миротворчества: Библейский взгляд;

http://peace.fresno.edudocsApeacemakingModelBP.pdf

http://peace.fresno.edudocsApeaceraakingModel.pdf


© 1996, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтом


Рон Клаассен. Модель миротворчества. (Сокращенный вариант статьи «Модель миротворчества: Библейская перспектива»)


Решение быть конструктивным

Модель миротворчества начинается обычно с того, что хотя бы одна из сторон конфликта принимает решение быть конструктивной, несмотря на то что другая сторона не ведет себя конструктивно. Другой участник тоже может решить, если захочет, принять участие в разрешении конфликта и быть конструктивным. Если это происходит, то тогда возникает благоприятная ситуация для осуществления трех основных элементов (признание несправедливости, восстановление равенства и прояснение будущих намерений), помещенных в центральной части схемы.


А. Признание несправедливости

Когда участники конфликта решили быть конструктивными, тогда они способны полнее описывать то, что они чувствуют, и прислушиваться к чувствам тех, кто испытывает несправедливость. Важно, чтобы всем сторонам была предоставлена возможность высказаться, для того чтобы их переживания были услышаны теми, кто их должен услышать и понять. Вопрос: «Все ли несправедливости обсуждены?», должен задаваться несколько раз, пока все участники не ответят «да». Необходимо вновь и вновь прояснять ситуацию, пока все не будут уверены в том, что их переживания были услышаны. Факты описания несправедливости и выражения чувств одинаково важны.


Б. Восстановление равенства

Выслушивание каждого участника, как он переживал то, что с ним случилось, ведет к пониманию того, что нужно сделать, чтобы расставить все на свои места. Иногда будущие намерения (третий элемент схемы) нужно прояснить прежде, так как это будет содействовать восстановлению равенства. Приношение извинений по поводу причиненной несправедливости часто происходит во время восстановления равенства. Восстановление равенства обычно является комбинацией усилий (что-то, что обидчик может сделать, чтобы исправить повреждение) и благодати (не требовать того, что уже невозможно исправить). Равенство восстановлено, когда обидчик и пострадавший обоюдно согласны с тем, что для решения проблемы было сделано все, что возможно. Иногда искренность обидчика и его раскаяние на ранних стадиях миротворчества увеличивают долю благодати, которую являет пострадавший. Также благодать может испытываться пострадавшим спустя некоторое время, если принятый договор соблюдается.


В. Прояснения будущих намерений

В этой части модели миротворчества участники договариваются о том, как их действия будут отличаться в будущем, чтобы не повторилось прежнее насилие и несправедливость, и чтобы их отношения оставались цивилизованными. Никто точно не знает, какие детали должны быть включены в договор, но предпринимается попытка прояснить будущие намерения, чтобы стороны были уверены в том, что их отношения улучшатся. В дополнение к этому большинство договоров признает возможность того, что соглашение может быть изменено, если при последующей встрече откроется, что договор не действует так, как это предполагалось. Я советую составлять письменные соглашения, чтобы избежать последующих затруднений, которые могут привести к новым конфликтам по поводу самого договора.

После того как договор принят, полезно проводить последующие встречи, на которых можно узнать, соблюдаются ли договоренности, а также можно заменить части договора, которые не работают. Во время встречи договор вновь просматривается, и у каждой стороны есть шанс выразить свое мнение. Это также означает, что каждая сторона ответственна за сохранение договора. Если договоренности соблюдались, то можно только поздравить участников и запланировать новую встречу в будущем, пока нужда в таких встречах не отпадет. Если договоренности не сохранялись, то необходимо выяснить причину этого, признаться в нарушении, восстановить равенство насколько возможно и заключить новые или дополнительные соглашения. Последующая встреча должна быть вновь назначена, чтобы каждый участник убедился, что договоренности сохраняются. Это реальная ответственность, и только в этом случае доверие между сторонами растет. Если же стороны не желают достижения соглашений и соблюдать их, то доверие понижается.


Проблемы в понимании модели миротворчества

Одна из проблем в описании модели миротворчества (признание несправедливости, восстановление равенства и прояснение будущих намерений) состоит в том, что читатель может предположить, что это стадии, которым необходимо строго следовать. В дополнение к этому читатель может подумать, что каждая стадия должна быть завершена, перед тем как переходить к следующей. Иногда это действительно так, но часто случается, что одна из стадий может быть не закончена, когда мы переходим к следующей. Большинство примеров из моей практики включает описанные стадии, но их порядок может различаться в зависимости от ситуации. Таким образом, модель миротворчества — это не ступенчатый процесс.

Другая проблема этой модели в том, что объяснения для каждой из ее частей могут создать впечатление, что есть только один определенный путь действий на каждой стадии. Я верю, что существует столько же разных путей действия на каждой стадии, сколько существует конфликтов.


Любовь, прощение и доверие

Я также включил в модель миротворчества такие важные для меня понятия, как любовь агапе, прощение и доверие.


1. Любовь агапе


Когда я использую слово любовь в моей модели, то я имею в виду греческое слово агапе, которое является одним из нескольких слов, переводящихся как «любовь». Греческое слово агапе обозначает то, что очень похоже по значению на обязательство быть конструктивным. Это означает не нежные чувства в отношении другого человека, но заботу о нем и умение ценить его. Агапе — это обязательство, которое каждый из нас берет на себя, поэтому слова модели «односторонний путь» расположены под словом любовь агапе. Я использую понятие любовь в этой модели, потому что любовь агапе, или обязательство быть конструктивным, создает благоприятные условия, при которых возможно прощение.


2. Прощение


Я слышу от людей о том, что когда они проходят через все ступени модели миротворчества, то они испытывают чувство прощения. Чем полнее стороны переживают каждую ступень модели, тем глубже они испытывают прощение. Это больше, чем слова. Прощение переживается сильнее, когда обидчик и пострадавший после длительной подготовки встречаются лицом к лицу, возвращаются к диалогу, и когда их судьба не безразлична друг другу. В это время они способны прийти к соглашению.


3. Доверие


Когда люди достигают соглашения, тогда начинает расти доверие. Когда стороны сохраняют договоренности, то доверие возрастает еще больше. Если какая-либо из сторон не желает достигать соглашения, то доверие уменьшается. Если соглашение достигнуто, но одна из сторон его не соблюдает, доверие снижается. Это очень предсказуемо. И последнее, когда соглашения заключены, соблюдаются, и каждая сторона это признает, тогда доверие возрастает значительно.


Заключение

Я надеюсь, что модель миротворчества внесет вклад в диалог, ведущийся нами по темам несправедливости и насилия. Я также надеюсь на то, что эта модель будет содействовать попыткам по установлению мира в наших домах, сообществах, школах, церквях, судах и даже в международных отношениях.


© 2003, Рон Клаассен.


ГЛАВА 6. ГНЕВ И ПРОЩЕНИЕ

Рон Клаассен. Управление гневом. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


«Гневаясь, не согрешайте» (Псалтирь 4:5; Ефесянам 4:26). Это интересная фраза, и я думаю, что она часто нас озадачивает. Некоторые люди считают, что сильное и энергичное выражение гнева — это распространенный путь проявлений неудовлетворения. Другие люди полагают, что демонстрация гнева — это знак поражения, потому что гнев — это такая эмоция, которая должна подавляться. Возможно, что каждый из нас побывал в роли пострадавшего и обидчика, когда мы по-разному выражали наш гнев. Так как гнев — это чувство, то мы все будем испытывать его время от времени. Обычно гнев следует после переживаний, в которых мы сначала испытываем опасность, страх или замешательство. То, что мы решаем делать по отношению к своему гневу, может быть конструктивным или деструктивным. У нас есть возможность выбора в данном случае. Чувство гнева — это не то, что мы выбрали, а просто то, что мы испытываем. Но мы имеем выбор в отношении того, что сделаем и как ответим на это чувство гнева.

Один из путей понимания гнева — это сравнение его с системой сигнализации. Наше чувство гнева подает нам сигналы о том, что у нас есть какие-то неудовлетворенные надежды или требования. Мы можем пересмотреть эти надежды или требования. Когда мы их анализируем, то находим, что их можно подразделить на две категории: (а) здравые и справедливые требования и (б) неразумные и несправедливые требования (см. схему на с. 191).


Пример

Пострадавший, из машины которого похитили имущество, испытывает чувство гнева. Этот человек анализирует свои требования и надежды, которые могут быть следующими.

1. Пусть обидчик заплатит за повреждение и пропавшие вещи.

2. Пусть обидчик не ожидает от меня доверия. Пусть он мне докажет, что я могу ему доверять, исправив нанесенный ущерб и выполнив обещание.

3. Пусть обидчика приговорят к пожизненному заключению.

4. Пусть обидчик признает свое преступление.

5. Пусть обидчик больше никогда этого не делает.

6. Хочу, чтобы время повернулось вспять и обидчик не делал то, что он сделал.

Большинство людей после некоторого раздумья согласились бы, что пункты 3 и 6 являются неразумными и выражают несправедливые требования и надежды. В то же время пункты 1, 2, 4 и 5 являются здравыми и справедливыми требованиями, о которых можно вести переговоры и по которым могут быть приняты соглашения.

Когда мы испытываем гнев и в то же время можем проанализировать наши справедливые и несправедливые требования, то способны принять ответственность на себя. Мы можем отказаться от несправедливых требований и выразить наши справедливые требования. После этого наши требования могут обсуждаться, о них можно вести переговоры и по ним могут быть приняты соглашения, которые удовлетворят нашим требованиям. Если это происходит, то чувство гнева может пройти: «Гневаясь, не согрешайте».


© 1996, Рон Клаассен, Центр миротворчества и изучения конфликтов.


Долтон Раймер. Сильные эмоции: ненависть, гнев, любовь. (Из материалов к семинару: «Разрешение конфликтов и миротворчество»)


Разногласия и конфликты могут провоцировать появление сильных эмоций гнева и ненависти. Любовь противостоит этим эмоциям, хотя Священное Писание и позволяет праведный гнев. Управление этими эмоциями — это важная часть эффективного разрешения споров или конфликтов.


Библейское обоснование

* Ненависть — Библия говорит «нет». 1 Иоанна 3:15: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей».

* Гнев — это то, против чего нас предупреждает Библия. Постоянная тема: Будь медлен на гнев.


Образ Бога

Неемия 9:17: «Но Ты Бог, любящий прощать, благий и милосердный, долготерпеливый (медлен на гнев) и многомилостивый...»

Псалтирь 102:8,9: «Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив. Не до конца гневается, и не вовек негодует». Также см. Псалтирь 144:8.


Начало гнева

Бытие 4:5-7: «Каин сильно огорчился, и поникло лицо его. И сказал Господь Каину: почему ты огорчился? И отчего поникло лицо твое? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица?».


Писание о гневе

Притчи 15:1: «Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость».

Притчи 15:18: «Вспыльчивый человек возбуждает раздор, а терпеливый утишает распрю».

Притчи 16:32: «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города».

Притчи 19:11: «Благоразумие делает человека медленным на гнев, и слава для него — быть снисходительным к проступкам».

Екклесиаст 7:9: «Не будь духом твоим поспешен на гнев; потому что гнев гнездится в сердце глупых».

Колоссянам 3:8: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших».

Иакова 1:19: «Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев».

Ефесянам 4:26: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем».


Любовь — Божья заповедь

1 Коринфянам 13:4-7: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».


Психологическое наблюдение

Гнев — это требование чего-либо. Некоторые требования могут быть справедливыми, некоторые несправедливыми. Миротворчество предлагает обсуждать справедливые требования и отказываться от тех, которые не являются справедливыми, как предлагает Библия, пока «солнце... не зайдет» (Ефесянам 4:26).


Упражнение

Вспомните какой-либо случай, когда вы испытывали сильный гнев. Опишите эту ситуацию другому человеку (или запишите ее на листе бумаги). Если бы у вас была возможность повторить эту ситуацию, что бы вы сделали по-другому в свете материала, приведенного выше?


© Долтон Раймер.


Дэвид Аугсбургер. Гнев. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)



© Дэвид Аугсбургер.


Дэвид Аусбургер. Заинтересованность в разрешении проблем. (Из материалов к семинару «Основной курс по урегулированию конфликтов и посредничество»)


Подумайте о требованиях, которые вы предъявляете к другим людям. Проанализируйте эти требования. Mожeте даже повторить их вслух. После этого у вас будет выбор: (1) вы можете признать те требования, которые имеют значение, звучат здраво, и (2) вы можете отказаться от тех, которые не имеют смысла (схема на с. 191).

Любить кого-либо — это значит честно и искренно выразить ему или ей свои требования. Любить — это значит отказаться от несправедливых требований. Любовь делает людей свободными и помогает им жить и становиться зрелыми.


За моими требованиями находятся чувства гнева...

...у меня много скрытых требований.

(Я, возможно, их не осознаю.)


Внутри меня звучат гневные слова...

...у меня есть скрытые требования.

(Я, может быть, еще не способен выразить их словами.)


Признанные или непризнанные нами, но требования существуют. Гнев — это тоже требование. Это, возможно, требование, чтобы человек был услышан другими людьми, или чтобы они признали его ценность и уникальность. Это же может быть требование, чтобы человека любили и уважали. Или, возможно, человек хочет, чтобы ему предоставили свободу действий и перестали контролировать его жизнь. Требования возникают тогда, когда я чувствую, что меня отвергают.

Гнев — это требование того, чтобы меня признали достойным. Когда я чувствую, что другой человек хочет меня поглотить или включить в свою жизнь (предполагая, как само собой разумеющееся, что он мною владеет и поэтому использует меня), тогда я испытываю гнев.

Вообще-то, сначала я испытываю тревогу. «Тревога — это знак того, что чья-то самооценка или чувство собственного достоинства находятся в опасности», — утверждает Гарри Стэк Салливан. Когда моя свобода быть самим собой ущемляется, я становлюсь тревожным, напряженным, готовым на противодействие. Что делать: бежать? Разозлиться? Или пытаться разрешить проблему?

Бегство может быть невозможным и бесполезным. Решение проблемы кажется недостижимым, так как я воспринимаю другого человека как отрицающего мою свободу. Другой человек также видится как принижающий мое человеческое достоинство и пытающийся меня использовать. Гнев кажется наиболее подходящим выбором.

Гнев — это «бедствие для межличностных отношений», удачно подметил Салливан. Бедствие, потому что гнев, к сожалению, эффективен как путь облегчения тревоги. Когда у человека вспыхивает злость, она затуманивает его память, и он забывает о том, что послужило причиной этой злости. Злоба также искажает знание человека о том, что он действительно хочет, и ограничивает его способность в разрешении проблемы.

Однако мы выбираем (осознанно или неосознанно) реакцию гнева, потому что гнев испытывать приятнее, чем тревогу. Суть состоит в том, что испытывать гнев также легче, чем тревогу. Признавая то, что оба эти чувства неприятны, человек все же предпочитает гнев. Гнев часто осложняет ситуацию в будущем. Но в момент гнева человек испытывает возбуждающее чувство.

Рассмотрим следующее поведение: (1) я испытываю сильное недовольство в моих отношениях с другим человеком; (2) я чувствую, что другой человек отвергает мои нужды, просьбы, свободу и достоинство; (3) я неожиданно становлюсь очень тревожным; (4) я замещаю мою тревогу чувством гнева, что еще больше осложняет ситуацию; (5) позже я испытываю чувство вины за свое поведение и обиду на другого человека.

Гнев — это положительная самоутверждающая эмоция, которая возникает автоматически, на угрозу отвержения или унижения, и выражает следующее: (1) я человек, ценный человек; и (2) я требую, чтобы вы меня признавали и уважали.

Энергия гнева, если она управляется любовью, может вести к самоутверждению и признанию ценности другого человека.

Энергия гнева становится созидательной силой, когда она применяется для того, чтобы:

1) изменить мое поведение и отрицательное отношение к другому человеку;

2) указать человеку на то, чтобы он изменил свое недружеское поведение.

Энергия и сила гнева могут быть направлены на саму причину гнева и на те требования, которые я имею. Их необходимо осознать и исправить, отвергнув те, которые несправедливы. Также нужно дать знать другим людям о моих требованиях и о том, как я вижу наши отношения и чего хочу.

Если я в ситуации, когда кто-то гневается на меня, то предпочитаю выслушать гневную речь человека и узнать, правильно ли я понимаю его требования. Внимательное слушание может помочь определить, что хочет другой человек. Перефразируйте эти требования, чтобы они были вам понятны, и перейдите к их разрешению. После этого у вас есть выбор либо согласиться с этими требованиями, либо ответить «нет». Я бы мог также разгневаться на этого человека, но хочу выразить мой гнев по-другому, а именно используя послания «Я», а не послания «Ты».

Несдержанный гнев — это бедствие для человеческих отношений. Излитый наружу гнев может помочь выпустить пар и дать необходимое временное облегчение подавленным эмоциям, но это не улучшит отношений.

Гнев, выраженный разумным путем, — это другое дело. Разумные утверждения о своих чувствах и требованиях способны проникать через эмоциональные барьеры, устранять хаос и устанавливать контакт.

Когда я гневаюсь, я хочу выразить мой гнев с помощью посланий «Я». Послания «Ты» чаще всего звучат как атака, критика, унижение другой личности, ее оскорбление и обвинение.

Послания «Я» — искренние, понятные, правдивые. Я беру ответственность за мой гнев и свои требовании, используя послания «Я», а не обвиняю другого человека. Обратите внимание на искренние признания, выраженные в посланиях «Я», и грубое неприятие, звучащее в посланиях «Ты».



Люди часто восклицают:

«Я ничего не могу с собой поделать...».

«Эта ситуация выводит меня из себя...».

«Как будто что-то мною овладевает, и я не могу себя держать в руках».

«Это происходит только по вине других людей. Они знают, что я вспыльчив, и специально меня провоцируют».

В этих высказываниях люди считают причиной гнева что-то внешнее. Что-то снаружи причиняет раздражение, гнев, расстройство, смущение, боль, вину и унижение. Что-то, кто-то или какая-то ситуация, но не сам человек является причиной гнева.

Как только вы обнаружите, что используете слова «что-то», «кто-то» как объяснение своей проблемы или как уход от проблемы, то постарайтесь остановиться на мгновение и вслушайтесь в себя. Осознайте, что вы делаете. Вы избегаете того, чтобы иметь дело с проблемой. Вы оставляете в стороне настоящую проблему. Вы отрицаете ответственность за ваши чувства, ответы и действия.

Облегчение приходит не в результате отрицания, но в результате принятия ответственности на себя, когда мы задаем себе вопросы: «Кто я? Что я делаю? Каковы мои отношения к другим людям?».

Я хочу отвечать за то, что со мной происходит, и владеть своими собственными эмоциями. Как только я понимаю, что принадлежу себе и несу за себя ответственность, я способен отвечать на свои проблемы по-новому. Я становлюсь дисциплинированным.


© Гералд Пресс, США. Печатается с разрешения издательства.


Кэролин Шрок-Шенк. Гнев и конфликт. (Статья из сборника «Посредничество и содействие: учебное пособие»)


Гнев — это важная эмоция. В этом мире есть много вещей, которые заставляют людей гневаться. Гнев указывает нам на то, что что-то в нашей жизни требует изменения, и это мотивирует нас изменяться. Подобно огню, гнев является преобразующей силой. Когда мы умеем управлять своим гневом, он может быть продуктивным. Если же гнев не направлен в нужное русло и не контролируется, он может приносить разрушение.

Сила и интенсивность гнева часто заставляют нас чувствовать себя не комфортно и вне контроля над своими чувствами. Оставаться сосредоточенным и не обороняться при столкновении с человеком в гневе очень сложно, но желательно, потому что оборона и беспокойство негативно усиливают конфликт. Это не означает быть изолированным от других и избегающим проблемы. На самом деле преуменьшение или отрицание чьего-либо гнева может действовать также разрушительно, как и вспышка гнева. Трудность состоит в том, чтобы контролировать свой гнев и направить его в нужное русло так, чтобы не повредить себе или другому человеку.

Важно помнить, что гнев — это вторичная эмоция. За гневом обычно стоит страх, беспомощность или боязнь страданий. Понять и разобраться в основных причинах гнева, значит найти ключ к управлению им. Важно также помнить, что многие факторы предопределяют то, как человек выражает свой гнев. Эти факторы включают национальность человека, его пол, социальное положение, структуру его семьи, умственное, физическое, эмоциональное и духовное здоровье, а также окружающую среду.


Как вести себя с разгневанным человеком

Позвольте человеку выразить свой гнев. Это уже поможет ослабить его злобу. Слушайте внимательно. Задавайте вопросы, чтобы прояснить и понять беспокойство человека. Попытайтесь определить основные чувства, которые вызывают гнев.

Оставайтесь сосредоточенным и не обороняйтесь (это сложно!). Будьте спокойны, но не равнодушны к происходящей ситуации. Перефразируйте проблемы, беспокойства и чувства человека так, как вы их понимаете. Подумайте, что можно изменить в ситуации, которая является причиной гнева.


Как отвечать, когда вы в гневе

Вслушайтесь в себя. Осознайте свои чувства, их интенсивность, влияние на ваш организм. Дышите глубоко. Дайте себе достаточно времени, чтобы вы могли сосредоточиться.

Сосредоточьтесь на себе. Проанализируйте то, что лежит в основе вашего гнева, найдите его причины (это сделать нелегко, когда вы в гневе).

Отвечайте на проблему, отстаивая свою правоту. Делайте это, после того как будете уверены в том, что ваш гнев не выйдет из-под контроля и не ранит другого человека. Используйте нейтральные послания «Я», выражая свои глубокие беспокойства.

Слушайте, что вам ответят. Если сможете, то прислушайтесь к чувствам и ощущениям другого человека. Обсудите вместе, что делать дальше.


Упражнение по реагированию на гнев

В парах разыграйте нижеприведенные ситуации, исполняя по очереди роли обидчика и пострадавшего. Например, в ситуации №1 вы сначала играете роль родителя ребенка, а ваш партнер исполняет роль соседа. Затем вы меняетесь ролями: ваш партнер в роли родителя, а вы в роли соседа.

1. Во время игры ваш ребенок случайно разбил окно у соседа. Ваш сосед уже раньше вам жаловался на то, что ваши дети сильно шумят, а теперь еще и эта неприятность. Сосед заходит к вам домой и начинает на вас кричать.

2. Во время встречи вы (ведущий встречу) попросили Ивана, который много говорит, немножко помолчать и дать возможность высказаться по обсуждаемой проблеме Аркадию. Вы думали, что ваша просьба была вежливой, но Иван очень разозлился и стал осуждать вас за манипуляции аудиторией.

3. На работе вы часто слышите отрицательные комментарии о вашем вероисповедании от своего сослуживца. В конце концов вы больше не хотите молчать по этому поводу.


© 2000, Меннонитское служение примирения, США.

Печатается с разрешения издательства.


Дэвид Аугсбургер. Я никогда не смогу простить. (Из книги «Свобода прощения»)


I. Почему я должен прощать

Большинство из нас часто задают один и тот же вопрос: Почему? Почему я должен прощать?

Почему человек, который совершил несправедливость против меня, не должен исправить несправедливость и заплатить за свой грех? Почему он не должен быть наказан? Почему он не должен страдать?

Если такие мысли приходят на ум сами по себе, то это потому, что существует глубоко укорененное убеждение в том, что кто-то должен быть в ответе и заплатить за все. Прощение кажется слишком легким путем. Должны быть «кровь за кровь» и «око за око».

Да, вы можете потребовать «зуб за зуб», совершая возмездие, но какую плату вы можете потребовать от человека, который ограбил ваш дом или обманул вашу дочь? Что вы можете потребовать от женщины, которая испортила вашу репутацию? Так мало существует грехов, за которые можно заплатить, и так же редко пострадавший имеет власть или возможность, чтобы потребовать плату. В большинстве случаев несправедливость исправить невозможно.

Расплата невозможна!

Что же по поводу мщения? Если вы не можете получить плату или добиться восстановления повреждения от обидчика, то, по крайней мере, вы можете отомстить. Отплатить тем же, «око за око».

Когда вы мстите, то становитесь на один уровень со своим врагом. Вы спускаетесь на тот же уровень и даже ниже. Есть американская поговорка, которая гласит: «Ранить врага — значит опуститься ниже него; отомстить за свое ранение — быть на одном уровне с ним; простить врага — значит возвыситься над ним».

Мщение не только понижает вас до уровня вашего врага, но хуже того: мщение действует как бумеранг. Тот, кто ищет мщения, подобен глупцу, который стреляет в себя, для того чтобы ранить врага рикошетом.

Мщение — это самое бесполезное оружие в мире. Она вредит мстителю и утверждает врага в его правоте. Оно начинает бесконечный поединок, ведущий к безграничной злобе, вендетте и жестокой расплате.

Плата за преступление невозможна, а мщение бессильно.

Что? Нет платы? Нет мщения? Тогда я могу иметь удовлетворение, ненавидя негодяя.

Да, конечно. Вы можете его ненавидеть. Вы можете лелеять ненависть, пока она не перерастет в ярость, а потом у вас появятся «копыта, рога, хвост» и все остальное. Спрятанная ненависть растет, распространяется и поражает все эмоции.

Скрытая ненависть обращает доверие в подозрение, сострадание в едкий критицизм, а веру в других в холодный цинизм.

Вдобавок к разрушению характера вынашиваемая ненависть может поднять кровяное давление, вызвать язву желудка, сердечно-сосудистые заболевания и увеличить стресс.

Ненависть, желание разрушить другого человека являются саморазрушающей силой. Дешевле простить, чем таить обиду. Высокая плата за гнев, непомерная плата за ненависть и необоснованно высокий процент платежа за злобу говорят нам о том, что обида будет стоить нам еще больше!

Мудрее начать думать о прощении, перед тем как горечь от боли начала нарастать, перед тем как небольшой холм превратится в гору и перед тем как горечь распространится как инфекция.

Какая же все-таки странная вещь — горечь! Она приходит к нам, когда мы меньше всего в ней нуждаемся, когда мы подавлены и отчаянно нуждаемся в наших способностях и энергии, для того чтобы преодолеть трудную ситуацию.

И что за странные вещи может причинить нам горечь. Она сковывает нас медленно, как наложенный гипс, возможно предохраняя человека от дальнейшей боли, но так же и удерживая пострадавшего в неподвижном состоянии. Чувства и реакции превращаются в цемент. Горечь парализует нас.

Горечь — это такой скрытый паралич ума, души и духа, что она может заморозить разум и эмоции. Наши мысли становятся циничными, недобрыми, критическими и ядовитыми. Где мы когда-то имели веру в других, теперь мы никому не доверяем.

Мы удаляемся, прячемся в наши защитные раковины горького недоверия. Мы обожглись и, однажды обжегшись, становимся вдвойне осторожными.

Позволяя горечи проникнуть в нас, мы оправдываем свою безответственность. Быть ответственным в любой трудной ситуации — это значит принять свою часть вины за ситуацию. Но горечь помогает нам этого избежать. Мы оправдываем себя и виним Бога за наши проблемы и трудности. (Вспомните, как человеку хочется винить Бога, когда у него проблемы. Адам обвинил сначала жену, а потом Бога.)

Горечь — это циклический, повторяемый, замкнутый круг внутренне сконцентрированной боли. Она проводит нас по бессмысленной окружности. Как ребенок, который учится ездить на велосипеде, знает, как ездить, но не знает, как останавливаться, так и мы крутим педали снова и снова, боясь остановиться и желая, чтобы кто-то пришел, сломал этот цикл и освободил нас. Горечь бесполезна. Плата невозможна. Мщение бессильно. Обида стоит дорого.

Только прощение может примирить разногласия и восстановить отношения. Прекращение всех отношений, которые у нас не сложились с другими людьми, — это наиболее распространенное решение в нашей современной западной культуре как среди христиан, так и нехристиан. Прекратить все старые связи, отдалиться от всех отношений, жить на расстоянии, избегать близких отношений, вовлечения в жизнь других и, более того, не рисковать, пытаясь простить.

Это не только самый распространенный выбор, но это также вредный выбор, так как он разрушает человеческую личность и не соответствует основным ценностям любой религиозной общины.

Даже если у вас нет нужды прощать самого себя, не медлите прощать другого человека. Эти два вида прощения связаны друг с другом.

«Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать... то и Отец ваш не простит вам согрешений вам (Матфея 6:14-15).

Неважно, кто первый просит прощение. Нет определенной последовательности во времени или очередности. Любой, кто любит Бога, должен также любить и своего ближнего. Любой, кто ненавидит другого, не сможет любить Бога. Любить Бога и своего ближнего — это неразделимые и связанные между собой заповеди. Мы только тогда научимся любить, когда узнаем Бога. И мы тогда истинно познаем Бога, когда научимся любить нашего брата и сестру. Это две стороны одной медали. Жизнь, которая открыта для Божьей любви, является открытой для любви других людей. Человек, который истинно получает Божье прощение, может по-настоящему прощать других.

Чтобы получить прощение Бога за наши согрешения (и как отчаянно каждый из нас нуждается в Его прощении), мы также должны прощать, принимать и любить других людей.

Божье прощение дает нам свободу, чтобы любить и жить созидательно. Прилив Божьей силы, который приносит прощение, в свою очередь дает способность прощать, и прощать, и прощать не только семь раз, как предлагал апостол Петр, но семьюдесятью семь раз, как Иисус учил нас в Своей незабываемой притче (Матфея 18:21-35).

Один человек задолжал своему царю более чем два миллиона долларов. Он не мог заплатить эту сумму, и царь приказал, чтобы этот человек, его жена, дети и имущество были проданы в уплату долга.

Человек, покрыв свое лицо пеплом, умолял царя: «О, господин, подожди. Я заплачу позже».

«Все два миллиона?» — спросил царь. Но после он сжалился и простил этому человеку его долг.

Человек в радости вышел от царя. По дороге он встретил соседа, который задолжал ему двадцать долларов.

«Заплати мне сейчас же», — потребовал он.

Подожди немного, и я заплачу тебе на следующей неделе», — ответил сосед.

«Нет, не буду ждать» — сказал человек и бросил своего должника в тюрьму.

Царь узнал об этом и опять призвал этого человека. «Ты — злой негодяй», — сказал он ему. — «Я отменил твой огромный долг, а ты не простил соседу несколько долларов. Ты сам себя приговорил. Отправляйся в тюрьму».

После этого Иисус сказал Своим слушателям: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Матфея 18:35).

Разница между нашим долгом перед Богом и долгами тех, кто должен нам, несоизмерима.

И если Бог простил нам долг, который мы ему должны, тогда, как мы можем не прощать тех, кто должен нам так мало в сравнении с нашим долгом перед Богом?

Все, что вам еще предстоит простить, является только бледной тенью того долга, который нам прощен.

Прощать? До седмижды семидесяти раз!


II. Что такое прощение

В современной западной культуре литература о прощении почти полностью концентрируется на внутреннем процессе прощения как на добродетели, которой достигает прощающий человек. Часто, уча о прощении, люди забывают о том, что Иисус Христос сказал по этому поводу. Они только уделяют внимание предварительным ступеням прощения, призывая замечать ценность другого человека и любить его. К сожалению, западная христианская литература о прощении склонна забывать само слово «прощение» и говорить только о любви. Авторы книг о прощении оправдывают себя тем, что слово «любовь» чаще упоминается и подчеркивается в Новом Завете. Если бы было достаточно любить обижающего и обиженного, тогда каждый человек совершал бы прощение в глубине своего сердца и продолжал бы жить без разговора о покаянии и восстановлении отношений.

Но это не то, что подразумевал Иисус: «Если... брат твой имеет что-нибудь против тебя... пойди, прежде примирись с братом твоим» (Матфея 5:23-24). «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его...» (Матфея 18:15а). Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему...» (Луки 17:3).

Это основные слова Иисуса о том, как поступать с несправедливостью и достигать прощения. Эти слова не говорят о приятных результатах прощения, но описывают прощение как существенный и неизбежный процесс. Мы еще даже не начинаем процесс прощения и получения прощения до тех пор, пока не сделаем первые шаги на пути к восстановлению отношений с другим человеком.

Прощение в Новом Завете имеет больше сходства со словом «примирение», чем со словом «любовь». Два греческих слова, которые переводятся как «прощать», вернее было бы перевести как «освобождать» и «предлагать дар благодати». Изучение этих слов вне контекста всего Нового Завета, их истории и словоупотребления позволяют некоторым людям определять прощение как частное освобождение другого человека и как личный дар благодати, исходящий из сердца прощающего человека. Но если рассматривать это слово в контексте, его значение всегда связано с отношением между обиженным и обидчиком. Мы призваны прощать, «как Христос простил вас, так и вы» (Колоссянам 3:13б; также Ефесянам 4:32), и это не отстраненное внутреннее извинение или освобождение. Божье прощение во Христе было полное и совершенное, оно полностью присутствовало в воплощенном Христе, в Его самопожертвовании во время распятия, в Его жизни и пролитии крови за нас, людей. Не бывает легкого прощения во Христе, ибо Он оставил нам пример, образец для подражания и Свою силу.

Настоящее прощение — это взаимное признание того, что покаяние является искренним, а также достижение справедливых отношений. Прощение нуждается в благодати, чтобы признать другого человека равноправным партнером в поиске примирения. Оно также нуждается в искреннем покаянии, уважении и полном доверии, чтобы принять это покаяние от другого человека. Благодать и истина, одобрение и настойчивость, жертвенность и уместное замечание важны для того, чтобы разрешить несправедливый поступок или отчуждение.

Прощая, мы идем к брату или сестре. Мы заново открываем друг друга. Это цель прощения. Это был Божий путь по отношению к нам, и это должен быть наш путь друг ко другу. Мы должны прощать друг друга, как Бог во Христе простил нас.

Прощение не произойдет до тех пор, пока не улучшатся поврежденные отношения. И новое прощение должно закончиться более глубоким, сильным союзом, чем тот, что был раньше!

Заключительный шаг прощения — это исцеление повреждения, от которого должен остаться только забытый шрам. Прощать — это значит принимать человека таким, какой он есть. В прощении мы примиряемся с полученным повреждением и с тем, кто нанес повреждение, а также с утратой, причиненной действиями или словами обидчика.

Прощать семь раз в день? На самом деле, нужно прощать семьюдесятью семь раз.


III. Как я могу простить

Понимать других людей

Как начать эту наисложнейшую из всех задач? Мы должны начать с понимания.

Прощение начинается с понимания и открытия у себя способности к пониманию. Открытие начинается с того, что мы замечаем: поведение другого человека коренится в его прошлом, в его внутренней боли, в жизненных проблемах, содействовавших несправедливости, которую он совершил по отношению к нам.

Каждое действие имеет свои причины. Если человек ведет себя бестактно и грубо, это может быть потому, что он все еще остается ребенком, неспособным к возмужанию.

Если женщина требовательна, пытается доминировать и использовать других людей, она, возможно, как маленькая потерянная девочка, отчаянно ищет любви и одобрения.

Древняя пословица: «Понять — значит простить», содержит только часть истины. Понимание стоит позади прощения. И это тоже только часть истины.

Это потому, что глубокое понимание другого человека может принести удовлетворение, но не прощение. Любая попытка понять другого подвержена влиянию нашей испорченной природы. Никто из нас не способен иметь полное знание о другой личности.

Как же нам тогда быть? Мы не можем узнавать другого человека по частям, клетка за клеткой.

Не это является нашей целью. Настоящая цель в том, чтобы помочь нам видеть различие между тем, что человек совершил, и тем, кто он есть на самом деле. Кто-то поступил плохо, но этот единичный поступок не может характеризовать человека в целом.

Кроме открытия о том, что мы можем понимать другого человека, есть и другое открытие. Там, где мы не понимаем, мы все еще можем показать наше желание понять.

Наши попытки лучшего понимания приводят к тому, что мы пытаемся разгадать формулу другого человека, пытаемся разрешить загадку его чувств и мотивов. Такой подход к пониманию может стать упражнением в лицемерии и достижении превосходства над другим человеком. Мы поддаемся искушению, ставя под сомнение мотивы других людей, осуждаем их мысли и действия, классифицируем их и помещаем в точные категории. Мы разыгрываем из себя Бога.

Любой преступник, несмотря на тяжесть преступления, заслуживает понимания. Мы можем пойти дальше того, чтобы просто реагировать на то, что другие делают или как они себя ведут, и начать понимать, кто они такие и кем хотят быть.

Означает ли это, что мы должны соглашаться со всем, что такие люди говорят и делают? Нет, хотя те, кто требует понимания, часто в это верят. Как один молодой человек объяснил мне, когда он критиковал своего отца: «Он меня не понимает, иначе видел бы ситуацию так, как я ее вижу».

Правда ли это? Не совсем. Может быть, отец не согласен с сыном, потому что он слишком хорошо его понимает. Понимание не означает согласие. Вместо того чтобы соглашаться, нужно видеть вещи с точки зрения другого человека, верим ли мы в это или нет. Мы можем сочувствовать другому человеку, понимать его чувства, несмотря на то что они могут показаться нам неуместными. Понимание — это не безусловное согласие, но это принятие человека в любом состоянии, в любой ситуации.

Таков начальный этап для достижения прощения в нашей жизни. После этого мы должны перейти ко второй ступени прощения.


Ценить других людей

Никто, как бы безответственно и низко он себя не вел, не может быть лишен Божьей любви. Никто, как бы зол он не был, не будет лишен Божьего прощения, исключая тех, кто отказывается от Божьего прощения и не раскаивается.

Никто не может считать себя ничтожным, когда Христос, Сам Бог, умер за него. Нет того, кто нелюбим, если Сам Бог любит его. Бог может показать Свою любовь к какому-либо человеку, используя для этого меня!


Любить других людей

Третий шаг к прощению — это любовь к другим. Перед тем как начнется настоящее прощение, должны быть выражены понимание и уважение к ценности другого человека вместе с любовью. Любить — значит видеть другого человека достойным, ценным, несмотря на его несправедливый поступок по отношению к вам.

Прощение также включает в себя два действия: откровенное разоблачение проступка, но в тоже время и признание ценности самого человека. Когда мы что-то осуждаем, раскрываем нездоровое, разрушительное, неприемлемое, вызванное плохими мотивами поведение. Мы замечаем проступок и причиненную несправедливость, но отказываемся мерить внутренний мир данного человека этим поведением. Мы заявляем, что этот человек ценен, несмотря на его внешнее поведение, его выбор, действия и мотивы.

Обычно мы одобряем действия созидающей, ответственной, имеющей хорошие мотивы души человека. Мы верим, что в этом и состоит настоящая сущность человека. Мы подтверждаем, что это и есть реальный внутренний мир человека, несмотря на его внешнее поведение.

То, что сделано, отделено от того, кто это сделал. Когда мы достигаем нашего совместного покаяния, изменения мнений, взаимного восстановления отношений, наше осуждение проступка человека и одобрение его внутреннего мира совершаются вместе, рука об руку. Мы сначала осуждаем проступок человека, достигаем баланса на этой ступени, а потом делаем шаг к одобрению его внутреннего мира. Мы предпринимаем ряд шагов, которые необходимы, для того чтобы завершить наше путешествие любви. Путешествие оканчивается тогда, когда мы принимаем покаяние от обидчика и восстанавливаем наши отношения.

Понимание, признание ценности других, любовь — это ступени к прощению. Они не заменят самого прощения, но они необходимы на предварительном этапе. Настоящий процесс прощения начинается тогда, когда отношение любви восстановлено. После этого могут начаться доверительные переговоры о пережитом гневе, подозрениях и обиде, а также о новом будущем. Это трудная задача, которая упускается, если прощение видится как легкий, частный, односторонний процесс. Настоящее прощение обходится дороже, требует больше усилий, больше глубины. Настоящее прощение возникает в результате восстановления отношений, даже если их приходится восстанавливать не один раз. Прощение может происходить семьюдесятью семь раз.


IV. Учиться прощать

Прощение — это не однократное действие, а длительный процесс. Это не одноразовое действие, но серия действий. Остерегайтесь точки зрения, которая полагает, что есть постоянное, совершенное, покрывающее все проступки прощение. Такое моментальное прощение больше напоминает путь побега, отрицания и уклонения от ситуации, чем прощение. Для настоящего прощения необходимо время, чтобы осознать собственные чувства, боль и гнев, понять перспективу другого, желать разрешить проблемы и задуматься о будущем.


Ступени прощения

1. Восстановление отношения любви.

Любить другого — значит видеть ценность другого человека независимо от его проступков. Это еще не прощение, хотя большинство пасторов считают это прощением. Это только предварительная ступень. Прощение не может начаться, пока любовь не простирается на обидчика. Любовь возможна, если мы вновь увидим ценность другого человека, признаем его важность и попытаемся его понять, даже если нам это будет сложно.

2. Избавление от мучительных переживаний.

Чтобы принять другого человека, надо увидеть его таким, какой он есть. Если мы держимся за прошлое так, как будто его можно исправить, или требуем восстановить полностью то, что было повреждено, то это наша фантазия, а не реальность. Осознать реальность — значит принять прошлое как прошлое. То, что случилось, уже в прошлом, но мы вновь и вновь переживаем это эмоционально. В гневе мы боремся с иллюзией о том, что мы можем повернуть время вспять, пережить все сначала и заставить другого человека исправить ситуацию. Я не есть мое прошлое. Я есть личность, способная к покаянию, изменению и отказу от моего прошлого стиля поведения. Вы и ваше прошлое — не одно и то же. Вы также свободны измениться, если верите в свободу, которая находится внутри вас. Свобода — это важный элемент на пути к прощению.

 3. Восстановление отношений.

Это настоящая задача прощения. Размышлять о перенесенной боли, которая находится внутри каждого из нас, и доверять ее другим нелегко, но это наш путь к исцелению. Когда мы поверяем наш гнев и боль друг другу, мы рискуем быть непонятыми, но в конечном счете мы признаем искренность наших намерений. Наше покаяние должно быть искренним, честным и как можно более полным. Это центральная задача прощения. «Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему, и если покается, прости ему; и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: "каюсь", — прости ему» — ясно говорит Иисус в этом отрывке, выражая сущность прощения (Луки 17:3-4).

4. Размышления о будущем.

Когда мы начинаем отказываться от наших сиюминутных, несправедливых требований, проходя через первые три ступени прощения, мы сможем делать это и в будущем. Требование гарантий, которые обеспечат нам безопасное будущее и застрахуют нас от любой боли, должно быть оставлено. Никто из людей не может предложить нам подобную гарантию. Такие совершенные обещания возможны разве что для святых или для мифических героев, но они не желательны для реальных отношений. В нашем будущем мы будем вести себя спонтанно. Мы можем ошибаться. Может случиться, что мы раним друг друга снова.

5. Новое утверждение отношений.

Примирение должно закончиться торжеством, иначе процесс прощения считается незаконченным. Взаимное раскрытие боли должно тронуть нас до глубины души и привести к восстановлению справедливых отношений, с которыми мы должны поздравить друг друга. Эта связь между взаимным признанием друг друга и одобрением позволит нам придать новое значение нашим отношениям. Если же примирение закончится отрицательно (да поможет нам Бог, чтобы с нами этого не случилось), то это может препятствовать нашему духовному возрастанию. Как замечательно, что недоверие и подоз