вернуться к началу

ВСТРЕЧА С БОГОМ. Заметки к ежедневному чтению Библии. Евангелие от Марка

Эта брошюра написана несколькими членами Общества друзей Священного Писания, людьми разного возраста, принадлежащими к разным церковным традициям, но всех их объединяет любовь к Слову Божиему и желание поделиться этой любовью с другими людьми. Написанные ими заметки к ежедневному чтению Евангелия от Марка не претендуют на богословскую полноту, их задача — помощь в осмыслении Священного текста и в применении его к нашей современной жизни для тех, кто начал читать Писание недавно.

Содержание

ВСТРЕЧА С БОГОМ. Заметки к ежедневному чтению Библии. Евангелие от Марка 

ПРЕДИСЛОВИЕ


Общество друзей Священного Писания видит свою задачу в том, чтобы помогать людям читать Слово Божие. Библия — Книга книг — непроста для чтения: нас, ее читателей, разделяют с людьми, ее написавшими, многие столетия, различия в культуре и языке. Тем не менее, мы верим, что Священное Писание несет всем нам необходимую для нашей духовной жизни весть, но требует для ее восприятия молитвы и размышления. Поэтому мы рекомендуем читать небольшими отрывками — так, чтобы наше размышление над текстом приносило возможно бoльшую пользу. Кроме того, наше чтение Библии должно быть регулярным, желательно — ежедневным.

«Все Писание богодухновенно и полезно для научения» (2 Тим.3:16) — само Слово призывает нас читать не избранные отрывки Священного текста, но всю Книгу. Для того, чтобы наше чтение было систематическим, Общество друзей Священного Писания рекомендует воспользоваться разработанными нами планами чтения Библии. Один из них предназначен для людей, только начинающих свое знакомство со Словом Божиим: в нем мы предлагаем для скорейшего ознакомления с основами библейского мировоззрения прочитать за один год наиболее часто цитируемые в христианской практике и богословии книги Библии. Второй план чтения разработан для тех, кто уже знаком с Библией и хочет заняться более детальным изучением  значения Слова для своей жизни — в нем за три года прочитывается практически весь текст Библии. Третий план чтения рекомендуется для опытных читателей Библии, ищущих дальнейшего углубления в смысл Священного Писания, и в нем весь канонический текст Библии разбит на 1560 отрывков, прочитываемых за пять лет.

Эта брошюра написана несколькими членами Общества друзей Священного Писания, людьми разного возраста, принадлежащими к разным церковным традициям, но всех их объединяет любовь к Слову Божиему и желание поделиться этой любовью с другими людьми. Написанные ими заметки к ежедневному чтению Евангелия от Марка не претендуют на богословскую полноту, их задача — помощь в осмыслении Священного текста и в применении его к нашей современной жизни для тех, кто начал читать Писание недавно. Поэтому разбивка Евангелия от Марка на отрывки произведена в соответствии с однолетним планом чтения Библии, в котором это Евангелие прочитывается за шесть недель (самые первые шесть недель чтения по этому плану), по одному чтению ежедневно с понедельника по субботу (предполагается, что по воскресеньям читатели посещают церковь, в которой слушают Слово во время богослужения).

Эти странички задуманы как помощь, а ни в коем случае не замена самостоятельному размышлению читателей. Можно даже рекомендовать, чтобы читатели обращались к этим кратким заметкам только в конце своей собственной работы над текстом.

И последнее, о чем хочется напомнить. Библия — не просто книга, а Слово Божие, и чтение ее — не просто чтение, а общение с Самим Богом. Поэтому всякое изучение этого текста, всякое размышление над ним может быть только молитвенным, это — встреча с Богом, и результатом такой ежедневной встречи должно становиться наше ежедневное изменение в соответствии с волей Божией о нас, выраженной в Его Слове.

Да поможет нам Бог в этом труде!


А.И.Черняк,

Директор Общества друзей

Священного Писания


Мк. 1:1-20. Пришёл Иисус


• Кто здесь действующие лица?

• Что можно узнать из текста об Иоанне Крестителе? Об Иисусе?

  О рыбаках? (работа, одежда, семья и др.)

• Где вы встречаете их? (пользуйтесь картой)

• Кто, по-вашему, является главным героем этого отрывка?

Вы уже немного знаете о Том, Кто пришёл. Давайте теперь углубимся в наш текст, чтобы понять как начался путь Христа.

Впереди Иисуса шёл Иоанн Креститель. Его послал Cам Бог, чтобы он приготовил путь Его Сыну. Как Иоанн готовит путь Господу? Внимательно просмотрите стихи с 4 по 8. Всё это он делает для того, чтобы израильский народ приготовился к встрече с Сильнейшим и оставил свой путь греха и зла.

Иисус пришёл из Назарета. Это был небольшой город, не пользующийся доброй славой у населения. И Он, Тот Самый Сильнейший, подобно другим принимает крещение. Для чего? Здесь автор молчит. Иисус принимает дело Иоанна и разделяет этот путь с народом. Вскоре на Него спускается Святой Дух. Звучит голос Отца. Единство Троицы. Прикосновение неба. Иисус получает в помощь Духа и выражение Отцовской любви и благословение. Дальше на Его пути палящее солнце, сухой ветер, песок, отсутствие растительности, звери; нет людей и нет пищи, и никакого жилища. Как выжить в таких условиях? Даже 10 дней пребывания в них представляют смертельную опасность для человека. И не каждый сможет преодолеть искушение сатаны.

Иисус пришёл в Галилею. Он проповедует Царство, в котором правит Бог. Какое оно? В чём его близость? Как стать его гражданином? Он проходит около моря и зовет за Cобой рыбаков. Кем Он хочет их видеть? Вероятно, Своими помощниками, которые будут выводить людей из тьмы к свету, к истине, к Богу. Но ясно ли это было рыбакам? И почему они сразу оставили своё дело, семью, дом и пошли за необычным прохожим? Ответ скрывается в личности Иисуса.

Хорошая новость! Иисус пришёл и к нам. Все Его слова также обращены и к вам, мой друг. Он зовёт вас идти за собой так же, как братьев рыбаков. Он приблизился к вашему сердцу. Что это значит для вас? Подумайте и помолитесь.


Наталия Вдовикова


Мк. 1:21-45. Возрождение начинается


Итак, Иисус пришёл. Каким мы видим Его уже в первых главах Евангелия? Он учит, “как власть имеющий”, поднимает больную женщину, исцеляет, встает рано, молится, проповедует, изгоняет бесов. Люди реагируют на появление нового человека обычным образом: изумляются, ужасаются, спрашивают друг друга, распускают слухи и, в конце концов, толпы начинают ходить за Иисусом в надежде излечиться от болезней. Но для этого ли Он пришёл?

Марк много рассказывает о чудесах. Они утверждают тот факт, что Иисус — Сын Божий, показывают, что Царство Божие уже здесь. Цель чудес всегда одна — избавить от зла. Чудо — знак уже совершающегося избавления. Оно никогда не предстаёт как доказательство — это знак, который подается тому, кто уже верит.

Иисус показан Марком как воитель против злых сил. Он изгоняет бесов, не вступая с ними в разговоры. Бесам (т.е. людям, через которых они говорят) Он повелевает молчать. Исцелённым тоже. Тайна Иисуса раскрывается постепенно, через познание Его связи с Отцом и любви к людям, через Его смерть и воскресение. Объявить как факт, что Он Мессия, Сын Божий, нельзя, каждый может прийти к этому заключению лишь сам, слушая и внимая своему сердцу.

Часто нас мучают сомнения, а захочет ли Иисус приблизиться ко мне, войти в мою жизнь, такую трудную и беспросветную. Мы читаем, как Иисус, Который может исцелить одним лишь словом, касается неприкасаемого, прокажённого. Он хочет и его очистить. Он хочет очистить и те тёмные стороны нашей души, к которым даже мы сами не можем прикоснуться. Но Он не отстраняется от нас: давайте встанем на колени и попросим.


Светлана Фоломешкина


Мк. 2:1-12. “…Видя веру их”


Об исцелении расслабленного рассказывают три евангелиста: Матфей, Марк и Лука. Иоанн приводит рассказ об исцелении другого человека, который пролежал 38 лет у целебного источника и не смог исцелиться только по той причине, что за все эти годы не нашлось никого, кто опустил бы его в купель в нужный момент (Ин. 5:1-9). Здесь же, наоборот, расслабленного несли четверо. Их вера в возможность исцеления своего друга была настолько велика, что против неё не смогла устоять даже крыша над головой Учителя. “Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! Прощаются тебе грехи твои” (ст. 5). Оказывается, вера — это не только наша собственность, прерогатива нашего внутреннего мира, но она может также и в других открывать путь к воздействию Бога. По вере одних прощаются грехи другого человека. Именно “вера, действующая любовью” была причиной того, что расслабленный оказался перед лицом живого Бога.

Далеко не всегда Иисус, исцеляя больных, указывает на грех как на непосредственную причину болезни. Более того, иногда Иисус даже отказывается признавать грех причиной болезни, как в случае с исцелением слепорождённого (см. Ин. 9:3), давая понять, что каждый случай уникален. Но здесь мы видим, что именно грех как нарушение нормы, извращение природы повлек за собой расстройство, расслабленность.

С этого момента начинается конфликт Иисуса с книжниками, духовными вождями народа. На их вопрос: кто может прощать грехи кроме одного Бога? — Иисус отвечает встречным вопросом: если вы правы, что только Бог может даровать прощение грехов, то совершившееся чудо не является ли свидетельством о том, что Иисус — действительно, Сын Божий?


Максим Никифоров


Мк. 2:13-28. Призвание Левия Матфея. Вопрос о посте. Вопрос о субботе


В сегодняшнем отрывке можно выделить три эпизода: призвание Левия Алфеева, разговор с учениками фарисеев и Иоанна Крестителя о посте и разговор с фарисеями о соблюдении субботы. Во всех трех эпизодах показан нарастающий конфликт между Иисусом и фарисеями. Фарисеи не могут принять той новизны в отношениях с Богом и людьми, которую им предлагает Христос. В их представлении главное — буква закона. Они осуждают Иисуса за то, что Он общается с мытарями, сборщиками налогов в пользу Рима. Таких людей считали изменниками и большими грешниками. Для благочестивого человека считалось недопустимым сидеть с ними за одним столом. Но для Христа оказывается важным другое — жажда спасения, заставляющая многих мытарей и грешников следовать за Ним. Левий оставляет свое доходное место и тотчас идет за Иисусом.

Непонятно для фарисеев и отношение Иисуса к посту. Пост — аскетическое средство, к которому прибегали аскеты с давних времен в надежде приблизиться к Богу. Но ученики Христа не могут поститься: ведь Тот, к Кому они стремятся — уже с ними. Время поста наступит, когда Христа не будет рядом. Непонимание фарисеев Христос сравнивает с тем, как старая ткань не может быть зашита заплатой из новой, а старые, непрочные мехи для вина не могут удержать вина молодого. Чтобы воспринять те новые отношения, которые предлагает Иисус, нужно обновиться самим.

Так, Христос ставит ветхозаветный закон о субботе не над человеком, но на служение человеку. Для Бога человек важнее. Суббота сама по себе не имеет ценности, но установлена для человека. Христос, Бог, ставший человеком, “Господин субботы” утверждает первенство человека перед буквой закона, заменяя ее отношениями любви и веры.


Михаил Серебряков


Мк. 3:1-12. Любовь не ждёт, исцеляя


Чем объяснить поведение фарисеев в этом отрывке? — первый вопрос. Параллельно ему — второй: а чем объяснить поведение Иисуса? Современному читателю Евангелия, воспитанному на ценностях гуманизма, легко увидеть в фарисеях этакие “исчадия ада”. Сами мы безоговорочно на стороне Иисуса — и разве это не значит, что мы намного лучше их, даже если в нашей жизни не особенно часто вспоминаем о Боге? Вдумаемся...

Фарисеи были религиозной партией с преданием, основанным на скрупулёзном исследовании Закона Моисея. Многие вещи казались им самоочевидными, например, что человек с иссохшей рукой за что-то наказан Богом. Принять тот факт, что духовность может исходить из какого-то иного источника, — равносильно потере всего. И если чудо исцеления в субботу налицо — оно было плодом “другой” какой-то духовности... уж не сатанинской ли? 

Теперь вглядимся еще раз в наш эпизод. Вот, я свидетель очевидного чуда... Оно вторгается в мой привычно-объяснимый мир, разрушая его. Что мне легче: в ликовании сердца склониться перед случившимся с кроткой благодарностью или отвернуться, бормоча, что чудо совершено “силою веельзевула”?

С другой стороны, что значило для человека с иссохшей рукой, страдавшего уже много лет, подождать еще один день? Что стоило Иисусу подождать еще один день и не искушать фарисеев? Ведь в самом деле, однодневное промедление на фоне целой жизни — роли не играет. Но, видимо, не так для любви Божией. Можно ли отсрочить нежданную встречу? А подождать любить? Встретившиеся в данном евангельском тексте Врач и больной могли ли помедлить раскрываться навстречу друг другу? Думаю, дело не в революционности Иисуса, не в нарочитой провокационности Его поведения. Дело всего лишь в том, что Его любовь — настоящая.


Татьяна Прохорова


Мк. 3:13-35. О позванных и призванных; о ближних и исполняющих волю Божию


Одна из величайших святых нашего времени — Тереза из Лизье — начала писать свои автобиографические заметки “Повесть об одной душе” с того, что раскрыла наугад Евангелие и попала взглядом на те самые слова, с которых начинается наш отрывок: “Потом взошёл на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел” (13). По её мысли, в них заключена вся тайна призвания к святости: “Он не зовёт тех, кто достойны этого, а тех, кого Сам хочет”.

Весь отрывок — о “позванных” и “призванных” (23) — о взаимоотношениях Господа с самыми ближними. Зачем избирает Он круг ближайших учеников (14, 15)? Есть ли у нас основания, чтобы согласиться с словами Терезы или мы подспудно уверены, что из всех слушателей избранные Иисусом были достойнейшими?

В стихах 28-29 — предостережение, причём одно из самых суровых в Евангелии. Обратим внимание: не Иисус осуждает книжников. Он, говоря притчами, предоставляет им самим возможность посмотреть и проверить, что из сказанного относится к ним. Не в этом ли Его уважении к человеческой совести — ключ к тому, что такое “хулить Духа Святого”? Любое другое хуление — внешнее: человек может “не знать, что делает”. Хуля Духа Святого — знает и делает это вопреки тому, о чем кричит собственная совесть. Не потому ли и осуждение оказывается вечным (29), что не остаётся ничего в человеке, что могло бы его восставить?

Многие годы читая последние стихи 3-ей главы, я видела горькое свидетельство отвержения Иисусом родственных уз вследствие непонимания Его родными, пока вдруг не поняла: Господь не отходит от родных, а иначе в чём была бы ценность для учеников называться “братом, и сестрой, и матерью”? Он делится с исполняющими волю Божию Своей самой личной, самой нежной и заботливой любовью.


Татьяна Прохорова


Мк. 4:1-20. Слышна ли нам новизна новозаветного Слова?


Для нас сегодня притча о сеятеле — это во многом притча о том, как мы читаем Библию. Одна из самых ярких и запоминающихся ее страниц, она может стать привычной. И мы, читая, чувствуем себя придорожным, каменистым, либо тернистым участком земли, о котором рассказывает Спаситель. Но может быть, чтобы стать чуть более плодородной почвой, нам стоит поразмышлять, в чем была новизна притчи о сеятеле в момент произнесения её Христом? Не окажется ли и для нас она той нестареющей новизной, на которой перестанет рассеиваться, но начнет углубляться наша мысль и наша молитва?

Итак, семя — это слово, а семя, как известно, живое и приносит плод (8, 20). Задумаемся над этой символикой: слово Божие не есть нечто сковывающее, подобное тому морализированию, в которое, увы, мы так часто умеем превратить его в своих устах. Если когда-то оно было записано на каменных скрижалях и могло быть исполнено буквально, то насколько другого отношения требует слабое, но бесконечно богатое возможностями роста семечко! Оно нам не навязано, а отдано в надежде, и если мы воспримем его как нечто каменное и вместо искренности своей души предоставим ему только внешнее усердие к исполнению, не засохнет ли семя, как на каменистом месте?

Да, мы часто позволяем слово-семя в нас заглушить или вовсе похитить из нашего сердца. Не потому ли, что нас ещё не смягчила и не обожгла страшная догадка, что безо всякой предварительной проверки качества почвы нам вручена вся жизнь обронённого семени? Ну а “добрая земля” тоже бывает очень разного качества... Это видно из того, что урожай может быть и большим, и малым (8, 20). Значит, именно материнская забота о семени может сделать любую землю доброй. Не будем же бояться своего недостоинства.


Татьяна Прохорова


Мк. 4:21-41. Иметь, не посягая на свободу. Быть отданным, не теряя самостоятельности


Загадочен стих 25: ведь с неимущими надо делиться?.. А тут неимущий почему-то наказан. В других синоптических Евангелиях те же слова сопровождают притчу о талантах (Мф. 25:29; Лк. 19:26). Лукавый ли раб, зарывший талант, или человек, ставящий свечу под сосуд, хотят иметь для себя. “Иметь” в I-ой половине 25 стиха означает другое: дать дарам Божиим возможность раскрыться в нас, как это максимально возможно, то есть, как Он Сам предназначил. Иначе оказываемся обладателями мертвых, непроявленных даров — попросту, неимущими.

Следующая притча (26-29) — о свободе раскрытия Царствия Божия. Человек не может своим постоянным контролем заставить семя расти. Оно растет, когда он “не знает” (27). Так и мы никаким насилием над собой не можем побудить себя к скорейшему духовному росту. Из стиха 29 узнаем, чему можно поучиться в нашем пути за Господом: чуткость и готовность, — вот качества земледельца, позволившие ему “немедленно” понять, что “настала жатва”.

Подумаем, как нам видится в этом контексте рассказ о буре. Хотим ли думать, что не стали бы с ропотом отчаяния будить Учителя на море Галилейском?  Но что бы мы стали делать и как проявила бы себя наша вера? Отдались бы мы покорно на волю разбушевавшихся стихий, помня, что Он не даст нам утонуть, или противостояли бы этим стихиям до конца, всеми своими силами, потому что в данный момент Он доверил нам Свой сон? Мы так часто жалуемся, что Бог нас не слышит, а ведь на самом деле мы просто пытаемся подчинить себе Его свободное присутствие в нашей жизни. Но Его сон — как знак Его свободы. Вспомним отдых Творца на седьмой день. Умеем ли мы быть чуткими к Его сну, как земледелец в притче чуток к потаённому росту семени?


Татьяна Прохорова


Мк. 5:1-20. Первый визит к язычникам


Это правда, что Христос может многое нам дать, но Он может и многого нас лишить. Как мы к этому отнесёмся? Готовы ли мы лишиться чего-то привычного, ради того, чтобы в нашей душе свет сменил тьму?

Рассмотрим сегодняшнюю историю. Перед нами Иисус, одержимый человек, легион (около 5000) бесов и местные жители. Налицо конфликт, противостояние желаний.

Иисус — желает освободить человека от власти бесов, выгнать их из той страны.

Одержимый — всё его естество было подавлено нечистой властью. Если он хоть как-то себя осознавал, желание могло быть только одно: поскорее освободиться от этого кошмара.

Бесы — явно хотят оставаться хозяевами в той стране. Видно, им уютно жилось в безбожном окружении. Они даже смеют просить Господа не беспокоить их (кстати, они единственные, кто вполне понимал, с Кем имеют дело).

Местные жители — обратили внимание на Иисуса только после того, как лишились стада свиней. А нормальное состояние освобожденного от бесов человека лишь внушало страх. Люди всегда боятся непонятного — и Иисус, внеся такую сумятицу в их размеренную жизнь, был им не нужен.

Не происходит ли нечто подобное в нашей жизни? Как мы реагируем на неожиданное “вторжение” Господа в наш мирок?

Бесновавшийся придя в здравое состояние, желал лишь одного — быть со Христом, повиноваться Ему. Его проповедь о Господнем чуде — лучшая благодарность Богу за Его милость.

Можете ли вы сказать, что Иисус освободил вас от того, что сковало вашу душу? Если “да”, то благодарны ли вы Ему за это?


Вячеслав Горшков


Мк. 5:21-43. Что стало с верой Иаира?


На первый взгляд эта история лишь о том, как Иисус проявил Свою Божественную власть над болезнями и смертью. Но мне кажется, эта история — о вере во Христа, о том, как она развивается, о том, какое значение ей придаёт Иисус.

Посмотрим, что происходит с верой Иаира. Личная трагедия, возможно, заставила этого начальника синагоги преодолеть страх потерять репутацию и обратиться к не популярному среди людей такого круга Иисусу (см. Мк. 3:1-6).

Дочь Иаира была при смерти, и он умоляет Иисуса исцелить её. Заметьте (стих 5:23), во что верит Иаир? Лишь в то, что возложение рук Иисуса способно исцелить его дочь.

Но вот на глазах Иаира происходит чудо — женщина немедленно исцеляется от простого прикосновения (с верой!) к одежде Иисуса. Это обнадеживает. Тут же приходит весть о смерти дочери. Иаира убеждают отказаться от всякой надежды. Да, Иисус — Учитель (вот значит, как Его воспринимали), разве может Он теперь что-либо сделать? Кто властен над смертью? Решительное “не бойся, только веруй!” вселяет надежду. Заметьте, никто не выразил и капли уверенности в том, что девочку можно воскресить; над Иисусом даже смеялись!

Подумайте, как изменилось отношение Иаира ко Христу после того, как он увидел любимую доченьку живой и здоровой? После смерти дочери легко было потерять веру и не услышать ободряющие слова Иисуса. Готовы ли мы верить словам Господа, когда все сомневаются в них? Если мы будем не бояться и верить, кризисы нам не страшны, пройдя через них, наша вера будет только крепче.


Вячеслав Горшков


Мк. 6:1-13. Кто пойдет за исцелением к плотнику?


Такой вопрос возник у жителей Назарета, когда прославившийся чудесами Иисус посетил Своё отечество.

Эти люди не воспринимали Иисуса иначе, как своего хорошо знакомого соседа, зарабатывающего на жизнь плотницким ремеслом. У них уже имелось своё мнение о Нём, а принять новое они были не готовы. Да, говорят, что Он творит чудеса, но мы-то Его знаем!

Именно таким настроением объясняется малое количество совершенных там Иисусом чудес. Он ведь никогда не делал чудо ради чуда и не привлекал к Себе внимание посредством ярких представлений. Чудеса, как правило, были откликом на нужды людей. А если никто не обращается за помощью, то как проявиться чуду? Иисус мог помочь многим, если бы они того захотели. А пока — “дивился неверию их”.

Ученики Иисуса были свидетелями тому, как люди отвергали неверием Христа. На себе они еще не испытали такого отношения. И вот, Господь посылает апостолов на проповедь, снарядив их не сумой, хлебом или деньгами, но властью над нечистыми духами и важными указаниями о том, как выполнять служение. Заметьте, что Иисус готовит учеников и к принятию их проповеди людьми, и к отвержению.

Служению Господу не всегда сопутствует видимый успех — слава и признание. Выполнение заповедей Христовых может привести к тому, что люди нас отвергнут. Поэтому, следуя за Христом, всегда уместно себя спросить: готов ли я быть отвергнутым за Него?


Вячеслав Горшков


Мк. 6:14-29. Если волки сыты, то целы ли овцы?


В повествование о делах Христа Марк вставляет историю убийства Иоанна Крестителя царем Иродом. Эта история могла бы показаться простой исторической справкой, если бы она не была очень поучительной. Эта история с Иродом — хороший пример того, как много бед может принести упрямое желание человека жить по-своему, а не в согласии с Божьими установлениями.

Нарушив закон Божий, Ирод берет в жены жену своего брата — Иродиаду. Не думайте, что это произошло по неосмотрительности. Ирод знал, что так нельзя, но все равно пошел на преступление.

Бог через Своего пророка обличает Ирода. Реакция на обличение — ненависть Иродиады, явной соучастницы в этом грехе, и стыдливая попытка раздосадованного Ирода заглушить голос пророка тюремным заключением.

Как бы извиняясь за содеянное (но совсем не желая отказаться от порочной связи), Ирод с удовольствием слушает речи Иоанна и даже поступает в каких-то делах по его советам. Казалось бы, “и волки сыты и овцы целы”, но как ненадежно такое состояние!

Глупое обещание царя развязало руки гневу Иродиады, и последний шанс исправить ошибку разбивается о желание Ирода сохранить свой вес в глазах начальников народа. Итог — еще один тяжкий грех: убийство пророка Божия.

Как мы поступим, если кто-то укажет нам на наш грех? Если мы привязаны ко греху, то при обличении будем бороться не с грехом, а с обличителем.

Рано или поздно нам придется выбирать: идти ли путем Иоанна или путем Ирода. Если обличения беспокоят нас больше, чем грех, — мы в опасности.


Вячеслав Горшков


Мк. 6:30-44. Как накормить 5000 человек?


После целого дня, проведённого в служении, Иисус отправляет уставших учеников в пустынное место, чтобы они могли немного отдохнуть. Господь понимает важность отдыха и восстановления сил — без этого можно “сгореть”, занимаясь даже Божьим делом.

Стих 5:33 сообщает о результате апостольского служения — люди огромной толпой собираются к Иисусу. По-моему, это самая лучшая оценка проповеди, когда люди стремятся к Господу, а не к тому, кто о Нём проповедует.

Марк замечательно описывает встречу Иисуса с множеством народа. В глазах Иисуса эти люди были “как овцы, не имеющие пастыря”. Кто позаботится о них, кто сжалится? “И начал учить их много”, — Господь дает им то, в чем больше всего нуждаются их души. Наступил вечер, и апостолы указывают Иисусу на другую насущную нужду людей — их надо накормить. Иисус предлагает апостолам самим решить эту проблему. Правда, решения, предложенные учениками, имеют один недостаток: они исключают действия Бога. То, что приносится Богу, имеет свойство преображаться. В свое время пророк Елисей накормил 100 человек двадцатью ячменными хлебцами и небольшим количеством зерен (см. 4 Царств 4:42-44), а здесь Тот, Кто больше Елисея. Даже 5 хлебов и 2 рыб оказалось достаточно на 5000 человек! Иисус знает, как удовлетворить и духовные, и физические нужды людей. Он — и Слово, и Хлеб Жизни.

Замечаете ли вы духовные нужды людей или только физические? Мы можем помочь многим людям, отдавая то малое, что имеем, в руки Господа.


Вячеслав Горшков


Мк. 6:45-56. Трудно ли привыкнуть к чудесам?


Расставание с народом Христа и Его учеников было похоже на бегство. К чему такая спешка? В Евангелии от Иоанна (6:14-15) есть ответ на этот вопрос. Люди просто хотели объявить Иисуса царем, поступить с Ним, как с выдающимся человеком. Действия народа совершенно понятны: они ведь не знали, Кто такой Иисус. Иного отношения можно было бы ожидать от тех, кто делил с Иисусом хлеб, кров и все тяготы нелёгкой жизни странствующего проповедника. Но, как ни странно, вера апостолов была весьма слаба, особенно, если Иисуса не было рядом.

Отпустив учеников и народ, Иисус взошел на гору помолиться. Спустя несколько часов, Он увидел посреди моря учеников в лодке, безуспешно пытающихся преодолеть встречный ветер. Насколько беспомощными оказываемся мы без Христа! Желанию Господа быть рядом со Своими не могут помешать никакие стихии. Ученики не звали Его, но в Нем нуждались. Однако появление идущего по воде Иисуса вызвало лишь страх и удивление. Такого от Него они не ожидали. Марк объясняет такую реакцию учеников окамененностью их сердец.

Как только Иисус с апостолами прибыл в землю Геннисаретскую, к Нему хлынули толпы нуждающихся в исцелении людей. К таким чудесам апостолы привыкли и уже не удивлялись.

Мы удивляемся чуду, когда оно превосходит наше понимание окружающего мира или того, кто творит чудо. Мы, возможно, мало знаем Бога, если Его действия неожиданны для нас, или на Его дела мы реагируем вопросом: “А как Он это сделал?” Ведь все, что делает Бог — чудесно.


Вячеслав Горшков


Мк. 7:1-23. Иисус смотрит в сердце.


Отрывок посвящен  внешней и внутренней стороне общения человека с Богом. Иисуса и Его учеников фарисеи обвиняют в нарушении устной традиции. Устное предание рассматривалось наравне с письменным законом. Как до конца исполнить закон? Ощущение, что человек всегда остается виновным (нечистым) перед Богом, породило умножение правил и предписаний. Казалось, что есть неумытыми руками (т.е. ритуально нечистыми) — осквернение “чистого” человека. Но что есть нечистота, и можно ли очиститься от нее просто ритуальным омовением? Стоит заметить, что даже евангелист делает оговорку в ст.2: “..евших хлеб нечистыми, то есть, неумытыми, руками...”. Он подчеркивает, что только для фарисеев неумытые руки являлись нечистыми.

Иисус переводит разговор с внешних сторон к внутренней сфере человека. В ст. 7-13 Он обсуждает, скорее всего, конкретную ситуацию, когда нежелание заботиться о родителях представлялось как усердное служение Богу. Заповедь Божия о почитании отца и матери не может быть заменена изобретениями человеческими, даже жертвой на нужды храма. Иисус выступает против системы, ставящей нормы и правила выше нужд человеческих.

Как часто даже откровенно эгоистичные поступки можно подать в качестве благочестивых. Как умеет человек внешней приглядной формой прикрыть свою пустоту, нечистоту, злые мысли. Могут ли внешние “приличные” дела и поступки оправдать человека? Знаем ли мы, что живет у нас внутри? От чего и каким образом мы можем очиститься?

Ст. 14-23 являют собой интересное свидетельство глубокого знания психологии и духовной сферы человека. Средоточие духовной жизни — в сердце. Об этом не раз говорится в Библии. Умение заглянуть именно в него, познание и очищение своего сердца — вот путь к очищению. Многочисленные ссылки на параллельные места из Ветхого Завета также указывают, что зло и нечистота — в сердце человека. И это говорит Сам Бог: Он знает  глубины сердца. И при этом Он, знающий о нас больше нас самих, не отворачивается от человека. И вряд ли Ему нужна забота об омовении рук и сосудов в то время, как в сердце живут злые помыслы. Иисус говорит об истинной нечистоте человека, очищение также должно быть истинным. А все, что входит извне, не доходит до сердца. Это были революционные высказывания для ортодоксального иудейства.

Не соблюдение ритуала возвышает человека, а глубокие и открытые отношения с Богом Живым. Как вступить в эти отношения?


Светлана Фоломешкина


Мк. 7:24-37. Лицом к лицу с Иисусом.


Следующий отрывок повествует о двух исцелениях: дочери язычницы и глухонемого. Здесь приводится первый известный рассказ об исцелении человека, не принадлежащего к народу Божьему. Женщина — сирийская финикиянка — слышит резкий отказ на свою просьбу. Псами Иисус называет язычников, дети — народ Израиля. Конечно, личность Иисуса и Его жертва имеют универсальный характер, но первоначальная Его миссия была — призвать и просветить Свой народ, который через века нес весть о Едином Боге и ждал Его Мессию. Исцеления Иисуса свидетельствовали о Нем, они были частью Его вести, исполнением пророчеств (Ис.35). Но Иисус увидел у язычницы веру в Него и в то, что Он послан к детям. Она была также уверена в милости Божией — по вере своей она и получила. В ее просьбе были смирение перед реальностью и надежда. Такая молитва не может быть не исполнена. Мы можем научиться у этой женщины, как надо надеяться. Даже услышав отказ от Самого Иисуса, поняв справедливость отказа, она продолжала просить Его о милости, хотя бы в виде крох. И Бог всегда нам дает больше просимого.

Опять мы наблюдаем, как “срабатывают” не исполнение норм и не принадлежность к избранным, а живые отношения с Живым Богом, Который вступает в диалог и отвечает на слова и чувства, а не на “хорошее поведение”.

Следующий рассказ об исцелении подробно описан Марком. Можно вспомнить, что все обозначенные случаи исцеления сопровождались беседой Иисуса с больным, кратким диалогом, вопросом или прикосновением. Другими словами, прежде всего происходила встреча Его и человека (или кого-либо из близких). Что рождалось в результате этой встречи, как изменялись духовные отношения Бога и человека, знает тот, кто это испытал. В данном случае исцеление также не происходит без личностного участия больного. Глухой мог понять только язык жестов. Взгляд на небо показывает больному, к Кому Он обращается.

Для Бога драгоценен каждый человек, его судьба, личные обстоятельства. Расскажите о них Богу. Он сможет ответить даже “язычнику” или глухому, надо лишь подойти к Нему поближе и остаться наедине.


Светлана Фоломешкина


Мк. 8:1-26. Небесный хлеб.


Уже семь глав подряд читаем мы о славном шествии по земле Сына Божия. Узнали ли мы Его? Научились ли доверять Ему? Верить Слову Его? Или еще нам нужны знамения? Все ли мы “уразумели” или остались слепы? Чего больше в нас — закваски фарисейской или веры голодных и больных? Тому, кто был голоден и насытился, кто был болен и исцелился, кто был слеп и прозрел, нужны ли еще знамения?

Ученики были свидетелями насыщения народа, они были на этом празднике, даже разносили хлеб (8:6). Но в повседневной жизни они остаются в сомнении и не уверены, что будут насыщены (8:16). Хотя Иисус с ними и они видят Его глазами. А сердцем? Чувствуем ли мы присутствие Бога в повседневной жизни, в понедельник, в той лодке, в которой мы переплываем неделю? Или мы “все еще не разумеем?” Второй раз Марк приводит отрывок о насыщении большой толпы несколькими хлебами. Важно понять, что если хлеб дается из рук Божиих, то это не просто хлеб. Людей насыщает Божие благословение,  Божия любовь. И это действительно реальное насыщение.

Трудно понять, что происходит с другими, когда с тобой все в порядке, когда тебе не о чем слезно просить. Когда нет настоящей нужды, не нужна и надежда, не нужен и Целитель. Когда мы не жаждем встречи с истиной, любовью, когда мы не намыкались в этом мире со своей слабостью, немощью в поисках правды, трудно насытиться тем, что дает нам Бог. Таковы фарисеи — Иисус даже не разговаривает с ними: “Он оставил их” (8:13).

Ученики пребывают рядом с Иисусом, видят Его земными глазами, вкушают вместе трапезу, видят многие исцеления, но все еще остаются вне тайны Божией. Они прозрели в первый раз, как тот слепой из Вифсаиды (8:22-26). После первого возложения рук слепой стал видеть как все люди. Он увидел людей внешне. “Видеть ясно все” человек смог лишь в присутствии Иисуса, когда “посмотрел пристально”.

Духовное зрение Бог дарует жаждущим. Для этого нужно “размягчить” “огрубелое сердце”. Тогда станет понятно, что такое дух фарисейства, видна будет духовная жизнь людей, Бога. Тогда не нужны будут знамения.

Что же мы смогли “уразуметь” за эти семь с половиной глав? Что действительно поняли, “увидели ясно”, как изменились?


Светлана Фоломешкина


Мк. 8:27-9:1. Любовь до смерти.


Восьмая глава — переломный пункт в следовании за Иисусом, уже было сделано и сказано достаточно, чтобы мы смогли понять, Кто с нами говорит и где мы: среди фарисеев, учеников, больных, слепых.

Часто кажется, что в церкви так много убогих, потому что им некуда больше идти. Но вспомним прочитанный текст Евангелия: кто действительно был исцелён, т.е. стал цельным? Среди этих людей — прокажённый (1:42), расслабленный (2:12), гадаринский бесноватый (5:20), глухой (7:35), слепой (8:25). Каждый из них “очистился”, “встал и пошёл”, “начал проповедовать”, “стал говорить правильно” или “видеть ясно”. Они не ищут и не искали знамения, как фарисеи, но увидели, иногда не имея глаз. Кого они увидели в Иисусе? Кого видим в Нём мы? 

После этих событий Иисус уже будет говорить о страдании, кресте и смерти. Тот, кто “уразумел” и сделал выбор, кто хочет остаться с Ним,  может продолжить этот путь. Но впереди будет крест — Он честно говорит об этом. Надеяться на то, что можно этого избежать, — мысли и надежды “человеческие”. Решиться “взять свой крест” и нести его в Царстве Божием, с надеждой на Бога, — путь сынов Божиих. Иисус показал, что можно сделать с Божией помощью. Крест тяжёл — Иисус не лукавит, — но и сила Божией любви бесконечна. “Душа своя” в обмен на “Царство Божие”. Иисус говорит прямо, что только так возможно спастись. Как этот путь отличается от фарисейской мнительности и исполнительности.

Иисус верит, что кто-то согласится даже такой ценой идти вместе с Ним. Доверяем ли мы Ему так, чтобы оставить самих себя и попытаться идти за Ним? Поверили ли мы, что Он нас любит и спасает? За человеком — свободный выбор. Выбор серьезный, но и награда велика.


Светлана Фоломешкина


Мк. 9:2-13. Видение Царства: через страдания к славе.


Из всех свидетельств Господа апостол Петр выделяет именно Преображение: “... глас, принесшийся с небес, мы слышали, будучи с Ним на святой горе” (2 Пет. 1:18).

В тот день апостолам явилось “облако” — знак присутствия Бога. Подобное “облако” стояло во дни Моисея над Синаем и над скинией; оно наполнило храм во дни Соломона; это же “облако” видели ученики при вознесении Иисуса Христа. Апостол Петр назовет это облако “велелепной славой” (2 Пет. 1:17).

Петр говорит о “кущах” (палатках), как бы желая продлить чудо; возможно, он полагает, что Царство Божие уже настало и продлится вечно. Ему отвечает Сам Бог; Небесный Отец называет Иисуса возлюбленным Сыном — выше пророков Моисея и Илии — и велит ученикам быть послушными Ему.

Ученикам дано было увидеть славу Христа. Но для Иисуса путь к славе лежал через Голгофу. Этим крестным путём предстоит идти и Его ученикам. Последнее слово Отца в день Преображения — о послушании.

Апостолы не сразу поняли, о чем говорили Иисус, Моисей и Илия; а речь шла о Его распятии (см. Лк. 9:31). В полной мере понять смысл Преображения ученики смогут, только став свидетелями Воскресения, — и до этого момента Господь велит им молчать о том, что видели.

Почему ученики не могли понять Его пророчество о Воскресении? В то время многие евреи верили в воскресение мертвых (например, фарисеи — см. Деян. 23:6-8). Но, чтобы воскреснуть, нужно сперва умереть. Могли ли ученики представить себе, что Мессия умрёт?

Они вспоминают слова пророка о том, что до прихода Царства должен явиться Илия (см. Мал. 4:4-6). Иисус, не вдаваясь в толкование пророчества, отвечает: “Илия уже пришёл, и поступили с ним, как хотели” (указывая на Иоанна Крестителя, который был обезглавлен, ср. Мф. 17:12). И снова Он говорит о предстоящих Ему страданиях.

Путь в Царство Божие — это путь послушания и путь креста. Нередко мы ждем от Господа особых откровений, чудес и знамений; но готовы ли мы в послушании нести свой крест? Да откроет нам Господь Свою славу, чтобы мы могли идти Его путем!


Михаил Логачев


Мк. 9:14-29. “Без Меня не можете делать ничего”


После Преображения Христос сразу встречает растерянных учеников, которые не смогли изгнать беса. Почему они потерпели неудачу? Разве им не была дана власть над нечистыми духами (см. Мк. 6:7)? Возможно, ученики спорили с книжниками, пытаясь объяснить причину неудачи. Услышав, в чем дело, Иисус произносит одно из самых резких обличительных слов в Евангелии: “О род неверный!  Доколе буду с вами? Доколе буду терпеть вас?” (9:19).

Нас может удивить неожиданная горечь в словах Иисуса. Кому адресован этот упрек? Вероятно, ученики приняли эти слова на свой счёт — они спрашивали Иисуса, почему у них ничего не получилось. Значит ли этот упрёк, что Иисус перестал любить? Нет, Его любовь бесконечна; но она и взыскательна — поэтому Он строго упрекает за неверие и неверность. Любовь не исключает строгости.

Вера отца мальчика поколебалась после неудачи учеников. Мы нередко повторяем: “Верую, Господи! Помоги моему неверию”. Нам не хватает веры; и мы не можем верить без помощи Того, в Кого веруем или хотим уверовать.

Христос напоминает ученикам, что без молитвы и поста — без предельного сосредоточения на Нём и отрешения от других забот — они не могут изгонять бесов. В другой раз Он скажет: “Без Меня не можете делать ничего” (Ин. 15:5).

Мы не можем ничего сделать для Господа без живой связи с Ним, без веры и молитвы. Да поможет нам Господь всегда молиться и верить! “Верую, Господи! Помоги моему неверию”.


Михаил Логачев


Мк. 9:30-50. Споры на пути к Голгофе


Чем ближе Распятие, тем больше времени Иисус проводит с учениками. Он говорит им о предстоящих Ему страданиях. Но ученики Его не понимают; они думают не о страданиях и смерти, а о славе и привилегиях. Отсюда и спор: “Кто больше? Кому достанется больше власти в Царстве Мессии?” (9:34). А Иоанн, кроме того, стремится оградить двенадцать учеников от конкуренции со стороны “чужаков”. При этом граница “своего круга” проводится по очень простому признаку: “наши” — это те, кто с нами ходят.

Христос отвергает и попытки выстроить пирамиду власти и почестей, и стремление превратить общину учеников в закрытый клуб. Он прямо говорит Иоанну: “Не запрещайте”. Затем Он неожиданно начинает беседу об опасности соблазнов, заканчивая ее словами: “Имейте в себе соль, и мир имейте между собою”. Здесь можно увидеть перекличку с вопросом Иоанна, со спорами учеников о том, кто больше. Стремление отделить “своих” от “чужих”, а “своих” выстроить по  ранжиру — уничтожает мир, делает людей подозрительными и враждебными. Не имея мира между собой, ученики Христа не могут исполнить свою миссию в мире — быть “солью земли” (Мф. 5:13). (Напомним, что солью солили всякую жертву перед тем, как принести её Богу на алтаре (Лев. 2:13). Соль как бы делала жертву приемлемой для Бога).

Что означает слово “соблазн”? Другие переводы этого греческого слова (“скандалон”) — ловушка, капкан, петля. Это всё то, что обманом, исподтишка толкает к падению простодушного, или просто мешает и препятствует.

Задумаемся над тем, в какой мере борьба за власть, распри и разделения между христианами служат соблазном для “малых сих”, мешают ищущим Истину прийти к спасительной вере!


Михаил Логачев


Мк. 10:1-16. “Человекам это невозможно” — постоянство в браке


Фарисеи хотели узнать мнение Иисуса Христа по спорному вопросу о разводе — можно ли разводиться и по какой именно причине? На этот счёт среди них самих были разные мнения. Но ответ Иисуса поразил всех.

Иисус утверждает, что Моисей разрешил развод лишь “по жестокосердию вашему” — иначе говоря, во избежание худшего, например, убийства мужьями своих нелюбимых жен. Однако Бог хочет, чтобы муж и жена достигали в браке нерасторжимого единства (“одна плоть”).

Это представляется не просто трудным — невыполнимым. Вот первая реакция учеников (записанная другим евангелистом): “Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться” (Мф. 19:10).

Утверждение Иисуса о нерасторжимости брака было настолько поразительным, что ученики попросили разъяснений. Иисус подтвердил сказанное Им прежде. Да, Бог желает от нас того, что по человеческим понятиям невозможно. Поэтому Иисус и говорит: “Человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу” (10:27).

Бог действует в нас и через нас тогда, когда мы вполне доверяем Ему, подобно тому, как маленькие дети доверяют своим родителям. Греческое слово “паидиа” указывает, что дети, которых приносили к Иисусу для благословения, были не старше 7-8 лет. Ученики, очевидно, не считали маленьких детей полноценными людьми. А Иисус подчеркнул, что взрослым людям нужно брать уроки веры у детей.

Научившись вере у детей, мы обретём благословения Царства Божьего уже здесь и сейчас — и Бог совершит в нас и через нас то, что “человекам невозможно”.


Михаил Логачев


Мк. 10:17-31. “Человекам это невозможно” — жертвенность и самоотдача


Евангелисты сообщают, что собеседник Иисуса был не только богат, но также молод (Мф. 19:20) и влиятелен (“из начальствующих”, Лк. 18:18). Но этот блестящий молодой человек не имеет покоя. Один вопрос мучает его — и он задает его Учителю.

Иисус знает, что Его ответ не обрадует юношу. Поэтому Он как бы говорит собеседнику: “Ты действительно считаешь Меня благим? Тогда прими Моё слово — благое слово благого Бога, хотя тебе оно благим не покажется”.

Очевидно, юноша считает, что исполнил все заповеди закона Моисеева (а не только те, что назвал Иисус). Итак, он богат, влиятелен, молод и благочестив. Но сам он почему-то не уверен, что этого достаточно. А Иисус знает, что этого недостаточно.

Иисус полюбил богатого юношу — и огорчил его. Иногда Божия любовь проявляется в том, что Он огорчает нас. Огорчает, чтобы у нас открылись глаза — и тогда есть надежда на спасение. Лучше нам на время “отойти с печалью”, чем продолжать заблуждаться.

Ученики изумились потому, что поняли: даже этот прекрасный молодой человек еще не готов войти в Царство Божие. “Кто же может спастись?... Человекам это невозможно...”. Пётр пытается (хотя и не впрямую) спорить с Учителем: “А как же мы? Ведь мы исполнили то, о чем Ты говоришь — оставили всё и последовали за Тобою”. Петр еще надеется на себя; и его ждет испытание, которое сокрушит его самоуверенность (Мк. 14:66-72). Как бы намекая на это, Иисус говорит: “Многие же будут первые последними, и последние первыми”.

Об этих словах Господа полезно помнить и нам.


Михаил Логачев


Мк. 10:32-52. Две просьбы


“Восходя в Иерусалим”, Иисус снова говорит о Своих страданиях и о Своём воскресении; до сих пор ученики не понимали Его слов (9:10,32), а Пётр даже спорил с Ним (8:32). Теперь Он описывает всё, что должно с Ним произойти. Ученики ужасаются; но поняли ли они теперь слова Учителя?

Иаков и Иоанн просят, чтобы Иисус дал им самые почётные места в Его Царстве. По обычаям того времени, по правую руку от царя сидел его первый советник; место по левую руку считалось вторым по значению. Христос отвечает братьям: “Не знаете, чего просите” и предлагает им разделить с Ним чашу страданий. Это и произошло с братьями — Иоанн претерпел гонения (см. Откр. 1:9), а его брат Иаков был убит (Деян. 12:2).

Желая восстановить мир между учениками, Христос открывает им, что подобные просьбы не имеют смысла — в Царстве Божием нет властной пирамиды, которая существует во всяком земном царстве, нет господства в привычном смысле. Кто больше в Царстве Божием? Тот, кто больше служит. А больше всех служит Сам Царь (10:45; ср. Фил. 2:7).

Возможно, для контраста евангелист Марк рассказывает о просьбе слепого Вартимея, на которую Господь откликнулся чудом исцеления. В чём проявилась вера Вартимея? Он именует Иисуса мессианским титулом “Сын Давидов” (такое обращение не всем понравилось — многие велят слепому замолчать). Идя к Иисусу, он сбрасывает верхнюю одежду — если бы он остался слепым, то никогда бы её не нашел! Наконец, прозрев, он идет за Иисусом.

Господь откликнулся на прошение слепого Вартимея, но отверг просьбу двух Своих учеников. Зададимся вопросом: “На что похожи мои молитвы?” Может быть, и мне Иисус говорит: “Не знаешь, чего просишь”?


Михаил Логачев


Мк. 11:1-11. Царь приходит в Свой город…


За шесть дней до Пасхи Иисус совершает торжественный вход в Иерусалим. Впервые за время Своего земного служения Он открыто предстаёт перед всем народом как Царь, Мессия, Которого все ждали. Проповедь Иисуса была возвещением приблизившегося Царства, Его чудеса и исцеления — не что иное, как знамения этого Царства. Но, вместе с тем, Иисус запрещал бесам называть Его Сыном Божиим, а исцелённым — провозглашать о случившемся. Теперь же Он не только не запрещает, но на требование фарисеев: “Учитель! запрети ученикам Твоим”, — отвечает: “сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют” (Лк. 19:39-40). Царство Божие, пришедшее “неприметным образом”, наконец явлено со всей очевидностью.

Но почему же, подъезжая к Иерусалиму, окружённый ликующей толпой, Иисус плачет (Лк. 19:41-44)? Дело в том, что под гнётом римских завоевателей образ истинного Царя-Мессии (см. Ис.53), сложившийся во время Вавилонского плена под влиянием проповеди Исайи и других пророков, оказался забыт, и на его месте появился гораздо более древний, почти уже всеми отвергнутый во времена Исаии, образ воинствующего Мессии, беспощадного к язычникам, который восстановит утраченную государственность, державность, т.е. все те идеалы, которые и поныне столь дороги многим, для кого земное превыше небесного. Но Царь, сидящий на осле, — совсем не похож на земных владык. Осёл издревле был символом мира и кротости. Некоторые евангелисты (Матфей, Иоанн) даже вспоминают древнее мессианское пророчество о кротком Царе, сидящем на осле (Зах. 9, 9). Кроме того, ещё в самом начале Своего пути Иисус отверг искушение земного владычества, когда дьявол предлагал Ему все царства мира сего. Теперь же то, чего от Иисуса требовал дьявол, от Него требует Его собственный народ. Иисус сейчас как никогда одинок: Он один знает, чего стоит это ликование толпы, и что через несколько дней та же толпа будет кричать: “Распни, распни Его!”...

С той же кротостью и смирением, с какими Иисус вошёл в Иерусалим, Он приходит и в наше сердце и становится нашим Царём, а мы — Его народом. Он вновь и вновь покоряет нас не силой и могуществом, но любовью и смирением. Мы же просим Его о том, чтобы сохранить верность Ему, и в надежде восклицаем: “Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне!”


Максим Никифоров


Мк. 11:12-33. “…Ничего не нашёл, кроме листьев”


Почему Иисус иссушил смоковницу всего лишь за отсутствие смокв, которых она, к тому же, и не могла ещё иметь (ст. 13)? Понять это можно только как притчу в действии, которую Господь показал своим ученикам. Дело в том, что ещё в Ветхом Завете смоковница была образом Израиля (см., например, Иер. 24:1-6). Кроме того, подобного рода притчи неоднократно разыгрывались пророками (Иер. 27:1 и слл., Иез. 4:1 и слл.). Поступая по примеру пророков, Иисус под образом смоковницы произнёс суд над Израилем, не приносящим плода. Но ученики увидели в этом событии всего лишь внешний факт (ст. 21). Иисус не стал на этот раз объяснять смысл притчи: Он говорил о вере, которая приносит плоды (ст. 23), ведь засохшая смоковница — это также классический образ духовно бесплодной души. Такая душа, как смоковница, зеленеет, покрывается листвой, т.е. имеет видимость жизни, но не имеет жизненной силы, жизненных соков (ср. Лк. 13:4-9).

История со смоковницей напрямую связана со следующим эпизодом — изгнанием торгующих из храма (15-19). Как внешнее событие, он был обличением злоупотреблений и свидетельством мессианской власти Иисуса. Но, вместе с тем, это ещё одна притча в действии: Иисус не уничтожает храм, подобно смоковнице, а всего лишь очищает, тем самым давая понять, что храм, как олицетворение Ветхого Завета, имеет непреходящее значение (ст. 17).

И, наконец, в последнем эпизоде (27-33) Иисус в обыкновенном диспуте показывает, кому действительно в этом мире принадлежит реальная власть — власть, полученная от Отца. Как часто многим вождям народов приходится поступать против совести, говорить не то, что думают, а то, что выгодно сказать. Быть, а не казаться — вот тот путь, который Христос предлагает всем нам, напоминая о вере, которая способна превратить нашу человеческую немощь в плодоносную смоковницу.


Максим Никифоров


Мк. 12:1-12. В винограднике Отца


Притча о злых виноградарях напоминает нам обо всей человеческой истории — о судьбе праведников в мире греха. Подобная притча уже была рассказана пророком Исаией (5:1-7), но здесь акцент — не на винограднике, т.е. Израиле, любимом насаждении Отца, а на виноградарях, тех, кому поручено возделывать и хранить виноградник. Отец, т.е. виноградарь (ср. Ин. 15:1), непрестанно посылает в мир своих слуг: пророков, апостолов, святых, — которые своей проповедью, своей праведной жизнью всегда были, есть и будут живым укором для тех, в ком ослепительный свет Божественной Истины обличает внутреннюю пустоту, хотя бы и прикрытую одеждами внешнего благочестия. Нет, далеко не всегда это какие-то отъявленные злодеи. Важно помнить, что притча обращена к людям уважаемым и даже праведным. Но праведность фарисеев, по словам одного современного христианского писателя, плоха тем, что её можно измерить, т.е. сказать в какой-то момент: “Я — вполне порядочный человек”, — и на этом успокоиться (см. Лк 18:9-14). Исторические трагедии, как правило, творятся не злодеями, а большинством “порядочных людей”, утративших жажду Абсолюта, жажду святости. Такие люди, даже сами того не желая, могут в какой-то момент убить Бога...

Виноградник — это наша собственная жизнь, это мы сами, созданные по образу и подобию Творца. Образ виноградника напоминает о том, что и жизнь, и всё, что у нас есть — это дар Божий, дар, который нам не принадлежит, который мы можем утратить. Но мы присваиваем Его дары как свою собственность и когда Он посылает к нам Своих слуг — наших ближних, всех людей, с кем мы встречаемся и кто нуждается в нас, когда мы оказываемся в обстоятельствах, которые требуют от нас реальных плодов — мы, подобно виноградарям, оказываемся недостойными Его зова, Его святости, Его любви.

Постараемся помнить о том, что все трудные обстоятельства нашей жизни или, наоборот, какие-то особенные благодатные моменты — все они означают, что Господь нас зовёт, что Он хочет, чтобы мы принесли Ему свои плоды, своё сердце.


Максим Никифоров


Мк. 12:13-34. Наибольшая заповедь


Может показаться странным: зачем Иисус, зная о приближающейся смерти, вступает в, казалось бы, ненужные споры, диспуты, позволяет провоцировать Себя? Ведь фарисеи и иродиане вовсе не были одержимы жаждой обретения истины (ст. 13). Равным образом и саддукеи, задав вопрос о том, каким образом так остроумно истолкованный ими закон о левирате (Втор. 25:5-6) отразится в будущей жизни, желали лишь посмеяться над Иисусом: ведь они не верили в воскресение (ст. 18).

Мы не знаем, удовлетворили ли ответы Иисуса фарисеев и саддукеев, но они, несомненно, произвели впечатление на стоящего неподалеку книжника (ст. 28). Вопрос о наибольшей заповеди в законе, безусловно, волновал этого человека, и ответ Иисуса вызвал в нём сочувственную реакцию (ст. 32-33). Иисус сводит все заповеди закона (речь идёт не только о десяти заповедях, но и обо всех остальных, которых в Ветхом Завете, по подсчетам книжников, было 613) к двум важнейшим: любви к Богу и к ближнему. Это одновременно ответ и на предыдущие вопрошания, и на все последующие в течение христианской истории: как правильно поступать в том или ином случае? Христос отвечает нам именно этими словами. И когда, читая Евангелие, мы видим, что здесь мы с Иисусом заодно, когда мы отвечаем словами книжника: “хорошо, Учитель! истину сказал Ты”, — это значит, что и к нам тоже применимы слова Иисуса: “недалеко ты от Царства Божия”.


Максим Никифоров


Мк. 12:35-44. Лепта вдовы


Самым большим и последним камнем преткновения для фарисеев была простота происхождения Иисуса. Как признать Его Христом, т.е. Мессией? Ведь всем известно, что Мессия — потомок Давида, а значит — царского рода. Фарисеи же видели перед собой лишь сына плотника. Иисус отодвигает вопрос о человеческом происхождении Мессии на второй план: главное — не столько в Его принадлежности к царскому дому, сколько в том, что Он пребывает одесную Отца и является Сыном Божиим, Владыкой мира (ст. 36-37).

Следующие слова (ст. 38-40) — предостережение против лицемерного благочестия, когда внешнее не соответствует внутреннему. При этом Христос не осуждает внешнее само по себе (ср. Мф. 23:2-3). Главная опасность — когда внешнее становится только показным.

После того, что Христос сказал о книжниках, мы можем оценить значение лепты вдовицы. Не была ли она одной из тех вдов, которых обирали книжники, предававшиеся лицемерно-долгой молитве (ст. 40)? С другой стороны, Христос только что, в ответ на вопрос книжника, выразил существо закона в двоякой заповеди любви (ст. 29-31). Вопрошавший Его книжник с Ним согласился и, в подтверждение согласия, тоже процитировал закон. И, однако, любовь к Богу, от которой неотделима и любовь к ближнему, явил не книжник, а бедная вдова: если принять во внимание, что прожиточный минимум был равен в то время одному динарию, а кодрант составлял 1/64 динария, то окажется, что вдова не имела для своего пропитания почти ничего, и это ничто, свою последнюю крупицу, она отдала на храм, принесла в жертву Богу. В этом эпизоде перед нами раскрывается все значение малых дел, которые измеряются не внешними исчислениями, а степенью отдачи себя Богу по вере и любви к Нему.


Максим Никифоров


Мк. 13:1-37. “…Я вернусь”

Сегодня мы читаем отрывок, где Иисус говорит ученикам о грядущем, о том, что ожидает их и их потомков. Эта речь Иисуса — самая большая у Марка. Прислушаемся к ней повнимательней.

Первые два стиха: что послужило поводом к разговору? Что бы вы сказали об отношении учеников к Иерусалиму, к его храму?

Сами слова Иисуса (ст. 5-37) можно разделить на три части: о разрушении Иерусалима (ст. 5-23), о Его возвращении и конце этого мира (ст. 14-27), и две притчи (ст. 28-37). Не странно ли вам, что первые две темы пересекаются (ст. 14-23)? Пророчество — это не хронологическое изложение будущего, а, скорее, различные его образы, так что в разрушении Иерусалима можно увидеть и конец этого мира.

Ещё раз посмотрим, что интересовало учеников (ст.3-4)? Почему и зачем им нужно было это знать? Отвечает ли Иисус прямо на их вопрос? На мой взгляд, — лишь в самом конце главы. В притче о смоковнице Он говорит о признаках. О точном времени сказано, что его не знает никто, кроме Отца (ст. 32), и именно если Он для нас важен, мы должны бодрствовать, подобно привратнику из второй притчи (ст.32-37). Этот итоговый призыв поможет услышать и все остальные слова Иисуса, которые как будто в стороне от вопроса учеников. Он лично обращается ко всем нам. Слышите?

Если Иисус не отвечает на вопрос учеников до 28 стиха, то о чем же Он говорит в ст. 5-27? Посмотрите, сколько раз в этой главе Он обращается непосредственно к ним. Иисуса заботит не столько само будущее, сколько люди, Его ученики в этом будущем. Иисус даёт им понять, что больше всего в этой жизни они нуждаются в Боге и  Его руководстве, что особенно видно “на фоне” конца.

Всегда, когда я читаю эту главу, я ясно понимаю, что мне не хотелось бы участвовать в описываемых событиях, но меня очень радует одно, в случае, если это всё же случится. Прочитайте ещё раз ст.19-20 и ст.24-27. Иисус вернётся и спасёт избранных Своих. Он Бог и Спаситель.


Владимир Вдовиков


Мк. 14:1-31. “Не я ли?”


Дело идет к развязке. Всё определеннее проявляются истинные черты героев, их подлинные желания. Книжники и фарисеи уже больше не спорят. Они проиграли все споры. И это их не убедило, не остановило, не заставило сомневаться. “Отродье змеиное”, как назвал их Иоанн (Лк.3:7). Долго спорили они с Истиной, теперь остается только убить её. Они, наконец, открыто поняли своё настоящее желание — “взять хитростью и убить”. Они давно сделали это в своём сердце. Они озабочены только тем, чтобы народ о них не подумал ничего плохого.

Женщина же, “которая была известна в городе, как грешница” (Лк.7:36), могла бы бояться гнева и осуждения. Ей невозможно скрыть свои пороки. Но как раз она приносит драгоценное миро. Порыв её сердца неудержимо влечет её к Иисусу. В нём выражается всё: любовь, благодарность, раскаяние. Она не думает о том, что о ней скажут люди.

Иуда идёт, наконец, чтобы осуществить своё предательство. Он тоже принял решение.

Что ещё может успеть Иисус сделать для нас, для Своих учеников, для людей? Что Он вообще мог сделать? Отдать Себя Самого. Остаться с нами. Пасхальная Трапеза с учениками продолжается по сей день. Иисус приходит к нам, как и обещал, в Таинстве Евхаристии. Завет с Богом — Новый Завет — обновляется за каждой Литургией. Хлеб и Вино, преображённые Его Духом, питают и насыщают каждого: “..и пили из неё все”. Он остаётся верен до конца и во веки веков. И ликует наше сердце после причащения, как и у учеников: они “воспели хвалебную песнь”.

Но вместе с тем, ещё одна тема проходит сквозь отрывок — тема предательства. Иуда предаёт. Петр отречётся. Ученики скорбят и сомневаются в себе: “не я ли?”. Они не знают, что там в их сердце. Хотелось бы “умереть с Ним”, но, оказывается, — не получается. Они пока не могут определиться. А мы?

И почему всё время это происходит с нами? Нам отдано всё: мудрость, истина, любовь, жизнь. А мы сомневаемся, отрекаемся и часто предаём. Возможно ли остаться верными до конца? Какое наше решение? Что в нашем сердце?


Светлана Фоломешкина


Мк. 14:32-52. “Но не чего Я хочу, а чего Ты”


После Пасхальной Трапезы Иисус с учениками пошел в селение Гефсимания. Там Он попросил учеников подождать, пока Он помолится. Иисус часто уеди­нялся на молитву, но сейчас поддержать Его Он взял самых близких Ему учеников: Петра, Иакова и Иоанна. На горе Преображения они стали свидетелями Божественной славы Учителя (Мк. 9.3-8). На этот раз им открывается в полноте человеческая природа Спасителя, впервые перед ними пред­стает Учитель, нуждающийся в обычной человеческой под­держке. Но они не в состоянии были ока­зать её: дремота сковала их.

Иисус знал, что Его ждёт. Час Его приближался, и всё чело­веческое восстало против. Пав на колени, Он молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей (ст. 35-36). Навсегда останется загадкой тяжесть пережитой Спасителем борьбы между челове­ческими чувствами и Божественной волей. “Но не чего Я хочу, а чего Ты”, — смог выговорить Ии­сус. Возвратясь к трём ученикам, Он находит их спящими и говорит: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искуше­ние: дух бодр, плоть же немощна. Отойдя от учеников, Он опять молился, произнося те же слова, пока любовь к Отцу не укрепила Его.

Далее Евангелие повествует о том, как один из двенад­цати поцелуем предал Учителя, о том, как со словами “но да сбудутся Писания” (ст. 49), Иисус отдал Себя в руки воинов, пришедших арестовать Его, и как в полной растерянности все ученики бежали. Но каким-то особенным образом доносятся до нас слова Христа, сказанные и нам: “Бодрствуйте и молитесь, дух бодр, плоть же немощна”. Только бодрствуя и молясь, мы сможем, преодолев все наши страхи перед будущим, перед непонятным, вместе со Христом сказать нашему Небесному Отцу: “Но не чего я хочу, а чего Ты”.


Инга Шмидт


Мк. 14:53-72. “Мои пути не ваши пути”


Схватив Иисуса, Его при­вели в дом Каиафы. Чтобы предать Его смерти, требовалось согласное свиде­тельство хотя бы двух людей, но это было непросто. Наконец, нашлись те, кто, исказив слова Христа, сказали: “Мы слышали, как Он говорил: “Я разрушу храм сей рукотворный и через три дня воздвигну другой, нерукотворный” (ср. Ин. 2:19). Но и этого оказалось недостаточно. Подсудимый ничего не отвечал, как и пророчествовал Исайя (Ис. 53:7). Первосвященник недоумевал: “Что Ты ничего не отвечаешь?” (ст. 60). В ответ — молчание. “Ты ли Христос, Сын Благословенного?” Что Он ска­жет? На этот раз ответ прозвучал твёрдо, уверенно: “Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных” (ст. 62). Этого было более чем достаточно. Признавая себя Мессией, Иисус осуждал Себя на смерть. Богохульство — преступление, по иудейским законам достойное смерти. Первосвященник, разодрав одежды, как делали иудеи в знак горестной печали или становясь свидетелями кощунства, ска­зал: “на что нам ещё свидетелей?” (ст. 64). Иисус был признан повинным смерти.

Пётр всё это время был во дворе, одна из служанок узнала его: “И ты был с Иисусом назарянином”, — сказала она. Пётр любил Учителя всей душой. Движимый этой любовью, пошел он за Учителем к дому первосвя­щенника. Петр готов был даже умереть за Него (Мк. 14:31). Но сейчас тот, кто станет первым из апостолов, поддался страху. Всё было не так, как ожидал Пётр. “Не знаю, не понимаю, что ты говоришь”, — отве­тил он служанке. Ещё дважды за этот день отрёкся он от Учи­теля. Дважды пропел петух, и он, вспомнив пророчество Христа, вышел и горько заплакал. Как часто и мы поддаемся страху и готовы отречься от Господа, во многом из-за того, что Его действия не укладываются в наши представления о Нём.


Инга Шмидт


Мк. 15:1-15. Иисус перед Пилатом


Марк, может быть, наиболее драматично описывает сцену Пилатова суда над Иисусом. Здесь всё чётко, быстро, ни у кого не возникает сомнений, каждый вполне уверен в своей правоте. И сразу открываются истинные лица всех участников драмы.

Первосвященники уже давно вынесли свой приговор Иисусу. Их задача — привести его в исполнение руками римской власти. Они “обвиняли Его во многом”, хотя в Синедрионе осудили Его именно за то, что Он назвал Себя Христом. И вот старейшины народа Божьего из зависти к “лидеру-конкуренту” отрекаются от своего Единственного Царя перед лицом земной власти.

Пилат, поставленный охранять римскую законность, отлично знает, что Иисус не сделал никакого зла, в отличие от мятежника Вараввы, знает истинные мотивы всех обвинений, знает что народ ещё недавно признавал Иисуса царём. Он прямо спрашивает у толпы, которая хочет, чтобы он отпустил Варавву: “Что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого ВЫ называете Царем Иудейским?”

Толпа, отрекаясь от своего недавнего царя, кричит: “Распни Его!” Пилат, угождая толпе, отдает Царя Иудейского на казнь.

Иисус идёт на смерть не из-за ложных обвинений, а именно за то, Кем Он воистину является. Он прямо отвечает на вопрос Пилата: да, Он — Царь, а все, кто Его осуждают — против истинного Царя. На этом суде выявляется правда о каждом: о старейшинах, о Пилате, о толпе. В отношениях со Христом оказывается явной правда о том, кто мы, и с кем мы. Наш суд над Ним — на самом деле Его суд над нами.


Михаил Серебряков


Мк. 15:16-47. Страдания и смерть Иисуса Христа


Сегодняшнее чтение, возможно, поможет нам в какой-то степени осмыслить наиболее острый вопрос, стоящий перед человеком: как всемогущий Бог допускает существования страданий, зла, причём страдают всегда самые чистые, невинные люди. Сегодня нам приоткрывается то, как Бог относится ко злу в мире. Мы читаем, как Сам Господь проходит через самую гущу человеческого страдания. Он сходит с небес, чтобы разделить с человеком всю черноту, весь ужас его одиночества и боли. Иисуса оставили Его ученики, Он проходит через издевательства солдат, позорное шествие к месту казни, мучительное распятие на кресте. Чтобы до конца испить всю горечь человеческих мук, Он отказывается пить притупляющее боль вино со смирной. Царь всей земли, Сын Божий “к злодеям причтен”. Он не сходит с креста, чтобы пройти через самое страшное — “Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?” — через тьму богооставленности отпавшего человечества. После этого Он — как каждый из нас — погружается в холод смерти. Завеса в храме, отделявшая Бога от людей, разорвалась: Сын Божий до конца прошёл человеческий путь. Немногие оставшиеся ученики хоронят Его, как всякого из смертных.

Таков ответ Бога на существование страданий на земле. Он не просто сочувствует, Он полностью со-страдает нам, страдает с нами и за нас.

Здесь также и наш ответ — христиане, каждый в свою меру участвуя в страданиях Христовых, сострадают миру, участвуя таким образом в искупительной жертве Христа, а через это — и в Его Воскресении.


Михаил Серебряков


Мк. 16:1-20. Воскресение Христово. Эпилог


Марк рисует события после Воскресения Христова очень кратко. Почти все эпизоды из этого рассказа описаны подробнее в других Евангелиях. Марк хочет подчеркнуть самое главное. Итак, ученики скрываются от преследований, охваченные скорбью и отчаянием. Только некоторые женщины, не оставившие Иисуса в час Его смерти, и теперь хотят отдать Ему последний долг и завершить погребение, не оконченное ими из-за субботнего покоя. Именно им, самым верным Его последователям, Ангел возвещает ошеломляющую, страшную и одновременно радостную весть: Он воскрес. Его нет здесь. Но ученики на могут поверить ни Марии Магдалине, которой явился Иисус, ни двум другим ученикам, видевшим Его. Они так поглощены своим горем и отчаянием, что сердце их закрывается для надежды, хотя Иисус неоднократно предсказывал им Своё Воскресение. Наконец, Сам Иисус появляется посреди них и упрекает их за жестокосердие и неверие. Своим появлением Он рассеивает их горе и страх.

Воскресший Спаситель посылает учеников возвестить “всей твари” радостную весть о новой жизни, начавшейся с Его Воскресением. Он говорит, что через веру и крещение человек уже в этой жизни входит в спасение — освобождение от рабства страха, греха, смерти, вечного осуждения. Христос называет чудесные знамения и дары, которыми теперь обладает новое человечество, возрождённое и воскрешённое к жизни в Боге. Власть учеников Христовых над смертью, болезнью, темными силами — свидетельство присутствия посреди них Самого Христа. Он и теперь живет посреди нас и в нас, благословляя проповедь Евангелия Жизни.


Михаил Серебряков